Роберт Бабич и его лайвы

15 декабря 14:43

Автор:

Егор Лапшов

Роберт Бабич — самоотверженный энтузиаст, который уже не первое десятилетие коллекционирует винил и выступает только лайвом, представляя публике лишь треки собственного производства. Его стиль, который сам артист определяет не иначе как «Babiczstyle», это сложное переплетение космических сэмплов и плотного грува. 

Роберт активно занимается образовательной деятельностью и всегда находит время для проведения образовательных семинаров в своем плотном гастрольном графике.

Немецкий артист пообщался с Mixmag Russia и рассказал свои мысли на счет роста популярности тяжелой музыки, а также поделился яркими моментами из своих многочисленных путешествия по России.


У тебя много псевдонимов, но самое известное альтер-эго Rob Acid. Ты не выпускал треки под этим псевдонимом очень давно, но совсем недавно Rob вернулся. Что послужило причиной?

У каждого человека есть светлая и темная сторона личности. Rob Acid — темная часть меня. Так как я являюсь музыкантом, мне удается соединять части своей личности с творчеством и трансформировать их в музыку. Для меня музыка прежде всего является терапией. Моё творчество — мой личный психолог. Зачастую когда я зол, и чувствую что все вокруг не получается, а мир полное дерьмо, хочется писать более тяжелую и темную музыку. Тогда и приходит Rob Acid. 


У тебя настало сложное время? Почему же тогда так давно ничего не слышно об Acid Warrior, Department of Dance и Sontec(другие псевдонимы Роберта)? 

Я закрыл все озвученные тобой проекты, скорее всего окончательно. Эти части моего творчества постепенно гармонично влились в Babiczstyle. Почему именно сейчас вернулся Rob Acid? Мне в какой-то момент сознательно захотелось этого, Есть несколько причин. Во-первых, последний год вышел очень сложным по личным причинам. Во-вторых, на мой взгляд мир сходит с ума, люди чувствуют это. Запрос на темное и тяжелое звучание силен как никогда до этого. Основное настроение людей сильно изменилось, я ощущаю это во время своих выступлений. Всего несколько лет назад людям больше нравилось легкая и счастливая музыка, это было трендом. 



Ты имеешь в виду эпоху дип-хауса?

Именно её. Понимаешь, за пять последних лет всё повернулось на 360 градусов! Я объясняю это тем, что людям стало сложнее жить. Во всем мире можно четко уловить запрос на пожестче и потемнее. Это глобальное явление. Берлинское техно диктует моду. На мой взгляд во всем этом не хватает эмоций.


Может эмоций много, но они просто стали мрачнее?

Машины уже сейчас сами пишут музыку, мне кажется, это лишь ступень к полному контролю искусственного интеллекта.


Рост популярности техно — побочный эффект стремительно приближающейся технологической сингулярности?

Это спор о курице и яйце, но техно сегодня определенно наглядно показывает настроение нового поколения. Я стал чувствовать это еще в прошлом году, но 2017 упрочил мои догадки. Rob Acid это не только про темную музыку. Я бы охарактеризовал его сеты как мощный огненный дождь. После сожжения дотла природа возвращается и становится девственно чистой. Наверное, возвращая творчество Rob Acid, я бы хотел принести что-то принципиально новое в современный мир, со всеми его запросами на темноту и жесткость.


Ты сказал, что твое самое яркое впечатление о России — борщ. Где самый вкусный борщ в России? Может запомнилось что-то еще?

Я обожаю борщ! А с борщом очень вкусно есть вареники. Думаю, лучший борщ был в Краснодаре. Я был в России несколько десятков раз. Хочу отметить, что борщ — удивительное блюдо, каждый повар делает его по-разному. Я чувствую себя исследователем, когда пробую его в новом месте. Мне очень нравится русская еда. Еще меня впечатлил поезд, который едет по Транссибирской магистрали. Я ездил на нем два раза и всегда часами глядел в окно, это было так интересно: за окном менялась природа и происходило много странных для европейца событий. Однажды я ехал на нём зимой, и пришлось сделать трехчасовую остановку, потому что железнодорожные пути нужно было очистить ото льда. Вообще это странный опыт — в самом поезде +30, а на улице −30, разница в 60 градусов! Это очень по-русски, когда ты живешь в Европе, то нельзя даже представить что-либо подобное. Здесь я чувствую себя маленьким мальчиком, который на каждом шагу кричит «Вау!»


Ты говорил, что впервые записался на лейбле, который искал музыкантов по объявлению в журнале. Что это был за лейбл?

Да, случай произошел в 1991 или 1992 году, это был журнал о музыке, но не думаю, что он существует до сих пор. Я увидел маленькое объявление «лейблу требуются музыканты». Лейбл назывался London Records. Первая работа Rob Acid также вышла на London Records.


Я никогда не слышал про такие объявления в музыкальных журналах.

Да, в то время не было Интернета. 


Это как чат оффлайн?

Именно. Думаю, подобные объявления лейблов в журналах о музыке все еще выходят.


В Германии?

Да, это не такая уж и редкость. Несмотря на то, что появился Интернет, многие вещи остались.



По-твоему интернет сделал электронную сцену доступнее или наоборот снизил индивидуальность?

Думаю, что интернет это причина, по которой техно-музыка так стремительно развивается и уже стала мировым трендом. Изначально это была локальная вещь, но с появлением Интернета произошел настоящий взрыв. Ты можешь услышать техно во всех уголках света. Оно давно вышло за границы городов, где возникли эти вечеринки. Без интернета не было бы техно в Новосибирске, ведь так? Конечно, я помню, как в первый раз скачал свой первый mp3. Я подумал «Вау, это перевернет весь мир!». Я ждал около пяти часов, чтобы загрузить трехминутный трек. Я понимал, что это все изменит, ведь раньше ты мог послушать музыку, только если покупаешь винил в магазине. А формат mp3 стал первым инструментом для передачи музыки не на физическом носителе. Конечно, это было губительно для лейблов: они потеряли деньги. Но в то же время это был прорыв, и музыка стала доступнее.


Но в конце концов это стало плюсом для обеих сторон?

Да, думаю, стало лучше, я счастлив, что у меня есть Интернет. Без него я не смог бы приехать в Россию.


Это уж точно. Ты говорил, что ни дня не работал никем кроме музыканта. В какие годы было тяжелее всего? Резко ли сказался ли рост популярности электронной музыки на твоем благосостоянии?

Нет. Люди думают, что я богат, но это не так. Я просто безумный парень, который все заработанные деньги вкладывает в студию, чтобы делать все больше и больше музыки. Я посвятил свою жизнь музыке, и это то, как я хочу умереть. Хочу делать музыку до победного конца. Быть артистом — это не работа в обычном понимании. Тебе не нужно ходить в офис, чтобы отсидеть там до пяти, и все, на этом работа закончена. Когда ты артист, ты просыпаешься с музыкой в голове и она продолжается, даже когда я сижу на унитазе, я думаю «Ого, круто, это звучит как бит!» Музыка с тобой всегда, она никогда не останавливается. Она во всем. 


В какие годы было сложнее всего?

В начале было довольно тяжело, потому что у меня совсем не было денег, я жил в маленькой комнатке. Но я был счастлив, что могу заниматься музыкой, получая кайф от процесса производства. Конечно, было довольно сложно, я даже думал, что это никогда не кончится. Всегда были и хорошие, и плохие времена. Тогда я боялся, что я не смогу выжить, занимаясь музыкой. Но теперь я понимаю, что все зависит только от меня: если у меня плохие времена, я просто иду в студию и записываю треки. 


Это звучит очень честно.

Быть артистом нелегко. Хорошо живут только те, кто делает искусство в бизнес целях. А когда ты занимаешься музыкой, потому что просто жить без этого не можешь, то не можешь остановиться. Я не могу представить, что я живу без этого. Я живу за счет музыки, она должна оплачивать мою аренду, этого вполне достаточно. У меня нет ни спортивной машины, ни собственного дома. Все, что у меня есть — это уютная студия.


Ты выступаешь лайвом уже много десятилетий, как это помогает тебе лучше раскрывать творчество?

Иногда я сам задумываюсь почему мне так нравятся лайв-выступления. Когда я играл свой первый лайв-сет, то это просто казалось мне веселым. Когда я вижу диджеев, ставящих чужие пластинки, это выглядит намного менее захватывающе. Я делаю очень много музыки, моя комната вся заполнена ею. Если я слышу что-то крутое, мне прежде всего хочется сделать собственный трек, а не бездумно засунуть чужую работу в сет.


То есть, ты никогда в жизни не выступал в качестве диджея?

Никогда, мне намного больше по душе лайв-сеты.


Ты знаешь кого-нибудь, кто работал бы как ты?

Правда в том, что я не бизнесмен. Наверное, мне нужно начать быть диджеем, тогда мои финансовые проблемы уйдут. Конечно я шучу, деньги — суета, всю оставшуюся жизнь я планирую выступать только лайвом.



Расскажи историю про свой оранжевый шарф, в котором ты всегда выступаешь?

Даже не помню, когда это все началось. Помню только, что этот оранжевый шарф придавал мне чувство уверенности. Когда я надеваю его, я — артист Роберт Бабич, а когда снимаю, то становлюсь обычным человеком, Робертом Бабичем.


То есть, это как твоя маска?

Что-то вроде, мой плащ супермена.


У тебя он только один, или их много?

А вот это уже секрет.


Расскажи о работе с Native instruments.  

Я работаю с ними уже очень долго. Я создавал звуки для многих проектов. Если ты работаешь с проектами этой фирмы, то всегда сможешь найти много необычных звучаний. Мне нравится с ними работать. Я был саунд-дизайнером, создавал сэмплы, делился идеями. Сейчас я работаю на многие компании, в том числе и на Apple.


Что ты делаешь для Apple?

В последний раз они привлекали меня к работе с Logic. 


Ты сказал, что главное в карьере музыканта — возможность путешествовать, где прошли три самых красивых заката в твоей жизни?

Ох, даже не знаю. Я очень благодарен за возможность путешествовать, но это совсем не про закаты. Я люблю все эти маленькие моменты, когда ты оказываешься на поезде посреди Сибири, а вокруг лед. Мир замечателен, и я надеюсь, что человек не скоро его разрушит. Мне еще столько всего нужно увидеть!
У меня нет любимых мест для посещений. Я думаю, что в каждой стране есть детали, которые делают её чертовски привлекательной. Я никогда не скажу «мне хочется полететь на Бали, потому что закаты там великолепные», нет. Мне кажется, что закаты красивые и в Казахстане.


В твоем последнем альбоме очень разная длина треков от 3 до 11 минут, откуда такая огромная разница?

Потому что каждый трек, который я делаю — это маленькая история. И иногда история может длится 20 секунд. Я не хочу следовать каким-то правилам, я — артист, это мой мир, мое искусство. Если я хочу, чтобы трек длился всего 20 секунд, он будет 20 секунд. Если 20 минут, то 20 минут.


Ты не раз называл себя рассказчиком историй. Как бы ты описал историю электронной музыки от начала и до нынешнего момента?

Я скажу всего одно имя: Карлхайнц Штокхаузен. Я думаю, что он оказал самое большое влияние на историю музыки. Обязательно загугли!


Что такое Babiczstyle?

- Это легко, я назову три трека:



и «Remote Kiss»

Это только мои треки. Как я и сказал, я не диджей, мне не важно, что делают остальные.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Вопросы по онлайн-академии: academy@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7-977-950-59-58

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы