Пионер: Ларри Хёрд

25 сентября 09:15

Вот уже более тридцати лет мы живем в ритме хаус-музыки, музыкального движения, которое за это время стало чем-то большим, чем «местью диско» (если воспользоваться знаменитой цитатой крестного отца жанра, Фрэнки Наклза). И как и со всеми другими музыкальными сценами, зарождение хаус-музыки было неоднократно пересказано, аккуратно каталогизировано, и исхожено вдоль и поперек — так сформировался канон хаус-музыки. Мы все знаем, что Наклз — крестный отец жанра, Рон Харди — музыкальный экспериментатор, Trax — лейбл, который дал нам «Your Love», «Move Your Body» и «Acid Tracks», а Чикаго — город, который и взрастил большую частью этой яркой креативности. 

Но даже с работами, которые на заре становления хаус-музыки оказали самое серьезное влияние на весь жанр (включая трек, который положил начало целому поджанру) история Ларри Хёрда до сих пор практически неизвестна. Никто не отрицает тот вклад, что этот музыкант привнес в танцевальную музыку, но очень сложно найти какие-то качестве в его биографии, которые обычно фигурируют в биографиях других «легенд». Но как только начинаешь разговаривать с Хёрдом, то тотчас понимаешь, почему вместо себя он позволял говорить музыке. При личной встрече он оказывается очень скромным человеком, предпочитающим говорить негромко. А музыка — это музыка. Он ее создает, он ее любит, и надеется, что другие получают от нее точно такое же наслаждение какое получает он сам. 



Родившийся на юге Чикаго, Хёрд с детства испытывал к музыке неутолимый голод, постоянно прося своих родителей взять его с собой в музыкальные магазины. Благодаря пианино, что стояло в семейном доме, он не был пассивным потребителем музыки, плюс игра на ударных и басу в кавер-группах предшествовали его знакомству с синтезаторами, с которыми он познакомился благодаря товарищу по группе. Первый его релиз, «Mystery Of Love», вышел в 1985 году. Вы можете в это поверить? Один из фундаментальных треков в истории хаус-музыки, трек, который сильно позже сэмлировал Канье Уэст, познакомил мир с его псевдонимом Mr. Fingers. Следующей вышла пластинка «The Washing Machine» на Trax и она содержала трек «Can You Feel It», который вдохновил (и продолжает вдохновлять) многочисленных продюсеров по всему миру. 

Объединив усилия с вокалистом Робертом Оуэнсом и Роном Уилсоном Хёрд создал группу Fingers Inc, которая в 1988 году записала культовый альбом «Another Side». Это событие стало определяющим моментом в истории группы. Музыка была революционной и яркой. Обложка альбома была исполнена примерно в том же стиле, в каком тогда многие поп-коллективы предпочитали оформлять свои работы. Однако, группа просуществовала ровно один альбом, после чего Хёрд переключился на другие проекты. В 1992 году Mr Fingers выпустил «Introduction» и лишь в 1994 году он выпустил музыку под собственным именем — альбом «Scenarios Not Songs, Volume One». Совершенно понятно, что он никогда не стремился быть в центре внимания, и всем своим творчеством Хёрд показывал, что куда важнее то, что ты делаешь, то есть музыка, которую он никогда не ограничивал для себя какими-то узкими жанровыми определениями, невзирая на то, что он сам считается изобретателем жанра дип-хаус. 

На протяжении девяностых и нулевых Хёрд продолжал оставаться новатором. Он создавал новые псевдонимы, продолжал участвовать в совместных проектах и все так же записывал треки, пропитанные эмоциями и грувом (первыми здесь приходят на ум «Burning» и «Missing You»). В 2012 году он перестал гастролировать из-за травмы уха, и к этому решению он подошел спокойно, однако в прошлом году вернулся к гастрольной деятельности и теперь выступает с новым живым шоу. В этом году он планирует выпустить новый альбом, фактически первый после «Loose Fingers (Soundtrack From The Duality Double-Play)» вышедший в 2005 году. 


Я где-то вычитал, что вы пытались записывать диско, но у все получилось не так. Это правда? 

Ну когда ты делаешь это совершенно не с таким бюджетом как у Джорджио Мородера, то все конечно будет звучать не так и очень минималистично. Я думаю, что этот привкус шершавости, который чувствуется в музыке Детройта и Чикаго получился от того, что ни у кого из нас не было доступа к навороченным студиям и оборудованию, поэтому приходилось задействовать всю свою изобретательность. 


У вас был опыт игры в чикагских группах. А когда у вас возникло желание самостоятельно записывать музыку? 

Я вырос в доме, в котором было пианино, поэтому мы всегда на нем бренчали. Потом уже появились синтезаторы, но мне не удавалось с ними познакомиться вживую до конца 70-х, когда я уже играл в группах, и клавишник одной из них показал мне что это такое. Наверное в тот момент я и осознал всю потенциальную мощь, сколько всего можно с их помощью сделать. Поэтому меня они и заинтересовали. И только после того, как я ушел из своей последней группы, году, наверное, в 1983-м, я начал отчаянно экономить для того, чтобы купить свой синтезатор. 


На протяжении всей вашей карьеры вас представляли как «настоящего артиста», что именно вы привнесли соул и джаз во что-то создаваемое машинами. Вы считаете это верное определение? 

Я вышел из среды, которая была пропитана соул-музыкой и играл соул и фанк, поэтому, возможно, у меня есть некоторый опыт понимая этой музыки. Это несколько иное, чем простое прослушивание — это вовлечение: играя песни Cameo, Confunkshun и Earth, Wind And Fire чему-то в процессе учишься. 


Какие тогда, на первых этапах, были инструменты, которые вам были необходимы? 

Ну у меня мало что тогда было. Я начинал с Roland Jupiter 6, плюс DX7 и Roland TR 707 — вот и все, что у меня было, и из этого мне нужно было выжать то, что мне было нужно. 




И сколько первых треков, вроде «Another Side», «Mystery Of Love» и «Can You Feel It» было записано на этом оборудовании? 

«Can You Feel It» был записан на Jupiter 6 и 707-й. В общем-то, многие из них, включая и «Mystery Of Love» и «I’m Strong», были записаны на DX7 и Jupiter 6. Фактически все мои ранние релизы были записаны на этом оборудовании, поскольку мне нужно было откладывать деньги и постепенно закупаться новыми железяками. 


Я читал, что эти треки у вас получались довольно легко, а иногда и вовсе случайно. Что вы думаете относительно того, что эти треки сегодня считают классикой хаус-музыки? 

Ну, это же замечательно! Мне кажется, что главное и единственное стремление всякого, сочиняющего музыку состоит в том, чтобы люди получали от этого наслаждение. Поэтому конечно же замечательно, что люди настолько позитивно воспринимают мой труд, и продолжают получать удовольствие все эти годы, молодое поколение с удовольствием открывает эту музыку. Это же превосходно! Я не мог о таком и мечтать. 


С момента выхода этих треков, как вы думаете, какие заметные изменения произошло в хаус-музыке? 

Сменилась публика, и поколение постарше уже стали бабушками и дедушками, поэтому идет процесс эволюции, как и все вокруг нас. То есть не получилось так, что эту музыку слушает и создает некая одна группа людей. Даже в журнале, в котором вы работаете, 20 лет назад работали совершенно другие люди. Музыка ведь не какая-то инопланетная форма жизни, а вы все еще люди с планеты Земля, которые ее создают. 


У вас всегда было много псевдонимов. Зачем они вам? 

Это же весело! Ты можешь воспользоваться альтер эго чтобы посмотреть на что-то под другим углом. Ну и я просто в каком-то смысле следовал дорогой, которую когда-то показал нам всем Джордж Клинтон. 



Parliament-Funkadelic оказали на вашу карьеру серьезное влияние, ведь так? 

Скорее это было мое музыкальное воспитание. Мой отец принес домой альбом Funkadelic, самый первый, с лицами в кругах. Это было году в 1970-м, задолго до выхода «Mystery Of Love». То есть у меня было 15 лет на то, чтобы наслушаться альбомов Funkadelic, Parliament и Brides Of Funkenstein, и всех тех многочисленных производных. Я прослушал все, что у них выходило. Мы с братом дрались за то, чтобы послушать альбомы «Mothership Connection»: «Это мой альбом — твой царапанный!» Так что это все из семьи пришло, и именно взаимодействие семьи и музыки дало такой результат.


Давайте поговорим про сегодняшний день. Можете немного рассказать об альбоме, который выходит у вас в этом году? В каком-то направлении вы двигаетесь? 

Мне кажется, что он продолжает идти в русле уже выпущенных. Я думаю, что люди, которым понравилась «Qwazars», будет он понятен. Альбом вот в таком духе будет выдержан. Ну я даже не знаю как его описать точнее. Музыка вполне способна описать себя самостоятельно, поскольку у каждого слушателя свое представление. Поэтому пусть каждый послушает и сделает выводы для себя самостоятельно. 

То есть слушатель получает полное право решать — для него эта музыка или не для него. Один может послушать и сказать, «О, это — дип-хаус», а ты ему в ответ, «нет, это текхаус!», «нет, это хаус» и все в таком духе. Но меня такой вид дискуссии вообще не занимает, просто потому, что я хочу слушать музыку. Я не хочу писать диссертации на тему того, что я думаю, просто потому, что это все пустое. Именно это и надо делать с «Songs Is The Key Of Life». Просто полюбите этот альбом. 


Многие люди считают, что вы придумали дип-хаус. Вы как к этому относитесь? Считаете это правдой? Как вы вообще к жанровым ярлыкам относитесь? 

Ну я определенно сыграл некоторую роль в том, что считается эйсид-хаусом и дип-хаусом. Хотя бы просто потому, что я привнес свой персональный стиль. И совершенно не потому, что я намеренно решил записать эйсид-хаус или дип-хаус. Просто так сложилось, что это пришлось ко двору, что эту музыку принял танцпол, полюбили диджеи, и эта музыка хорошо вписывалась в их сеты. 


Ваш новый альбом будет для танцполов или все-таки он будет смешанным?

Он будет смешанным — для танцпола и для дома. Я всегда пытаюсь придерживаться такого подхода — не записывать музыку исключительно для андеграунда или наоборот. Я стремлюсь сделать его доступным и понятным. Безусловно, у тебя появляются определенные обязательства перед людьми, которые слушают твою музыку на протяжении многих лет, но все-таки хочется отрывать для себя новых людей, которые никогда еще о тебе не слышали.




Сегодняшний политический климат кажется беспрецедентным большому количеству людей. Как вы думаете, на вашу музыку это как-то повлияло? 

Скорее никак. Повторюсь — музыка должна нести терапевтический эффект, а не вызывать споры. Именно для этого музыка и нужна. Все-таки музыка должна нести в себе что-то приятное. Я понимаю, что если ты студент и сидишь перед профессором — это одно, но когда я был ребенком и покупал сорокапятки, то последнее, что мне хотелось — это услышать что-то жесткое и депрессивное. Ты хочешь повеселиться! 


Ну только если вы не спорили с братом о том, чья именно поцарапанная пластинка Funkadelic. 

Ну мы же знали, что его! Он просто хотел у меня взять новенькую копию! Но музыка вещь куда более сильная, и у меня музыка вызывает куда больше ассоциаций. Помню как мои мама и папа сидели дома и ставили пластинки — папа крутил Сару Воан, Каунта Бэйси, Sha Na Na, Little Anthony и Imperials. Ну и большинство детей склонны подражать своим родителям, поэтому я ходил в музыкальные магазины, в которых спускал деньги, которые мне давали на завтраки в школе. Поэтому в музыке для меня четко прослеживается семейная связь. 


Год назад у вас были планы по выпуску большого количества неизданной музыки, но мини-тур это все поставил на паузу. Вы еще не отказались от своей задумки выпустить что-то из вашего большого архива или старых треков? 

Да, желание никуда не исчезло! Понятно, что если я отправлюсь на гастроли, то замирает студийная деятельность. Даже когда я начал чаще выступать в качестве диджея, то у меня стали реже выходить релизы, просто потому, что времени на них уже не хватало. Нельзя быть в двух местах одновременно. Я не суперзвезда, и поэтому у меня нет в штате десятков людей. Нам приходится обходиться минимальным штатом. 


Говоря о гастролях, вы довольны? 

Еще бы! 


Какие причины стоят за вашим решением увеличить количество выступлений? 

Просто так хочет публика. Все началось с Dimensions. Один из наших друзей и бизнес-партнеров, который работает с этим фестивалем, высказал эту идею, а на тот момент это была последняя вещь которая крутилась у меня в голове. Но как только он высказал идею, мне пришлось посмотреть как в этой области сегодня обстоят дела, посмотреть что же сегодня из себя представляют живые выступления. 


И что же сегодня из себя представляет ваше живое выступление? 

Оно всегда отличается, поэтому я всегда интересуюсь кто играет передо мной, смотрю их выступления на YouTube, слушаю их музыку, чтобы понимать к чему готовиться. 


Какие артисты вас вдохновляют? 

Сейчас не вспомню, но вот мой менеджер настоятельно советует посмотреть на Jamie XX и разных других артистов, обратить внимание на их шоу и визуальную часть, которые сопровождают их выступления. Мне кажется, что я начал двигаться в эту сторону, а потом немного сбился с пути. 


Если говорить с точки зрения задействованных людей, то как устроено ваше шоу? 

Это будем мы с мистером [Чэдом] Уайтом, плюс парень, который отвечает за графику. Его зовут Даниэль. На самом концерте мы с Чэдом на клавишах играем, плюс он еще подпевает. 


Данное интервью выходит в серии материалов посвященных пионерам танцевальной музыки, и вас всегда относят к их числу. Помните тот момент, когда вы поняли, что соответствуете этому определению? 

Мне кажется, что это почти сразу началось, поскольку пресса заинтересовалась этой растущей техно/ хаус-сценой. Мы ничего такого не говорили, это все на совести прессы, поскольку люди так обычно о себе не говорят. 


Был ли момент, когда вы поняли, что теперь сможете заниматься музыкой всю оставшуюся жизнь?

Такого момента, на самом деле, не бывает, потому что жизнь идет то вверх, то вниз. Ты никогда точно не знаешь, что сможешь себя этим прокормить. Если у тебя получается — здорово и ты должен быть благодарен, но если у тебя не получается, то значит как-то надо крутиться. Но я ничем другим кроме музыки не занимался. А так, да, приходится крутиться чтобы выжить. 


Что для вас означает, когда люди говорят о вас, как о пионере жанра, который стал настолько популярен? 

Я думаю, что определение пионера осталось тем же. Люди просто начинают какое-то движение. Не бывает такого, что, например, сидели Джесси Сондерс, Джейми Принсипл и я и говорим друг другу, «а давайте пионерами станем». Ты просто делаешь то, что делаешь, и потом вполне может статься так, что ты в чем-то был одним из первых. И в моем случае именно так и было — я совершенно не знал, были ли мы первопроходцами в чем-либо. Конечно я знал, что синтезаторы и драм-мащины на то время были в диковинку, и я рос в окружении большого количества хардроковых музыкантов, которые вообще не хотели иметь ничего общего с синтезаторами, драм-машинами или чем-то вроде этого. Поэтому данный путь был свободен и отрыт тем, кого привлекали эти инструменты, кто интересовался переосмыслением музыки. Среди них были и музыканты, типа Херби Хэнкока, который просто подхватил начавшуюся волну, тоже самое сделал и Стиви Уандер. Многие взяли эти на вооружение, но просто многие хотели и дальше придерживаться сложившихся традиций. 



Насколько важную роль технологии и новые идеи играют в вашей карьере? 

Не могу сказать, что много об этом думал. Если ты сталкиваешься с чем-то, и это что-то для тебя будет полезно, то ты используешь. Я, например, думаю о практичности — то есть не надо покупать каждый новый синтезатор. Или же каждую новую программу, просто потому что она только что вышла. Ведь чтобы научиться ее правильно использовать ты должен ее установить на компьютер и потратить время на ее изучение. Это все равно как если бы ты каждый раз начинал все заново. Я же использую только те инструменты, которые работают на меня. Они не должны быть необычными, они не должны быть самыми новыми или дорогими. Они просто должны работать так, как нужно мне.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы