T

ГЛАВНАЯ ЦЕННОСТЬ

НЕПРЕРЫВНЫЙ

РОСТ

MALL GRAB

Джордон Александер ростом примерно метр семьдесят, но в своей мешковатой одежде он выглядит более коренастым: скажем, скейтерские футболки XL-размера, которые делает его товарищ и пара мешковатых штанов от Issey Miyake, свисающие примерно в пяти сантиметрах от его лодыжки. Диджеит ли он, катается на скейте или работает, его пышные волосы собраны в конский хвостик, и эта прическа придает ему вид обреченного французского поэта или же футболиста какой-нибудь итальянской команды, который сводит своего тренера с ума. Его руки украшены сплошными татуировками, включая рисованных леопарда, кугуара и Розовую пантеру. У его приятный, нежный австралийский акцент, сулящий хорошие перспективы для предстоящих эфиров на Radio 1, да и вообще он всем своим существованием олицетворяет все самое лучшее, чем известны его соотечественники. В настоящий момент он — главная ценность в хаус-музыке. 

Джордон вырос в Ньюкасле, на юго-восточном побережье Австралии, в городе, в котором проживает 300 000 человек, который находится приблизительно в полутора часах езды к северу от Сиднея в устье реки Хантер. Будучи промышленным портом, город вырос вокруг гавани, больших залежей угля и сталилитейной промышленности (отсюда и название его лейбла, Steel City Dance Discs). Когда в 1999 году закрылся огромный завод BHP, город сохранил за собой статус крупнейшего экспортера угля в мире, но наличие идиллических пляжей и значительное количество жителей подразумевают существование большого количества сёрферов и скейтеров. «Это весьма шизофренично, — говорит Джордон. — Там существует своя богема, но есть заметное количество молодежи, с действительно богатыми родителями, которые совершенно не хотят вести такой образ жизни: толком никогда не поймешь, ведут они себя так потому что это круто или почему-то еще». 

Оба родителя Джордана — учителя. Мама преподавала искусство, а папа науку, плюс попутно держат магазин в котором восстанавливают всевозможный антиквариат. Мама его, правда, оставила преподавание сразу после рождения Джордона, когда у нее диагностировали болезненный и изнурительный рассеянный склероз, и теперь она помогает в магазине — у Джордона есть планы устроить в следующем году вечеринки с целью собрать средства для MS Research Australia, где изучают эту малопонятную болезнь. В школе, рассказывает он, он был «грозой скейтеров», хотя, признается, что «не бузил ни против чего такого». Правда, попутно вспоминает, что однажды кинул свой скейт в машину, когда водитель на него заорал: «Наша компашка сиганула в разные стороны, мне кажется, что это было похоже на начало „На игле“!» Но вместе с этим он хорошо учился, и изучал психологию в Университете Ньюкасала в 2013 году. А два года спустя его жизнь и карьера сделали удивительный кульбит. 

ОДЕЖДА – КЛЁВАЯ

МУЗЫКА – ДИКАЯ

ДЕВЧОНКИ – КРАСИВЫЕ

АТМОСФЕРА – УХ!

Джордон крутит пластинки с 12 лет, когда впервые для этих целей приспособил папины пластинки Talking Heads и «какое-то странное диско, которое я нашел в букинистическом магазине». Как и многие другие одаренные диджеи, свой путь в диджейство он начал на самых простейших проигрывателях: «У меня были два проигрывателя, один — Technics, другой — Sony, без питча, плюс двухканальный микшер Radioshack». Жанром, с которым и вошел он в клубную музыку стал электро, который в 2007/8 годах переживал расцвет в его стране, во многом благодаря деятельности Modular Records и Bang Gang DJs. Через них он переключился на вторую волну french touch: «Ed Banger и все это французское электро. Все это было таким... клевым, одежда — клевая, музыка — дикая, девчонки — красивые, атмосфера — ух. Потом появились Justice. Я в итоге немного поехал головой на почве любви к ним, и в какой-то момент даже набил себе татуировку с их крестом». 

Его вкусы в танцевальной музыке расширились благодаря скейтерским видео и источнику, который оказался крайне важным для его поколения диджеев и клабберов, и который многие упускают из вида. «Саундтрек к Grand Theft Auto! Вот причина, по которой я переключился с электро на более классическое хаус-звучание. В GTA San Andreas была радиостанция SF-UR, в эфире которой крутились A Guy Called Gerald и Ларри Херд». 

В середине 2014 года, учась в универе, работая на полставки в Domino’s Pizza, играя на одноразовых домашних вечеринках, и даже поучаствовав в каком-то дурацком конкурсе диджеев — получив в качесте приза набор CDJ — Джордон начал заливать свои треки на Soundcloud. Спустя несколько месяцев он получил письмо, которое изменило его жизнь. Письмо было от Никила Кастури, который в Монреале готовился к запуску своего лейбла Collect Call Records и хотел выпустить один из треков Джордана. Пластинка «Feel U» вышла 26 мая 2015 года на Collect Call и тотчас стала большим хитом. Следующая пластинка, вышедшая в октябре на уже несуществующем лейбле 1080p, «Elegy» только подтвердила что перед нами потенциально крупный талант. Попутно этот релиз, совершенно случайно, сделал из него этакого мальчика с открытки нового жанра — «лоуфай-хаус». 

Стоит только упомянуть этот термин, как Джордан словно отскакивает и делает знак рукой, словно он пытается защиться от вампира. «Это все произошло абсолютно случайно! Все, что у меня было — ноутбук, а я вообще плохо разбирался в процессе создания музыки, я просто экспериментировал и просто применил метод научного тыка. Если бы я все прогнал через гитарный усилитель, даже несмотря на то, что к тому моменту вся эта фигня и так уже шумела как надо, то я бы просто крутил ручки и все, ничего не делал. На самом деле я все делал через аналоговый фильтр — дурацкий крошечный усилок, который выдавал какой-то адский эффект, типа такая реверберация, которая звучала забавно». 

Сам он беспокоился о том, чтобы избежать ассоциации с жанром, который, как и все в онлайне, устаревает моментально. 

И если вся эта заваруха с лоуфаем для него была в чем-то отвлекающим маневром, то есть одно слово, которое подходит большинству релизам Mall Grab: «неопрятность». Это больше всего напоминает грязноватую теплоту, что присуща винилу. Он чаще использует Logics чем Ableton (складывание блоков больше присуще текхаусу) и это, похоже, помогает выделяться его трекам. «Мне кажется, что эта „неряшливость“ получилась под влиянием хип-хопа, — говорит он. — То есть, послушайте трек J Dilla или кого-то в этом духе, то эта же музыка построена на кучке сэмплов. Это хороший термин, особенно когда ты играешь на виниле, и звук становится заметно теплее из-за потрескиваний». 

<iframe width="100%" height="166" scrolling="no" frameborder="no" src="https://w.soundcloud.com/player/?url=https%3A//api.soundcloud.com/tracks/276482589&amp;color=f10007&amp;auto_play=false&amp;hide_related=false&amp;show_comments=true&amp;show_user=true&amp;show_reposts=false"></iframe>

Похоже, что аутентичность это как раз то, что играет для Джордона важную роль, это становится понятно из названия одного из самых известных его треков, «I’ve Always Liked Grime» (который наряду с «Can’t Get You Outta My Mind» в которой присутствует засэмплированная Алишая Киз, дали понять, что этот продюсер собирается выйти за рамки лоуфая). И даже его творческий псевдоним, «mall grab», как говорит нам Urban Dictionary, на сленге скейтеров обозначает неправильный способ удерживать скейт, который внутренней стороной трется о штанину, и благодаря характерным следам можно определить позера, а не крутого скейтера. 

К счастью, убедительность и эволюция студийных работ Джордона, плюс чистая радость и эклектичность его диджейских сэтов свидетельствуют о том, что ему теперь больше не нужно переживать о каких-то жанровых рамках. В настоящий момент он один из самых интересных продюсеров и диджеев на мировой хаус-сцене. Как он замечает, «похоже, что больше половины моих фанатов у меня появились благодаря моему новому материалу». 

Произошло это очень быстро. Его восхождение к вершинам похоже на волну «Soundcloud-рэпа» в США, где музыканты, типа Lil Pump и Smokepurp выстроили свою базу фанатов выпуская свои экспериментальные, самодельные работы на этой известной музыкальной платформе, прежде чем они попали в поле зрения менеджеров по репертуару. Безусловно, такая головокружительная скорость, с которой он проделал путь от продюсера-любителя до звезды международного уровня и обложки Mixmag, возможна лишь в эпоху глобальных связей в мире танцевальной музыки и демонстрирует скорость, с которой могут возникать новые артисты в данную эпоху. Как и выше упомянутые хип-хоп-артисты, Джордон брал все, что ему нужно из стилей, жанров и истории с целью сделать из этого что-то совершенно новое и свежее. Поскольку большая часть его выступлений приходится на Европу, то в октябре прошлого года он перебрался в Лондон. «Вдохновляющий город, в котором я все еще могу заблудиться, — признается он. — Сразу по приезду я купил себе велосипед у какого-то парня в Нортгемптоне, вышел с великом из поезда и решил поехать на нем домой. В итоге ездил кругами два часа и уехал черте куда. Но круто то, что забравшись непонятно куда, я наткнулся на нереально красивый парк».

ВСЁ ВЫГЛЯДИТ ТАК, КАК БУДТО

ДИДЖЕЙ УЧИТ ТЕБЯ МУЗЫКЕ

«Lolita» — это самый потный, самый тесный, самый андрогинный танцпол барселонского клубного гиганта Razzmatazz. Сюда надо приходить, чтобы увидеть фантастические живые выступления (несколько лет назад Mixmag наблюдал за выступлением Микки Бланко) или же окунутиться в мир андеграундных лейблов, вроде L. I. E. S. и Studio Barnhus, которые оккупировали этот танцпол на шоукейсе «This Is Hardcore». Танцпол этот найти не так-то просто, поэтому можно надеяться, что здесь окажутся только те, кому это действительно нужно. И сегодня за вертушками — Mall Grab. Спустя минуту после того, как он подошел к вертушкам, перед ним уже вовсю скачет от восторга толпа молодежи. Его сет пестрит собственной музыкой, но вместе с этим очень эклектичен, и в мире однородной танцевальной музыки такое выступление дает надежду на светлое будущее, в котором танцполы станут умнее и интеллектуальнее. Это качество он разделяет с такими диджеями, как Джекмастер и Нина Кравиц, которым, кажется, только в радость разрушать жанровые рамки и подбирать музыку таким образом, что возникает ощущение, будто бы они ставят пластинки для своих друзей. И правда, Джордон приводит Джемастера в качестве вдохновения: «он этим так долго занимается, а его график выступлений вообще дикий — но он по-прежнему горит своим занятием, столько энергии вкладывает в то, что ставит. Ему вечно удается каким-то образом находить и ставить в нужный момент абсолютно разные треки». 

Возможно, что для Джордона это представляет особое внимание, поскольку на протяжении всего интервью, он отдельно отмечает, что он все еще познает музыку, жизнь, индустрию и диджейство как таковое, и поэтому он способ на такой уровень восторга и увлечения. «Когда я начал узнавать о диджействе, то у меня было нереальное уважение к диджею, хотелось узнать побольше о музыке, которую он ставит, — объясняет Джордон. — Все выглядит так, будто диджей тебя учит музыке». Вполне возможно, что семья Александра — учительская. 

Как говорит Джаспер Джеймс, который впервые встретился с Джордоном в Sub Club (и позднее сдружившийся на последовавшей буйной афтепати), «Я все пытался разглядеть названия треков на вертушках, а это хороший знак!» К счастью после того, как он триумфально закончил свое выступление в Razzmatazz (порвав всех с «You Don’t Know Me» сведя ее с Young Thug «Best Friend») Джордон с радостью готов поговорить с Mixmag о своей селекции старого и нового, начав с Адониса и его классического хаус-трека 1987 года «No Way Back». «Я искал больше информации о Fingers Inc. и Ларри Хёрде, и так я открыл для себя лейбл Trax, и начал ворошить весь их каталог. Вот этот трек очень простой — 808-я драм-машина, которая тут к месту. Этот трек я играю уже лет пять, и это лишний раз показывает, что время над этим треком не властно». Другой трек, это Анил Арас «Old Stomping Ground», который напоминает Джордону насколько сильное влияние на него оказал DJ Haus и его программы на радио Rinse FM. «У себя в Австралии я постоянно слушал Rinse и через это радио я открыл для себя целый музыкальный мир. Мне нравится такое звучание: не очень минимал, не очень техновое, не очень хаусовое — каждый трек создан с прицелом на клубные танцполы. Этот трек я нашел на одном из сборников Raw Joints — идеальный для сведения, с классическим хип-хоповым сэмплом и классными барабанами в начале». Не забывает он и о своих друзьях (и артистов лейбла SCDD), Salary Boy, и его треке «Echo». «Отто (Salary Boy) один из моих лучших друзей, и друзья для лейбла — это вообще одна из крутых штук — они мне присылают свежие треки, а я их тотчас слушаю. Реально круто. Возможность обкатать новую музыку в клубе и затем рассказать творцу как люди восприняли на танцполе — это же просто здорово». 

ВРЯДЛИ Я КОГДА-НИБУДЬ...

...ОТ ЭТОГО УСТАНУ!

На самом деле, похоже, что именно это и есть самое лучшее в Mall Grab. Он искренне наслаждается происходящим. Ему нравится ездить на фестивали, он приходит в клубы по возможности раньше, чтобы пропитаться атмосферой, послушать других диджеев и чему-то у них научиться. С фестиваля в Голландии он мигом полетел в De School, чтобы послушать как Марко Шаттл и Talisman играют жесткое техно. Ему интересно узнавать что-то новое в хип-хопе, джазе и истории хаус-музыки, он с легкостью может включить в свой сет что-нибудь из Gang Of Four. Его нереально заводят новые страны, в которых он выступает в качестве диджея — будь то немецкий Melt Festival или Neversea в Румынии, или же вечеринки в Глазго с Джаспером Джеймсом и Денисом Султой, или же Ирландия, которая запомнилась ему самой бешеной публикой в мире. Он эмоционально рассказывает о том, как его заводит мысль, что скоро у него выйдет новая пластинка, и что у него вновь появится возможность показать людям насколько он вырос как музыкант. «Вряд ли я когда-нибудь от этого устану», — говорит он собираясь в аэропорт. 

И знаете что? Мы ему верим.

STEEL CITY DANCE DISCS 

Пусть SCDD и кажется лейблом молодым, но дружеское сообщество вокруг него сложилось давно. Один из основателей лейбла Джарред Кеннеди ходил в младшие классы с Джорданом (Mall Grab) в Ньюкасле, а несколько позднее они познакомились с еще одним учредителем лейбла — Джексоном Фитцсаймонсом с которым сошлись на почве любви к скейтбодам. «С самого детства нам нравилось делать что-то свое, — рассказывает Джарред. — И когда Джордан сделал два трека, то ему не терпелось их издать. Так и появился SCDD». Друзья, снимавшую квартиру в Мельбурне («Когда Джордан стал много выступать по Австралии, наша столовая стала его комнатой!»), Джарред и Джексон планировали в ближайшее время перебраться в Лондон и сказали, что лейбл будет жить на два города. Правда, реальность оказалась несколько иной. «Город, конечно, с приветом, но и мы не пальцем деланные». Они начали устраивать собственные вечеринки, попутно расширяя деятельность лейбла. Джексон отвечает за весь креатив: оформление, музыку, одежду, а также работает с еще одним местным лейблом, Bizzaro. Джарред и Джексон провели экскурсию по лейблу SCDD.

Loods 

Джарред: Loods — это наш давний друг из Города Стали (т. е. Ньюкасла). Мы с ним и его тусой гоняли на скейтах когда нам было лет 12. Они нам подогнали наше первое пиво! Сам он всегда делал музыку и когда мы услышали его новый проект, то сразу поняли — то, что надо! 

Джексон: Loods знает как нужно. Это одна из тех пластинок, от которых я прям тащусь. Каждый из треков с этого релиза — просто огонь. 

Дзюн Камода

Джарред: Впервые о Дзюн Камоде я услышал после его релиза на Mister Saturday Night. Когда Джордон прислал мне несколько демо, то я прям загорелся. Его музыка полна всевозможными интересными звучками и ходами, что делает его музыку уникальной. 

Джексон: Дзюн — разносторонний. Его музыка и творчество вообще — невероятно заразительны и идеально подходят друг к другу. Я всякий раз начинаю пританцовывать, когда слушаю какой-нибудь его новый джем, и лицо мое озаряется улыбкой, когда смотрю на его художественные работы. 

Nite Fleit

Джарред: Пластинка Дзюна также содержит крутой техно-трек от (сиднейского диджея и продюсера) Nite Fleit. Она просто настоящий чумаход, когда встает за вертушки. И даже когда в студии торчит. Так что рекомендую на нее обратить внимание — в недалеком будущем она себя покажет. 

Джексон: Трек — мощь! Флейтси — мощь! Она очень быстро становится серьезной фигурой на австралийской андеграундной сцене, и ее новый ремикс тому яркое подтверждение. 

Salary Boy

Джарред: У Salary Boy недавно вышла серия очень убедительных джемов близких по духу к французскому хаусу. Возьмите на заметку. 

Джексон: Да, да, ждите от этого лондонца целой кучи классных треков. Нам прям-таки не терпится, чтобы мир поскорее услышал его музыку.

{"width":840,"column_width":60,"columns_n":2,"gutter":720,"line":24}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: formular; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 24px;}"}

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

                          Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                       PR-директор: Елена Шапкина


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы