Йоханнес Альберт в мире хаус-музыки

13 июня 10:05

Владелец лейбла Frank Music и резидент Salon zur Wilden Renate Йоханнес Альберт в пятницу, 14 июня, прилетит на гастроли в Новосибирск, чтобы выступить на вечеринке Jameson DSTRCT MVMNT. Перед своим визитом в Россию артист рассказал о немецких радио-шоу 90-х, рутине диджейской жизни и восприятии российской электронной сцены со стороны западного артиста специально для Mixmag Russia.

В одном из интервью вы говорили, что во времена юности ваши друзья записывали субботнее радио-шоу с электронной музыкой для вас. Кстати, для большинства российских диджеев и музыкантов радио-передачи также были одним из единственных способов узнавать новую электронную музыку. Можете назвать несколько треков с тех времен, которые произвели на вас наибольшее впечатление? 

Думаю, я являюсь частью того глобального поколения, которое находило много вдохновения и новой музыки исключительно из радийных эфиров, потому что других источников информации просто не существовало. Мне тогда было лет 13-15, я рос в маленьком городке на юге Германии и мало что знал о хаусе или техно. Смыслообразующим для меня стало радиошоу HR3 Clubnight, вещавшее из Франкфурта — там играли все именитые техно-диджеи. Конечно, помню Свена Фэта и Марка Спуна. Был еще такой персонаж Маркус Хертл — он всегда рассказывал о вечеринке, на которой собирался выступать позже той же ночью. Описывал ее в очаровательном, местном гессенском и очень грубом стиле. И мы любили его за это. Если я правильно помню, он однажды поставил потрясающий транс-хит Эммануэля Топа — Acid Phase. 



Еще одной важной радио-передачей была Hotmix ’98 на радиостанции Evosonic в Кельне. И вроде бы там звучала исключительно электронная музыка. У моих родителей в то время не было цифрового приемника, поэтому я ходил к дедушке и записывал это радио-шоу на кассету, пока дедуля сидел рядом и смотрел телевизор. И так происходило стабильно раз в неделю. Сейчас это звучит странно, не так ли? Да, мы совершали долгий путь ради того, чтобы узнавать что-то новое о музыке. Зато было весело. 




То шоу вела девушка по имени Энн и постоянный резидент Марио Олмос. Они ставили свежие релизы американской хаус-сцены, в которых часто звучал великолепный проникновенный вокал. А еще у Энн был прекрасный радийный голос, и она много рассказывала о записях, которые появлялись в ее эфирах. Просушивание тех передач действительно помогло сформировать мою картину музыкального мира — и меня быстро зацепило. Помню, как однажды они пригласили Steve «Silk» Hurley из Чикаго для записи специального выпуска. Получилось такое классическое радио-шоу, в котором Стив показывал, откуда и как родилась и развивалась хаус-музыка. Он включил сначала диско — удлиненную версию песни Love Hangover Дайаны Росс — и сразу же новые ремиксы, в том числе реворк, который он сделал на CeCe Peniston — Nobody Else. Мне кажется, именно тогда я узнал о взаимосвязи диско и хаус-музыки. Прильнул к истокам, что называется. И это был прекрасный момент. Я не совсем понял, что именно тогда произошло, но зато прочувствовал всем сердцем. И это ощущение больше никогда не покидало меня. 



И последнее, но не менее важное радио-шоу: Борис Длугош из Гамбурга вел свою еженедельную передачу N-Joy the Mix. Борис ставил много свежих релизов — причем настолько свежих, что их больше ни у кого не было. Кроме того, он сначала проигрывал даб-миксы перед основными, накладывал акапеллы на инструменталы. Классический прием диджейства. От него я много всего узнал в музыкальном плане, много подпольной андеграундной музыки со всего мира получило широкое распространение благодаря ему. И еще там светились будущие большие хиты за несколько месяцев до того, как их можно было услышать где-либо еще. Например, Stardust — Music Sounds Better With You, оригинал инструментала Spiller — Groovejet или Modjo — Lady. А однажды он открыл шоу с Daft Punk — One More Time. И мы все: «Что это за хрень вообще?!» Только представьте себе: мы были детьми, слушавшими кассеты, которые самыми первыми узнавали всю эту уже нынче культовую музыку. Мы восхищались теми великими диджеями и музыкантами и, конечно же, хотели заполучить их треки. Поэтому приходилось следить за новостями по почте (да, именно по почте... не электронной почте), в журналах, ездить в другие города и копаться на полках музыкальных магазинов. Мне кажется, во мне до сих пор сидит этот ген восторженного детского поиска и грандиозных открытий. Тогда требовались недели или месяцы, чтобы раздобыть треки, а некоторые из тех желанных так и не удалось заполучить. А сегодня мы можем купить любую композицию сразу же после пары минут поисков в интернете. Я думаю, что тот сложный способ добывания новой музыки повлиял на мое отношение к ней: если что-то так трудно дается, то это любишь больше и сильнее, не так ли? То есть вот я слышал трек в радио-шоу, и например мне удавалось купить альбом с этим треком через пару месяцев. И я был так счастлив, достав его, что заслушивал этот альбом еще 3-4 месяца. Таким образом я выстраивал эмоциональную связь с музыкой во время охоты на нее.




Помните свое первое посещение ночного клуба и ощущения от него? Был ли это местный клуб Airport в соседнем с вами Вюрцбурге или уже клуб во Франкфурте? 

Да, я помню тот момент как сейчас! Это была пятница после моего 16-го дня рождения, получается в 1999 году. Но нужно отметить, что задолго до этого я увлекся музыкой: то есть сначала случилась музыка, а потом уже клубы. 

По немецким законам до наступления совершеннолетия (18-ти лет) разрешено находиться в ночном клубе только до полуночи. И да, это был местный клуб Airport в Вюрцбурге. Помню, тогда играл его резидент Ralf Gum, и, поскольку мне пришлось уезжать в полночь (а на входе забирали удостоверение личности, чтобы убедиться, что я ушел вовремя), танцпол был предсказуемо довольно пустой. Но я был очарован! Прежде я слышал хаус-музыку только дома, а там она звучала очень громко и, если так можно выразиться, в ее естественной среде. У меня даже хватило смелости заговорить с Ральфом, и он подарил мне 12-дюймовку — промо его последнего релиза на тот момент. В ту ночь я был на седьмом небе от счастья.

В начале моей карьеры музыка стояла на первом и главном месте в моей жизни. Надо сказать, что местный музыкальный магазин Swing King сформировал мой музыкальный вкус, спасибо ему. Потом я начал много практиковаться в сведении — тратил вс время после школы на это. И так каждый день. А вся эта клубная история появилась в моей жизни позже. 

Когда живешь в маленьком населенном пункте в сельской местности, то особенно выбора и нет, куда пойти, чтобы встретиться с единомышленниками. У нас было 2-3 места для встреч — вот и все. И для этого еще приходилось ездить на большие расстояния на машине, будучи трезвыми. В моем 2000-м году жизнь выглядела намного иначе, чем у нынешней молодежи. Сейчас если вы спросите молодых людей вокруг, то они ответят, что они почти все время от времени посещают техно-клубы. По-немецки это называется «feiern gehen». А тогда только некоторые из нас вообще бывали в них. Конечно, тогда проходили большие события, как Love Parade, например, на которые все ходили — а они в те годы уже были коммерческими. В общем, регулярные еженедельные походы в клубы были не для всех. Имею в виду, что все были более, чем рады сходить, конечно. Но только некоторые из нас действительно интересовались той музыкой, которая звучала на танцполах. Большинство посещали паршивые сельские техно-вечеринки Discotheken или Beatabend. А я играл хаус на чьем-то дне рождения примерно в 1998 году для 15-летних детей, моих друзей. А они ни разу не слышали о DJ Sneak. Веселые времена были. Я действительно чувствовал себя комфортно только в клубах, заточенных под хаус просто потому, что моя музыка звучала там всю ночь. Там я ощущал себя как дома. И меня приветствовали с широко открытыми объятиями.

Еще в предыдущих интервью вы упоминали, что сегодня диджеи обычно играют треки в течение 2-3-х недель, а затем переключаются на новые. Можете назвать композиции, которые, не теряют актуальности по вашему мнению? 

Первое, что приходит мне в голову — это Jubbert Singers — Stand On The Word. Я как раз закончил свой сет этим треком в прошлый понедельник в 6.30 утра. Я много читал об этой мелодии. В ее основе — евангельское песнопение, записанное в 1982 году в районе Краун-Хайтс в Нью-Йорке. Говорят, что Ларри Леван имел какое-то отношение к этой записи или играл ее. Кто-то говорит, что никакой связи с ним нет вообще. А мне все равно. Я просто люблю эту мелодию. Ведь порой ночь в клубе напоминает воскресную службу в церкви, и нет лучшего способа, чем закончить ее именно этой песней. Ну знаете этот момент, когда «that’s how the good lord works». 



Еще я испытываю нежную привязанность к записям Моргана Гейста, которые он сделал в 2001/2002 годах. Это танцевальная музыка вне времени с наименьшим количеством элементов в ней. Взять, например, Lullaby. Я бы назвал ее «минимал-диско» или что-то в этом роде. Уникальная вещь. Примерно на 4-й минуте в треке появляется соло на трубе и, поверьте мне, люди плакали на танцполе под него на днях. 




Еще одна композиция, которую я люблю — это Common Factor — Get Down. Трек вышел на Playhouse в 2005 году, и это настоящий 12-минутный трип на груве. Повторяющийся голос — то появляющийся, то пропадающий — говорит нам «попуститься». И я в ответ попускался много раз. 



О, а если вы ищите идеальный трек для начала сета, то прекращайте поиски. Мой самый любимый продюсер I:Cube уже подарил нам Falling 10 лет назад. А вообще, в большинстве «вечных» треков используется очень мало элементов. Возьмите к примеру несколько классических треков Мэтью Херберта.




Посвятить всю свою жизнь только музыке выглядит как мечта или цель для многих диджеев и продюсеров. Когда не нужно каждый день ходить на работу. Но в каждом образе жизни существует своя рутина. Каков ваш распорядок дня сейчас? Что вам дается сложно? 

С одной стороны, это мечта или цель для многих, а с другой, здесь появляются новые проблемы, о которых вы раньше может и подозревали. Ну, во-первых, у меня нет определенного распорядка дня. Каждый день всегда отличается друг от друга. Два-три дня в неделю я занимаюсь написанием музыки в студии, по выходным гастролирую. И меня выматывают даже не еженедельные перелеты, а скорее одиночество между ними. То есть я, как продюсер, большую часть времени сижу один в студии. А на гастролях вокруг меня всегда находятся классные интересные люди. И это очень важная часть моей большой любви к диджейству. Иногда этих классных интересных людей бывает слишком много, что изнуряет в итоге, но все же. Это хорошая часть моего образа жизни. Так что для меня скорее сложным является побочный эффект после выступлений — когда я не играю. Представьте: вторник, я дома, и мой разум начинает расплываться — вот в чем странность. Кроме того, быть музыкантом или диджеем на полную ставку небезопасно с материальной точки зрения. То есть вы должны принять тот факт, что не будете уверены, как заплатить за квартиру. И вроде запросы букинга идут один за другим, но это все равно не дает вам никакой уверенности в завтрашнем дне. Это может стать эмоционально трудно. Но я знал обо всем этом заранее и не жалею ни дня, что бросил стабильную работу. Я просидел в офисе много лет — и это высосало из меня много энергии. К счастью, на мой подход к созданию музыки никогда не влияло решение оставить стабильный заработок. 

Сейчас мне за тридцать, и, конечно же, у меня много друзей-диджеев. Но при этом есть и много тех вокруг, кто ходят на работу на буднях и отдыхают по выходным. Моя жизнь совершенно отличается от их распорядка, поэтому приходится прикладывать дополнительные усилия при встрече с друзьями, которые больше не являются частью ночной жизни. Это постоянная борьба.

Мы живем в такое время, когда вы вряд ли сможете зарабатывать только на релизах. Нужно идти и играть. И это большое соревнование: существует ограниченное количество вечеринок и при этом бесчисленное количество продюсеров и диджеев, которые хотят отхватить свой кусок пирога. Это создает высокое внутреннее давление. И это давление заставляет меня много думать о расписании своих выступлений — и как его заполнить. Чтобы быть диджеем на фулл-тайме, нужно принять деловую сторону своего дела. Относиться к нему, как к бизнесу. Но все же в первую очередь это веселая игра: иногда я хорошо в нее играю, иногда нет. По крайней мере она никогда не становится скучной.




Окей, а что до сих пор вызывает восторг в вашей повседневной музыкальной жизни?

Все еще диджейство. Это дает столько энергии, что даже невозможно передать словами. Я постоянно ищу новую музыку. Например, нахожу потрясающий новый трек в пятницу утром — и ставлю его в ту же ночь на танцполе, а люди сходят с ума от него. Это потрясающе! Нет ничего лучше на свете, чем набитый танцпол людей, слушающих и танцующих под классную музыку. 

Классные вечеринки обладают своей определенной романтикой. Когда ты знаешь, что момент экстаза не продлится долго — и в этом вся прелесть. Нужно быть здесь и сейчас. Присутствовать и осознавать каждую секунду. Кто-то снимает сторис в инстаграме, чтобы запомнить. Вы серьезно? Я все еще предпочитаю классический способ — чувствовать максимально каждый момент времени.


Что сейчас происходит на вашем лейбле Frank Music? Как ваш новый альбом Lichtenberg был встречен музыкальным сообществом? Каковы планы на будущие релизы лейбла?

Думаю, альбом Lichtenberg был принят хорошо? Ничто не делает продюсера настолько счастливым, когда он получает фидбеки из Австралии, например — или с разных концов света. Несколько друзей сказали мне, что они увидели и услышали развитие моего звучания за эти годы — с момента выхода прошлого альбома. Наверно, я даже испытываю некоторую гордость за этот релиз. Как продюсер, я всегда стараюсь намечать новые горизонты и идти к ним разными путями. Я никогда не мог придерживаться одного саб-саб-саб-саб-жанра в течение многих лет. Не то, чтобы я хочу каждый раз делать что-то новое и разное, просто стараюсь создавать разнообразие в своем портфолио (это звучит слишком по-деловому, я знаю). Это к тому, что вокруг так много крутой танцевальной музыки, почему бы не распробовать ее со всех сторон? 




Говоря о Frank Music, я сейчас работаю над сборником ремиксов. Ожидается выход двух релизов в течение лета. В первую часть войдут работы Lauer, Kiwi, Aera & Marbod, а во вторую — предположительно map. ache, Shan, Себастьян Фойгт и Айрон Кёртис. Ремиксы — это отличный способ объединить собственную музыку с чужой. Возможно, будет еще один сольный EP осенью или около того. На моем втором лейбле Fine работа тоже кипит. Там музыка больше ориентирована на диско-хаус и строго ограничена представлением музыки моей и Tilman. А мы подготовили нечто особенное, ожидайте.


Можете рассказать о ваших псевдонимах? Для какой музыки или вашего состояния существует каждый из них? Я уверена, что проект HNS-X и Moon с Айроном Кёртисом раскрывают разные стороны вашей индивидуальности и музыкального вкуса.

Честно говоря, мне быстро наскучивает писать музыку. «Сюда надо втиснуть очередной диско луп? Ок. А, мне нужен сюда бас 303, да». Короче, псевдонимы дают мне больше свободы при изучении новых областей музыки. 

HNS-X был одним из таких веселых в своем роде проектов. Я ведь тоже люблю техно и эйсид, поэтому я сказал себе: «Почему бы не попробовать?» Есть Schatrax или WAX — несколько саблейблов с белым яблоком и коротким названием, пластинки которых можно разыскать в рекорд сторах. У них нет промо, нет публикаций в прессе. Просто записи без особой информации о них. Так вот HNS-X — это моя личная серия релизов забавы ради, в рамках которой я выпускаю эйсид-музыку и танцпольные бэнгеры, особо не задумываясь об их продвижении. Всякий раз, когда у меня получается эйсид-трек и кажется, что он достаточно хорош, я просто толкаю его в релиз. Пока что таких имеется у меня 4 записи. И для меня самого загадка в том, что они никогда не продавались большим количеством копий, но каким-то образом Джой Орбисон, Тим Суини и Марсель Деттманн играли их. Прошу прощения, конечно, за нейм дроппинг. Кстати, про название HNS-X. Это сокращение от House Nation, точнее это моя немецкая версия, которая выглядит, как Haus-Nej-Schen. А на первой 12-дюймовке имеется моя эйсид-версия любимейшего хаус-трека. 

Что касается проекта Moon, то стоит отметить, что мы с мистером Кертисом — крепкие вотсапп-друзья. И, судя по всему, у нас схожее видение музыки в целом. Поэтому иногда мы вместе сидим в студии и пишем музыку. Он супер-профессионал, который придумывает быстро и четко, поэтому в процессе общего креатива мы вообще не тратим время впустую. Звучит как-то чрезмерно, но это хороший подход, и он всегда играл нам на руку. Когда я переслушиваю наш дебютный Industrie & Zärtlichkeit LP 2017 года, то все еще думаю, что это одна из лучших работ, частью которой я стал. Немного угрюмая, немного электро, но все же на сто процентов моя музыка. Наша музыка. Однако, я стараюсь не слишком размышлять на тему категорий. Для меня естественно, судя по всему, дальше начать делать эмбиент-музыку и громкие танцпольные боевики. А я, кстати, всегда восхищался творческим путем Романа Флюгеля.



Что вы знаете о российской электронной музыкальной сцене? Можете назвать российских продюсеров, промоутеров или клубы?

Это не про электронику, конечно, но недавно я открыл для себя музыку группы «Кино». Появился такой крутой фильм «Лето», и я уверен, что эта группа оказала довольно сильное влияние на вашу культуру — и до сих пор оказывает. Виктор Цой поет о том, что он бездельник или вроде того. И это потрясающе. 

Если говорить об электронной музыке, то одним из первых, кто приходит мне в голову, является Anton Zap. Примерно в 2009 году он выпустил свои шикарные мрачные релизы, я был впечатлен. Также вспоминается радиостанция RTS. FM — попадались отличные выпуски. И, кстати, Unbroken Dub не из Сибири часом? Сразу вспоминаю его интерпретацию даб-техно-музыки. Похоже, он высылал мне демо много лет назад, и я позволил им проскользнуть сквозь пальцы. К счастью, его музыка получила признание на других лейблах. К сожалению, я не эксперт в знании российских клубов и промоутеров, но в любом случае если говоришь о России, то нужно упомянуть об Arma17. Не успел я побывать в их клубе, но похоже он был действительно великим. И тут дальше сразу на ум приходит Нина Кравиц, которую невозможно не любить. Она бомбит этим странным эйсид стафом, и ей абсолютно плевать, что люди говорят или не говорят об этом. Она выпускала свою собственную музыку на гиковских дип-хаус лейблах, а сейчас взрывает танцполы и фестивали грубым техно со своей потрясающей ухмылкой на лице. И конечно следует упомянуть лейбл «трип». Вообще, индустрии нужно больше таких ролевых персонажей, как Нина. 

Мой личный опыт работы с Россией в большей степени связан с Петербургом. Впервые туда меня пригласили в 2013 году поиграть в Easy Bar на берегу Финского залива. Это было летом, в сезон белых ночей, когда практически не темнело. Я играл на пляже, и было светло в ночное время — это какие-то нереальные ощущения. И люди были так добры ко мне. Особенно Sames, он же мистер Godzilla Kebab, который потом пару раз приглашал меня в большой клуб Mosaique. Мы играли на маленьком танцполе, которая напоминает небольшой гараж. Однажды зимой с потолка капала талая вода, и все это напоминало Tresor образца 1992 года. Дико круто! У меня сложилось впечатление, что в России, и Петербурге особенно, динамично развивающаяся сцена. Как и положено довольно молодой индустрии, ее двигают молодые рейверы и молодые деятели. Поэтому не могу дождаться своего визита в Новосибирск, чтобы посмотреть, как там обстоят дела.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы