Электронная музыка в мире перформативного искусства Eartheater

7 ноября 16:05

Фото:

Samantha West

Eartheater — сценическое имя американской художницы Александры Дрючин, артистки берлинского лейбла PAN. Она выросла на ферме в Пенсильвании в семье советского художника-эмигранта и заводчицы лошадей, что несомненно наложило отпечаток на ее восприятие мира и создаваемое искусство. В своих перформансах она использует акустические инструменты с электронными ударными и синтезаторами, ломая традиционные представления о построении музыкального нарратива. За последние несколько лет имя Eartheater прочно закрепилось в афишах галерей современного искусства и крупных музыкальных фестивалей. 8 ноября Eartheater представит в Москве свое лайв-выступление в пространстве Live8 на первом мероприятии лейбла NEOPLASM, который объединяет и продвигает музыкантов и художников из разных дисциплин. Перед своим визитом в Россию Александра ответила на несколько вопросов для Mixmag Russia об отношении к религиозным практикам, эротизме в музыке и людям, пришедшим на концерт выпить и поболтать с друзьями у сцены.


Привет, наше интервью могло и не состояться, потому что твой агент дал мне твой номер без кода страны, я попытался загуглить испанский код, но ничего не вышло. Я решил написать ему, он не отвечал, и в итоге я просто написал тебе в инстаграме.

Да уж, это точно, лучше сразу мне написать в директ. Верно, сейчас я в Испании, но в целом я позиционирую себя как жительницу Нью-Йорка.


Для начала я бы хотел поговорить о твоем детстве. Что бы ты могла рассказать про него? Что тебя окружало в детстве?

Знаешь, я бы сказала, что оно было достаточно странным. Я выросла в доме, который окружали бескрайние поля, вокруг нас не было абсолютно ничего. Я выросла в доме с отцом из России и мамой-американкой — это было столкновением двух миров. Я выросла на ферме, вместо школы училась на дому, атмосфера была нетипичной. Это было детство полное противоречий. Моя мать получила высшее образование, была атеисткой, однако решила принять православие, в то время как отношения моего отца и православной церкви были лишь эстетическими. Ему нравилось религиозное искусство, а моя мать стала полноценной верующей, поэтому я провела в монастырях и в компании монахов достаточно много времени, учила молитвы, слушала религиозную музыку. Кстати, она великолепна, очень нравится, иконы тоже очень красивы, но я сразу скажу, что сама не занимаюсь никакими религиозными практиками.



А у тебя никогда не было религиозного опыта, когда ты погружалась в это искусство?

Мне нравилась музыка, но у меня постоянно крутилась мысль в голове: «Вау, эта музыка так хорошо духовно и эмоционально манипулирует мной!» Я начала воспринимать эту музыку как инструмент, с помощью которого управляли людьми веками. Это просто магия! Даже несмотря на это, она сильно воздействовала на меня эмоционально, потому что я воспринимала ее как оду любви. Ее совершенство — это то, к чему лично я стремлюсь, но у меня нет цели создавать культ. (Смеется) 

Если говорить о таком искусстве, то оно повествует, не ожидая обратной реакции. А для тебя важно взаимодействие с людьми в обе стороны?

В моем творчестве диалог выстраивается только внутри меня. Если его получается выстроить, то диалог с публикой тоже становится успешным. А если кому-то не нравится, то мне абсолютно наплевать. На самом деле для меня это самая сложная форма взаимодействия, потому что мне непросто понять саму себя. Я буду чувствовать стыд, если люди увидят, что у меня плохо выстроен диалог с собой. За свою художественную карьеру я поняла, что это самая сложная форма диалога — это я хочу сказать совершенно откровенно — мне до сих пор очень непросто его налаживать. Знаешь, если возвращаться у предыдущему вопросу, то я стараюсь манипулировать сама собой — это своего рода эмоциональное упражнение. Иногда, я бросаю все, чтобы чувствовать, как во мне растет уровень эндорфинов и дофамина, потому что мы живем в таком мире, от которого мне иногда просто хочется плакать.



А тебе важна реакция людей, которые приходят на твои выступление? Ты хочешь, чтобы они тебя внимательно слушали? В одном интервью я прочитал о том, что тебя раздражают люди, которые приходят на ивент выпить и поболтать с друзьями у сцены.

Абсолютно с этим согласна. Спасибо, что заговорил об этом, потому что это та самая тема, где я бы хотела откровенно высказаться.

Когда появляется возможность, я стараюсь играть нежно и тихо. Я люблю играть по-настоящему тихие звуки, и я ощущаю волшебство, когда можно почувствовать настоящую связь с аудиторией в этой нежности. Иногда мне нужно трансформироваться под пространство. В последнее время я не даю возможности людям перекричать меня: я играю громкую музыку и танцую, гипнотизируя людей языком тела. Сочетание звука, движения и слов могут действительно привлечь внимание. Некоторые люди говорят, что мои выступления стали громче и безумнее, чем моя музыка, но это просто потому, что вместо того, чтобы злиться на зрителей, что я делала раньше, я ставлю перед собой задачу снести им головы до того, как у них появится желание перекричать меня. Я не отрицаю того, что срывалась на публику, однажды я просто ушла со сцены. Теперь если мне придется иметь дело с особо пьяной и неуважительной толпой, я просто скажу: «Ладно, ребята, я поняла! Вы все хотите выпить, пофлиртовать и прочее. Раз уж вы здесь, чтобы слушать музыку, давайте сделаем это. Я сыграю пятиминутный сет. С пятиминутным выступлением вы справитесь?» А они скажут: «Ладно, хорошо». Объем внимания стал очень небольшим. Я думаю, что людям тяжело быть с мыслью о том, что нужно вести себя тихо и спокойно на протяжении часа, поэтому я стараюсь выстроить выступление таким образом, чтобы тихие части постоянно сменялись шумными. Динамика громкости становится частью моей стратегии выступлений.


А какой у тебя подход к написанию музыки? Это в целом трудоемкий процесс для тебя?

На самом деле нет. Еще в начале моего пути особо сложным для меня было изучение и понимания программного обеспечения, но затем все шло более плавно. Знаешь, если бы мне это было до сих пор трудно делать, я бы бросила это. (Смеется)

Нам пришлось ненадолго прервать разговор из-за того, что ты ушла писать текст для трека, и тебе нужно было его доделать, пока ты была в настроении. В какие моменты к тебе приходит это настроение? 

На самом деле я почти всегда в настроении, но иногда у меня случаются эмоциональные всплески — я бросаю все дела и начинаю работать, пока этот всплеск не закончится, и я не почувствую себя опустошенной.


В одном из своих интервью ты говорили о личной мифологии, которая тебе помогает бороться со стрессом и тревогой. Ты не могла бы немного о ней рассказать?

Это будет сложно. Скорее она выражается в языке, лексиконе и способе мышления. Я использую свой лексикон для описания вещей.


А ты не могла бы рассказать, для чего ты использовала русский текст в своем клипе Inclined?

Это было импульсивным решением, текст на русском никак не соотносится с текстом песни — это отдельная поэма. Мне кажется очень забавным то, что только русскоязычные зрители могут его понять, а другие не смогут, потому что этот текст не получится вставить с видео в гугл-переводчик и узнать о чем он. Думаю, я так заигрывала со своими русскими корнями и культурой отца. И еще мне нравится, как красные буквы смотрятся на сине-сером фоне.



Раз мы упомянули твоего отца, то я бы хотел немного поговорить о нем. Твой отец — художник эмигрант из России. Он сильно повлиял на тебя, будучи художником?

И да, и нет. Меня сильно злит то, что он сильно давил на меня в детстве. Он был очень требователен, но сильнее всего его раздражала лень в жизни и особенно лень в искусстве. Я могла бы прийти домой и сказать: «Папа, я перебрала с экстази, мне теперь плохо, а еще я забеременела от торчка». А он бы ответил: «Понял, а ты сегодня занималась на скрипке?» У меня неоднозначное отношение к этому. С одной стороны, я ненавидела его за это, а с другой — это развило во мне стремление работать лучше и больше.


В одном из своих интервью ты говорила о том, что в своей работе ты постоянно балансируешь между порядком и полным хаосом. Что ты имела в виду?

Я пишу и читаю книгу одновременно. Я крайне самокритична к себе в студийной работе, однако при исполнении я достаточно дикая и крайне восприимчива ко всем внешним сигналам. Здесь и проявляется баланс между интроспекцией и диким животным, которое питается энергией момента и полностью движимо ощущениями и эмоциями. Это грань между самоконтролем и полной свободой.



Ты считаешь музыку эротичной?

Мне кажется, что слова и язык очень эротичны. В речи каждого есть своя музыка, которая выражена тоном, мелодией речи, манерой говорить. Мне кажется, что музыкальная гармония не так далека от характеристик речи.

Музыка всеобъемлюще чувственна для меня. Она проникает в уши и щекочет микроскопические клетки, которые посылают информацию непосредственно в мой мозг, покрывая собой мой человеческий опыт. Это заставляет меня чувствовать многое, мне хочется начать под нее двигаться.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы