Выжить в регионах: Gamayun

19 декабря 11:37

Mixmag Russia продолжает исследовать российскую электронную сцену и ситуацию с клубами в провинции. В этом выпуске проекта «Выжить в регионах» — музыканты Антон Двоенко и Станислав Митрофанов из Смоленска. А 23 декабря в эфире RTS.fm они отыграют свою новую живую программу.


Начало

Антон: В пять лет я научился самостоятельно надевать наушники, ставить пластинки на папином проигрывателе и крутить на нем все подряд. Кроме Розенбаума. У родителей было много разной музыки: классическая, барды вроде Булата Окуджавы и конечно The Beatles. Однажды папа принес домой электронное пианино «Электроника ЭМ-15» Venta. Я его распаковал, мне его включили со словами: «Играть будешь? А ты умеешь?» Я кивнул головой. И начал играть, как будто умею. Что-то даже связное получилось. Тут же главное уверенность — делать вид, что ты делаешь все правильно.

После этого меня отправили в музыкальную школу. Я конечно сопротивлялся — все парни шли на санках кататься и в футбол играть, а я к 8 утра топал на занятия. Но как только закончилась музыкальная школа, появилась свобода. Я понял, что на пианино могу исполнять не только Гайдна, а вообще все, что хочу. Поехал к брату в Москву, нашел там магазин с нотами, купил джазовые и начал их ковырять — очень сложно было. Но зато так я понял, что музыка мне интересна, и интересна настолько, что можно посвятить ей свою жизнь.

В Смоленске был музыкальный магазин «Мелодия» с дисками и кассетами. Там я добывал много джаза, очень нравился Пэт Мэтини — купил его диск «American Garage/Still Life (Talking)» и закрутил его до дыр. Подпевал ему и знал партии вплоть до ноты даже в импровизациях. Хотел в будущем стать таким же крутым, как и он. Вообще мне нравилась джазовая гитара, фьюжн — Джон Скофилд, Джон Маклафлин. Потом после пианино я освоил гитару и подбирал услышанное на двух инструментах. Я все забросил, родители ругались, что я ничего не делал, только бренчал. Просыпался и фанатично бренчал сутками. Железяки появлялись постепенно: сначала одалживал у друзей синтезаторы «Ритм-2», Farfisa, Roland Juno 106, разные эффекты, потом стали появляться собственные: «Поливокс», Korg Triton, Korg Poly 800, Roland SP-404.




Стас: Мои родители были меломанами, дома было много пластинок: The Doors, The Beatles, Queen, Pink Floyd. Я еще мелкий заинтересовался музыкой, прыгал под нее. Мама работала в филармонии, водила меня туда в детстве на концерты советских джазовых исполнителей. А папа — кандидат технических наук. Он хотел, чтобы я пошел по его стопам, но меня не увлекала математика и физика. Я влюбился в музыку, и свое будущее видел только с ней. Лет в 14 мы с друзьями собрали банду «Утренничек», играли панк-рок. Ориентировались на Dead Kennedys, Public Image Ltd, Sex Pistols. Со временем я стал слушать больше разной музыки — одним панком же не насытишься. Помню, как услышал пластинку группы Parliament — а там коллектив из человек 12, а может и больше, с кучей инструментов, которые перекликались и связывались в одну мелодию. Я сильно впечатлился и понял, что хочу в таком направлении двигаться. Стал углубляться в джаз, фьюжн, фанк в афробит. Нарыл записи Джеймса Брауна, Кертиса Мейфилда, Джонни «Guitar» Уотсона, Фела Кути. Постоянно хотелось погружаться в тему все глубже. Сильно впечатлял, и сейчас собственно тоже, процесс создания музыкальных картин в ходе импровизации. А вообще я барабанщик. Обучался на перкуссиониста, брал несколько уроков у Артура Газарова, параллельно играл фанк, соул, афробит в группе Soul Island.

Антон: Со Стасом мы познакомились 6 лет назад. На квартире отмечали день рождения друга. В одной из комнат стояло пианино, я удалился поиграть. И почувствовал, что кто-то наблюдал за мной. Так мы узнали друг о друге. Тогда я уже пробовал писать свою музыку. При этом всегда пытался дать послушать ее друзьям, ставил свои кассеты в машинах. Все называли меня занудой и просили забрать кассеты. (смеется)


Живое выступление Gamayun в «Кругозоре»


Через три года после того знакомства я написал Стасу и предложил встретиться. Я знал, что он хороший барабанщик, а мне нужен был такой. И еще я знал, что Стас хороший парень, и мне конечно нужен был именно такой. (смеется) Я сымитировал пару ритмов рукой по столу, ногой по полу, Стас моментально повторил. И мы сразу начали искать место, где будем репетировать.

Стас: Сначала мы делали группу Shadoways. Я играл на ударных, Антон — на клавишах, гитаре и пел. Это был такой афробит. Вообще, нам обоим по жизни интересен музыкальный эксперимент. Тогда мы создавали коллажи из мелодий и ритмических рисунков, и рождались целостные композиции. Постоянные импровизации и джемы приводили нас к новым открытиям.

Антон: Но выбранный нами жанр уже был серьезно исследован другими людьми. А нам хотелось создавать нечто новое. У меня были личные наработки — в сторону электроники, хауса и джаза, я их показал Стасу, и мы решили, что надо ими заниматься. В них было больше свободы для самовыражения. Так получился Gamayun.


Gamayun

Первые записи Gamayun появились 3 года назад. И практически сразу нашлись желающие издать нашу музыку. Вторая загруженная на soundcloud композиция «Slum Odyssey» попала на сборник немецкого лейбла Rough House Rosie, и спустя несколько месяцев мы уже держали пластинку в руках. Потом получилась EP Local Talks на лейбле Udacha. В Петербурге через Сашу Хупу — коннектора всея Руси — Антону посчастливилось познакомиться с владельцем Udacha Алексеем, а еще с Flaty и Dices. И третий релиз «Udacha 13» также вышел на любимом лейбле. Для него подобралась во всех смыслах свободная музыка — ничем не скованная, ни сознательно, ни подсознательно. И наше творчество уже полетело за океан. В начале следующего года выйдет виниловая ипишка на лейбле из Чикаго Hesperian Sound Division.




Первое выступление, которое мы считаем манифестацией Gamayun, состоялось в московском пространстве «Наука и Искусство» два года назад на Udacha Label Night. Перед этим мы собрались и думали что нам делать: записать-то материал записали, а выступать с ним живьем казалось невозможным. И пока мы думали и пробовали, оказалось, что сыграть такой лайв вполне возможно, даже без запуска лупов из Ableton. В НИИ был хороший звук и классная атмосфера, поэтому мы получили большое удовольствие от своего дебюта. 

Потом в Смоленске пару раз выступали в кафе Aeblehaven нашего знакомого — там днем кукольный театр, вечером играют рок-группы, блюзмены, барды, и даже крафтовое пивко есть. Показали абсолютную импровизацию, получился супер-авангард, но нас не выгнали, дослушали до конца. (смеются) За этот год мы выступили на Present Perfect Festival в Петербурге, в «Кругозоре» и на двухлетии НИИ в Москве, недавно приехали из Минска, играли на мероприятии «Мечта».


Живое выступление Gamayun в «НИИ»


При этом мы никогда между собой не обсуждали, куда и к чему мы движемся. Все само в процессе рождается. Написание музыки — это всегда такая партия в шахматы с самим собой. Иногда мы импровизируем, но все равно наша импровизация продумана. И если все классно — в звучании есть энергия и гармония, а шероховатости только украшают, то можем сырой и необработанный трек считать законченным. Например, выпуск такого трека сейчас обсуждается с лейблом, возможно вскоре вы его услышите.


Смоленская музыкальная жизнь

Мы в детстве оба ходили в филармонию на концерты пианиста Даниила Крамера, только тогда еще не знали друг друга. Еще у нас работал танцзал «Молодость» с раскладными театральными стульчиками. Там проводился трехдневный фестиваль «Смоленский проект». Первый день был джазовым с концертами бигбендов и выпускников Смоленского музыкального училища. Второй, самый сочный день, был посвящен интересным джазовым и не только привозам, среди которых были Сергей Манукян, Apple Tea, Алексей Кузнецов, Инна Желанная. В третий день звучал рок, панк и грайндкор, но мы редко его посещали. Во времена выпуска из школы и начала института все услышанное там производило на нас огромное впечатление. Фестиваль проходил в декабре, и сентябрь начинался с того, что мы радовались скорому «Смоленскому проекту».




С конца 1990-х существовал крутой клуб «Орфей». Он был оформлен под подводную лодку, или просто это было помещение с трубами и бочками в интерьере, когда лофтовые пространства еще не были в моде. Поначалу там играл спидгараж, потом техно, хаус и минимал — время шло, мода менялась. Туда приходили именно танцевать, а не снимать девушек, как в каком-нибудь ЦДМ. «Орфей» просуществовал около 15 лет, а потом кто-то вдруг заметил, что он находился на территории медакадемии. Как это так? Это беспредел. И заварили входную дверь — все имущество осталось внутри. Или еще могли поджечь его — такое наверно везде в провинции происходит.

В Смоленске есть крепостная стена XVI века зодчего Федора Коня, он и в Москве кремлек построил. В одной из ее башен на последнем этаже был клуб «Башня» соответственно. В бойнице под огромной круглой крышей состоялось в том числе одно из первых выступлений Муджуса, когда он еще не был известен. С середины 2000-х случился провал в клубной жизни. Да он и сейчас продолжается. Хотя с годами общий культурный фон растет — люди не только прогрессив хаус научились воспринимать. Сейчас открыт клуб «Занзибар», Стас привозил туда Сашу Хупу, Ингу Мауэр, Филиппа Ойру, A.B.S.T.R.A, он же Hoavi.

Среди музыкантов стоит послушать Kabana, который делает классный даб, техно, эмбиент и выпускается на немецких лейблах. Leksha пишет разнообразную по жанрам музыку. Ближе всего по духу нам продюсер Indoor Plants — мы плотно с ним вместе занимались музыкой. Всегда включаем его композиции в свои подкасты. 




В городе даже есть коллекционер винила, ему лет 50. Он не диджей — у него магазины спортивной одежды, а для души целая музыкальная комната с колонками из бетона. В Смоленске полмиллиона жителей, но рейвы на заводах никогда не проводились — просто не собрать аудиторию. У нас даже бар не забивается, не то что цех. Даже 50 человек на вечеринки не приходят. Нет пятидесяти любителей музыки в городе.


Заключение

Смоленск — дремлющий город. Город работяг. Хотя заводы и те все накрылись. Мы решили, что хватит вариться в собственном соку. Безвылазно сидеть на студии конечно классно, но хочется общаться с музыкантами, делать что-то совместно, делиться опытом, выступать и выпускаться. А как развиваться в профессиональном плане, не развиваясь в личностном? В Смоленске для нас уже все потеряло смысл, поэтому буквально пару недель назад мы перебрались жить в Петербург.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Редактор раздела «Академия»: Сергей Пушкин

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы