Lay-Far: «Самое время начать слушать, а не говорить»

4 февраля 14:08

У российского продюсера Lay-Far выходит новый альбом – самое время задать ему несколько вопросов.

Лет семь назад Александр Лейфа (Lay-Far), коллекционер и брейкдансер из Сыктывкара, был одним из немногочисленной когорты московских диджеев эклектичного направления, совмещающего в себе хаус, соул, диско и джазовые влияния. А несколько позднее он с головой ушел в работу над собственной музыкой. Его дебютный альбом «So Many Ways», выпущенный в 2013 году на чикагском лейбле Glenview Records, разошёлся по топ-листам героев жанра - от Джайлса Питерсона и Мартина Иверсона (Atjazz) до Керри Чендлера и Маршалла Джефферсона. То, что Lay-Far делал как музыкант, не отличалось от вектора его диджейских интересов: он писал хаус, который словно разом облучали многочисленные стилистические влияния, и звучавший так, будто это чистокровный приемник английского брокен-бита 2000-х. С тех пор Lay-Far объездил полсвета, издал внушительное количество пластинок на самых разных лейблах, а в феврале у него выходит второй альбом «How I Communicate» на лейбле Local Talk – более мощный по звучанию и уровню музыкальных сотрудничеств, неизменно разнообразный и увлекательный.


Практически все пионеры брокен-бита уже отошли от того теплого фанкового звучания, которое пропагандировали в 2000-е, а твой новый альбом как раз совмещает в себе всё то, к чему сейчас редко обращаются — диско, фанк, соулфул-музыку. Ты нашёл свою нишу за эти два альбома? Или есть такие жанры, где ты хотел бы себя попробовать?

Со стороны виднее, есть ли прогресс или нет, но я понимаю, что продолжаю свой музыкальный путь. Моей задачей никогда не было найти какое-то одно звучание, которое удовлетворяет слушателей, и придерживаться его, производя одинаковые поделки. Я считаю, что пишу хаус-музыку, а она никогда не была статичной формой со своими четкими канонами. Альбом «How I Communicate» обладает хаус-эстетикой, но при этом заявляет, что базируется на всём том, из чего хаус вырос: это и диско, хип-хоп, джаз-фанк и даб, musique concrete, и электроакустическая музыка, или тот же самый постпанк. Как и многие, я вдохновляюсь всем многообразием музыки. Я вижу, что это преемственность и верность не «букве» хауса, а его духу. Когда я говорю, что я играю хаус, я подразумеваю, что играю практически всё. 


Когда я говорю,
что я играю хаус,
я подразумеваю,
что играю
практически всё

Но фанковый хаус – как раз сейчас редкость. Согласись, что в мировой музыке сейчас существует спрос на более холодный и плоский саунд, ледяные загадочные голоса.


Да, это то, что называется «фанки» - что-то прыгучее, неуловимое одновременно. Но скорее, это некая преемственность, идущая от джаз-фанка. Джой Негро недавно сделал репост клипа на мой трек «Like The First Time» и написал, что это, по его мнению, современный джаз-фанк.  
В этом я с ним согласен. Это мои корни, эстетика братьев Мизеллов, Роя Айерса, Хэрби Хенкока, Чика Кории, Джорджа Дюка и так далее. При этом это не слепое подражание героям, а некая скоромная попытка сделать шаг дальше. Безусловно, моя музыка базируется на традициях, но при этом она отчасти отражает музыкальную действительность здесь и сейчас. Звучит, на мой взгляд, своевременно, а с другой стороны, дистанцируется от этих новомодных европейских трендов и заигрываний с наследием черной музыки. Я просто продолжаю делать свое дело, как это было до моды на сэмплированные джазовые рифы и грязные хаус-биты, которая возникла в последние несколько лет.

В этом альбоме ты вступаешь в творческий союз с музыкантами высокой репутации. Это шаг вперёд, несмотря на то, что и на первом альбоме «So Many Ways» ты работал с прекрасными вокалистами. Например, трек «Jump Higher» записан с Марком де Клайв-Лоувом. Как происходил процесс записи альбома, как ты выбирал союзников для совместной работы?

В то время, когда создавался мой первый альбом, я особо не путешествовал по миру. Сейчас же я каждый месяц играю где-то за рубежом, что неизбежно ведет к тому, что ты лично знакомишься со своими единомышленниками и кумирами. Всех людей, принявших участие в записи альбома, я знаю лично. Росс Хиллард (Magic Number) – это басист у Atjazz, он работает с Керри Чендлером в его группе. С Эшли Бидлом и Дарреном Моррисом мы работали в их студии в городке Гастингс недалеко от Лондона, когда у меня был второй тур по Британии. С Марком де Клайв-Лоувом мы пересекались несколько раз и в Москве и Лондоне. Мне очень льстит, что он всегда поддерживал то, что я делаю. И ко второму альбому как раз назрела идея поработать друг с другом. Энн Уэллер — это, на самом деле, мой бывший букинг-агент из конторы Best Works. Получилось так, что в Берлине я остановился у братьев Kyodai, и они поставили свой новый трек, а на нём был вокал Аннет. Они говорят: «Наверное, ты её знаешь» — «Да, она мой агент», — отвечаю я. Мне очень понравился её голос, и я сразу с ней связался и пригласил спеть на моём альбоме. То есть все эти творческие союзы не были притянуты за уши, а произошли органически. У нас много точек соприкосновения, есть потребность творческого общения. Бывало, что мы прибегали к помощи скайпа, например, с Россом я согласовывал несколько моментов при личной встрече, а потом, когда вернулся домой, мы сидели в скайпе, и он музицировал под трек. 

Оба твоих альбома сделаны в таком олдскульном формате — в хорошем смысле этого слова, у них есть повествование, интро, аутро, интерлюдии, голоса, хлопки, маленькие мелодии, и это особый редкий жанр. Интересно, насколько твоё ожидание от альбома совпало с конечным ощущением от него.


Сложно сказать. По сравнению с первым альбомом, я чувствую, что «How I Communicate» получился более серьезным и глубоким, но при этом более понятным и демократичным. Первоначальная задумка состояла в том, чтобы сделать танцевальный и динамичный альбом. Но поскольку я не могу изменить своей природе – в процессе создания каждый трек начал обрастать образами, идеями и наполнился дополнительными смыслами. В итоге у альбома есть нарратив, некая цельная идея, а также множество скрытых смыслов и намеков, которые передаются через названия треков, слова песен, интерлюдии, скиты и так далее, но это не мешает музыке быть понятной, танцевальной и даже в чем-то приземленной. Такая вот демократичная концептуальность.

Само название кажется очень актуальным. Вопросы коммуникации и самовыражения в нашем мире особенно важны. Словами и тем, что ты считаешь самовыражением, легко навредить. 


Да, название можно рассматривать философски. Творец выражает себя через произведение искусства. Писатель общается с читателем через книги, музыкант — через музыку. И я считаю музыку наиболее действенным и понятным средством коммуникации, при этом эмоция, идея, мысль будет передана наиболее четко и понятно. У меня лингвистическое образование, и этим альбомом я как бы ставлю вопрос о важности и ценности вербальной коммуникации. Язык людей очень обманчив — любая фраза на любом языке мира, произнесённая без должного анализа, звучит как императив и неоспоримая истина, что неизбежно приводит к разночтениям, конфликтам, войнам. Даже то, что я сейчас сказал, уже можно трактовать неправильно. Чем больше мы используем средства языка, тем дальше мы уходим от сути вещей и начинаем выдавать желаемое за действительность. Самое время начать слушать, а не говорить.

Расскажи пару слов об обложке.

Её рисовал отличный дизайнер из Австралии Joel VDK. С его работами я познакомился через обложки своего друга и единомышленника Inkswel, и мне показалось, что он сможет передать замысел альбома графически четко и ярко, но сохраняя при этом психоделический элемент и некую неуловимую идею.

За несколько лет ты выпустил пластинки на самых разных известнейших лейблах, среди которых были Tru Thoughs, Atjazz Record Company, Basic Fingers, Rebirth — все те лейблы, за релизами которых ты следил много лет назад. Какой лейбл тебе оказался близок идеологически, ведь с Local Talk ты тоже начал работать недавно? Может, был некий трамплин среди них?

Действительно, мне удалось поработать с большим количеством лейблов, которые я искренне уважаю, и я несказанно благодарен этой возможности. Как такового очевидного трамплина не было — этим я могу разочаровать людей, которые считают, что можно с помощью одного релиза выскочить и улететь в стратосферу. Это был медленный путь, который, к слову, продолжается и по сей день. Пожалуй, он заканчивается, только когда перестаёшь писать музыку или уходишь в мир иной! Мой путь — это естественное развитие от малого к большему со своими взлетами и падениями – шаг за шагом. Что касается лейблов, лейбл — это семья, определённая философия, взгляд на музыку. Будучи музыкантом, ты понимаешь, твоя это философия или нет, и, соответственно, насколько тебе интересно быть частью лейбла, семьи. Лейбл же со своей стороны оценивает тебя как музыканта — насколько ты вписываешься и отражаешь оформленное музыкальное видение. На данный момент Local Talk полностью удовлетворяет меня как лейбл. У нас много общего с его владельцами Mad Mats и Tooli: схожие корни, вкусы, понимание вещей. Я рад, что им интересно выпускать мою музыку. У Local Talk отличный охват и как раз та публика, которую я могу назвать своей целевой аудиторией.

На новый альбом уже пишут ремиксы?

Могу поделиться дальнейшими планами. После того, как будут выпущены виниловая и цифровые версии альбома (февраль), а затем японская версия на CD (март), выйдет пластинка с ремиксами. В нее войдет авторская версия от Ge-Ology — это культовый диджей и продюсер, который продюсировал еще треки Тупака, а сейчас выпускается на Sound Signature у Тэо Пэрриша и играет разную музыку от хауса до неизвестного никому диско и буги. Второй ремикс от Mr. Scruff — одного из моих главных музыкальных кумиров, который, к слову, очень сильно повлиял на меня. Такой вот приятный бонус к альбому.

Я могу разочаровать людей, которые считают, что можно с помощью одного релиза выскочить

А японская CD-версия?


В марте планируется тур в Японию, приуроченный к изданию альбома. В Японии до сих пор актуален CD-формат — это одно из немногих мест на земле, где их еще выпускают и слушают. 

Кого из молодых российских и нероссийских музыкантов ты считаешь талантливым?

Из относительно молодых российских я определённо бы выделил Олега OL. Мне очень нравится, что он делает. Хотя OL’а сложно назвать новичком — он писал музыку, когда я еще только диджеил. Думаю, я бы хотел поработать с ним над следующим релизом. Кстати, его трек «Directions» я выпустил на своём лейбле In-Beat-Ween Music в прошлом году. Также хотел бы упомянуть нашего хип-хоп продюсера Boora, чей новый хаус-проект планируется к выпуску на моем лейбле. Новая российская сцена не может не радовать: Kito Jempere, Lapti, Pixelord, Lipelis, Symple Symetry…отличный экспортный продукт! 



В целом же я отдаю предпочтение западной «неоклассике» от Atjazz, Karizma, DJ Nature, Kai Alce и многим другим. Я тяготею именно к старой школе, которая сейчас двигает танцевальную музыку дальше. Тот же ветеран Atjazz на порядок интереснее и дальновиднее многих молодых хаус-продюсеров. Если проанализировать его творческий путь, то становится очевидным, что его музыка всегда прогрессировала в сторону танцпола. В одном письме он сказал, что со временем стал больше задумываться о том, как воспринимает его музыку публика. Он пришёл к тому, что танцевальная составляющая — это и есть то, что объединяет людей – и именно через нее он может всецело выразить себя как творец. Через танец происходит самораскрытие, общение. То есть создавая неглупую танцевальную музыку, ты налаживаешь духовное общение между людьми. Все мы помним заумные концептуальные альбомы артистов, которые под влиянием собственного эго уходили в астрал, забывая о слушателе. Недаром бытует мнение, что прогрессив-рок и джаз-рок «убил рок-н-ролл», променял его танцевальную основу, энергетику и необузданные эмоции на сложные абстрактные идеи. C «How I Communicate» моей целью не было создание заумного альбома, который никто не поймёт, а я бы думал: «Люди ещё не доросли до этой музыки». В рамках этого альбома я хотел одновременно остаться верным груву, с другой стороны — сделать это нетривиально и увлекательно. 

{"width":750,"column_width":750,"columns_n":1,"gutter":180,"line":24}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io