Беатрис Дилон: жизнь как вечная машина переосмысления

12 февраля 17:08

Используемый ею аппарат называется резонатором. «Принцип состоит в том, что в него входит одно, — объясняет Беатрис Дилон, — а на выходе получается что-то другое. Исходник отличается от результата. Есть звук, используешь питч, накладываешь бит, и вдруг, раз — возникает мелодия. Ты эту мелодию не писала, мелодия возникает сама по себе. Она словно вымышленная кем-то». 

Похожим образом работает и немецкий фотограф Томас Руфф. Он мастер «переосмысленных изображений», одно из которых украшает обложку нового альбома Беатрис. Подобная техника, которую применяет Руфф, впервые была использована в 1920-е. Художник создает то, что Беатрис описывает как «вымышленный мир теней», что-то близкое к этому. В сочетании с постоянным поиском новых и уникальных форм ударных и струнных жительница Южного Лондона как нельзя лучше показывает свои умения в своём недавно вышедшем альбоме «Workaround». 

Появившийся 7 февраля на берлинском лейбле PAN, этот альбом стал плодом двухлетней работы («работая над ним частями» между постоянными диджейскими сетами и концертами). До этого у артистки уже выходили релизы на таких лейблах, как Hessle Audio, Trilogy Tapes и Timedance. «Это довольно расплывчатая точка, в которой нет хаус-музыки, нет драм-н-бейса, тут сформировалось что-то неопределенное, но именно таким оно мне и нравится», — говорит Дилон. 

Перед своим выступлением в дублинском Bello Bar, одетая в винтажную джинсовку и фирменные круглые очки без оправы, артистка тихим голосом говорит о вдохновении, которое легло в основу ее нового альбома. Музыка Дилон известна тем, что раскрывает звуковые пропасти, в которые другие артисты не решаются погружаться, но нас интересует её подход к международным коллаборациям и экспериментам. В «Workaround» она соединила сэмплы и работы различных артистов вроде Bhangra и одного из пионеров игры на табле Кулджиты Бхамры, гитариста Джонни Лэма из группы Фароа Сандерса и сенегальского музыканта Кадиали Куйате, играющего на инструменте кора. 

Желание Беатрис соединить современность и традиции берет своё начало в одержимости музыкой. С юных лет она поглощала сопроводительные тексты на обложках пластинок, чтобы понять, как именно было получено определенное звучание. Это внимание к деталям привело её к экспериментам с такими легендарными инструментами, как китайский янцинь и даже ирландский боуран. 



«Всё это обусловлено искренним любопытством. Когда-то это несет в себе неприятные последствия, когда-то нет. Например, есть конкретная причина, по которой мне был нужен звук коры, — объясняет Беатрис, приводя в пример западноафриканскую лютню-бридж-арфу. — Мне нравится хрупкость этого звука — он будто находится на грани разрушения. Мне очень нравится, когда струнные звучат на манер ударных».

«Не умея играть на этом инструменте, я попыталась разобраться с помощью доступных мне техник, — объясняет она. — Я думаю, что это примерно как учиться работать с компьютером. Я постоянно ставлю себя в ситуации, когда не знаю до конца, что делаю. То есть все происходит вне зоны комфорта, и постоянно присутствует определенная ненадежность. Но внутри я чувствую любопытство и уверенность хотя бы попробовать что-то, и если получится полная каша, то просто положу это на полку и никому не покажу. Но из этого может и что-то выйти хорошее». 

В голове у Дилон совершенно иные ориентиры по сравнению с типичным продюсером электронной музыки. «Мой мозг не забит историей танцевальной музыки, — говорит она. — У меня просто времени на это нет. Там нет историй про Деррика Мэя или скажем ещё кого-то... хотя, конечно же, я знаю кто такой Мэй, но не до такой степени, чтобы это мне как-то мешало». 

Но это не значит, что она не интересовалась музыкой и её историей. В действительности, начало её фанатичного подхода к музыке можно проследить в те времена, когда она работала в различных лондонских музыкальных магазинах, включая Sounds Of The Universe и Rat Records. «Когда ты работаешь в таких местах, то девяносто процентов времени ты проводишь в пустом магазине, — объясняет она. — Поэтому есть время, чтобы побольше узнать о музыке. Люди приносили нам свои коллекции, которые они собирали всю жизнь. Даже диджеи... и их обычно раздраженные коллеги! Помню, как однажды к нам поступила тысяча семидюймовок, и мы сидели в магазине все выходные, прослушивая столько, сколько могло в нас влезть. Это было потрясающе!». Она даже помнит, как продала пластинку Фелы Кути дуэту Basement Jaxx, но отшучивается, когда речь заходит о её влиянии на звучание культового дуэта. «Это всё о том, что, когда тебе нравится музыка, ты хочешь ею поделиться. Так устроены все такие магазины». 

Примерно в это же время Беатрис начала изучать искусство. Слушая её рассказ о том, что повлияло на альбом «Workaround» — её личные отношения с немецким визуальным художником Йориндой Фойгтом, работы Томмы Абтс, эссе художницы Бриджит Райли о сетках и цвете, и отчасти философская книга Джеймса П. Карса «Конечные и бесконечные игры» — становится понятно, что визуальная среда для нее послужила огромным вдохновением. Но у Диллон мало времени, чтобы посещать художественную школу. «Если ты не звучишь достаточно претенциозно, степень по искусству вам ничего не даст, — говорит она. — С моей точки зрения, это пустая трата денег. Акцент делается на тщательном разборе идей, поэтому это может стать источником стресса, так как главная цель в этом процессе - быть хорошим аналитиком. Все сосредоточено на слове «почему». Так что, на сколько я визуальный мыслитель, на столько же я заинтересована в анализе вещей».

Поужинав, мы выходим из ресторана и двигаемся вдоль канала в клуб, где она сегодня будет выступать. Явно взволнованная перед сегодняшним выступлением, пока мы проходим в Bello Bar через черный вход, Беатрис объясняет, что на новое шоу у нее ушло столько же сил, сколько и на работу над альбомом. Внутри ощущается атмосфера хаус-вечеринки, а за вертушками стоит местный коллектив Wah Wah Wino. По мере того, как в помещении собирается всё больше любителей проницательной электроники, шум разговора становится всё больше, и команда Wah Wah ставит краутроковую одиссею «Rock N Roll Animal / Traum Esel» Фон Химмеля. Спустя 20 минут на слабо освещенной сцене за ноутбуком появляется Беатрис. В толпе смолкают разговоры при первых же звуках раскатывающихся «тарелок», словно кто-то постучал на свадьбе по фужеру с шампанским. 


В самом начале её выступления люди сидят кто где, на столах, окружающих сцену, горят свечи. Кругом воцарилась мертвая тишина. Небольшой танцпол пуст, пока толпа наконец не осознает, что это и есть клубная музыка, и тогда некоторые люди начинают двигаться — и тут распахиваются шлюзы. Даже если ты попал на ее концерт, то порой становится сложно понять, как её воспринимать — вот так вкратце можно описать, о чем именно музыка Беатрис Дилон. «Мне действительно важно, чтобы моя музыка затрагивала, — говорит она, — но я хочу, чтобы люди реагировали на нее инстинктивно и эмоционально. Мне претит сама идея, что такая музыка предназначена для тела или клуба, и поэтому не имеет такого же культурного значения, как и другая музыка, скажем, академическая. Я думаю, что это просто-напросто глупо, и также знаю, что сама помещаю себя каждый раз вне зоны комфорта и хочу пережить это». 

Беатрис говорит, что её собственный вкус постоянно меняется, особенно когда дело касается диджейства. Сегодня ей нравится «сумасшедшая компьютерная музыка», которую издают лейблы вроде Conditional Records. Её звучание она описывает как «экстремальное, довольно истеричное и бесконечно захватывающее». «Эта музыка, которая работает в совершенно ином мире, не полагаясь на такие вещи, как реверберация, используемая в качестве атмосферного связующего звена, — объясняет она. — Такие вещи мне кажутся скучными. Во время создания «Workaround» у меня в голове крутились некоторые идеи, которые были весьма экстремальными, но я хотела подойти ко всему максимально сдержанно и трезво. Я не хотела полагаться на эту вульгарную реверберацию; люди сразу прибегают к ней, чтобы склеить атмосферу. А что делать, если ты её утерял? Отстой. Ты остаешься в этом ужасающе пустом пространстве, в котором нахожусь сейчас я. На самом деле, единственное, чего я хочу, так это удостовериться, что я не тянусь каждый раз за удобным одеялом». 

Именно это желание непрестанно бросать себе все новые и новые вызовы приводит её к сотрудничеству с игроком на боуране в Дублине или сенегальским бардом и работе с художниками вроде Раффа. Именно поэтому в один день она играет в России на шоукейсе NTS, а спустя пару месяцев озвучивает художественную работу. Неудивительно, что свободное время в Дублине она использует не для того, чтобы пропустить пинту дорогущего Guiness, а для того, чтобы послушать джазовый концерт в ближайшем пабе Cobblestone. Квест по поиску новых звуков, переосмыслению музыки и созданию новых миров продолжается.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы