Слэм стереотипов

7 мая 10:29

Автор:

Артур Гранд

Польская группа SIKSA — солистка Алекс и бас-гитарист Бури — это панк, скрещенный с хип-хопом. Хотя они и называют себя музыкальным бэндом, поляки работают, скорее, на территории современного искусства, а точнее акционизма и перформанса. Песни и клипы SIKSA можно слушать, например, на youtube, но подлинное представление о группе дадут только их живые выступления. Эти огненные перформансы заряжены политикой, актуальными общественными проблемами, но самое интересное то, что зрители — полноправные участники шоу. Алекс и Бури помимо музыки еще снимают кино, устраивают фестивали, поэтические баттлы, они левые активисты, радикальные художники, одни из главных возмутителей спокойствия в современной Польше. После их выступления на фестивале Tallinn Music Week 2019 мы поговорили с ними об акционизме, Шекспире, современном панке, насилии, а также о правой риторике в России и Польше.


Ваша группа называется SIKSA, в русском языке есть слово «чикса», то есть молодая легкомысленная девушка. Siksa и чикса имеют идентичное значение?

Бури: Да, значения одинаковы. Дело в том, что это не польское или русское слово, это слово из идиша. Оно означает «молодая девушка», «непослушная (хулиганка)». 

Алекс: Немного глуповатая, простенькая, но на идише это слово означает «не еврейка». В Польше сейчас это слово приобрело как раз то же значение, что и в России.


На какой пьесе Шекспира основаны ваши тексты? Почему Шекспир? Какая связь между актуальной политикой, современными проблемами и Шеспиром? 

Алекс: Это пьеса «Укрощение строптивой». SIKSA существует около четырех лет, и в самом начале мы говорили в наших текстах о телесном, чуть позже — о Польше и политической ситуации в ней. После мы сделали материал, который назывался «Revenge on enemy», в котором затронули тему насилия. Он был основан на личной истории. После четырех лет работы мы выдохлись. 

В Польше люди делятся на два типа: одни любят SIKSA, другие ненавидят. Нам часто говорят, что у нас просто вокал и бас-гитара, соответственно нас нельзя назвать группой. Говорят, что это не группа, не музыка, а какое-то дерьмо. Они ненавидят наше звучание, говорят, нам нужен ударник. SIKSA это персонаж, раздражающий множество поляков.

После нашего материала про насилие множество девушек написало мне, рассказали свои истории, я работала с некоторыми из них. Проблема насилия оказалось столь огромной, что я перестала справляться с этим. Это была моя личная история, мой крик, но он оказался близок другим девушкам. Я была измучена этой ситуацией. Так мы пришли к «Укрощению строптивой» Шекспира. Работали в театре. 

Бури: Адаптировали для сцены это произведение. Мы столкнулись с жутким непониманием и провалом. Мы думали, это будет некая монодрама, но театр оказался слишком косной институцией. После месяца репетиций мы прекратили работу.


TMW 2019; SIKSA (PL); Sveta Baar, 28.03.2019


Это был полноценный спектакль? 

Алекс: Да. Мы работали над «Укрощением строптивой» c режиссером, с актерами. Но театральный формат перестал нас удовлетворять. 

Бури: Поэтому мы решили сделать собственное шоу «SIKSA: укрощение строптивой». По своим правилам. Наша собственная версия Шекспира была связана с нашими последними работами, с нашим альбомом «Revenge on enemy». До сетов, посвященных «Укрощению строптивой», мы играли сет по нашей предыдущей работе «Revenge on enemy», название которой было цитатой из Адама Мицкевича, польского поэта-романтика. Это был некий месседж в музыке и культуре. Мы решили, что это будет романтическое искусство, романтическое видение христианства, самого Христа на кресте. Siksa (как персонаж) погибает будучи распятой на кресте, как Иисус, погибает ради спасения миллиона девушек и парней. 

Алекс: И я в образе Siksa превращаюсь на сцене в своего рода современного романтического супергероя, становлюсь очень сильной. Спустя некоторое время, я решила, что не хочу больше быть супергероем. Мы почувствовали в этом фальшь, поскольку в жизни нет супергероев, и в наших песнях мы поем о том, что на самом деле не существует и национальных героев. Когда ты являешься активистом, делаешь что-то мощное на сцене, при этом сражаешься и в реальной жизни, то чувствуешь, что как будто сгораешь. Для нас было важным сказать об этом на сцене. Эти выступления были про людей в зале.
Стали говорить, что мы должны делать больше для радио, мол, все это правильно и хорошо, но на радио никогда не поставят, это не музыка, ты просто что-то кричишь. На сцене мы с Алексом и есть Siksa, которая в свою очередь является шекспировской строптивой. На сцене мы вместе с публикой пытаемся ее символически убить, сказать ей, чтобы она была вежливой, что она может поступать по-другому, быть лучше, петь лучше, что она не обязана читать грубый хип-хоп и может петь про любовь, потому что она прекрасная девушка, зачем же она думает про политику. 

Бури: «Укрощение строптивой» это очень простая пьеса для нас. Она про то, как ломается сильный женский характер. И во время нашего шоу, мы показываем как сильный женский характер рождается и рушится благодаря публике. 



Ваше выступление на TMW было ближе к современному искусству, чем к музыке. Вы делали то, что обычно не делают музыканты, но делают художники во время акций или перформансов. 

Бури: Это очень приятно слышать, потому что в Польше никто не задает нам вопросов, связанных с contemporary art, люди не видят мультихудожественного языка, который мы используем, поэтому нам очень лестно, что вы об этом спросили. Мы называем наши выступления музыкальным концертом, потому что так легче донести свое творчество до публики. Сontemporary art немного по-снобски звучит для большинства людей. Конечно, мы делаем музыку, но в наши представления о ней входят и другие виды искусств. 

Алекс: Нам легче выступать в маленьких городах Польши, называя себя панк-группой. 

Бури: Если на нашем постере будет написано «contemporary art performance» это будет выглядеть навязчиво и оттолкнет людей. Хотя мы задействуем себя в каждом аспекте искусства: в музыке, литературе, мы сняли фильм, так что мы и с кино связаны, думаем над нашими альбомами не только в рамках музыкального альбома, но так же как о звуковых коллажах. Алекс делала несколько перформансов в арт-галереях, мы близки с другими артистами, с которыми делаем коллаборации, например с Петром Маха, который снимал музыкальное видео для нашей пластинки или с Томашом Армада «Дома моды Лиманка», одним из великих польских трэш-дизайнеров из «Дома моды Лиманка», который иногда делает для нас костюмы. Мы придумываем обложки для наших пластинок с отличным дизайнером Верой Кинг. 

Алекс: Люди начали забывать, что когда-то панк был современным, совмещал различные виды искусств. Польские панки слушают Black flag, но они забыли, что Black flag был создан художниками, и музыка не единственный вид искусства, которым занимаются Black flag. 

Бури: Вы можете посмотреть Siksa на youtube или послушать на bandcamp, но, даже если вы думаете, что подготовлены, мы всегда выдаем что-то неожиданное. Даже когда играем один и тот же сет много раз, это всегда разные выступления. Например, наш сет на Tallinn music week отличался от нашего выступления в чешском Остраве за неделю до этого. Это зависит от пространства, где мы выступаем, от публики, от контекста выступления, от страны. Наш сет посвященный «Укрощению строптивой» каждый раз выглядит по-разному, в арт галерее, на улице, в панк-клубе, на фестивале. 

Алекс: На Tallinn music week у нас была возможность играть с очень мощным звуком, обычно у нас нет такой возможности. Мы хотим звучать здорово, но если звук плохой, это все равно хорошо, потому что именно это мы используемся для нашего выступления. Если микрофон ломается, то я пою без микрофона, и это нормально. Мы не столь прихотливы, как гламурные музыканты. 

Бури: Это как раз о неожиданности, о которой вы спросили. Мы хотим сыграть много выступлений в разных местах. Когда мы играем в клубе, то играем театральную пьесу, в арт-галерее — панк-шоу, в театре — что-то совершенное иное. 


Есть ли у вас заготовленный план, как вы будете себя вести во время выступления или это чистая импровизация? 

Алекс: У нас нет какого-то определенного плана. В самом начале нашей карьеры я продумывала какие-то жесты. Я фокусируюсь на своем голосе, очищаю свой разум, ведь фокусируясь на том, как и что я буду делать на сцене, можно забыть про публику, являющуюся важным аспектом любого выступления. На Tallinn music week публика была очень не предубежденной, доброжелательной. Они смеялись, поскольку не знали слов, думали, что мы поем о чем-то смешном. Было очень комфортно выступать. Мы готовы к тому, что кто-то из слушателей может попробовать сорвать наше выступление, такое бывало. Когда выступаешь на сцене, некоторые люди думают, что ты поешь именно о них, это в основном парни, и они злятся на меня и ведут себя агрессивно. Я пыталась давать им микрофон, чтобы дать им сказать, но из-за стресса они или молчат, или несут чушь. Две недели назад мы играли в Чехии, там в основном славные люди, и мы любим выступать там, но был один парень, который во время шоу все время говорил мне, что я должна расслабиться и выпить с ним. А я вообще не пью, поэтому была вдвойне взбешена его поведением. Пнула ногой его пиво, он был очень зол, дала ему микрофон, и он сказал: «Иди нах..., ты, конечно, красивая девчушка, но совершенно пустая внутри». Он выглядел, как бугай, и вел себя как лидер хардкор-группы. Я сказала, что в его жизни слишком много Limp Bizkit, все засмеялись. Этот инцидент произвел впечатление на публику. После концерта он подошел ко мне и попросил прощения, а я извинилась перед ним. Был похожий случай в Осло, когда во время нашего концерта один парень начал вести себя очень агрессивно, мы прекратили играть. Разговаривать с ним было бессмысленно, он был слишком пьян.

Бури: Мы знаем, что наши концерты могут выглядеть как импровизация, но это не совсем так. Мы всегда играем заготовленную программу, сейчас это «Укрощение строптивой», у которой есть своя структура, но в ней есть место импровизации. Во время выступления у нас есть паузы, во время которых мы можем коммуницировать с публикой. Довольно свободная форма. Когда мы решаем, что пора заканчивать исполнять серию сетов, поскольку ничего уже добавить к ним нельзя, то мы записываем пластинку. И начинаем думать над новым материалом. Это такая анти-реклама. Обычно группы сначала записывают пластинку, а потом едут в тур в поддержку альбома, а у нас наоборот. Когда мы отыграем наш материал, тогда запишем его на пластинку или cd. 


Один эстонский журналист назвал SIKSA очень брутальной. Кажущаяся брутальность — часть вашей стратегии?

Бури: Мы не считаем себя брутальными, может, мы просто честные? 


TMW 2019; SIKSA (PL); Sveta Baar, 28.03.2019


Акционисты зачастую ведут себя брутально. 

Бури: Конечно. Печально, что люди забывают об этом, для нас это не является чем-то новым в искусстве. Перед нами все искусство семидесятых, полное перформансов и акций. Мы делаем что-то близкое к этому.


Кто из современных художников вам интересен?

Бури: Мы не самые большие поклонники современного концептуального искусства, оно слишком снобское. Один польский режиссер сказал, что Siksa не является метафорой, мы слишком прямые. Мы больше похожи на тех художников, чьи работы простые, как у Абрамович, ее работы очень простые, но эффектные. 

Алекс: Один польский музыкант спросил нас, кто вам больше нравится — Кейдж или Дюшан. Мы ответили: Роза Паркс. Я выросла на польском хип-хопе, а еще для меня много значил Эминем. Я считала его очень честным, в текстах он говорил о своей семье, о себе, и когда он говорил про себя, я думала, блин, это и про меня тоже. Из новых музыкантов нам очень нравится Кейт Темпест, также я люблю Сола Уильямса, он очень классный. Нам нравится много вещей, связанных с текстами, музыкой, поэзией. Большое значение для нас имеет кино. 

Бури: Мы оба закончили курс теории кино. Мы не заканчивали школу искусств, а занимались изучением теории кино, классического кинематографа. Завтра мы едем в Милан, город Лукино Висконти. Мы любим фильмы Пазолини, Годара, всю «новую волну». Правда, современное кино нам не нравится. Эра кино заканчивается. 

Алекс: Не говори так! 

Бури: Также мы пытаемся найти contemporary art в музыке. Как говорила Алекс, Black flag — не просто панк группа, они большие артисты, перформеры. 

Алекс: Мы ходим на их выступления, чтобы почувствовать энергию перформанса на сцене. Публика всегда чувствует что есть фальшь, а что нет. Я говорю не про мейнстрим, а про андерграунд. Это музыка не для всех, и она не очень популярна. Нам очень нравится наблюдать за поведение музыкантов на сцене. Например, Viagra boys, их фронтмен ведет себя на сцене, как сломленная рок-звезда. В чем-то он немного жалкий, и он знает об этом. 

Бури: Хорошие музыканты и артисты превосходно чувствуют свое тело, разум на сцене. Им надо, чтобы зрители поверили, что они «настоящие», даже если они отстой. Ты не обязан быть Игги Попом из шестидесятых или Боуи из семидесятых, таких людей можно встретить на маленьких сценах по всему миру. Ты должен просто искать что-то свое. Сейчас не время Игги Попа и Боуи. 

Алекс: Мы открыты к разному искусству. Много нас вдохновляет. За свою жизнь я читала, скажем так, много дерьмовых книжек не особо известных авторов. Это была литература для тинейджеров. Сейчас есть много хорошей литературы для подростков, но когда я росла, было довольно дерьмовых книг, но я их очень люблю и горжусь тем, что выросла на них. 




Я думаю, что Россия и Польша похожи в некоторых аспектах. Например, риторика, связанная с ксенофобией и национализмом, находит одобрение у большинства в обеих странах. Вы говорили об этом, но все же спрошу — как вас воспринимают на родине? 

Алекс: Мы можем рассказать об одном примере, связанных с Siksa. Мы устраивали мастер-классы с подростками в Варшаве. Мы сами из маленького городка, бывшей столицы Польши — Гнезно. Я занималась с девочками. Это были мастер-классы о том, как рассказать свою историю, используя язык перформанса. В одной из старших школ были проблемы, связанные с сексизмом. Это были мастер-классы об искусстве и о том, что ты можешь использовать множество сильных слов, о том, что о ксенофобии и сексизме можно говорить посредством искусства. Учителя и завуч этой школы дали согласие. На следующий день наша история с мастер-классом стала достоянием журналистов. Правая пресса писала о том, что я использую ругань на сцене, что я психически нездорова, и, что я распространяю ЛГБТ-идеи в школе. Это были несколько тяжелых недель для нас. Мы решили не обсуждать это с журналистами, потому что это бесполезно.

С самого начала наше правительство, партия «правых» набирало голоса за счет беженцев, затем они начали говорить о женских правах и право на аборт для того, чтобы набирать голоса. Сейчас они используют тему ЛГБТ-прав, чтобы привлечь голосующих. 

Бури: Да, но они преследуют женщин, беженцев, представителей ЛГБТ-движения, обвиняя их во всех бедах, которые есть в Польше, для того, чтобы набирать голоса. Они говорят, что остановят беженцев, в стране будут под запретам право на аборт и ЛГБТ-права, и так, и далее. Они утверждают, что все эти люди демоны. Люди спорят в интернете, очень тяжелая атмосфера в польском обществе из-за режима «правых». 


Расскажите немного о себе. 

Алекс: Мы живем в Гнезно и занимаемся творчеством здесь. Когда я училась в школе, мне было скучно, я хотела свалить оттуда. Я жила Познане и в Тернополе. Затем я жила в Анкаре, что оказало большое влияние на меня. Когда я жила в Турции, то решила вернуться в свой родной город, чтобы работать со своими друзьями. Мы устраиваем маленькие фестивали, гиги, приглашаем крутых артистов из Польши в наш город. Так же у нас есть open-space дом культур. Он открыт только при хорошей погоде: с июня до конца каникул. Мы проводим разные мастер-классы для детей и для взрослых. Например, мы сделали проект SIKSA для детей, в рамках которого пели песни о крутых девушках и женщинах: ученых, художников. Бури родом из Торнополя. Мы познакомились там, влюбились и спустя месяц знакомства решили сделать SIKSA. Мы делаем хорошие штуки, только когда мы вдвоем. Очень тяжело делать что-то личное, но это легче делать вместе с человеком, которого ты любишь и которому доверяешь. 



Какой фестиваль вы устраиваете в своем родном городе. 

Алекс: Наш фестиваль мы сделали вместе с библиотекой. Это был маленький трехдневный фестиваль, связанный с литературой для детей. На нем были встречи с поэтами, поэтический слэм, и мы считаем его одним из лучших в Гнезно. Мы начали делать его четыре года назад, и он стал очень масштабным. Около двух сот человек участвовали в поэтическом слэме. И люди из других городов приезжали поучаствовать. До этого я встречалась с одним из величайших артистов, в том числе и для нас, его зовут Марчен Прут. Он не особо известен. Он приехал на концерт с одной из своих групп. Он родом из Валча, довольно интересного города в Польше, и группа его от туда. 

Бури: Благодаря Siksa, мы много ездим в туры, знакомимся с людьми, и стараемся делать что-то клевое для нашего маленького городка. Мы приглашаем крутых людей из музыкального мира, театрального, чтобы они давали концерты и делали мастер-классы и так, и далее. 

Алекс: В пятницу мы делали показ нашего фильма, и после показа была встреча с одним из великих писателей Польши, Рудка Зидл (Rudka Zydel). Она королева слэм-поэзии, хоть ей и не нравится, когда ее так называют. 

Из русских нам очень нравится то, что делает Диана, она из группы «Фанни Каплан». У нее был перформанс на Tallinn music week. Она барабанщик, но так же занимается современным искусством. У нее есть сольный проект Rosemary loves a blackberry. 

Алекс: У нас хорошие связи с русской сценой. Продюсер нашего первого большого альбома наполовину поляк, наполовину русский. Он написал две хорошие книги на польском про русский андерграунд. Одна из них про историю русского андеграунда, панка, сквоты в Петербурге, группу «Кино», а его новая книга про современный русский хип-хоп. Он еще и музыкант, много ездит по турам. 


Вы бывали в России?

Бури: Нет, мы дали два небольших панк-концерта в Белоруси, это было здорово, хорошая публика. Мы очень хотим посетить Россию, Украину. Западная Европа не столь нам интересна. Они часто ведут себя так, мол, мы все видели, удивите нас. Люди в восточной Европе нам очень благодарны, а в Польше нет, потому что, мы и не Восток и не Запад. 


У нас те же блуждания. 

Бури: Да-да. Запад всегда будет говорить, что мы восток. Хотя что это вообще значит?

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы