Orbital. Братская синергия

11 сентября 09:33

Клуб в Дюссельдорфе, самый конец восьмидесятых. Гаснет свет, вовсю начинает работать дым-машина, и Свен Фэт ставит очередную пластинку на своих «техниксах». Поначалу стоит абсолютная тишина. На мгновение вообще кажется, что все застыло. Затем раздаются первые ноты мелодии, которую я больше никогда не забуду. Потом начинает пульсировать стробоскоп. Идеальный момент, от которого по спине пробегают мурашки. Одновременно хочется смеяться и плакать. Так я впервые услышал «Chime». Трек начинается с каскада брейкбитов, которые будто живут своей жизнью. Композиция тотчас же стала гимном эйсид-хауса и одновременно вывела на орбиту британский проект Orbital, который взял свое название от лондонского шоссе M25, вокруг которого в то время проходило много нелегальных рейвов. 

Музыка братьев Пола (50) и Фила Хартноллов (54) совершенно не вписывается ни в один из устоявшихся жанровых канонов. Даже спустя 30 лет, семь альбомов, различных рекламных роликов, саундтреков и сотен концертов, крайне сложно подобрать для музыки Orbital четкое жанровое определение. Спустя шесть лет после их последнего альбома «Wonky», выходит их новый альбом «Monsters Exists». 

Само интервью братья давали по отдельности. И дело здесь не в каких-то семейных трениях, а в обычных организационных сложностях. 


Интервью с Полом Хартноллом

Для меня музыка Orbital всегда представлялась как что-то такое, у чего легко получалось вкладывать эмоции в музыку. Вообще насколько сложно произносить что-то прямо в лоб? Например, ваш трек «The Raid» для меня звучит как саундтрек к Брекзиту! 

Всякий раз, когда мы используем любые голосовые сэмплы, мы стараемся простимулировать мышление, а не просто говорить что-то прямо. Это близко к импрессионистам. Вот, например, для вас «The Raid» значит одно, а для меня эта композиция была посвящена проблемам перенаселения или загрязнения окружающей среды. Но мысли и восприятие постоянно меняются, и я хотел, чтобы музыка Orbital обладала универсальным эффектом. Четкий и понятный текст всегда будет накладывать свои ограничения, даже временные. Плюс инструментальную музыку можно легко играть в Англии, Германии, Японии или любой другой стране. Такую музыку можно понять и без перевода. 


Последний трек на вашем новом альбоме, «There Will Come A Time», содержит большую речь Брайана Кокса. И в этом случае он говорит понятные вещи. 

Здесь нужно сказать спасибо моим детям, поскольку именно благодаря им я часто натыкаюсь на его программу, плюс его выступления оказываются хорошим источником для сэмплов. В какой-то момент я через твиттер спросил его не хочет ли он что-то записать для нашего нового альбома, и он практически сразу ответил положительно. Надо понимать, что Брайан Кокс для сегодняшней Англии это такой вариант Ричарда Аттенборо. И у него настоящий талант рассказывать о физике очень доступным языком. Плюс он всегда ставит такие вопросы, которые побуждают тебя думать самостоятельно. А это очень ценно в наше время. 




На сайте Би-би-си есть небольшой документальный фильм о вашем треке «Belfast» и том эффекте, который он произвел во время конфликта в Северной Ирландии. Как вообще получился этот трек? 

Я в то время только закончил колледж, а тогда выходило много эмбиента от KLF, The Orb и им подобных проектов. Наша композиция должна была звучать тихо, но я вместо этого подложил ритм, потому что мне нравилось делать по-простому. Когда я делал финальное сведение, мой брат в соседней комнате в этот момент записывал сборник на кассету для своей беременной жены, и как-то так получилось, что одна из песен с его сборника, «0 Euchari» Эмили ван Эвера, и мой трек идеально совпадают. Ну и я вам даже большее скажу — мы были не единственными, кто использовал эту песню в качестве исходников. Группа The Beloved использовала сэмплы из этой песни в своей «Sun Rising». Ну а потом мы свою работу назвали «Belfast». Моя жена ирландка, дети наполовину ирландцы. Поэтому у меня всегда были особые отношения с Ирландией. Так что если вся эта заваруха с Брекзитом продолжится, то я переберусь в Ирландию. 


Можете привести еще какие-нибудь примеры, когда реакция аудитории произвела на вас впечатление? 

У нас был концерт в Нью-Йорке спустя месяц после 11 сентября, и во время исполнения трека «Satan» демонстрировалось много визуального материала с войной, насилием, и вот когда трек закончился на мгновение воцарилась гробовая тишина, и тот момент нам показался вечностью, перед нами было целое море откровенно шокированных лиц, а потом вдруг раздалась целая буря аплодисментов. Ничего такого нам до этого видеть не приходилось. «Satan» всегда был сложным треком, поскольку он прямо настроен на агрессию. Но в каких-то городах, в том же Белфасте, именно этот трек встречали особенно хорошо. То есть через подобные композиции можно понять, что люди в этом месте испытывают каждый день, а музыка может послужить каналом выпуска их эмоций. 


Меня всегда удивляло как менялся темп в ваших произведения. Фактически ваш материал последние 30 лет подвергался безостановочному ремикшированию. 

Когда ты играешь часто и много, музыка адаптируется к твоему настроению или окружающей обстановке. Иногда это происходит удачно, иногда нет. Какие-то фрагменты ты играешь лучше, какие-то хуже. После концерта принимаешься переосмысливать что ты сделал не так. Например, Стиви Уандер в этом плане может послужить хорошим примером: все свои произведения он интерпретировал вновь и вновь. Мы несколько раз пытались экспериментировать с темпом и ритмом в «The Girl With Sun In Her Hair», и вот наконец-то мы нащупали что-то правильное — теперь эта композиция звучит с хаус-битом, и нам очень нравится. 


Orbital неоднократно работали с кино и сериалами. Например, ваша музыка звучит во втором сезоне сериала «Острые козырьки». Есть ли фильм, с которым бы вы с удовольствием поработали? 

Вопрос одновременно и сложный и простой. Фильм «Бразилия» Терри Гилльяма один из самых любимых моих фильмов. Когда я увидел его впервые в 1985 году, то через две недели уволился с работы и начал заниматься музыкой. А еще мне очень нравятся все фильмы Тима Бёртона, и я хотел бы поработать над саундтреком к «Эдварду Руки-Ножницы», пусть даже мне очень нравится оригинальный саундтрек. Хотя следующий фильм Питера Джексона под названием «Хроники хищных городов» станет отличной возможностью сделать что-то новое в жанре стимпанк. 



Интервью с Филом Хартноллом

В музыке Orbital довольно много позитива, но это совершенно не говорит о том, какие настроения царят за кулисами. Неужели два брата друг друга не понимают? 

Честно говоря, мне стыдно за то, что мы друг с другом не разговаривали пять лет. Это было решение моего брата закрыть Orbital и начать сольную карьеру. Потом, в какой-то момент нарисовались два концерта Orbital, мы с ним поговорили и поняли, какими же дураками были. До нашего разрыва я часто во время концертов ловил на себе злые взгляды Пола, когда я особенно сильно заморачивался с синтезаторами. Ну а теперь Пол расслаблен и здорово снова вместе делать музыку.

 

Кто-то выступал вашим посредником? 

Стив Даб приложил к этому руку. Мне нравится тот импульс, который возник с участием третьего человека в студии. Он до этого работал с The Chemical Brothers, и идеально вписывался в ту химию, которая существует между Томом Роулендсом и Эдом Симмонсом. Она близка к тому, что происходит между нами. Пол, например, обычно встает рано, а мы со Стивом скорее совы, поэтому в студию приходим ближе к полудню. Но такая система вполне себе рабочая. Никто над нами с палкой не стоит, не заставляет делать. Одним словом все у нас снова крутится. Все здорово и это нереально круто! 


Это немного удивительно, что вы так открыто говорите о том, как устроена ваша работа. 

У Пола всегда было много треков, над которыми он уже начал работу. Поэтому когда мы работаем вместе, наш рабочий процесс начинается с того, что я сначала начинаю всё отслушивать, потом делюсь своими мнениями, чтобы я сделал вот здесь или как бы развил идею тут. А иногда и вообще ничего не говорю — просто говорю, что трогать тут ничего не надо, все и так круто. Например, как треки, типа «Hoo Hoo Ha Ha», где мне просто остается сидеть, слушать и восторгаться. 


Мне кажется, что именно в вашем балансе и лежит секрет вашего специфического звучания. 

Мы очень разные по характеру, и брат мой куда более сбалансирован. Он обычно выступает в этакой роли исследователя, а я бегаю по студии и затем вываливаю идеи в зависимости от трека. 


Вчера я разговаривал с Полом о вашем умении говорить намеками, избегая прямых толкований. Как вы считаете, почему у электронной музыке не получается выражаться прямо? 

У нас с ним корни лежат в панк-музыке, а как вы знаете, общество в то время к панку относилось с недоумением как минимум. И хотя панк предпочитает говорить ясно и понятно, но все-таки в этой культуре очень много чего говорится намеками. Отвечая на ваш вопрос, я могу предположить, что электронная музыка всегда была аполитичной, избегала четких лозунгов. Если вы помните, то эта музыка на заре своей популярности для многих была своего рода эскапизмом. Люди тогда просто не хотели иметь с политической реальностью в Англии ничего общего. С одной стороны существовала гигантская рейв-сцена, с другой стороны власти прикладывали массу усилий борясь с экстази. Плюс власти подняли возраст получения пособия на жилье с 16 до 21 года. Из-за этого многие молодые люди превратились в сквоттеров и зарабатывать могли лишь организацией вечеринок. Теперь что-то подобное происходит с Брекзитом, от которого страдает прежде всего молодежь. Вот почему, мы подумали, что название трека «P. H. U. K.» стоит расшифровывать как «Please Help UK». 




Быть может Германия может стать новым убежищем? Я слышал, что в прошлом году вы для себя Берлин заново открыли. 

В прошлом году мы с женой прожили в Берлине целую неделю и это было бесподобно. Мне было даже немного стыдно, что я так долго не был в Берлине. Мне понравилось то, что клубах заботятся о том, чтобы люди чувствовали себя комфортно. Помню сильно удивился, что надо было камеры телефонов наклейками заклеивать. Я только потом понял, зачем это нужно было делать. Организаторы стремятся, чтобы люди не чатились постоянно, а слушали музыку. Плюс минимал-техно круто начинает звучать только на хорошем звуке, чтобы можно было расслушать каждую «тарелку». Одним словом да, если я когда-нибудь задумаюсь о переезде из Англии, то Берлин входит в список потенциальных мест для переезда.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы