Сергей Демин: «Быт убивает бит»

16 октября 12:01

Сергей Демин — приметный персонаж для сибирской музыкальной сцены. Можно сказать, культовый — но культ предполагает незыблемого истукана, олицетворяющего постоянство и степенность. Сергей же совершенно не расположен к серьезности и возвеличиванию своих заслуг. Однако благодаря ему появился ресурс Gimme5, знаковый для рубежа прошлого и уходящего десятилетий портал об электронной музыке. Он помогал отбирал треки для «Fly Russia», первого заметного сборника современной российской сцены, с которого начали звездный путь Moa Pillar, Nocow и Pixelord. В конце концов, без него не было бы лейбла, работы которого сегодня слушают от Москвы до Берлина и от Новосибирска до Нью-Йорка.

13 октября на Klammklang вышла четвертая продюсерская работа Сергея. По сути — джангл, только отвечающий запросам времени. Забудьте слово «деконструкция»: разобрать можно только то, что уже собрано. «Not Music of the Day» — как раз подсвеченный неоном блюпринт, который еще ждет своих инженеров, которые будут делать bass things руководствуясь именно им. А пока мы поговорили с Сергеем, как он шел к этой записи.


Ты из Лесосибирска. Мне описали его как город двух университетов, технической интеллигенции и лесопроизводства. Сколько ты там жил?

Да, там стоит лесопильно-деревообрабатывающий комбинат на Енисее. Лес сплавляют в Красноярск, и потом переплавляют в Китай и так далее. До Красноярска — 300 км, три часа на машине. Как исполнилось восемнадцать и поступил в универ — туда и уехал. Из Лесосибирска все уехали, честно говоря.


И каково там было расти?

В один день я попросил своего отца записать меня в бассейн, он это сделал, а на следующий день я узнал, что этот бассейн залили бетоном под боксерский ринг. Но в боксерский кружок мне не особо хотелось. Ничего особо не происходило, но в середину нулевых начались какие-то странные перемены. Люди начали больше интересоваться музыкой, ездить за ней куда-то, да в тот же Красноярск хотя бы. Привозили оттуда кассеты с заголовком GANJA BASS. Их собирали красноярские диджеи, мы их переписывали и заслушивали до дыр. На этих кассетах была как раз нарисована марихуана и значились завуалированные приписки в духе «слушать строго под накурку». Мы же вообще этого не понимали. Это было, наверное, первым приобщением к d’n’b.


А когда у тебя появился интернет, тебе хотелось чего-то нового послушать, или ты полез туда все за тем же?

Да, как раз качал d’n’b, но интернет был медленным и оплачивался поминутно. Были сайты с сэмплерами по десять секунд, где ты мог эти куски послушать, отметить галочками понравившиеся треки, а потом тебе их записывали на CD-R и присылали из Москвы. Каждый диск стоил сотню где-то — и там было дохрена музыки.


Сейчас ты живешь в Хильверсюме. Там тише по сравнению с Лесосибирском?

Не, вообще нет. 90 тысяч человек под Амстердамом — хоть и тише, чем в столице. Но в пешей доступности есть лес, куда всегда можно уйти.


Через шум я тебя как раз и нашел. Мне как-то показали российский лейбл АКОАЗМ, чьим ростером проникся и твою кассету с него взял еще даже не слушая. Как ты ушел от бейса к более абстрактной музыке?

В Красноярске в конце нулевых я был одним из первых диджеев, которые начали играть дабстеп. Skream, Benga, «Poison Dart» Кевина Мартина — обычный набор. Последняя пластинка у меня есть как раз в желтом конверте! Стас [Шарифуллин, со-куратор лейбла Klammklang] постоянно брал у меня ее поиграть. С ним, кстати, мы познакомились очень просто. Ходили в один компьютерный клуб, в котором играли в «контру». Вечеринками занялись чуть позже. А в один прекрасный момент мы поняли, что в России не существует ресурса, который бы писал о той музыке, которую мы слушали. А нам страсть хотелось о ней писать и думать. Я тогда как раз начинал делать какие-то простые сайты, так что технически Gimme5 было несложно сделать. Он был кривой, работал через задницу — но мы его сделали, и он работал.



Gimme5 на момент 2009-11 годов был серьезным подспорьем для отечественных любителей электроники: тут брали интервью у Gonjasufi и Zomby, обзывались в комментах и потихоньку выходили в оффлайн. Цифровой лейбл Gimme5 со временем превратился в Klammklang

В то же время я начинал писал музыку, которая отличалась от того, что я обычно играл. Серьезно я начал заниматься музлом в 2010 году, когда сделал трек для сборника «Fly Russia», такой wonky, и дальше как пошел по пути, когда стал брать для собственной музыки паттерны и приемы по принципу «всего понемногу».

Из всей музыки, которая мне нравилась. С течением времени я начал скупать странные десктопные синтезаторы (Waldorf Blofeld, DS Mopho) — и вот на них уже было сложно делать музыку вроде той, что я тогда слушал. Например, Flying Lotus, прочий ростер лейбла Brainfeeder. И получались очень странные треки — в какой-то момент я перестал слушать музыку с битами, начал читать безумные сообщества модулярщиков и прочих гиков. Смотрел очень много старых видео с всякой французской конкретной музыкой.

Когда я только переехал в Хильверсюм, я жил рядом с дико оживленной трассой. Если я открывал окно — звук улицы обрушивался на меня лавиной. Я купил себе кучу контактных микрофонов и навтыкал их по всему зданию. Здание было старым и тряслось — очень круто получалось этой вибрацией делать бас. «Lipogram» целиком составлен из этих звучков.



Через шесть лет после того, как был выпущен «Fly Russia», ты под тем же псевдонимом издал пластинку на Klammklang. Но почему из ее виниловой версии ты убрал трек «Clearkeep»?

Потому что у нас не было места на пластинке! Ну и он несколько аутсайдерский по звуку. Хотя весь релиз я записал практически полностью на синте Дейва Смита Mopho, включая барабаны. Кажется, я записал его всего за два месяца, просто играясь с синтезатором, который еще надо программировать перед использованием. Насчет псевдонима — большую часть жизни я катаюсь на скейте, моим любимым скейтбордистом был Марк Эппльярд. Так что я нагло взял себе его фамилию.




Ты помогал организовывать красноярский Boiler Room в сентябре 2015 года.

Там все круче. Как только у нас стала мелькать новость, что к нам едут Boiler Room, а после него — CTM, то все бросились искать места, где это можно было провести. Но ни одного приличного клуба не нашли. Так что мы с диджеем Васей Юрченко просто построили «Уважение и сотрудничество» сами — две недели пришлось беспрерывно крутить гипсокартон.



Выступление самого Сергея на том «Бойлере»


В начале этого сентября у тебя на лейбле oqko вышел еще один релиз, посвященный распределению Бернулли. Он снабжен пометкой, что «распределение — это ритуал», но лейбл оставил это без комментариев. Не пояснишь, в чем суть?


Была у меня идея, что ритуал — это быт, который всегда с тобой. Некоторым людям он помогает. Но если происходит слишком часто... Стас мне сказал вещь, которую услышал у Леши Nocow, я запомнил ее на всю жизнь: быт убивает бит. Ты делаешь одно и то же, общаешься с одними и теми же людьми — поздравляю, ты в лимбе. Не, у этого состояния есть и плюсы: ветерок там подует — и уже что-то классное. И некоторое время как раз ничего не менялось у меня самого. Релиз — как раз об этом. Я понял, что мои повседневные действия происходят по сценарию A или сценарию B в произвольном порядке. Упорядочиванию не помогала вообще.


То есть «Not Music of the Day» ты записывал уже в обратном настроении?

Да. Я, по сути, записал его перед тем, как мы поехали в Берлин на шоукейс Klammklang в ноябре 2019 и дописал после карантина. Я сыграл этот размытый джангл в клубе в Берлине, все отлетели, я отлетел. Жутко понравился этот размытый звук, сама идея того, что что-то и так гибкое вроде джангла можно совсем поломать. У меня большой уклон в сторону программирования: оба родителя математики-программисты, сам изучал информатику и вычислительные сети. «Not Music of the Day» — это как раз такая запрограммированная звуковая инсталляция. Не такая хаотичная, как копание в модульном синтезе и не такая легковесная, как работа с плагинами.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы