Новая искренность из Подмосковья — о чём и с кем пишет теперь музыку Pixelord

14 августа 12:10

26 июля на лейбле Hyperboloid Records вышел новый альбом «CYBERДЯДЯ» от московского (ок, он сам себя называет теперь подмосковным) продюсера Pixelord, он же Алексей Девянин. В тот же день он был презентован в московском клубе Powerhouse. Алексей более 10 лет трудится на ниве электронной музыки и ранее выпускал множественные релизы на разных лейблах, выступал на Boiler Room и объездил с турами Россию, Европу, Китай и США. Mixmag Russia встретился с Пиксельлордом и поговорил с ним о специфике нового альбома, о том, кто такой «кибердядя» и как он подружился с рэперами, о преимуществах жизни в Подмосковье, планах на будущее и многом другом. 

Как-то давно не было видно интервью с тобой.. Расскажи, что сейчас происходит в твоей творческой жизни, какими проектами занимаешься?

В основном я писал альбом. Где-то год назад я придумал альбом, в котором будут задействованы рэперы, с которыми я познакомился за последние пару лет. Например, с Димой Хаски мы пересеклись на спектакле Кирилла Серебренникова «Маленькие трагедии» в Гоголь-центре, Хаски там играл, а я писал для них музыкальный саундтрек. С Пашей Техник мы познакомились через OneOne, который тоже есть на альбоме. Также в записи участвовали i61, GONE.Fludd, с которым мы познакомились в клубе на концерте Hyperboloid и оказалось, что он хочет посотрудничать. С кем-то встречались отдельно, с кем-то работали только через интернет. В основном, все треки так построены, что это электронная музыка, которую можно играть на танцполе, и в ней есть рэп, небольшие вставки. И вот всё это время я занимался, в основном, этим: своим альбомом, клип снимал, сейчас ещё продолжаю снимать. Ну и коммерческой деятельностью, музыкой для рекламы, для инсталляций.


Получается, ты разделяешь эту коммерческую историю, где ты пишешь треки для рекламы (Nike, например) и творчество? Для тебя это два разных вектора?

И да, и нет. Частенько это, в принципе, одно и то же, потому что ко мне приходят, спрашивают: «Мы хотим трек в вашем стиле, и сделайте сами для нас». Или, наоборот, вообще: «Вот ваш трек нам нравится». Как с Nike, например — это мой трек, который вышел на иностранном лейбле, Infinite Machine. Он вышел какое-то время назад, по-моему, год или два, и потом Nike захотели взять его в инстаграм-видео, где они рекламируют кроссовки... Я сделал коротенькую версию, специально для них, набрал чуть-чуть эффектов, вот в этом заключалась работа. Иногда просят повторить какой-то свой стиль, который отражен у меня на альбоме, например, для музыкальной инсталляции. Или как мы с Яндекс-музыка работали — там нужно было сделать всякие звучки для приложения и короткие саундтреки. То есть, это как бы коммерческая штука, но все равно тут есть моё. Я не пытаюсь тут изображать кого-то другого. Она коммерческая только потому, что за неё платят, а, в принципе, мне не стыдно за эти работы. Они не коммерческие, потому что они сделаны плохо, а они коммерческие просто потому, что они оплачиваются, они для брендов. 


Да, я понимаю. Продолжая твою историю — а в целом у Hyperboloid Records как дела? Чем вы сейчас занимаетесь?

Мы стараемся делать больше клипов сейчас, выпускаем клип на винил, выпускаем мой альбом на виниле, это будет такой зеленого цвета винил, и мы делаем сейчас мерч, очень качественные футболки, где принты с двух сторон. У нас есть арт-директор, в смысле дизайнер, который целиком делает визуальный образ лейбла. Также мы потихоньку подтягиваем новых артистов, будут также два иностранных артиста. До конца года у нас уже запланировано несколько релизов, плюс гастроли. То есть мы ездим, занимаемся лейблом, пишем музыку, на заказ или так вот, поедем на Alfa Future People...



Я ещё видела, вы запустили (я не знаю, насколько это новая вещь) подкасты. Как вы пришли к этому? Почему вдруг подкасты? 

Да, это новая вещь. Мне понравился такой формат, я где-то видел в ютубе или даже просто без видео, ребята обсуждают разные, например, видеоигры, какие-то закулисные дела, как делаются игры, какая коммерческая сторона, какие фильмы выходят, почему они такие, почему они плохие и так далее, приглашают гостей. Мне показалось, что у нас на электронной сцене не хватает какого-то подкаста про вот эти все электронные дела, клипы, музыку, творчество вокруг нашей движухи, и захотелось просто посидеть об этом поговорить, кому-то рассказать что-то, поделиться. То есть это какая-то жажда деятельности, она всегда что-то рождает. Сейчас это подкасты, какие-то блоги мы снимаем периодически... Теперь будем гостей туда приглашать, хотим с ними тоже обсудить всякие музыкальные делишки. 


А можешь назвать кого-нибудь из гостей, кого вы планируете звать в ближайшее время?

Ну вот i61 хотим позвать, Summer of Haze, Никита Зимов. Зимов — это художник, он из Питера, рисует картины, играет на всяких гитарах, синтезаторах старых. Мне кажется, он будет интересным гостем, у него на всё есть свое мнение. Хотим обсудить какие-то актуальные штуки, которые сейчас в музыке происходят, и в российской в том числе, на техно-сцене, в электро, рэпе, вот про все. То есть мы практически всеядные, у нас нет, у меня и у лейбла, узкого взгляда на какие-то сцены. Я считаю, что есть вся музыка русская, которая актуальная, новая, интересная, о ней можно говорить, можно показывать и знакомить с этим людей. Ну и заодно самим быть в курсе. То есть это и себя дисциплинирует, и одновременно людям может что-то показать. Такая идея.


Это интересная идея, да. Мне кажется, такого не хватает, и вот ты там сказал по поводу того, что будете обсуждать актуальные тренды. Каковы сейчас, по-твоему, актуальные тренды в музыкальной сфере?

Музыкальная — мне кажется, это русский язык в вокалах, то есть русский язык в песнях, в рэпе или вот в том, как я это делаю, где в электронных треках используются кусочки русского языка. При том, что мы все давно это делали, да ведь? Если проанализировать русскую электронную сцену, многие музыканты активно использовали какие-то кусочки иностранного вокала. И я в том числе — мы брали какие-то нарезки из иностранных рэп-акапелл или что-то подобное и вставляли catchy phrases, запоминающиеся фразы. А почему это не может быть наш русский язык? Теперь пусть это будет он. Поэтому для меня вот это актуально сейчас. 


Ты очень много говоришь про рэп. Как он вообще пришел в твое творчество? Как ты решил сделать синергию того, что ты делаешь, и рэпа? Просто немножко все равно неожиданно. Несмотря на то, что этот тренд становится более популярным сейчас — почему? Как ты к этому пришел?

Ну в том числе поэтому, кстати. Потому что я много чего прикольного услышал ВКонтакте — когда берут какой-нибудь электронный трек, который качает на танцполе, и вдруг там есть вот такие какие-то заходы, рифма-рифма-рифма... Может быть, даже не полноценный трек, а прям фразочки маленькие... Мне понравилась эта идея, захотел это использовать, ну чтобы на русскую аудиторию как-то донести послание о том, что вот я есть, есть моя музыка, есть мои друзья, послушай нас, мы можем говорить на нашем языке в этих треках. То есть это не просто обезличенная электроника, она мне немножко надоела, хотелось туда чего-то живого. Ну и подвернулось просто так, что все эти рэп-чуваки каким-то образом ко мне пришли в жизнь. Они оказались так или иначе на пути в разное время, и я их узнал, познакомился — на тусовках, в интернете, и просто предложил: давайте сделаем так. В основном все согласились и помогли мне. Оказывается, они все знают, что существует электронная музыка в России: Hyperboloid, ГОСТ ЗВУК, Get High, Resonance, Fuselab, Abstrasension или кто-то ещё. Они всё слушают и знают, то есть мы намного меньше их по количеству фолловеров или по концертам, да, но все равно это всё слушается. Потому что если хочешь что-то электронное, что ты пойдешь слушать? По пальцам пересчитать. Я бы не сказал, что у нас огромная сцена электронная. Если сравнить с Берлином, с Лондоном — там, вообще, каждый второй музыкант, и у всех есть лейбл, и вечеринки идут в понедельник и во вторник спокойно.




У меня ещё вопрос такой: твой предыдущий альбом «Hypnorave» вышел в октябре 2018. В чем для тебя его принципиальное отличие от «Cyberдяди»? Помимо того, что ты включаешь туда рэп? Что изменилось с того альбома?

Отличие в том, что тот альбом был интеллектуальный, как раньше говорили, Intelligence dance music, а вот этот альбом, он, так скажем, упрощенный что ли, то есть он более для танцполов, для баров, можно послушать в падике, можно прийти на рейв, поставить трек или послушать, как кто-то это сделал, и так далее. А «Hypnorave» — это был рейв, гипнотический, загадочный какой-то, не для всех, там были сложные треки, легких меньше. Сейчас мне хотелось сделать проще. Есть такая фишка, возврат к среднему, недавно узнал про такое, то есть возврат к среднему значению... Это когда что-то достигает апогея, максимума, это может быть твое настроение, и потом ты говоришь «ай, мне суперплохо» и это значит, что скоро тебе будет нормально, потому что будет возврат к среднему. То же самое с музыкальным стилем: максимально сложной становится музыка, всем это надоедает, идёт возврат к среднему значению, идёт вращение. Или потом она станет суперпростой, все тоже устанут, скажут: «блин, супер-попса, надоело, всё очень просто», — и опять будут авангард накручивать. Думаю, что так. То есть всегда волнами это идет. Если музыкальную историю копнуть, в принципе, всегда так было. Как по спирали по какой-то кружится. То есть усложнили — упростили, устали — опять усложнили, то рэп, то потом поём, потом гитары берем снова, потом снова выкидываем гитары, берём драм-машины. Я думаю, сейчас, кстати, гитарная тема вернётся, если так глобально обсуждать тренды музыки. Мне уже некоторые люди так же говорили — что в рэп-команды приходят гитары — когда Хаски, например, выступает с гитаристами.. Приходит гитарное звучание, живой звук. Может я даже в альбомы немножко буду вставлять это потихоньку. То есть они из рэпа могут превратиться в нечто гибридное, инди какое-то. Вот сейчас же тоже инди-группы опять развиваются неплохо. Девочка поет, например, под электронику, и на сцене гитарист какой-нибудь или басист хотя бы. Гитарная тема была где-то в 2005 году плюс-минус, очень популярно было, весь этот пост-рок. Потом был еще инди-рок, инди-команды. И это было очень популярно у лейблов. Потом всё надоело, опять появилась электроника, дабстеп вернулся, и потом рэп вернулся.


Ещё такой вопрос: ты сказал, что «Hypnorave» был чем-то таким высоким и интеллектуальным, но при этом из описаний этого альбома я выцепила фразу «гипнотическая музыка и танцпольный рейв». А что насчет «Cyberдяди»? Как ты его опишешь такой одной образной фразой?

Это гетто-рейв, рейв для окраин, потому что там есть рэпчик, там есть «пацанчики», вот это всё. «Hypnorave» был более собранный, и его можно играть как в техно-клубе, так и на презентации Nike. А «Cyberдядю» не поиграешь в техно-клубе уже. Если только совсем переделать, отключить рэперов. (смеется) Я переехал в Подмосковье сейчас, Королев, и, может, это тоже повлияло. Я как-то отдалился от центра Москвы, стал больше к «гетто» приближен. Мне понравилась эта вся движуха: тут природа, тут комары, тут есть «пацанчики», Adidas, три полоски, и мы тут на шашлыки сходили с друзьями, и всё-так очень по-домашнему, не по-центровому, без модности этой. Я как-то наигрался в это, и вот раз, переехал. И всё совпало. Но, в целом, я люблю балансировать. То есть мне очень нравится центр до сих пор, я бываю периодически в Москве, но все-таки хочется быть в каком-то уюте более подмосковном. Есть в этом что-то. Может быть, всё как-то так совпало с выходом альбома, он имеет дух Подмосковья какой-то. 


Слушай, звучит просто очень загадочно, если честно. Я знакома с твоим творчеством и очень удивилась — Pixelord — пацанский рейв, это как? Кстати, как прошло живое знакомство публики с новым альбомом? 26 июля ты ведь презентовал «Cyberдядю» в московском клубе Powerhouse. Кто из рэперов пришел тебя поддержать на презентации? По твоим ощущениям — как его приняла публика? Остался ли ты доволен презентацией?

Ну, прошло круто. Было человек 300 или чуть больше. Пришли меня поддержать i61, Foilar, OneOne и Summer of Haze. Было вообще отлично, мы использовали активно микрофон, то есть это был больше какой-то концертный сабантуй, где мы все кричали в микрофон, говорили с публикой, активно взаимодействовали. То есть не как рейв, техно-сет, где музыкант или диджей не общается с публикой, а здесь наоборот был интерактив, потому что всё завязано на голосе, на рэпе. В общем, классно прошло, все остались довольны, я считаю, презентация была успешной. Мы хотим попробовать сделать ещё одну вечеринку в стиле «Cyberдядя», чтобы пришли другие артисты с альбома — Хаски, Паша Техник, потому что в этот раз у них не получилось. Но вообще-то некоторые треки я не стал бы ставить в клубе.


Альбом, получается, так разбивается: на то, что можно ставить в клубе, и на то, что не cледовало бы?

Да. Там есть чисто слушательские треки. И поэтому это не полностью альбом для танцпола, конечно. Треки все разноплановые. Я не могу сделать полностью какой-то альбом, где все хиты танцпольные мочат тебя, всегда хочется и успокоить немножко слушателя. Я просто стараюсь построить альбом как фильм, выстроить драматургию — вот начало, вот развитие, вот кульминация и потом финал.


То есть треки в новом альбоме нужно слушать так, как ты их построил? Это специально сделано, не просто так?

Да. Я расставляю их, очень это сложный процесс, иногда это сложнее даже, чем сам трек написать, потому что очень долго сомневаешься, как всё-таки в итоге их расставить. Потому что думаешь — вот человек включит альбом, вот он послушает первый трек, захочет ли он второй слушать, а послушает второй — он будет, вообще, к третьему переходить? И как менять, думаешь: то ли сразу там какой-то активный трек или, наоборот, вступление всё-таки сделать. И всегда сомневаешься в этом. Мне иногда друзья помогают с лейбла. Я просто cпрашиваю их «Как вы считаете, как расставить лучше?» — они дают совет.


Слушай, никогда, вернее, редко, сталкиваюсь с музыкантами, которые делают красивую драматургию в своем альбоме.

Надеюсь, что это там имеет смысл. Я как минимум стараюсь это сделать. Думаю, что многие пытаются как-то в альбоме построить треки. Если ты делаешь 4 трека или там винильчик какой-нибудь, два на одной стороне и два на другой, там, в принципе, без разницы, как они будут располагаться.


Поскольку грядут такие перемены в твоем творчестве, как ты думаешь, у тебя же есть, назовем это дурацким словом, фанаты, как они отреагируют на это? Изменится ли портрет твоего слушателя? Или ты хочешь, чтобы он изменился, поэтому пошел в новую сторону для себя? 

А, ну да, я хочу, чтобы новые тоже подключились. Я хочу посмотреть, как это будет. Я, в принципе, давно над ними издеваюсь. (смеется) У меня очень разные альбомы, и те, кто остался, значит, это суперпреданные люди, потому что они тоже, видимо, любят разнообразную музыку. Это, конечно, не супервыгодно, когда так сильно меняются стили. Обычно, если проект коммерческий, то так не будет никто делать. Обычно стиль держат несколько лет и, может быть, меняют, очень медленно и плавно. У меня прям вот... Я думаю, всё нормально пройдет, потому что это наш новый лейбл, и слушатели, в принципе, в курсе.. В «Плутоне» делали презентацию, мы записали с Хаски альбом ремиксов, и это всё круто прошло: он читал свои треки под наши ремиксы, и все были довольны. То есть, в принципе, уже аудитория наша готова к рэперским поворотам таким.


То есть вы так, потихонечку, подвели аудиторию к этому? 

Да, да мы просто всегда над ней издеваемся, я же говорю, у нас, если послушать релизы, сначала идет рэпчик какой-нибудь, потом трансовый какой-то безбитовый музон, потом эмбиент-релиз может идти, вдруг какой-то драм-н-бэйс кривой, ломаный — поэтому они знают, что мы всё, что хочешь, можем выпустить, они, видимо, такие же супермеломаны, которые слушают всё. 


А дальнейшие планы у тебя есть? Не знаю, может, у тебя расписан целый тур для нового альбома...

Пока нет, пока не знаю. Но надеюсь, что в Китай мы поедем, в Пекин, Шанхай. Периодически мы туда ездим, командой из двух-трех человек, и там играем в клубах. Там круто. Ну и так сложилось, что люди нас слушают, видимо. Но там не только мы, сейчас много кто ездит туда, и разные другие русские музыканты начали ездить активно, и не только русские. Нам нравится. Эти клубы, в которые нас привозят, они очень френдли. «Dada» называется, Dada Шанхай, Dada Пекин. Один и тот же владелец двух клубов в разных городах. Ещё были и другие города, но я не во всех был. В основном, Summer of Haze там проездом больше. Так что всё Китай...



А почему ты решил выпустить этот альбом на родном лейбле, а не пошел куда-то ещё?

Потому что он на русском языке. Я думаю, что, в основном, так. В России всё это логично. Его бы сложно бы приняли на другом лейбле. Если это был бы иностранный лейбл, то пришлось бы объяснять что-то, что это русский рэп, давайте это всё сделаем. А тут у нас всё под рукой, своё промо, свои какие-то схемы, которые уже отточены. Мы знаем, как быстро сделать винил, как вечеринку организовать, презентацию. Как выложить в Apple Music, чтобы продавалось, и так далее. Я периодически издаюсь на других лейблах, чтобы иностранная аудитория тоже расширялась или как-то своей жизнью жила. И периодически то там, то здесь. Самим, конечно, проще контролировать. И потому что все деньги получаем мы с продаж, и быстрее можно напечатать винил или что-то менять. Как-то больше мобильности в этом. С лейблами иногда сложно, они могут просто тупить месяцами, потом сказать «ну, вот, блин, мы сейчас откладываем твой релиз», ты думаешь, «да что такое, проще бы, я сам давно бы уже выпустил».


Да, контроль. А ты, вообще, контролируешь ситуацию, которая сейчас происходит у нас с клубами? Ты ходишь куда-то сам или ты всё-таки по ту сторону пульта больше?

Нет, я редко хожу. Только если на выступления друзей. Ситуация, мне кажется, у нас нормальная. Всё как обычно, всё развивается: один клуб закрывается, другой открывается. Всё круто. Мы стараемся периодически в этих клубах тоже появляться. Сабуров над этим работает. Организуем вечеринки иногда в нетипичных местах. В основном, мы в «Плутоне» были и в Powerhouse. Это как бы наши родные места.


«Плутон» для всех был родным местом, но... 

Ну, да. Теперь пока что нет такого места. Хотя вот «Фабрика» появляется, «Бумажная фабрика». Будем дружить с ними. Думаю, что так. Есть пара идей, как нам с ними придумать кое-что. Получается, что мониторим, да, что вот у них прикольное пространство, и можно сделать и какие-нибудь инсталляции и вечерний, может быть, эмбиент плюс перетекающий в вечеринку ночную. 


А любимый всеми теперь Mutabor, вы как? 

О, ну, слушай, мы там играли недавно, вот как раз там был фестиваль, там играл Tropical Interface из нашего лейбла, и Сабуров. Мне кажется, там слишком техно-тема, не особо подходит там наше присутствие, и музыка, и контингент другой. Там очень жесткая система фейс-контроля. Если туда придут наши фанаты, мне кажется, их просто не пустят всех (смеется) или половину. Но это не проблема, есть много других мест. 


Ты ещё говорил, что вы начали теперь делать упор на клипы и на, получается, видеоконтент. 

Ну, да, кстати. Сейчас больше делаем. Сейчас для Bad Zu сняли хороший клип, черно-белый, красивый очень. Без особой истории, но просто красивый. Для меня сейчас снимает Дмитрий Пищулин клип, он делал несколько клипов разным артистам, рекламу снимал. И мы снимаем клип сейчас, там будут некоторые известные личности, потом узнаете. Также хотим снять ещё один клип с независимой командой, где у нас всё будет очень артово, мы ищем сейчас телевизоры советские, чтобы из них построить большую стену, и на фоне этого снимать клип. И там есть сценарий, где девочка будет смотреть эти все телевизоры, и там будет куча контента быстро переключающегося. В общем, смотреть надо. Поэтому на клипы сейчас делается ставка, хотелось бы их снимать больше, быстрее и выкладывать в Apple Music, ВКонтакте и на YouTube-канал.



Вы активно развиваете свои социальные сети. Это видно.. 

Да, соцсети, нам помогают двигаться куда-то. Это основной инструмент для продвижения. Потому что люди потом приходят, и мы можем окупать эту всю деятельность. Не то чтобы зарабатывать, а хотя бы окупать существование в таком виде. Это же творчество, это же такое, творчество некоммерческое. Мы не можем сказать: «Вот сейчас мы станем богатыми и всё», но окупать — это уже круто, это уже приятно. А коммерция — у нас для этого Nike есть или Adidas — они нам дадут что-то, где мы можем поучаствовать, и заплатить нам. Любые бренды, я работал с Яндекс-Музыка, Mazda, Sony.. Я уж не помню, я столько роликов сделал музыкальных. Для этого есть они. Инсталляции, театр, Кирилл Серебренников. Это всё коммерчески успешные проекты. А наш лейбл — это, скорее, творческий проект, который косвенно даёт другие проекты, где можно заработать. 


Неожиданный поворот восприятия.

Я думаю, что многие сейчас так живут. Если любого электронщика взять, который не сильно популярен или даже более-менее популярен, я не думаю, что он обходится одними выступлениями, по-любому, он что-то пишет куда-то, рекламу озвучивает или что-нибудь. Я, вообще бы, хотел фильм озвучить или мультфильм. Надеюсь, удастся.


Это твои планы на будущее?

Да. Хотелось бы игру озвучить, художественный фильм какой-нибудь, крутой, большой, типа сериала «Тьма», очень люблю его. И там саундтрек офигенный, его делал мой знакомый, Бен Фрост. Мы с ним однажды выступали, и потом я вижу, вау, его же в саундтреке, круто. Значит, это можно. Значит, можно так сделать. Поэтому надеюсь, что меня тоже коснется эта фишка, какой-нибудь сериал. Может, русский даже. 


А у «Cyberдяди», вообще, есть лицо или образ какой-то, который будет ощутим, узнаваем? 

Да нет, это просто мое лицо, такое кибернетическое, робот-глаз. Как на обложке, это реально 3D-лицо моё. «Cyberдядя» — это в некотором смысле я. Это как бы тег. Вот есть чувак, есть мужик, есть пацан, а есть дядя, а есть кибердядя. Это сущность как бы. Я — это Pixelord или Алексей Девянин, а это сущность. Вот такой вот, интернет-чел, кибернетический чувак. Дядя, потому что он взрослый. Ну, мне 38 лет. А всем моим рэперам меньше. (смеется) Вот, оттуда, видимо, всё это пошло, такое прозвище. Я просто ещё большой чувак, может, поэтому дядя. Не знаю, как-то прилепилось это, и мы поняли, что логично альбом так назвать. 


А вот ещё у меня такой вопрос: на песню «Human.exe» у вас был клип с чуваком, светящимся, который пытался превратиться в человека, просто какая-то невероятная история. У него будет продолжение или это была разовая история?

Нет, это законченная история. Продолжение только в виде выступления. Мы с ним выступаем сейчас, с этой программой. То есть где он танцует. Мы поедем на After Future People как раз с ним, с этим шоу. То есть там шоу у нас конкретно под этот костюм, именно те треки, там нет «Cyberдяди» никакого, никакого рэпа, чисто электронный сет, очень танцевальной забойной музыки кибернетической. Роботской. Про него я не думаю, что мы что-то будем снимать. Теперь всё по-другому. Потому что всё время всё меняется, всё двигается. Ничто не стабильно. Потом я забуду и «Cyberдядю», и я не знаю, что будет. Что-то следующее придёт. 


То есть ты вечно в экспериментах? Даже не эксперимент, нет... Ты настолько уверенно обо всем этом говоришь — «Я решил сделать что-то с рэпом, я в этом уверен, и я это делаю...»

Да-да-да. В какой-то момент очень сильная уверенность появляется и начинаешь делать это до победного конца.. Как это объяснить... Например, ты к остановке идешь, а там автобус подъезжает, и ты знаешь, что вот сейчас я точно усилю шаг и я дойду, и успею запрыгнуть в автобус, и уеду, и это мой автобус. Точно знаю, что это мой. Вот с выпуском релиза именно так всегда. Это такая какая-то гиперуверенность, что всё правильно идёт, но вот надо сделать так, дойти и сделать, и всё. А потом забыть про него. Поиграть где-то. Денег заработать.


Ну, ты, конечно, убиваешь романтизацию образа музыканта. Прям на корню.

Типа какого? Который сидит дома пишет и ничего не зарабатывает? 


Да. Ведь многие диджеи и музыканты боятся говорить напрямую о том, что «вот, для меня важна коммерческая история, чтобы реализовывать свои идеи».

Нет, я не скрываю, это развлекательный проект в том числе, это как бы мои личные эго-амбиции некие, которые я тереблю периодически, и смотрю, что вокруг какие-то люди собираются и деньги появляются. А почему бы нет? То есть я не говорю, что это высокое творческое и великое искусство, я не знаю, что из этого останется. И круто, что люди вокруг собираются иногда... 


То есть ты, в основном, всё-таки делаешь это для себя в первую очередь? 

Да-да, в первую очередь, как я вижу. То есть это мой некий playground, песочница своя — о, прикольно — вот есть чуваки, можно сделать с ними треки, они попались случайно, сделаем альбом случайно, название вылетело просто тоже из жизни. Это не какая-то великая концепция. Вот эти рэперы, они все пишут треки, у них там какой-то смысл, они вкладывают туда свои переживания... У меня нет этого, в основном, в этом альбоме у меня развлекуха. Это, может быть, в «Human.exe» как раз была больше идея о том, что существуют роботы, которые хотят стать людьми, такая вот романтика. Кибернетическая романтика. И то я не говорил об этом на каждом углу и не пытался продать это как нечто гениальное. Мне честнее проще быть. Я понял в какой-то момент, что хватит врать, хватит пытаться быть кем-то другим, Aphex Twin или Голди или кто там у нас, любым техно-продюсером известным, не будешь ты им все равно, ты — это ты, я — это «Cyberдядя» я — это дядя, Алексей, Алеша, кто угодно. И вот мои треки — они вот такие, они могут быть чуть кривые, или косые, или недоделанные. Ну, такие получились. Идите-посмотрите. Это как в детстве налепил из пластилина каких-то чудиков, мама приходит: «Вот, мам, смотри, я сделал». Понятно, что это всё на коленке творчество. Но она же не кричит: «Я лучше, посмотрите на меня». Попроще к этому отношусь. Мне легче стало, что я перестал себя обманывать, что я великий там какой-то, у меня миссия какая-то большая. 


То есть ты стал честным самим с собой? 

Да. С самим собой честным. А с аудиторией даже круче стало. Людей больше откликнулось — видно, что всё это живее, есть интерес, меня спрашивали, когда альбом выйдет.


Короче, ты музыкант новой искренности? 

Ну, круто, если это так. Пусть будет так. Если это всем поможет, и мне в том числе.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы