T

ИГРА

МУСКУЛАМИ

КАК BICEP ПРОБИВАЛИСЬ К СВОЕЙ ПОПУЛЯРНОСТИ

В определенных диджейских кругах, флешка принадлежащая Bicep является лакомым секретным оружием. На бэкстейдже амстердамского фестиваля Dekmantel чувствуется оживление. Местный герой, Джоб Джобсе, прямо сейчас играет перед тысячами рейверов, но ему нужно вскарабкаться по лестнице, чтобы в толпе гостей найти и позвать парней из Белфаста. И тут неожиданно на нижней площадке возникает Мэтт Макбрайр из Bicep и высоко подбрасывает крошечный прямоугольник, надеясь что его успеет поймать Джобсе. Джобсе с этим справляется на отлично, включает его в проигрыватель и тотчас начинает звучать веселое итало-диско, которое толпа приветствует на ура.

Такая игра происходит всякий раз, когда Bicep и Джобсе играют вместе. Этот трек был записан Bicep в качестве свадебного подарка своему агенту, и этот подарок дуэт держит под надежной защитой. Джобсе настолько большой фанат этой работы, что всякий раз, когда им доводится играть вместе, он упрашивает дуэт поставить этот трек. Между ними это уже стало чем-то вроде расхожей шутки, хотя музыкантам теперь можно выдохнуть. Еще недавно эти 30-летние Мэтт Макбрайар и Энди Фергюсон были всего лишь бывшими одноклассники, у которых был свой музыкальный блог, а теперь они уже вполне себе состоявшийся дуэт, который прямо сейчас живьем играет свой одноименный дебютный альбом на одном из самых уважаемых электронных фестивалей. Ставки высоки. m

«Чем выше ставки, тем больше нервов, — говорит Мэтт, самый высокий и разговорчивый из них двоих, подразумевая тем самым, что лайвы Bicep привлекают внимание все больше. «Мы собирали всё наше барахло в кромешной тьме, и с тех пор еще его не разбирали», — добавляет Энди, обладатель бороды, кажущийся резковатым и производящий впечатление, словно у него про запас найдется какая-нибудь колкая острота. «Если все пойдет не так, то оно обязательно пойдет не так, — продолжает Мэтт. — У нас есть примерно семьдесят кабелей, чтобы их распутать». Энди беспокойно потирает подбородок. «У нас не было шанса как следует набраться опыта на выступлениях в небольших клубах. Одно из наших первых живых выступлений состоялось на танцполе здоровенного фестиваля Field Day и это было... 

...Я НЕ ЗНАЮ ДАЖЕ КАК ОПИСАТЬ!

Это чистая правда, что популярность Bicep росла с огромной скоростью. Когда музыканты в 2008 году запустили свой блог Feel My Bicep, они стали стремительно эволюционировать — от интернет-пиратов до известных на весь мир диджеев, выпуская трек за треком мощнейшие танцпольные бомбы, и с легкостью зачеркивая пункты в своем гипотетическом списке достижений: стримы, Essential Mix, резиденция в лондонском клубе XOYO, выступления в рамках проекта Warehouse. Получив ремикс от Карла Крэйга, им удалось заручиться доверием со стороны публики, а их трехрукий логотип теперь стал настолько узнаваемым знаком качества, что некоторые их поклонники даже сделали с ним тату. 

Что самое важное — Bicep не утеряли своего положения законодателей вкусов. Через свои посты и серию миксов, собственные релизы и лейбл, целому поколению музыкальных фанатов они открывают мир странного диско, чудаковатой электроники и забытых хитов первых рейвов. Например, их роль в популяризации классического хаус-звучания, которое доминирует на танцполах последние пять лет, считается очень заметной, пусть даже они этого сами не признают. «Девяностые были последним великим десятилетием — замечательный был период», — говорит Энди, которого привлекает простота фортепиано и «ощущения абсолютной беззаботности». Именно это подпитывало их собственное творчество, и когда они осознали насколько распространенным стало это звучание, то «мы перестали его придерживаться». 

«Вероятно в тот момент мы начали крутить какие-то итало-диско-треки, о которых рассказывали у себя в блоге, — рассказывает Мэтт. — на что люди реагировали примерно так, „зачем вы такое ставите, вы же обычно крутите хаус девяностых“, на что я им обычно отвечал... 

...ДА ЭТО ЖЕ КРУТО!

Но эта ярко выраженная ретромания лишь часть истории Bicep. Они быстро нарастили мускулы в интересовавших их старых клубных жанрах. Их сегодняшние работы переключаются между брейкбитом, эмбиентом, итало-диско, трансом и техно: их музыка звучит прокачено, но никак не жирно. Вышеперечисленные жанры уже проникли в широкий клубный мир, но Bicep это все несколько поднадоело. «Мы траекторию нашего движения меняем всякий раз, как только люди к этому привыкают», — объясняет Энди. Вне своего блога с бесплатной музыкой, Bicep не особо стремятся раздавать слишком много. Вместе с этим, будучи олицетворением современной истории успеха, сами музыканты сохраняют невозмутимость. «Я бы не сказал, что мы аутсайдеры, — говорит Энди. — Скорее мы инсайдеры, которые предпочитают тишину». 

Но не стоит вестись на тишину: похоже, что между участниками Bicep во время выступлений образуется телепатическая связь. Возможно, в этом нет ничего необычного, когда узнаешь, что друг с другом они познакомились, когда им было по девять лет, их дружба зародилась на уроке регби в Белфасте. Энди больше тяготел к панку и хэви-металу, а Мэтт и вовсе не любил хаус-музыку. За любовь к электронной музыки стоит благодарить его подругу, которая «случайно подарила альбом Афекса Твина», который и расширил враз его музыкальные горизонты. Правда и в том, что Мэтт чуть быстрее Энди прочувствовал танцевальную музыку, за что стоит благодарить его высокий рост, поскольку он мог легко проходить в местный ночной клуб Shine. «Нам было по шестнадцать лет, и мы подкладывали себе в обувь теннисные мячи, чтобы казаться выше на несколько дюймов, — вспоминает Мэтт. — У нас и документы фальшивые были». 

Паломничества в Shine довольно быстро обрели популярности в кругу друзей Мэтта и Энди. Во время своих посещений клуба, они видели в действии диджеев, вроде Underground Resistance, Дэйва Кларка и Эндрю Уэзеролла, игравших жесткое техно. Их новообретенный интерес к электронной музыке разбудил в них серьезный интерес к истории. «Каждую неделю наши друзья приходили в гараж моего друга, чтобы перед походом в клуб покрутить компакт-диски, — рассказывает Энди. — И чтобы покрутить музыку, нужно было еще заслужить это право». Стили, которые звучали в том гараже, можно было назвать музыкальной вселенной Bicep, пусть даже весьма неожиданной. «Круто было отрыть какую-нибудь всеми забытую пауэр-балладу, — вспоминает Мэтт. — То есть я говорю не о тех, что звучат в шоу Джереми Кларксона, а о редких, мало кому известных песнях». 

Блог Feel My Bicep изначально задумывался, как способ поддержки связи с друзьями, которые разъехались по британским университетам, чтобы все они и дальше продолжали откапывать редкости и странную музыку. На тот момент, особой популярностью пользовался минимал, и, по словам музыкантов, «это был период самой бездушной музыки», поэтому они «ушли в итало-диско, как в музыку абсолютно противоположную». На самом деле, первым постом в их блоге стал рассказ о The Tough «A New Chance» (Mungolian Jet Set Remix), психоделическое диско, выпущенное лейблом Modular. Следующими были посты посвященные старым релизам Kompakt. Но в основе блога, невзирая на жанры, было дуракавалянье, которое перемежалось рипованными ремиксами, развязными рецензиями и картинками. 

Сегодня в это сложно поверить, но когда они запустили лейбл Feel My Bicep, говорит Мэтт, «в YouTube ничего стоящего найти было нельзя. Это была эпоха до SoundCloud». Блоги такого типа были единственным способом прикоснуться к широкому диапазону танцевальных звуков последних десятилетий. Энди и Мэтт находили старые релизы перетряхивая стоки в магазинах — сегодня они очень жалеют, что на это у них уже просто нет свободного времени. Мэтт жалуется на то, что «много людей увлекается музыкой, но им недостает терпения в поиске новой музыки», не говоря уже о том, что пластинка, на поиск которой диджей раньше тратил годы, теперь легко гуглится в интернете или на специализированных форумах. Но в основном, говорит Энди, им нравилась свобода «быть никем, делать то, что хочешь. Мы всегда хотели делать по-своему и избегать чьего-то контроля». Похоже, это важное заявление, которое и определяет все их творчество — но об этом дальше. 

Довольно быстро блог обрел популярность — на пике он собирал 100 000 просмотров в месяц. Запросы на диджейские выступления стали поступать со всего мира. К этому времени Мэтт эмигрировал в Дубаи, Энди жил в Лондоне, и дуэт поддерживал жизнь блога и осуществлял поиск музыки межконтинентально, попутно еще и работая полный рабочий день. Блог был их способом поддерживать контакт, и довольно скоро ребята стали обмениваться своими знаниями в области студийной работы через Skype, перекидывая друг другу собственные треки. 

Успеха добилась одна из первых их работ — хаус-трек «Vision Of Love» вышедший в 2012 году, который и убедил их, что есть шанс сделать музыку своей карьерой, правда для этого им необходимо было работать хотя бы в одном часовом поясе. Поэтому Мэтт вернулся обратно в Лондон, на фрилансе работая дизайнером, и так пара сделала собственную студию. Они начали брать уроки игры на фортепиано, донимали других продюсеров вопросами касавшиеся студийной работы. И это им давалось не всегда легко. Зачастую они едва сводили концы с концами, и приходилось экономить каждую копейку. «Были моменты, когда у нас в буквальном смысле опускались руки», — признается Энди, пусть даже сложности заставляли их работать еще усерднее. «Когда оба бросили свои работы, то тут ничего тебе просто так не упадет, — говорит Мэтт. — Ты... 

...ЦЕНИШЬ КАЖДУЮ МЕЛОЧЬ.

Удивительно, но то, что они принялись интересоваться хаус-музыкой девяностых, тоже получилось из-за их бедственного положения. «Мы не могли позволить себе любые драм-машины и синтезаторы, поэтому в каком-то смысле мы были ограничены, — говорит Мэтт. — Куда проще было нарезать сэмплов и сделать из них что-то достойное» — в противоположность использования дорогостоящего синтезатора, чтобы сделать более сложную музыку. «Так что мы пошли по самому простому пути, — продолжает Энди, — то есть принялись сэмплировать органы, вокал, ударные и делать все сырым, необработанным. Многие артисты в девяностые могли себе позволить что-то одно, скажем пианино [Korg] M1». «Поэтому люди и занимались этим, — подытоживает Мэтт. — Потому что это было доступно». 

Можно подумать, что довольно большое количество современных продюсеров поняли, что это очень простой путь, и вскоре на танцполах загрохотало обновленное аналоговое хаус-звучание. Bicep решили поступить по-своему. «Мы, похоже, записали треков на два альбома, но так и не решились их издать, и двинулись дальше, — говорит Мэтт. — Мне вообще не близка идея делать что-то предсказуемое». 

Популярность их первых релизов позволила им начать выстраивать полноценную студию, о которой они мечтали со времен совместной работы с кудесниками в области аналога Simian Mobile Disco в 2013 году. Им пришлось посмотреть в будущее с максимальной серьезностью. «Это был период, когда мы остановились и подумали о том, что нам есть что сказать музыкально, — рассказывает Мэтт. — Мы могли собирать синтезаторы и прочие железки. Мы как раз встали на ноги, и поняли чего именно мы хотим, и только тогда вернулись к работе». Возвращение произошло с выпуском пластинки «Just». Заглавный трек демонстрирует их более глубокую, более экспрессивную сторону с блипающими мелодиями и реверансами в сторону Детройта. Этот трек Mixmag признал лучшим треком 2015 года.

Всего два года назад они еще раз крутанули жанрами. На главной сцене Dekmantel, Bicep развернули свое живое шоу, в котором старые треки перетекали в новые, и вся эта звуковая атака обрушивалась из колонок, словно они только что сюда переместились с одного из первых рейвов. Время от времени не хватало белых перчаток и только гигантская светодиодная стена на сцене служила напоминанием, что на дворе 2017 год, а не 1991. Брейкбиты грохочут, их второй сингл, «Glue», сочетает дерганые синтезаторы и эмбиентную атмосферу, где-то вдруг прорывается мощная «бочка», и трек с альбома, «Rain» связывает между собой техно, вокальный огрызок, напоминающий «Voodoo Ray» и металлический IDM — в итоге получается буря эйфории. Все эти звуки по отдельности вряд ли бы зацепили современную публику, но в исполнении Bicep это олдскульное рейв-звучание становится бриллиантовым. Толпа перед сценой беснуется от восторга. Omar-S прыгает за вертушками. А по окончанию выступления, техно-икона Роберт Худ заключает его в крепкие объятия. Уже потом доходят слухи, что Bicep свое выступление отмечали в баре аэропорта до девяти утра. 

Спустя несколько дней мы уже сидим с музыкантами в их новой студии в Восточном Лондоне, где вдоль стен громоздятся стойки драм-машин и синтезаторов. Электропианино Wurlitzer тихонько жужжит в углу, сверху на динамиках мерцает ароматическая свеча. Именно здесь Энди и Мэтт — сегодня одетые во все черное, в черных Vans, джинсах и футболках — чувствуют себя наиболее комфортно, обмениваясь историями о персонажах, которые им встречались во время поиска ими необходимого оборудования. Одну из железок, как выясняется, им продал их знакомый, который дружил с одной поп-звездой 80-х. «Этот парень пришел к нам в студию, — рассказывает Мэтт, — и такой, „Я дал послушать вашу музыку Бой Джорджу. Ему не понравилось!“». 

Но вполне возможно, что Бой Джордж найдет для себя что-то интересное в их дебютном альбоме. В нем чувствуется присутствие раннего Моби, Orbital, «Selected Ambient Works» Афекс Твина, транса, и даже эзотерики Стива Райха. «Есть некоторые треки, которые я даже не знаю, понравятся ли они людям», — признается Мэтт. Но, опять-таки, его это волнует не сильно. «Альбом ведь не о других людях, — продолжает он. — Он о нас, делающих что-то свое». Если и есть во всем этом какие-то переживания, говорит Мэтт, то это стремление к свободе: они хотят сделать что-то, что не подпадало бы «под ограничения прямолинейной танцпольной музыки», чтобы эта музыка подходила «для ходьбы, поездов, велосипедов — чего-нибудь такого, когда перед тобой открывается...

...ХОТЬ КАКОЙ-ТО ПЕЙЗАЖ.

Вспоминая содержимое их блога и их звуковую всеядность, ничего необычного в их альбоме не ощущаешь. Это просто оживший архив их постоянно меняющихся интересов, объединенный скорее вкусом, а не жанрами. Джангл начал возвращаться в 2014 году, эмбиент и техно в 2016. Они говорят, что таким образом стремятся сделать что-то новое из всех этих влияний, чтобы побудить себя к студийным экспериментам. Если треки начинали звучать слишком похоже — «или слишком трансово!», — тонко замечает Энди — они переделывали их по-новому, стремясь выйти из зоны комфорта. «На сегодняшний день существует целая прорва непонятной, скучной, вторичной, удобной музыки, — говорит он, — мы же пытаемся сделать что-то трогающее». «Да, да, мы стремимся избегать слишком комфортного и понятного, — добавляет Мэтт. — В первые несколько месяцев мы устраивали настоящие эксперименты, создавая какие-то гибриды, чуть ли не трэп». 

Вполне возможно, что свой трэп они приберегли для второго альбома. А сейчас их дебютный альбом это очередная попытка прыгнуть за рамки рейва, дать пять обычным чувакам, которые всю жизнь стараются превратить свое страстное увлечение музыкой в работу. Тут же возникает вопрос: в то время, когда курирование вступает в конкуренцию с настроенческими плейлистами Spotify, когда диджеи стремятся играть одно и тоже, как им быть? 

«То, что ты умеешь как следует погуглить и наворовать себе диджейские плейлисты, а потом играть их в каком-нибудь барчике, делает тебя всего лишь тем, кто копирует то, что он слышит, — отвечает Мэтт. — Настоящий же успех состоит в упорной работе, постоянной и неуклонной». И, конечно же, не стоит отметать наличие безупречного вкуса.

THE ROYAL STUDIO

Португальские специалисты по дизайну поработали над визуальным оформлением дебютного альбома Bicep

Несмотря на то, что музыканты сами по себе являются дизайнерами, оформлять свой дебютный альбом они не стали. Будучи большими поклонниками смелых дизайнерских решений португальской студии The Royal Studio, они связались с главой студии, Жуаном Кастро, еще до того, как подписали контракт с лейблом Ninja Tune. При оформлении альбома музыканты хотели бы уйти от ассоцииации с мускулами, и Кастро лишь приветствовал их начинание. «Мы с самого начала понимали, что нам нужно было действовать с нуля, — рассказывает он Mixmag из своего португальского офиса. — Нужно было передать наши ощущения от этой музыки». 

На самом деле Кастро — это вся команда в одном лице, однако для работы над оформлением альбома он пригласил еще троих дизайнеров-единомышленников — Ana Types Type, Lyft Creartive Studio и Xesna Studio. Перед началом работы Bicep дали им тематическую подборку изображений самых интересных проявлений типографики, отсылок к футуристам и дадаистам. Дизайнеры внимательно прослушали альбом и «разделили его примерно на 12 эмоций, какие-то были легковесные, какие-то индустриальные, с легким флером романтики». 

Сам Кастро хотел добиться отражения идеи, «когда ты гуляешь по городским улицам, ты словно пропитываешься музыкой, ощущаешь душевный подъем». Эта идея была подчерпнута из работ уругвайского мыслителя Эдуардо Галеано, который говорил, что можно «одним глазом смотреть в микроскоп, а другим — в телескоп». То есть, выражаясь иначе, сама идея имела две перспективы — одновременно приземленную и возвышенную. 

Все вышеперечисленное может показаться чересчур заумным, но на самом деле все причастные к работе хотели просто повеселиться. При работе над оформлением, художники потратили массу времени, «действовали почти как Джейсон Поллок, раскидываясь чернилами по бумаге, или придумывая сумасшедшие композиции с аэрозольными балончиками и карандашами», — рассказывает Кастро. Все эти эксперименты фиксировались на камеру, затем вручную обрабатывались, в результате получая ворох разнообразных комбинаций — или, как поясняет Кастро, «визуальный лексикон», с помощью которого можно было создать любое количество вариантов обложек (только у одного альбома Bicep их получилось четыре). 

Философия Галеано также нашла отражение в увеличенных размытых чернилах, поверхности, больше похожей на бетонную. Некоторые объекты намеренно выпуклые, другие фокусируются на незначительных деталях. В итоге это создает ощущение, будто ты находишься в двух состояниях одновременно и не понимаешь, смотришь ли ты на объект в макро- или микро-мире, увеличенный или уменьшенный. Яркая абстракция из кислотно-желтого, голубого и черного намеренно двусмысленная — в точности, как говорил Кастро, и электронная музыка в духе Bicep, которая открыта к любым трактовкам, открыта слушателю.

{"width":840,"column_width":187,"columns_n":4,"gutter":30,"line":24}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: formular; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 24px;}"}

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы