Ivan Zoloto: Куратор со странным вкусом

27 июля 10:18

На российском лейбле CANT вышел первый полноформатный релиз Ивана Афанасьева, известного под псевдонимом Ivan Zoloto. Читатели могли слышать о других его проектах, прежде всего — о ныне закрытых лейбле Full of Nothing и группе Love Cult, а также о продолжающем жить без своего сооснователя радио New New World. 

Mixmag Russia поговорил Иваном о записи альбома, о шуме и о том, почему нужно не боятся закрывать успешные проекты и начинать новые.


У тебя недавно вышел первый сольный полноформатник, альбом «Ghosting» — и я слышу в нем какие-то мотивы прощания и с прошлым собой, с прошлой своей деятельностью. Такое «до свидания» периоду своей жизни.

Слово «гостинг» («резкое прекращение каких-либо отношений без предупреждения и объяснения возможных на то причин», Википедия) все начали активно использовать году в 2015, и я был так рад, что наконец узнал слово, которое объясняет этот процесс. Я был вовлечен в него (по разные стороны), наверное, раз тысячу. Почему-то быть тем кто гостит — сложнее и больнее, чем когда гостят тебя. Не знаю, почему это так ⏤ наверное, из-за чувства вины. 

Написание этой музыки совпадало с моментами, когда я принимал глупые и плохие жизненные решения. Альбом про это. И про призраков, конечно, тоже!



«Ghosting» посвящен шуму? 

Неконтролируемый шум невероятно недооценен в музыке. Шум, не имеющий временных рамок. Когда он не разбит на отрезки ритмом или тишиной. Когда среднестатистический слушатель говорит, что ему нравится нойз, он имеет в виду какую-то марихуанную синтезаторную музыку. Я говорю про бесструктурный, бессмысленный шум. Мне хочется, чтобы как можно больше людей приобщились к нему. Гитара на ранних альбомах Г. О. Треск на демках в метале. Скомпрессированные «взрывы» в треках Ли Перри. Визг синтов в техно. Как писал Маяковский: «флейта водосточных труб».


Является ли для тебя шум политическим или общественным, социальным и еще каким-то высказыванием, или это исключительно звуковая эстетика? Даже альбом Лу Рида был в каком-то смысле жестом, а не просто звуковым экспериментом. 

Нет, ни в коем случае ⏤ я против излишней интеллектуализации шума. 


 

Я понимаю, что запись и название не про призраков, но в каком-то смысле ты все равно будто хочешь избавить свой дом от привидений. Мне кажется, это и сказывается на звуке: я как будто слышу в этой музыке воспоминания из разных моментов твоей жизни.

Психогеография играет в этой записи большую роль. Я вложил в нее много отсылок к людям и к местам, где я жил. В хронологическом порядке — эти треки записаны в: Петрозаводске, Оденсе (Дания), Москве, Шанхае (Китай), Екатеринбурге, Линкольне (США).

В 2017 я женился и на время переехал в Америку. Мы пожили в Небраске, Чикаго и Сан-Франциско. Моим приоритетом в то время было оживить в себе любопытного слушателя, потому что он умирал, и быть таким слушателем для меня важнее, чем, например, быть музыкантом. Мне пришлось отстраниться от радио New New World* и закрыть лейбл Full of Nothing, перестать менеджерить и букировать Moa Pillar. Параллельно я впервые в жизни начал заниматься своим здоровьем: психическим и физическим. Я делал музыку, но никому ее не показывал ⏤ чтобы обождать какое-то время и иметь возможность самому оценивать ее как слушатель. Тем не менее, я играл какие-то концерты: две даты в рамках тура Zola Jesus и John Wiese, плюс сет в Лос-Анджелесе. Часть этой музыки вышла в формате кассеты «Compass» ⏤ я очень благодарен, что ты на меня надавил и уговорил выпустить это на CANT, для меня это был хороший сигнал, что моя новая музыкальная идентичность почти сформирована, и можно как-то ее демонстрировать. Но для окончательного поворота действительно нужно было попрощаться, в том числе поэтому я собрал «Ghosting». 



Love Cult — проект Ивана Афанасьева и Анны Куц, образовавшийся в 2009 году в Петрозаводске.


У тебя вообще есть привычка закрывать проекты, тот же Love Cult. Обрубаешь мосты как будто.

Про Love Cult... В 2016 году я понял, что скоро эта группа*, где я играл семь лет, развалится, и надо думать, что делать дальше. Так и произошло: в 2017-м мы отыграли наш последний лайв на фестивале Present Perfect и разошлись. Музыкально меня тянуло в разные стороны, и я пробовал играть разную музыку в разных составах, пытался нащупать дальнейшее направление, а также проводил «работу над ошибками»: все-таки с Love Cult мы прошли путь от записей на диктофон на полу до виниловых релизов на хороших лейблах и выступлений на Boiler Room, CTM, Flow, Sónar. Спустя время с другой перспективы видишь, что было правильным решением, а что надо было сделать по-другому.


Есть ощущение, что все уже проекты, которые ты упомянул, начинались как DIY / независимые (в хорошем смысле), а развиваясь — обрастали каким-то номинальным грузом, становились слишком большими и номенклатурными для тебя. Full of Nothing например — в последний год вы резко изменили вектор, словно перезапустились и сконцентрировались именно на русских именах и электронном звучании...

На самом деле, в 2014 Full of Nothing действительно закрылся, а потом заново открылся с новым вектором. Кстати, именно в этот период (мы жили в Дании и закрыли лейбл) был записан трек «Spectacle» с бельгийскими гостями, которые остановились у нас переночевать в туре.



 

Я не знал об этом. Как ты сейчас ретроспективно оцениваешь своё «управление» этим проектом и что привело к его закрытию? 

Лейбл был вдохновлен очень конкретной сценой: ее называли psychedelic drone, грубо говоря, это второй этап New Weird America и финского психофолка. Мы несколько лет исследовали мутации этой сцены, а в какой-то момент она просто-напросто умерла. Большинство артистов двинулись либо в hypnagogic pop, либо в lo-fi techno. В Love Cult мы не могли определиться и были где-то посередине.

Я долго не понимал мелодичную электронику и нешумную танцевальную музыку (ну, условный Four Tet), и примерно тогда начал понимать и интересоваться ею. Аня Куц, с которой мы играли в Love Cult, сильно такое любила, и было логично попробовать исследовать эту сцену, начав с односельчанина Сергея Суокаса (Suokas), а потом обратиться к другим русским артистам: Moa Pillar, HMOT, потом Lovozero... Стать совсем уж мелодичными не вышло, ха-ха, но после того кульбита мы потеряли 80-90% своих слушателей. Нашли нового слушателя, а потом я прикрыл лавочку ⏤ как лейбл мы были близки к подражательству, и все мои артисты имели большие амбиции. При этом их музыкальный профессионализм перевешивал мой профессионализм как владельца лейбла. 


Full of Nothing — экспериментальный лейбл, основанный Иваном Афанасьевым. Из российских музыкантов в каталоге лейбла можно отыскать Илью Белорукова, Suokas, Анастасию Толчневу aka Lovozero, Стаса Шарифуллина aka Hmot, Love Cult, Moa Pillar, Zurkas Tepla и других.



Это совпало с тем, что я устал от мелодий и ритмов. Разворачивать наш «бренд» на 180 градусов еще раз было бы враньем, поэтому проще было его остановить, подумать, и сделать какой-то новый. Full of Nothing был моим третьим лейблом. Я не испытываю никакой драматичности в этом плане, и мне кажется, что это наоборот полезно ⏤ часто менять названия. Это сбавляет градус эго и ты фокусируешься больше на музыке и ее сути, а не на бренде и аудитории.

Моя проблема в более известных проектах или направлении прошлого лейбла была не в охвате и «номенклатурности», а банально в том, что я не до конца понимал, чего хочу именно я, но очень хорошо понимал, что нужно артистам.


Сложно не заметить, что все проекты, о которых мы говорим, были «коллективными», а сейчас ты по большей части делаешь все один. Тебе так комфортней?

Я играю музыку примерно с 12 лет, но до 27-ми почти не пробовал делать что-то один ⏤ всегда играл в группах и проектах, где большое количество решений принималось коллективно. Такой формат мне близок и до сих пор, но прежде чем выпускать что-либо под своим именем, мне нужно было ответить на ряд вопросов. Зачем я это делаю? Чем это отличается от музыки, которую я делаю в группе? Каких эстетических и музыкальных результатов я ожидаю? Как я это вижу через пять релизов? Через пять лет? Это небыстрый процесс, ха-ха! Не люблю делать что-то просто так. Мне кажется, что за творчеством должен стоять какой-то музыкальный поиск, какие-то сквозные идеи. 

Вообще, мое любимое занятие ⏤ отговаривать себя что-то сделать. Сейчас я берусь за что-то, только если не смог себя отговорить, и настоятельно рекомендую это всем знакомым музыкантам: «попробуй НЕ выпускать релиз и НЕ давать концерт, и посмотри, что будет!».

Большинство музыкантов такие:

А лейблы и слушатели такие: «Нам пох».


Может, я ошибаюсь, но я не воспринимаю тебя частью российского комьюнити, какой-то сцены, хотя при этом ты делал много проектов и ивентов тут, у тебя впервые издавались оч крутые местные артисты. Но мне кажется, что ты в этом плане всегда стремился к тому, чтобы проекты сразу были видны на международном уровне. Повлияло ли на это то, что ты рос в Петрозаводске? Если уж вещать, то на весь мир? 

Мне всегда было трудно найти локальных единомышленников, особенно в музыкальном плане. Несмотря на то, что я застал, наверное, лучший период карельской сцены ⏤ в юношестве мне было очень тяжело. Становилось легче только от переписок с людьми со всей России. Стало сильно легче, когда я купил на Горбушке номер журнала Wire: как камень с души упал. Можно сказать, что я выучил английский, читая и перечитывая этот один-единственный номер Wire.

У меня сложные взаимоотношения с Россией. Если сильно упрощать, то в России я чувствую себя финном, а в Финляндии ⏤ ужасным русским из гетто. Я не знаю никаких советских фильмов, ненавижу 90-е, не понимаю Тарковского, презираю весь русский рок (кроме позднего Аукцыона), ненавижу мужчин и мужскую культуру... Я понимаю, что это все какие-то дикие стереотипы и загоны. Но это загоны просто-напросто личные. Кто-то делит мир на своих и чужих. Для меня абсолютно все ⏤ свои, и они же ⏤ чужие. Не знаю, как это объяснить.

Когда на моем первом лейбле мы с Сергеем MAAAA выпускали эмбиент, нойз и авангардный рок (мне было, кажется, лет 15), я прекрасно понимал, что наша аудитория разбросана по всему миру. Я знал максимум пять человек в Петрозаводске, кому это было интересно, и примерно столько же в остальной России. И двух человек в Финляндии. И одного в Дании. Вопрос глобальности или локальности для меня никогда не стоял.


То, что происходит с твоей карьерой сейчас — похоже на какой-то ответ взрослению и одновременно на более осознанное возвращение к тому, с чего всё начиналось — DIY. Кассетный лейбл, собственный дубликатор, сам делаешь дизайн релизов, группа с друзьями, сольники с приглашенными друзьями музыкантами.

Ты прав, в итоге я «вернулся к корням». Более шумная музыка, более самодельный подход. Даже альбом «Ghosting» ⏤ моя наименее технологичная запись. Сейчас я понимаю, что сойдет все: whatever works. Один из треков записан на фотоаппарат, другой ⏤ луп из кассеты, найденной на полу репточки. Не некоторых треках есть дорогие и хорошие синтезаторы, парочка сделана полностью в Ableton из самых простейших плагинов. Долгое время я преследовал цель: научиться делать то, что я хочу, из любых подручных средств, и сохранять при этом почерк. Причиной этому были и многочисленные переезды, и тот факт, что меня раздражают непонятные и сложные интерфейсы, и то, что, допустим, во всех цифровых устройствах невероятно легко копировать свои прошлые решения и идеи. А я не хочу копировать свое старье. Я очень рад, что сейчас я могу делать треки, которые мне самому нравятся, просто на рекордере Zoom. А могу и обратиться к конкретному формату работы с пленкой, когда знаю, что хочу от этого получить.


Если говорить про лейбл, то стоит начать с того, что School of the Arts ⏤ мой четвертый лейбл. Возможно, он чуть более осознанный: я никуда не торопился и делал все медленно и спокойно, но на самом деле он продолжает мои предыдущие лейблы. Для меня абсолютно нормально менять названия и приостанавливать проекты. Все друзья говорят, что это неправильно, ха-ха.


Первым релизом лейбла стал альбом итальянского импровизатора и композитора Габриеле де Сета, на котором записаны электроакустические пьесы, граничащие на стыке шумовой и конкретной музыки.


Ну и подход «сделай сам» сформировался из обстоятельств, опять же — это не просто игра в какой-то понятный тег (DIY). У меня есть определенные критерии качества, есть наслушанность и есть возможность организовывать «нормальный подход»: хороший мастеринг, пресс-релиз, производство физической продукции. Мне нравится, когда очень странная музыка все-таки доходит до слушателя извне «пузыря» артиста и его тусовки, поэтому, я с большим удовольствием показываю релизы, например, радио-диджеям. 

Последние пару лет я работаю в дизайн-стартапе, поэтому у меня выросла насмотренность и даже некая компетенция, плюс я много рисую и пишу от руки, поэтому оформление решил делать сам. Мне проще с десятого раза добиться желаемого эффекта самому, чем мучить дизайнеров-фрилансеров. 


Petrozavodsk — московское пост-дум метал трио, в которых Иван Афанасьев играет на барабанах. Кроме Вани в состав группы входят басист Матвей Подгорнов (ex-Pink Gloves) и гитарист Антон Васин (ex-Myka)


Насколько для тебя важны физические носители?

Я считаю, что физический релиз ⏤ это лучший способ документации творческого процесса. Во-первых, я пока не встречал людей, которые умудрились сохранить свою цифровую коллекцию в течение жизни. Я начал собирать музыку в 7 лет, на кассетах и цифре, и многие кассеты у меня остались, а файлов этих, конечно, нет даже в сети. Более того, физические носители являются порталами в прошлое: одно дело послушать какой-нибудь крутой довоенный блюз на YouTube, и совершенно другое ⏤ на шеллаке на 78 оборотов. Крутая цифровая музыка на дисках, все этапы развития культуры мастеринга ⏤ я не понимаю, как кто-либо можно сознательно лишать себя таких удовольствий. 🙂

Сейчас самым экономически-оправданным форматом для SOTA мне кажутся кассеты, но в будущем хотелось бы делать еще и диски и винил. 

Но моя главная амбиция — это не быть DIY или выпускать коллекционные винилы. Я просто хочу делать нормальный лейбл с нормальной музыкой. 



Лейбл нормальной музыки. Какая музыка может оказаться в каталоге лейбла, что для тебя норма?

По первым трем релизам я получил немало фидбека, и многие подчеркивают, насколько они все разные. А для меня они все ⏤ одно и то же: я не вижу большой разницы между хорошим эмбиентом и примитивным металом. Мой главный источник вдохновения ⏤ лейбл Джона Зорна Tzadik. На данный момент у них 876 релизов на Discogs, от неоклассики до суперстранного рока, метала, попа и фольклорной музыки. Я слушаю и покупаю их релизы уже 19-й год подряд (реально с 12 лет), и до сих пор практически не нашел скучных или левых, или с плохим оформлением. Я стремлюсь к чему-то такому, но не факт, что мне хватит сил, времени и денег. 

Но если хватит — хотелось бы видеть School of the Arts чем-то таким: есть явный публичный куратор, у него странный вкус, в дискографии черт ногу сломит, плюс понятно, что он часто выпускает сам себя, но стандарт качества достаточно высок, и ты всегда можешь рассчитывать, что тебе будет интересно, если ты купишь релиз вслепую.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы