Техно-капитализм. Голоса участников

19 октября 10:48

В продолжение большой статьи о танцевальной культуре как бизнесе, мы публикуем интервью с людьми, которые как раз и занимаются бизнесом: делают знаменитые фестивали, организовывают букинг-процессы и представляют несколько крупнейших букинг-агентств.


ШТЕФФЕН ЧАРЛЬЗ 

компания COSMOPOP, организатор фестиваля Time Warp

Наряду с Mayday, вряд ли какое-то другое крупномасштабное мероприятие, как Time Warp, имеет столь долгую историю. Компания Cosmopop Штеффена Чарльза также занимается фестивалями Love Family Park, Sonus (в Хорватии), SEMF (в Штутгарте) и Time Warp Agentina и управляет двумя клубами (Zimmer в Мангейме и Loft Club в Людвигсхафене).

Штеффен, скажите, какое самое заметное изменение произошло с фестивалями за последнее время?

Все стало слишком глобальным. Диджей сегодня может круглый год играть на фестивалях перед десятитысячной толпой. Конечно же, такой расклад присущ лишь топовым артистам.

А кто эти топовые артисты? Скажем, ежегодное голосование на Resident Advisor как-то отражает реальность?

Оно не совсем отражает реальность, поскольку там в новичках вполне может оказаться Карл Кокс. Даже если ты находишься в десятке этого топа, то это еще не значит что ты будешь в хедлайнерах какого-нибудь фестиваля. Но он все-таки показывает, что ты можешь там оказаться. Подобные чарты — это эмоциональный инструмент. Я могу сказать лишь, что чем больше звезды путешествуют, тем больше шансов есть у нового поколения.


Глобальная конкуренция представляет для вас какую-то проблему?

На фестивалях в Южной Америке или Корее главной звездой считается Дэвид Гетта. Наши артисты обычно выступают на второстепенных сценах. Поэтому они на наших мероприятиях соглашаются играть с большим удовольствием. Все-таки взаимодействие с публикой для них важнее.


А что по поводу взрывного роста гонораров, который можно наблюдать у топовых диджеев за последние несколько лет?

Такой перегиб, к сожалению, дело рынка. Поэтому растет входная плата на мероприятие, а значит такое нельзя устраивать на постоянной основе. Но винить во всем одних лишь артистов глупо. Если у тебя 120 выступлений в год по 3000 евро каждое, то сложно найти баланс. И мы, промоутеры, должны провести четкую границу.


Глобальный бум по поводу электронной музыки как ощущается в Германии?

В Германии наблюдается спад, особенно по сравнению с другими европейскими странами. На Time Warp у нас примерно половина посетителей немцы. Хотя, с другой стороны, у Nature One такой проблемы нет. В Германии стало труднее вести дела, если ты занимаешься андеграундом. Плюс стоит вопрос с демографией: скажем, я родился в 1971 году, и был одним из 961 000 детей. Сегодня же в год появляются примерно 500 000 малышей в год.


В Германии проходит меньше фестивалей, чем в Голландии или Англии. Почему?

В Голландии на фестивалях может стоять пара полицейских. А в Германии все значительно жестче. И такой плотный полицейский контроль не совсем приятен. Поэтому здесь больше развиты небольшие мероприятия, на которых собираются от трехсот до пятисот человек. Конечно, такой бизнес вести не очень легко. Хотя, конечно же я рад, что таким путем люди узнают о нашей сцене. Когда я работал в магазине и продавал пластинки, то все начиналось с Talla 2XLC. А спустя пару лет уже все интересовались Джошем Уинком.


Как вы относитесь к тому, что крупные корпорации скупают довольно андеграундные фестивали? 

В этом есть своя правда. Вот, скажем, нам приходится очень долго ждать разрешения от министра окружающей среды для проведения Love Family Park. Инвестиции очень внушительные, и далеко не все мероприятия себя окупают. Поэтому я абсолютно понимаю, когда люди отдают свои риски какой-нибудь крупной компании. 


Такие компании могут в перспективе захватить весь рынок? 

Ну для андеграунда место найдется всегда. Меня интересует другое: будут ли ходить в клубы молодые люди? Заинтересует ли их электронная музыка? Когда я смотрю на айпод моего сына, то его музыка меня, честно говоря, потрясает.



КАТРИН ШЛОТФЕЛЬД 

букинг-агент, Artist Alife


Катрин Шлотфельдт — один из самых влиятельных букинг-агентов на немецкой клубной сцене. С электронной музыкой Катрин познакомилась в девяностые на легендарной франкфуртской техно-сцене. Решающим в ее жизни моментом произошла в 1998 году, когда она устроила тур Ричи Хоутина «Plastikman — Artifakts». В 2006 году она всецело переключилась на работу с Ричи Хоутиным. В своем агентстве она представляла интересы таких артистов, как Магда, Трой Пирс, Марк Хоул или Heartthrob. В январе этого года Хоутин решил перейти в крупное международное агентство William Morris. Шлотфельд же организовала собственное агентство — Artist Alife, которое представляет интересы Криса Либинга, Локо Дайса и Tale Of Us.


Катрин, что изменилось на клубной сцене за последние несколько лет?

Индустрия в США поняла, что можно зарабатывать деньги не только на Дэвиде Гетте, но и на хаусе и техно. В Лас-Вегасе более 150 000 человек посещают Electric Daisy Carneval. В Европе такие масштабы сложно себе представить. 


Как это отражается на мероприятиях в Европе?

На испанском фестивале Monegro Desert Festival каждый год, начиная с 1994 года, 40 000 человек танцуют под техно, хип-хоп и драм-н-бейс. Ничего общего с трансом. Для меня Monegro всегда был образцом бескомпромиссности. И тут контроль переходит к другим людям, и бац, начинает играть Стив Аоки. Вот и приходит понимание: что-то тут уже не так.


Как это отражается на вашей деятельности?

Крупные агентства берут артистов в диапазоне от 500 до 2000 евро. И поскольку у крупных агентств есть масса связей с промоутерами фестивалей, происходит искусственное увеличение лайнапов фестивалей, поскольку до 80% артистов просто идут от одного агентства.


В последнее время сильно обсуждается тема гонораров и прочие нюансы, вроде того, где и как должно писаться имя артиста. Как вы к этому относитесь?

Раньше букинг заключался в том, чтобы просто выслать технический райдер. Обычно артист узнавал свою дату и место выступления буквально за несколько дней. Сегодня же, прежде чем подтвердить букинг, обсуждается масса параметров — время выступления, где будет написано имя артиста, накладные расходы. Не все получается обговаривать до, поэтому часто приходится звонить и разбираться на месте.

Почему так важно знать где именно будет написано имя артиста?

Чтобы карьера диджея двигалась вперед. Эта практика пришла из рок- и поп-сцены. На первом месте стоит Metallica, на втором Guns N’ Roses. Поэтому имя Metallica пишется крупными буквами. Поэтому тут это очень важно для многих. Многие из-за этого даже ссорятся друг с другом.


Популярный диджей обычно требует большого гонорара. Из каких условий складывается гонорар?

Отчасти гонорары действительно чрезмерны, но тут же финансируется работа довольно большой группы лиц, а не только трех или четырех человек. Скажем SMM-менеджеры — все эти соцсети нельзя не принимать во внимание. Другие диджеи задаются вопросами: как долго я буду еще этим заниматься? Насколько долго я буду интересен? У кого-то наоборот, начинаются проблемы со слухом. У всех по-разному.


Как у вас еще не испортилось отношение к этому виду деятельности?

Мне нравится когда появляется какой-нибудь клуб и говорит: вот такой бюджет, надо из него что-нибудь придумать. Я бы тогда отправила Магду, Троя и Марка, они бы отыграли и заработали бы себе на хлеб с маслом. Многие артисты так уже не делают. Даже Ричи пусть и играет в Robert Johnson, но делает это все реже и реже.


Даже сегодня?

Конечно, артист на все смотрит с другой стороны. Летом начинается сезон фестивалей и клубная жизнь замирает, ну может быть кроме Берлина. Осенью я начинаю работать с клубами. Но не со всеми получается работать. Многим (даже крошечным клубам) нужны звезды, а на неизвестных никто не соглашается. Поэтому и локальные сцены развиваются не так как мне бы того хотелось.


Могут ли клубы, находящиеся не в столицах, как-то выжить в такой ситуации?

На самом деле не каждому диджею нравится играть крупных площадках, так как там ты отделен от публики. Между диджеем и публикой нет никакой взаимосвязи. Поэтому у клубов поменьше есть все шансы заинтересовать таких диджеев.


Какие опасности кроются в будущем?

Мне кажется не терять страсть — это касается не только артистов, но и меня как агента. Ты даешь людям возможность забыть обо всех своих заботах. Я помню как ходила в Omen с 20 дойчмарками в кармане: билет, бутылка воды и танцуй сколько хочешь. Я тогда была самым счастливым человеком в мире.

СТИВ ХОГАН 

агент, William Morris Endeavor Entertainment

William Morris Endeavor Entertainment — это одно из крупнейших в мире букинг-агентств, которое с некоторых пор проявляет интерес к клубной музыке. Шесть лет назад Стив Хоган основал в лондонском филиале подразделение, отвечающее за электронную музыку, которое работает с Локо Дайсом, Масео Плексом, Moderat и Ричи Хоутиным. Многие относятся к William Morris Endeavor Entertainment довольно критически. Это агентство работает с многочисленными фестивалями и своими возможностями просто вытесняет небольшие агентства. Но упрекать его в отсутствии традиций никак нельзя: компания была основана в 1898 году, приехавшим из Германии еврейским эмигрантом Уильямом Моррисом в Нью-Йорке. В разное время это агентство представляло интересы таких артистов, как Чарли Чаплин, Мэрелин Монро, Элвис Пресли или Rolling Stones.


Стив, с какими артистами лично вы работаете?

У меня очень разнообразный ростер. Я не хочу концентрироваться на чем-то конкретном. Хороший агент должен уметь букировать всё: рок-группы, r’n’b или хип-хоп. Я занимаюсь многими интересными андеграунд-диджеями: Сет Трокслер, Martinez Brothers, Йорис Ворн, Дэвид Скилачи и Groove Armada. С каждым из них я работаю уже очень давно. Есть у меня и второе, более коммерческое, я. Я работаю с Zedd или Nervo. Эти артисты позволяют мне иначе взглянуть на мир. С Сетом и прочими диджеями я должен работать с клубами вроде Trouw или Panorama Bar, в который я и сам с удовольствием хожу. С другой стороны я организовал тур Dimitri Vegas & Like Mike по Великобритании. На пять выступлений было продано 17 000 билетов.


Как агентства выбирают новых артистов?

У нас есть A&R-отдел и девять агентов во главе с Питом Тонгом. Каждый месяц мы получаем сотни демо. Мы с уважением относимся к ним ко всем — мы выражаем наши замечания и предложения. Плюс еженедельно у нас проводится видеоконференция между всем офисом. Спустя несколько недель у нас готов ответ. Конечно мы очень избирательны. И мы гордимся тем, что с нами работают очень долгоиграющие артисты, причем некоторые с нами 10 или 15 лет. Некоторые агентства разом берут по десять новых артистов, в надежде, что один или два артиста из них выстрелят.


Чем вы отличаетесь от других агентств?

Мы очень тщательно подходим к логистике наших артистов. Скажем, если артист играет в Польше, а есть заказ на него из Португалии, то мы еще подумаем, просто потому, что на артиста это будет как физическая, так и психологическая нагрузка. У нас перелеты между двумя точками не должны превышать 2,5 часов.


Как вы определяете гонорары артиста на определенное мероприятие?

Мы, как правило, не говорим: этот артист стоит столько-то. У нас есть подающие надежды диджеи и для них гонорары обычно составляют между 500 и 1500 евро. Если клуб вместимостью 500 человек требует за вход 5 или 6 евро, то гонорар артиста должен составлять примерно 50% от входной платы. Остальное клуб может пустить на маркетинг, персонал, отель, билеты и прибыль. При крупных шоу с 5 000 билетами, мы начинаем торг основываясь на фактических издержках мероприятия и прогнозируемом количестве проданных билетов. Важно, чтобы промоутер смог что-то заработать. Ясно, что если он потеряет на выступлении какого-то артиста, то в 9 из 10 случаев он не забукирует его во второй раз.


Регулярно возникает информация о так называемых «block booking»: чтобы забукировать хедлайнера, фестивалям надо забукировать еще и нескольких неизвестных артистов. Какова политика William Morris по этому поводу?

Так поступают все агентства, и делают так уже очень давно — еще в шестидесятых годах букировались группы для фестиваля Вудсток. Это нормально говорить фестивалю: ты можешь заполучить хедлайнера, но должен помочь нам и с некоторыми, не очень известными, артистами. У фестивалей с этим обычно не возникает особых проблем.


Если бы вы могли изменить на этой сцене одну вещь, то чтобы вы изменили?

Эйсид-хаус и «peace & harmony» — которые и привели нас к этой музыке. Сегодня, правда, это звучит несколько искаженно и неверно, словно это какие-то хиппи, но мы все-таки стражи. Поэтому на нас лежит ответственность за то, чтобы эта сцена продолжала существовать и дальше.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы