Как создавалась «Эпоха танцев»

27 марта 11:09

Мы хорошо знаем, как возникло детройтское техно. Во всех подробностях известно о развитии американского диско, или о том, как, кто и когда начал записывать хаус-музыку. Мы знаем, как новая танцевальная культура завоевывала Великобританию, и как покорила Берлин. Но практически ничего неизвестно о том, как и когда она попала за железный занавес, в СССР. Кто были эти парни, которых захватило новое звучание? Зачем они этим занимались и как на новую музыку реагировали советские граждане? 

Эту историю еще предстоит рассказать и изучить. И первые шаги в этой области уже предпринимаются. Потратив 15 лет на написание сценария и около 4 лет на съемку фильма, рижские документалисты Виктор Буда и Ритвар Блука закончили работу над первым документальным фильмом, который рассказывает историю появления новой танцевальной культуры в СССР. 

Перед выходом фильма «Эпоха танцев» в относительно широкий прокат, Mixmag Russia пообщался с его создателями. 


Сколько вы делали этот фильм? 

Виктор Буда: В конце февраля исполнилось ровно четыре года с того момента, как мы начали над ним работу. 



Сколько человек работало над фильмом? 

Виктор: Вот мы вдвоем с Ритваром составляем костяк команды. 

Ритвар Блука: На самом деле, поначалу в работе над картиной принимало участие еще несколько человек. Они хотели вместе с нами делать. Однако, спустя некоторое время выяснилось, что они хотели в этом участвовать из-за денег, а не из-за идеи. Во время съемок мне еще помогали несколько моих друзей, когда я по каким-то причинам не мог принимать участие в съемках. Плюс был продюсер...

Виктор: ...рижский продюсер, которому мы очень благодарны за то, что он на раннем этапе дал нам общее видение, масштабы обрисовал. Правда, в последний год концовку фильма мы стали видеть по-разному, поэтому нам пришлось расстаться. Однако, мы продолжали дальше с московским продюсером Константином Нафиковым, с которым мы начали работать спустя год после начала работ над фильмом. 

Ритвар: Вообще, вдвоем проще и легче. Все решения принимаются и обсуждаются сильно быстрее. 
Виктор: У нас был момент, год назад, когда мы стали чувствовать, что теряем изначальную цель, начинаем идти другим курсом. Перед нами встал вопрос: «А какой фильм мы хотим сделать? Тот, который хотели изначально, или же изменившийся согласно обстоятельствам?» Слава богу, что мы сделали тот фильм, который хотели изначально. Да, конечно, в процессе работы фильм менялся, конечно, но суть фильма, его идея остались без изменений. 


Как раз хотел спросить об этом. Насколько сильно финальный результат отличается от изначальной идеи?

Ритвар: Виктор дал мне несколько дисков, я сделал монтаж в духе: «сегодня» и «вчера». Мы так и хотели назвать проект. 

Виктор: Ритвар попросил меня дать ему какие-нибудь видео из моего архива, надо было их перегнать в «цифру», посмотреть, что есть интересного. Этот архив я собирал уже 12 лет, поскольку идея снять что-то подобное у меня в голове витала давно. И вот мы решили попробовать сделать из архивного видео ролик на тему «тогда» и «сейчас». И Ритвар мне говорит, «Слушай, интересно как! Давай поплотнее этим займемся — из этого может что-то получиться». И поначалу мы совершенно не мыслили масштабно. Ну, думали, возьмем пару интервью у кого-нибудь из Риги и будет фильм. Хотели показать пару раз в каком-нибудь рижском кинотеатре для старых тусовщиков. Такова была изначальная идея. Ничего масштабного. Но чем больше мы работали над фильмом, тем яснее приходило понимание, что для того, чтобы фильм получился качественным и более целостным, придется ехать в Москву и в Берлин.

Ритвар: Мне кажется, что первым серьезным поворотом в нашей истории стала поездка в Берлин к Вестбаму. Она многое изменила. 

Виктор: Изначально у нас была идея сделать фильм о девяностых и начале нулевых о Риге, ну и чуть-чуть прихватить историю. Но после поездки к Вестбаму, мы поняли что нам нужно обязательно встретиться Индулисом Билзенсом. И после встречи с ним во Франкфурте у нас поменялось вообще все. Мы поняли, что к нам в руки попали уникальные материалы, уникальные рассказы. Плюс, Индулис поделился с нами еще своими материалами. И мы поняли, что уже не выйдет просто так взять, по-быстрому смонтировать все и показать. Поняли, что нам нужна студия, нам нужен продюсер, нам нужны финансы, чтобы все воплотить. И мы думали, что сделаем фильм за год. Боже, какие мы тогда наивные были! (смеются) 


Как же так получилось тогда — вы хотели про девяностые, а получилось, что все сдвинулось в восьмидесятые и чуть-чуть девяностые захватили? 

Ритвар: Во время первой встречи с Вестбамом, он нам сказал, что у него есть учитель — гуру, тот самый Билзенс, мы с ним встретились и все поменялось.

Виктор: После первых трех дней, которые мы провели с ним во Франкфурте, мы получили от него такой эмоциональный заряд, что испытывали чувство словно воспарили над землей. Мы поняли, что можно сделать фильм гораздо интереснее, гораздо глубже. 

Ритвар: Ему 76 лет, очень умный, глубокий, позитивный. Говорит даже больше нас. 


Ритвар Блука во время съемок дома у Индулиса Билзенса


Как вы продюсеру преподносили свою идею? 

Виктор: Нам в этом плане повезло. Мой друг лично знал очень влиятельного человека. Мы поехали в гости к латышскому авторитету в области документального кино, Петру Крылову, я ему рассказал о нашей идее. И он, будучи совершенно не в теме клубов и электронной музыки, сказал, что это интересная идея, и что из этого может что-то получиться, плюс посоветовал продюсера, своего бывшего ученика, наставником которого он являлся. Несмотря на то, что мы с рижским продюсером дальше работать не стали, мы у него многому научились. Вот так, мало-помалу мы обрастали людьми. 


Как же вы людям объясняли эту идею? Например, тому же Крылову? 

Ритвар: А у нас уже были какие-то нарезки небольшие. 


То есть вы ему объяснили про диджеев, клубы и рейв? 

Виктор: Нет, мы говорили, что вот хотим сделать фильм о том, как рейв-культура пришла в Советскую Латвию, но вместе с этим делали акцент на то, что речь будет не только про Латвию, но про Советский Союз как таковой. В документальном кино есть свои сложившиеся традиции, с которыми мы были незнакомы, но зато энтузиазм у нас был на максимуме. Мы хотели сделать фильм не столько про музыку, сколько про людей, про их судьбы, пытались ответить на вопрос зачем они это делали. Я думаю, что если бы мы делали фильм только о музыке, то это было бы не так интересно. На закрытом предпоказе мы убедились, что люди немного были удивлены увиденному — думали, что будет рейв, тусовки, а фильм-то, оказывается, про людей. 

Ритвар: Наш фильм называется «Эпоха танцев», но в фильме самих танцев не очень много. 

Виктор: Если бы мы делали фильм про «Формулу-1», например, то там самих гонок было бы процентов пятнадцать. 


Когда вы собирали информацию для фильма, не показалось ли вам, что эта новая танцевальная музыка для молодежи (особенно самой прогрессивной её части) из коммунистических стран, из СССР, представлялась этакой музыкой свободы? 

Виктор: Для очевидцев той эпохи эта музыка несла в себе нечто гораздо большее, чем просто мелодию и ритм. Наверное, в России это ощущалось еще сильнее, чем в Латвии, потому что Латвия все-таки и в советские времена оставалась более европейской страной. В фильме есть несколько таких моментов, где герои рассказывают, что для них означает музыка. 


Работая над фильмом, вы, фактически проделали целую исследовательскую работу. До выхода вашего фильма почти не было известно о том, как и когда новая танцевальная культура проникла за железный занавес. Не было ни книг на эту тему, ни каких-то статей. 

Ритвар: Здесь все просто: надо слушать то, что говорят тебе люди. Ты приходишь к ним, включаешь камеру и они тебе говорят. Виктор сидел по восемь часов в день и просто слушал. 

Виктор: С разными героями у нас по-разному было. С Билзенсом мы вообще беседовали часов по 12. Мы устаем уже, а он готов и дальше. Угис, например, из нас выжал всю энергию. Он по натуре лидер, оратор. Мы сидели, просто слушали — интервью само по себе состояло из двух вопросов. С разными людьми мы общались по-разному. С кем-то получалось сразу находить общий язык, с кем-то только со второй попытки. 
Ритвар: Главное, что все эти интервью складывались в большую картинку. Не было такого, что один рассказывает одно, а другой потом прямо противоположное. Никто из главных героев на себя одеяло не тянул. 


Виктор Буда за работой в студии


Много ли у вас в фильме используется архивного материала? И как вы его находили?

Ритвар: Архивных кадров у нас где-то процентов 80. 

Виктор: А попадали к нам эти материалы самыми разными путями. Вообще фундамент для этого архива я заложил, начав собирать задолго до фильма фото- и видео-материалы. Однако, в финальной версии фильма из моего архива использовалось процентов 15, наверное. Большая часть начала поступать уже во время работы над фильмом. Архив у нас составляет в общей сложности свыше 700 часов. Правда, большую часть мы использовать не могли из-за авторских прав. Честно говоря, именно из-за авторских прав мы в конце ноября принялись делать фильм заново. У нас не получилось собрать краудфандингом необходимые средства для оплаты видео и музыки. Поэтому из уже готового фильма нам нужно было выкинуть 70% материала. В итоге решили делать все с нуля. И тот вариант фильма...

Ритвар: ...кажется, третий? 

Виктор: Нет, четвертый финальный монтаж. Но это, на самом деле, немного. Обычно при таком фильме требуется семь-восемь монтажей. 


Не жалели переделывать все заново? 

(Вместе): Нет. 
Ритвар: В последний раз, например, был сильный уклон в дискотеки. 

Виктор: И мы начали делать все с нуля с ноября, и, фактически, за два месяца сделали новый вариант фильма. И мы уже точно знаем, каким будет фильм, и как сделать так, чтобы не нарушить ничьи права. К сожалению, задействовать суперэксклюзивные архивы нам не удалось. 

Ритвар: (смеется) У нас и без этого в фильме полно эксклюзивных архивных кадров. 

Виктор: Есть кадры, которые нигде еще не демонстрировались! Мне кажется, что именно это людям и понравится — увидеть то, что никто еще не видел, что нигде увидеть нельзя было до этого. Мне, например, кажется, что в фильме слишком много Риги. Но люди после закрытого показа говорили, что нет, наоборот это даже здорово — Рига, восьмидесятые годы, ностальгия. Но фильм, хочу еще раз отметить, не только про музыку. 


Вы хотели показать начало этой истории, такова была ваша изначальная задача? Вы уже тогда знали, что все в Советском Союзе с Риги началось? 

Виктор: Да, я уже в самом начале работы это знал. Здесь свою роль сыграло то, что я сам рижанин, мы ребята из небольшого городка, и мы всегда гордимся, когда оказывается, что наш город на что-то повлиял, был участником какой-то более глобальной истории. Я про это в свое время и какие-то статьи писал, однако, был не уверен на все сто, я не знал конкретные факты, детали. Первым человеком, к которому я вообще рассказал о своей идее по поводу фильма, был Янис (Янис Крауклис — первый современный диджей в Советском Союзе). Но он был довольно скептично настроен, говорил что это было давно, и что это никому уже не интересно, история запутанная, и вообще девяностые были сложным временем. Но со временем, и он поверил, и многие другие. Он видели наш настрой. 


Работать над фильмом вы стали на свои деньги? 

Виктор: Да. 

Ритвар: Я работал тогда в рекламной компании, у меня была вся необходимая техника для съемок. 


А сейчас это что? Это ваша работа? Или все-таки хобби? 

(вместе): Хобби конечно. Работа и есть наше хобби. 

Виктор: Кино для нас не способ заработка. Пока фильм не закончен, он продолжает тянуть из нас деньги. 

Ритвар: Мне, например, на время нашей первой поездки в Берлин к Вестбаму, мой начальник дал отпуск на пять дней и даже выделил машину. 


Насколько большой бюджет фильма? 

Виктор: Сумму общего бюджета называть не хочу, но для Латвии (думаю, наверное, и для России) это огромная сумма. А по европейским меркам это не очень много. 


На что ушла большая часть бюджета? 

Виктор: Мне кажется, что больше всего ушло на поездки. Мы поначалу и не думали, что нам потребуется так много ездить. 

Ритвар: Какое-то время ездили настолько много и часто, что порой я даже не понимал, в каком мы сейчас городе находимся. Чаще всего мы бывали в Германии. 


У вас в фильме есть Германия, Латвия и Россия? 

Виктор: Снимали также в Амстердаме и Лондоне. И хотя нам не хватило ресурсов на поездку в Детройт, этот город в нашем фильме все-таки присутствует. Мы вообще ведь хотели показать истоки, истоки того, как диджейская культура пришла в Советский Союз. Мы, например, не хотели снимать фильм про девяностые. Сейчас фильм Ольга Дарфи снимает, и это прекрасно, я считаю. В нашем фильме есть, конечно, и Фонтанка, и Салмаксов, и «Гагарин-парти», но общая концепция фильма не позволяет нам уходить детально в различные нюансы. Наш фильм не про это. Мы решили сделать ставку на первоисточник, потому что понимали, что если этого не сделаем мы, то вряд ли кто-то сделает еще. Мы все-таки рижане, и добраться до этих людей нам все-таки проще. Поэтому мы решили сделать фильм о том, что мы знаем и можем представить лучше. Поэтому мы больше про начало.


Что самым сложным оказалось в процессе работы над фильмом? 

(вместе): Нехватка ресурсов. 

Виктор: Прежде всего, финансовых, я бы даже сказал. Да, конечно, мы получали помощь из фондов, от продюсеров. Но поймите — мы делали фильм четыре года! Нам же нужно было как-то жить. Но как-то приходилось крутиться. 

Ритвар: Мне приходилось как-то сочетать мою дневную работу с работой над фильмом. 

Виктор: Первый год вообще мы не мыслили такими категориями — мы просто горели идеей. А потом со временем энергии стало меньше, решили заниматься какими-то работами, снимали клипы, делали рекламу, а в свободное от работы время продолжать делать фильм. Но быстро убедились, что так дело не пойдет — можно еще десять лет фильм делать и так и не сделать. Работа над фильмом у нас в итоге превратилась в вечные взлеты и падения. Во время работы мы делали и паузы (обычно летом и обычно на пару месяцев). И эти паузы нам были нужны. Мы даже начали уставать друг от друга. (смеются) 


Кто придумал название «Эпоха танцев»? Оно сразу появилось? 

Виктор: Нет, не сразу. У нас постоянно крутились какие-то варианты названия. Это была одна из первых идей, я ее где-то записал и забыл. А уже потом, когда мы начали более активную работу над фильмом, в одном из первых вариантов сценария я наткнулся на фразу «Эпоха танцев». По правде сказать, ничего лучше мы так и не придумали. Но это название нам нравится. 

Ритвар: А потом, во время интервью, эту же фразу произнес Алексей Хаас. Мы ему ничего не говорили, он сам ее произнес. 



Сколько всего героев фигурирует у вас в фильме? 

Виктор: Главных героев — четверо. Плюс есть еще второстепенные персонажи. Но в общей сложности мы взяли более 40 интервью. То есть из этого массива в фильме в итоге попало человек восемь. 


Те кто не попали, не обиделись? 

Виктор: Наверное, кто-то обиделся. Мы никого обидеть не хотели, мы хотели сделать честный фильм, как мы его видим. Сделать честно. Мы не знаем пока еще, примут ли фильм люди или не примут. У каждого может быть свое мнение, и это хорошо. Просто мы хотим, чтобы люди знали что мы хотели сделать фильм, так как мы считали нужным. 


Где фильм вызывает больше интереса — в Латвии или в России? 

Виктор: Однозначно в России. Казалось бы, вся эта история началась в Риге, но наибольшую обратную связь мы получаем от России. 


Фильм уже скоро выходит на экраны, поэтому не могу не спросить — чего вы от него ждете? 

Ритвар: Мне хочется, чтобы зрители просто расслабились. Чтобы что-то узнали новое для себя. Мне кажется, что сегодня документальное кино может быть познавательным, нести окрыляющие эмоции, для кого-то может даже стать той искрой, из которой возгорится пламя. Я хочу, чтобы кто-то заразился той мыслью, что мы пытались вложить в этот фильм. 

Виктор: Эти люди, персонажи фильма, для меня в юности были героями. Я всегда считал, что они заслужили большего внимания, большего уважения. Каждому поколению приходится заново понимать, на что оно способно. И я надеюсь, что мы собрали эту мозаику, до сих пор никем не собранную.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

                          Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR-отдел: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы