Образы и состояние Buttechno

15 июля 13:07

Взяв в название говорящий псевдоним Buttechno, он работает с Гошей Рубчинским, выступает на андеграундных вечеринках и на главном танцполе Berghain. Играл активную роль в творческом объединении Johns’ Kingdom. Отвечает за дизайн в московском «НИИ». Выпустил несколько пластинок в режиме самиздата, но, кажется, его творческая жизнь только начинается. 

В этом месяце на лейбле «ГОСТ Звук» у него выходит альбом «Ялта». Ради такого дела он раскрыл свое настоящее имя, а у Mixmag к нему уже успели накопиться вопросы. 

T

Большую часть своей сознательной жизни ты просуществовал в мире гитар — слушал эту музыку, играл ее. Как ты тогда воспринимал электронику? Как ты вообще к электронной музыке пришел?  

На самом деле никакой принципиальной разницы между гитарной и электронной музыкой я не вижу. Кто-то начинает слушать гитарную музыку и потом открывает для себя электронную, кто-то наоборот. Мне скорее важна атмосфера, нежели условные разделения на «электронику», «акустическую» и прочие виды музыки. 

<iframe width="750" height="422" src="https://www.youtube.com/embed/_2EstqD2RfM" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

То есть человек просто следует за каким-то определенным вайбом? 

Безусловно. В Midnite Cobras мы начинали с более грубых и быстрых вещей, по духу и форме близких к панку, далее постепенно начали искать другие вещи в звуке, усложнять конструкции, в какой-то момент начали интересоваться той музыкой, которую ты называешь «электронной». А вообще в молодости я много катался на скейтборде, ходил на панк-концерты и вел довольно лютый образ жизни. И в панке / хардкоре меня в первую очередь привлекала энергетика. В более осознанном возрасте мне стал интересен краут, прог, нью эйдж, я начал слушать и анализировать творчество групп, которые традиционно относятся к отцам этого жанра, узнавал о том, с чего они начинали и как эволюционировали. 

То есть можно сказать, что в электронику ты перешел через краут-рок?  

Отчасти да.   

Можешь ли назвать переломную песню?  

Конкретного трека нет, но я думаю, что важным историческим и музыкальным примером для меня явились Kraftwerk, которые показали, что грань между формами очень тонкая, и можно с помощью электронных инструментов показывать образы, которые до этого, казалось, были возможны только в определенной парадигме «гитарной» музыки, и наоборот. то есть границ вообще никаких нет. 

И дальше все больше стала интересовать электроника?  

В какой-то момент у Савьера (барабанщик группы «Ночные кобры» — прим. авт.) появился Roland SH-101, он начал записывать музыку под псевдонимом Burago. Это было мое первое столкновение с подобным инструментом, и это был крайне важный опыт. Тем интересней было изучать его, ничего не зная об основах синтеза и прочих базовых вещах — наивное и непосредственное восприятие инструмента часто дает более интересные и живые результаты.

Значит все началось с SH-101, а что было дальше?  

Потом появился более осознанный подход. Сейчас у меня есть куча всего, даже этот чертов модуляр, я уже понимаю и осознаю что, как и куда идет и как все это работает.

Гитару не забросил? Продолжаешь играть?  

Да, продолжаю. Энергия панка никуда не ушла, хотя сил, конечно, стало поменьше. (смеется) Например недавно в «МАРСе» гитарная импровизация была важной частью экспериментальной программы, которую я там исполнял. С помощью гитары можно очень много всего делать, она — очень важная часть моего звука.

Такое внимание к нойзу — это продолжение той самой панковской энергии в твоем случае? 

Нойз бывает разный. А вообще это слово в данный момент времени сильно обесценено, плюс каждый в него вкладывает какие-то свои понятия. Мне важно какие образы ты с помощью нойза/шума/дроуна/ (или того, что ты этим словом называешь) создаешь — потому что если там нет образов, то это мертвечина.

<iframe width="750" height="422" src="https://www.youtube.com/embed/MbelWFk-VT8" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

А в чем фишка нойза?  

Здесь нужно рассматривать каждый конкретный случай, каждого конкретного артиста и произведение. С одной стороны мне интересны эксперименты эпохи musique concrete, слушаю огромное количество композиторов тех времен. С другой стороны — Pan Sonic и Raster-Noton. С третьей — Boris, Sunn o))) и Кэйдзи Хайно. При том что каждого из этих исполнителей по отдельности я бы не назвал «нойзом». Это слишком общее, размытое и неподходящее определение. Здесь скорее важно то, с чем они работают — шум, деконструкция, отсутствие привычных форм. Это очень важные инструменты и способы создания (и познания) живого не только в музыке, но и в поэзии, вцелом в искусстве. Поэтому такой вопрос — он немного некорректен.

Мне кажется, что тут можно провести параллели с поэзией начала прошлого века: автоматическое письмо, верлибр — это все относится к схожим способам работы с материей. Для меня это один из важных способов работы со звуком.

В творчестве тех же Pan Sonic есть произведения, которые состоят буквально из одной-двух нот, но при этом они настолько же мощны в своей образности, насколько и минималистичны — и это уже настоящее мастерство. Такого состояния добиться очень сложно. И это надо быть в первую очередь поэтом, исследователем, не бояться ничего. А таких людей очень мало, тем более в современной музыке. Хотя, наверное, их всегда было мало, сложный вопрос.

То есть, существует музыка, для понимания которой нужно выучить ее язык?  

Конечно! Ну или хотя бы понимать контекст.

Музыку ты сам в свет тяжело отпускаешь?  

Тяжело. Мне нужно, чтобы я был доволен, а такое бывает очень редко. Это всегда поиск. А для того, чтобы я что-то нашел мне нужно порой очень долго сидеть, при этом долгое время не получая результата, которым я был хоть как-то доволен. С «Ялтой» было тяжело. Отбор музыки, то как расположены треки на альбоме — это все совместная работа с Ильдаром. Музыку отбирали вместе.

Есть ли у тебя самоцензура?  

Да. Но при этом я часто не до конца уверен в том, что делаю, и в случае с «Ялтой» я прислал Ильдару в том числе и те треки, в отношении которых были большие сомнения. Но как мы уже говорили — тут вопрос доверия. Я ему доверяю максимально.

Ильдар Зайнетдинов: Ну и далее он мне буквально каждый день слал новые треки. Заваливал в прямом смысле слова. Вырисовать единую линию было достаточно сложно, в связи с этим выпуск релиза затянулся.   

 

Павел Миляков: И он начал отбирать какие-то старые эмбиентные работы. Мне это поначалу не очень понравилось, но он меня убедил в каких-то вещах, сказал, к примеру, что Flaty (он же «АЭМ Ритм-каскад») и Lapti — люди, которым я безусловно доверяю — послушали и им понравилось. В итоге мы сложили это в какую-то цельную картину.

Почему «Ялта»? И почему Павел Миляков, а не Buttechno?  

Ну потому что это же «ГОСТ Звук». Там и Олег Буянов, а не OL.  

Ильдар Зайнетдинов: Не только поэтому. Я изначально думал, что будет «Баттехно», но релиз получился очень искренний. Моя задача заключалась в том, чтобы Пашу показать с другой стороны.  

А до этого с какой стороны его больше знали?  

Ильдар Зайнетдинов: Сложно описать словами, но, например, пластинка «Теплый стан» может тут служить ярким показателем. А мне хотелось показать его с другой стороны. И вот в таком контексте здесь куда органичнее Павел Миляков, а не Buttechno. Рождалось долго, но очень естественно. Но с «ГОСТ Звуком» всегда так — мы никуда не торопимся, потому что важен конечный результат.  

Павел Миляков: И вот только когда все сложилось, все встало на свои места — вот только тогда мы сказали: «Выпускаем».  

Почему все-таки «Ялта»?  

Для меня это особенное место, которое сильно повлияло на мое творчество.

Стремительный путь за такое короткое время прошел — от Ялты до Berghain меньше, чем за два года. Как думаешь, с чем связано?  

Честно говоря не знаю. От себя могу сказать что я посвящаю этому все свое время, сижу дни напролет за написанием, прослушиванием и поиском музыки. И совсем не чувствую что прошел какой-то путь — пока это только самое начало.

Ильдар: Мне кажется, ему еще помогает то, что у него визуальная сторона сильно прокачена, он же профессиональный дизайнер. И это дизайн-мышление проявляется во всем, что он делает. К оформлению всех своих релизов он подходит очень внимательно. Например, иллюстрации для «Ялты» делал его товарищ из Ялты — художник Вова Павлов, но финальное арт-решение было за Пашей.   

<iframe width="100%" height="166" scrolling="no" frameborder="no" src="https://w.soundcloud.com/player/?url=https%3A//api.soundcloud.com/tracks/269076945&color=ff5500&auto_play=false&hide_related=false&show_comments=true&show_user=true&show_reposts=false"></iframe>

В самом имени Buttechno фигурирует слово «техно». Есть ли у тебя любимцы из этой области?  

Классика — Роберт Худ, Джефф Миллз, Basic Channel и так далее. Хотя в том то и дело, что они в свое время открывали новое, взрывали существующий контекст, делали неповторимые совершенно вещи. Это сейчас они классики, но их музыка до сих пор звучит очень свежо и неповторимо, имет свой очень сильный характер и образность. 

До какого-то момента мне вся эта музыка казалась похожей. Но когда углубляешься в процесс, понимаешь, что только с поверхности это все звучит одинаково. И хотя с точки зрения продакшена в этой музыке набор средств примерно одинаков везде, но ты слушаешь один трек, и это музыка, а слушаешь другой, с тем же ритмом и даже сделанный на тех же драм-машинах и синтах — а он пустой. Поэтому наличие tr-909 не сделает тебя Миллзом или Фанкшном. Тут важно наличие кое-чего другого. 

А так как это все еще относится к танцевальной культуре, тем сложнее в этом контексте писать что-то стоящее, а не просто делать ритм, под который люди будут танцевать.

То есть вся фишка в вайбе?  

Необязательно. Есть еще какие-то мистические вещи, которые не объясняются словами и которым невозможно научиться. Искусство это же изначально таинство.

Есть такое ощущение, что люди, которые лайвом сегодня играют техно, являются рабами машин.  

Да, рабы машин довольно точное описание. Мои треки невозможно сыграть лайвом, поэтому многие из них на живом выступлении я просто свожу. Я всегда восхищался артистами, которые могут обложиться синтезаторами и сыграть лайв, который будет держать тебя от и до. Но это случается крайне редко.

Отыграть концерт — быть может это уже забытое искусство? 

Нет, просто это немного другой подход, потому что мне например на лайве с кучей машин очень тяжело управляться так, чтобы это звучало свежо и держало зрителя. Моя музыка часто записана живьем, это пойманные моменты зачастую случайных сочетаний и ритмов, которые повторить потом невозможно, не то что сыграть живьем. Ну и часто сам способ написания музыки не располагает к тому, чтобы именно ее играть лайвом. Я могу взять на лайв драм машину и синты и часть выступления импровизировать на них, но весь лайв так сыграть — будет скучно. В моем случае это совмещение каких-то записанных и пойманных вещей с живой импровизацией.

Ранее заходила речь о Джеффе Миллзе, и снова вернусь к нему. Не кажется ли тебе, что музыка Миллза потому и цепляет, что он когда-то работал на «Мотауне» и играл фанк?  

Конечно! Он эту самую энергию и реализует, только с помощью других средств и инструментов. И на самом деле важны не средства и инструменты, а важен ты сам, что и как ты можешь сделать, какие образы создавать.

Образы визуальные?  

Скорее поэтические. Например, когда ты читаешь хорошую поэзию, у тебя выстраивается некая картина, ты получаешь представление о чем-то, о чем напрямую это стихотворение не говорит. Довольно примитивное описание, но я думаю понятно, о чем речь.

Когда ты писал треки для «Ялты», их можно как-то объединить вместе? Какой-то единой магистральной темой?   

Наверное как-то можно, я только не знаю, как это описать. Музыку описывать словами очень сложно.  

Ильдар Зайнетдинов: В  том-то и штука, что с помощью музыки можно передать те эмоции, которые сложно или невозможно описать словами.  

<iframe width="750" height="422" src="https://www.youtube.com/embed/Msq0dhjWY_k" frameborder="0" allowfullscreen></iframe>

Ты пишешь музыку для показов Гоши Рубчинского. Как происходит ваше взаимодействие? 

Мы с ним познакомились в 2009 году, когда я еще работал в журнале «Афиша» и он попросил меня сделать дизайн приглашения на его показ. Поначалу мы сотрудничали в рамках дизайна, а уже когда я стал заниматься музыкой, мы решили попробовать что-то сделать на этом поле. Результатом нашей первой работы стала пластинка «Спорт», а сейчас я закончил работу над саундтреком к четвертому его показу. Как обычно это происходит? Гоша, работая над коллекцией, собирает некий мудборд, есть образы, которые хочется передать. также важную роль играет место, где будет проходить показ. Мы с ним плотно общаемся. Смотрю на то, что он делает, пытаюсь уловить его настрой и воплотить его в музыке. Но это всегда совместная работа: отбор треков, продумывание драматургии финального микса, и так далее. Обычно длится такая работа несколько месяцев.

Новое поколение в России — какое оно? Можешь описать?  

(смеется) Крутые они. Например, когда мне было 15, я гонял на скейте и слушал не очень хороший русский панк. А теперь люди того же возраста гоняют на скейтах, ходят в «НИИ», и музыку слушают классную. И это новое поколение — оно, конечно же, внутренне куда свободней, чем мы в свое время. Есть почему-то такое ощущение от них.

Альбом «Ялта» Павла Милякова вышел на лейбле «ГОСТ Звук»

15 июля в «НИИ» пройдет презентация альбома

{"width":750,"column_width":15,"columns_n":2,"gutter":720,"line":20}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io