Freak Fabrique и миры, которые они создают

28 февраля 15:15

Ни музыкой единой жива клубная культура. Это танцполы, их оформление, свет, арт-часть и целое визуальное приключение. Восприятие гостя улавливает вечеринку, как нечто новое, ожившее и возникшее на пике синергии различных видов искусства. 

C Freak Fabrique мы встретились в маленькой кофейне где-то на центральной улице Москвы. Две изящные девушки оживленно беседовали, сливаясь с интерьером, и лишь ситуативная жестикуляция нарушала хрупкую картинку. Умение интегрироваться в любое пространство выдает декоратора, отличая от человека иной профессии. 

Именно Freak Fabrique мы обязаны появлению крутых инсталляций и танцполов на большинстве рейвов, которые состоялись за последние 5 лет. Оказывается, что в свободное время Татьяна с Марией мечтают о телепорте, скучают по Москве, а иногда даже требуют запретить Pinterest. 

FF крайне редко соглашаются на интервью, но Mixmag Russia удалось сделать концентрированный материал. 


Год только начался, вероятно, у вас все расписано на ближайшие месяцы. Как проходит выбор проектов для сотрудничества?

FF: Из потока запросов предпочтения отдаются новым площадкам. Есть готовность придумывать и создавать, взаимодействовать с новыми людьми, которые идеологически подходят и мы чувствуем, что стоит попробовать. Фактор избирательности всегда был, а это значит что есть события, в которых мы никогда не сможем участвовать. Исключения делаем для друзей или крутых артистов: предложи нам сделать что-то для Бьорк или Николаса Жаара и обстоятельства не будут играть роли. 


Какой особенный танцпол случился с вами в прошлом году и первым приходит на ум?

FF: Мы с удовольствием поработали на киевском Brave! Factory, фестиваль организуют ребята из арт-центра Closer. Крутой проект, который делают от чистого сердца. Мы увидели локацию фестиваля и сразу написали им. Масштаб колоссальный, лайнап достоин пристального внимания. Стройку организаторы начали заранее, подготовлено и очень хорошо. Сережа Вэл действительно вдохновил своим подходом к делу и восхитил качеством исполнения. Прилетев в Киев, мы выбрали электро-танцпол под названием Container и поработали над его оформлением. 



Произошло настоящее безумие: перенос The Bug с главной сцены на нашу, погода испортилась, резко похолодало, дождь, ветер, биполярное расстройство у артистов. В итоге Container вместил невероятное количество людей, хоть и не был рассчитан на такое. Взаимодействие удалось. 
До этого у нас был роман с Петербургом, где мы строили сначала Gamma Festival, а затем 2 сцены на PPF.


Вы уже столько всего сделали, что нового желаете попробовать?

Мария: Я бы хотела оформить витрины детского магазина. Мне непонятно, чем «кормят» современных детей. Когда проходишь мимо Детского мира, ощущаешь какую-то боль. Ну, что?! Что они хотят этим сказать?!

Татьяна: Мы долго трудились в сфере ночных мероприятий разного толка и накопили багаж знаний в этой индустрии. Например: создать из ничего инсталляцию, устранить звуковые вибрации при помощи определенных стройматериалов и многое другое. Но есть ниши, куда бы с удовольствием окунулись. Например, витринистика и декорация (бутафория) к спектаклям. 



FF: В минувшем году это удалось. ТЗ в виде рассказа и плэйлиста — это шик! Два произведения классической литературы и электронная музыка. Постановка балетмейстера Олега Глушкова «ГИПНОС». В спектакле иной подход к процессу, необходимо посещать репетиции, чтобы не упустить детали. Запомнилась просьба: «а можно сделать, чтобы обои двигались?» Сделали ручной механизм — обои «потекли» по стене.



Т: Изобретательность и инженерная мысль появились неспроста. Для этого нужно было пройти определенный путь. Здесь речь о низких бюджетах и скудности выбора строительных материалов, лет 6-8 назад. Отсутствие возможностей для деятельности в провинции. 


Откуда вы и кто по образованию? 

М: Например, я архитектор. После обучения в Сибири, где познакомилась с Татьяной, уехала во Францию и стала градостроителем. Затем вернулась в Москву, применяю знания. Сейчас я занимаюсь тем, чем я занимаюсь и счастлива этому! 

Т: Мой путь состоял из отдельных этапов. Получая высшее образование, мы занялись декорациями к вечеринкам, это происходило в Сибири совместно с кузиной. Став специалистом по охране окружающей среды, продолжила заниматься дизайном вечеринок, где лейтмотивом теперь всегда присутствует recycle (повторное использование материалов, — прим. ред.) В какой-то момент местоположение исчерпало себя. Финансовых ресурсов всегда было мало, однако ресурс идей не заканчивался. Пришло время двигаться дальше. 

Что крутого удалось реализовать тогда? 

FF: Самая запоминающаяся инсталляция, которую мы изготовили — дракон. Это была огромная 3D-модель/макет, которую вырезали вручную из картона. Через несколько лет в здании Армы на Нижнем Сусальном мы сконструировали коня в полную величину, опять же вручную. ТЗ выглядело так: «Вот есть картина „купание красного коня“. Начали соображать, как его выполнить. С точки зрения изобретательности, мы взяли верх. Было сложно, но такие задачи закаляют интерес. 



Помните самый нелепый запрос от заказчика? 

FF: Да, однажды приходим на площадку, видим 15 бетонных станин высотой 50-60 см, и нам говорят: «А можете перенести их на 2 метра вперед. Просто срезать и перенести!»


Как вы — хрупкие девушки, справляетесь?

М: Я сильна в чертежах и конструкциях.

Т: Мне нравится придумывать, формулировать идею и концепции — это то, чем я живу. 


Из чего складывается тандем?

FF: Сработаться, понять, принять — это долгий процесс. Конечно, случаются и скандалы, и конфликты. Но это лишь поиск истины. Нужно отдать должное, ни разу друг друга не подводили, даже находясь в разных городах. Это непросто, особенно когда в одном месяце у тебя 5 проектов; неизбежен информационный перегруз. 



О трудных площадках, звуке и свете:

Сложные локации: заводы, сцены в лесу, холод и жара, когда мозг не способен сосредоточится и быстро обработать задачу, отсутствие инфраструктуры. 

1. Свет — это важнейший фактор, который или дополняет имеющийся дизайн, либо уничтожает его. 

2. Звук. Первым этапом идет изучение акустики. Мы стучим по стенам, хлопаем, кричим, поем, исследуем пространство. Возникает понимание слабых сторон, которые можно исправить в соответствии с пространством и концепцией. Сегодня рынок предлагает такое многообразие акустических материалов и для нас удивительно, что кто-то этим пренебрегает. Да, опыт мы переняли в процессе тесной работы со звукоинженерами и техническими директорами разных площадок. Безмерно благодарны. 

3. Архитектура здания — всегда ответ времени. Стены, колонны, конфигурация окон и другие элементы могут многое сказать. Например, у тебя кирпич 19 века, советская плитка, ленточные окна. Так вот, задача не снести, а переосмыслить дизайн, используя по максимуму то, что есть на площадке. Иногда на это уходит время, иногда идеи рождаются на месте. 

4. Артисты и лайнап. Здесь все просто. Музыка служит ключевым параметром, определяющим в том числе и дизайн. Музыка есть все! Фишкой длительный период являлись афтепатийные танцполы, как-то они за нами закрепились. Шарманка продолжается по 58 часов, и это не предел. 

5. Различные агломерации отличаются таким понятием как ментальность. 


Насколько сильна разница в зависимости от страны и города?

FF: На музыкальной конференции в Майами мы наткнулись на жесткую иерархию, когда рабочие с места не сдвинуться без указаний руководства. А в Грузии, например, все неторопливые. Встав утром с желанием свернуть горы, придется поделить это желание пополам. Значит горы ты свернешь только завтра. 

М: В Германии оказалось, что доставка материалов осуществляется только на следующий день. Закупив все необходимое, мы вышли из магазина, поймали проезжающего мимо серба, дали ему 20 евро, и он транспортировал нас до места назначения в кузове грузовика вместе с листами фанеры. 

Т: При работе в Украине над клубом Port нас по одесскому обычаю немного обманули, не доложив небольшое, но критичное количество деталей. Отсюда совет: на площадку должно попасть на 10% больше необходимого материала, чем запланировано. Зато в Москве все отлажено, гибко и динамично. Индустрия выстроена — никто не имеет право оступиться. Подрядчики, с которыми мы работаем, соблюдают сроки и ценят твое и свое время. 



Люди строят сараи, особняки и небоскребы. Что это такое: построить танцпол?

FF: Свои танцполы мы не строим, мы их выращиваем. Например, 2 дня — это маленький промежуток для монтажа, полезный промежуток — неделя-полторы — время, за которое можно мимикрировать все пространство. При быстром монтаже требуется огромное количество подготовительной работы: чертежей, продумывание каждой детали, график застройки и четкое делегирование задач, ведь права на ошибку нет. Нам приходится «проживать» действие много раз, заранее и интерактивно. Мы относимся к танцполу, как к целостному организму. Комплекс факторов держится во внимании, но в первую очередь — ЛЮДИ! Их передвижения, переживания и взаимодействие в той или иной точке — комфортные зоны, разделение потоков, «глухие» зоны — каждую качельку, лаз, проход — мы примеряем на себя или прокручиваем в голове. Каждую конкретную точку — комфортно ли сидеть здесь, танцевать, просто слушать, какую картинку видно с этого ракурса, как проходит свет, что я слышу, и что я чувствую в данной координате. Это напоминает генную инженерию — вот так и растим танцполы-организмы на своих знаниях, опыте и энергетике. Затем приходят люди и все оживает. 


Какой из танцполов ознаменовал дебют? 

FF: Оформление вечеринок в Москве мы начали с Midsummer Night’s Dream, но первый танцпол, который FF выстроили с нуля был Woodz на первом Outline — нам подарили такую ответственность. После чего «подарки» стали уже совсем не скромными — 5000 квадратов Трехгорной Мануфактуры. Мы отправились изучать историю фабрики, технологии производства тканей — получился достаточно целостный проект. Многие люди даже думали, что инсталляция «цех» всегда жила на мануфактуре, а ведь это полностью воссозданная работа.




Давайте подробнее про Midsummer Night’s Dream. Это иммерсивное действо с огромным арт-наполнением. Не побоялись масштабов?

FF: Ребята объявили тендер, мы скинули портфолио, в котором преобладали декорации. «Вы способны построить зону от А до Я, заполнив ее полностью своими работами?» У нас есть один определенный плюс: мы бесстрашные! Даже если не знаем, как это сделать сейчас, все равно скажем да. А затем подумаем и обязательно найдем способ. Так и произошло.



Далее FF творили для Techno Gipsy?

FF: Да, там у нас была почти полная творческая свобода: подходило все веселое, цветное, даже нелепое — были лишь рамки бюджета и понимание того, что инсталляция одноразовая. Мы часто работали с натуральными материалами, например: кукурузой, камышом, ветками. Ранее, еще живя в Сибири, мы были причастны к флористике, что дало важный опыт работы с текстурами, колористикой и формами. 

Поведение тусовщиков, особенно на крупных ивентах, не слишком поддается контролю. Что известно о прецедентах крушения декораций, или party всегда проходит по задуманной траектории? 

М: Был момент, когда мы делали уличный танцпол на Бадаевском заводе. 4 дня на монтаж и танцпол без крыши. Одна из идей, что классно если бы там встал грузовичок с сеном, но найти подходящий оказалось сложно. Потеряв надежду, мы чудом договорились с доставщиком, который просто привез на площадку материалы. Навели уют в кузове и отправились передохнуть, закрыв замок. А по возвращению планировали забраться в кабину и включить фары уже непосредственно во время мероприятия. 

Т: Приходим в 5 утра, нас встречает друг и говорит: «Девочки, я вас поздравляю, грузовик имеет успех!» 

М: Мы видим, как на капоте пляшет человек с арбузом, кабина открыта, в ней уже кто-то отвязно развлекается, фары горят, раздолбанное лобовое, погнутые стойки и громко валит радио. 



Многие из читателей сейчас вспоминают себя на этом грузовике. Чем все закончилось?

M: Машина пострадала. Ключи у меня в кармане, как они ее открыли? Мы судорожно думаем, каким образом завтра возвращать авто и прикидываем убытки. Тем временем градус вечеринки крепчает, народу столь много, что ситуацию уже не поправить.

Утро понедельника, звонок: «Мария, ну мы так с вами не договаривались!» Вывод: Если что-то сломали — значит вечеринка удалась! 


Ваша самая знаменитая работа — Woodz. Как события развивались там? 

FF: Когда строишь танцпол, ты ответственен за безопасность каждого гостя. Пришлось это осознать, сразу как людей на Woodz стало в 3 раза больше его вместимости. Мы стояли будто два маленьких охранника и наблюдали, как он разрывается. Мы не рассчитывали, что вся основная тусовка переместится вслед за Рикардо на наш небольшой танцпол. Именно после этой истории за нами повелось, что на танцполах FF творится безумие. 



Вы уже касались в ответах, так или иначе, вечеринок Армы. Но с конца лета ничего не слышно о совместной работе. Она прекращена? 

FF: Мы по сей день сотрудничаем с Наташей Абель и переняли от нее одно простое правило «одинаково важно все». Нет такого, чтобы важней был свет или важней был звук, или ковер под ногами, либо работа охранника — одинаково хорошо должно быть все! Наверное, этому мы и научились за годы такой степени перфекционизма. 


О танцполах без бюджета и последнем Outline:

Для нас в приоритете гибкости ребята, с которыми мы работали уже не один раз. Если мы сошлись с людьми, только с такими мы продолжаем работать и готовы идти на уступки. Предложить рассрочку и другие варианты, но надо понимать, что мы не можем себе позволить строить танцпол совсем без денег. Когда начиналась «Рабица», это совпало с последним Outline, мы правда хотели приехать, подсказать и помочь ребятам, но цейтнот не позволил этого сделать. 

Аврал! Ведь у нас было одновременно два танцпола на Outline, место трудное по своей конфигурации. Требовалось создать круговое движение людей, но не было возможности сделать еще один вход, площадка подразумевала много тупиковых зон при огромном количестве проданных билетов. Но нам удалось решить и эту проблему.

Когда вы строили для «Армы», это не были отношения «клиент-исполнитель», скорее команда-семья?

FF: Да — это семья со всеми вытекающими. Все очень непростые, ибо «здоровые» у нас не задерживались. Мы были небольшой «дирекцией дизайна» с идеологом Абель. 


Следующий вопрос про референсы, без которых невозможен современный творческий процесс. Можете привести пример?

Т: На заводе «Пластик» мы строили последний «цветной» этаж где направлением для создания небольших зон комфорта послужил кадр из фильма Жака Тати, такой подход к делу восхитил нашего друга режиссера. А нас вдохновляет подход к делу других увлеченных людей. 



М: Было бы здорово запретить Pinterest, это слишком прямолинейный способ вдохновения, притупляющий мышление. Лучше погулять по Москве. Часто уезжая на гастроли, каждая из нас мечтает вернуться в Москву. Нигде нет такой бешеной энергетики. Москва удивляет всем! Своей эклектикой, красотой и абсурдом. 


Помимо кинематографа, где еще обитают идеи? Ходите по музеям?

Т: Недавно была в Пушкинском на экспозиции Цай Гоцяна — современного художника, который пишет полотна порохом наподобие мокрой акварели. В одном из залов я увидела огромное огромное поле пшеницы, выполненное вручную. Примерно 400м2. На потолке установлено зеркало, которое увеличивает пространство вдвое. Такие масштабы и объемы впечатляют. А подобный поход наполняет.

FF: Если подытожить, то много всего вокруг, чем можно подпитываться: архитектура, история, мультипликация, наконец, путешествия. Важно менять картинку — чтобы взгляд не замыливался. Но то, что дает кристаллизацию мыслей — это природа, она превалировала за последнее время в самый важный источник вдохновения: по звукам, формам и колористике — в природе есть все. Мы обе любим горы, это места силы! А раньше не было этого понимания, отчего люди стремятся туда с рюкзаком, котелком и консервой.


Куда бы вы поехали теперь?

Т: У меня есть потребность отправиться повыше над уровнем моря. Также с удовольствием доберусь до Чикаго, Токио и Узбекистана. Рассматриваю Байкал и Монголию в своей голове. 

М: Мне интересно всё! Бутан, Исландия, Иран, мраморные пещеры Патагонии, Бразилия.. Мечтаю о телепорте с детства. Не в курсе у кого можно взять погонять? 


Там пару абзацев назад что-то было про фильмы и книги... Существуют личные рекомендации от Freak Fabrique? Всегда любопытно узнать интересы людей, способных своими работами влиять на мировоззрение других. 

Маша: Книги можно перечислять бесконечно, наверное одним из сильных впечатлений поменявших угол зрения был альбом с работами Иеронима Босха увиденный мной в 10 лет на предмете по мировой художественной культуре, за ним последовала биография художника. Могу предложить «Голубку» Патрика Зюскинда, до сих пор одна из моих любимых книг, как незначительная вещь может выбить человека из зоны комфорта. Андрей Тарковский «Запечатленное время» о времени, музыке и искусстве в целом, но это все скорей про детские потрясения. Дочитываю «Нью-Йорк вне себя» Рема Колхаса, очень занятно для понимания развития застройки территорий.

Про кинематограф часами: «Священная гора» Алехандро Ходоровски, «Маргаритки» Веры Хитиловой, и ранний Филинни, Антониони и Годар — обязательны к просмотру. Так же Ким ки Дук и Паоло Соррентино — идеальны по картинке. 



Татьяна: Полки моей квартиры завалены технической литературой и интерес к художественной мировой литературе проявился не сразу. Меня сотрясают реальные истории. Отдельным лейтмотивом в жизни стоит еврейский вопрос, это та тема, которая мне интересна всегда (н-р Подстрочник). Не хочется перечислять литературу, которая просто прочитана. Да, есть та, что перевернула сознание и очень вдохновила, например, «Чарующее Быково» — нет в издании для общего пользования. До сих пор будоражит произведение Зюскинда Парфюмер. Из последних сотрясений головного мозга — биография Майлза, которая очень круто описывает скудоумие общества, расовый вопрос и грехопадение наравне с гениальностью автора. Булгаков и Ремарк — для меня друзья навсегда.

Философия Энди Уорхола от А к Б. Как можно посвятить жизнь телевизору и телефонному разговору. В свое время парализовало его мышление, а также отсутствие какой-либо общепринятой логики. И это состояние автора и присутствие «ничто»/ «ничего».

Сказки Астрид Линдрен, Гоголя, «Алиса в стране Чудес» Льюс Кэрролла — обязательны к прочтению.
В области архитектуры — «Нью Йорк вне себя» и Архитектура Советской Армении. Интересно до невозможности. Если хотите подарить мне книгу, то я с удовольствием приму в дар «Московский метрополитен застройка 1ой и 2ой очереди с репродукциями». Очень крутая.

Кинематограф — единственное утешение в жизни женщины (@ Булгаков). Здесь я могу бесконечно говорить, а лучше слушать продвинутых в этом вопросе друзей. Вот одна сотая часть того, что удалось припомнить.

Про перевертыш сознания — «Собачье сердце».

Про красоту и аутентику — Параджанов «Цвет граната»

Весь Ким ки Дук и это состояние дзена, сквозь картинку.

«Солярис» — про неземной разум

«Kwaidan» — японская притча/сказка

«Маргаритки» (седьмикраски) про то, как скучно существование

Last hippie standing — про массовую миграцию из США в Индию во имя свободы мышления.

«Бумажный солдат» — о Родине и состоянии ума советского человека

Ну и, конечно, Антониони «КНР глазами Антониони».

Альмадовар и испанский гипертрофированный колорит.

«Покаяние» Тенгиза Абуладзе и «Юрьев День» Кирилла Серебренникова о вопросах религии.


При таком багаже прочитанного и увиденного, уровне перфекционизма и безграничной занятости, как проходила работа над оформлением своего бренда? 

FF: Freak Fabrique — одно слово на французском, второе на английском. Над логотипом мы размышляли вдвоем, рассматривая схемы химических реакций, атомарное строение элементов. Иллюстратору Анне Ситниковой понадобился год, чтобы «две буквы F подружились». 



Мы зарегистрировали товарный знак и компанию. Наличие компании электризует и напрямую влияет на взаимодействия. Мы учимся делегировать, пробуем разные схемы планирования, при этом важен критерий доверия и ответственность. Главным образом за команду!


Большой ли состав с вами трудится и кто эти ребята?

FF: «Фабрика чудиков» — люди особенные, талантливые и очень тонкой душевной организации. Сотрудники FF — лучшие существа на Земле. У нас есть мы, средний состав и младший состав. Новое поколение отличается восприятием: «А вы смотрели на этот объект сквозь призму камеры телефона?» — цитата с одного из последних монтажей. Современное общество — ответ времени. Сегодня мы видим цвет, форму и прочее через гаджеты. Нам легко это понять, но принять — сложнее, так как мы выросли на стыке века. Интересен как раз таки буфер, обмен знаниями.


Мы обсудили, наверное, все. Путь от истоков к результату, поиск идей, трудности процесса, путешествия и обстоятельства, даже случаи настоящего безумия. А для чего все это? Каков ваш глубинный прорыв к действию? 

FF: Самое главное — это отдача. Можем с уверенностью сказать, когда отдаешься процессу — всегда есть отдача от людей, которые в итоге пришли на мероприятие. Пока выращиваешь это пространство, ты выворачиваешь себя наизнанку, выскребаешь все вплоть до клеточного уровня. 


Осталось лишь добавить, что при любой степени усталости, девочки обязательно приходят на площадку: наблюдают, переоценивают сделанное, искренне радуются тусовщикам, которым так беззаботно и ярко живется эти минуты в маленьком мире, построенном Freak Fabrique.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Вопросы по онлайн-академии: academy@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7-977-950-59-58

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы