Ромуальд Кармакар: «Приятно быть частью происходящего»

29 мая 10:35

Автор:

Егор Лапшов

Новый фильм Ромуальда Кармакара — четвертая по счету картина, в которой автор касается клубной индустрии. Являясь намного большим, чем просто портретом пятерых диджеев: Рикардо Виллалобоса, Романа Флюгеля. Ata, Сони Мунир и Move D, фильм замахивается на философский трактат о возникновении, развитии и будущем электронной музыки. Картина приковывает внимание глубокими монологами о музыке в целом и в частности. 

Каждый из протагонистов (именно так называет своих героев автор) делится с нами своим понимаем феномена и старается раздвинуть горизонты фильма о клубной культуре: манера повествования далека от очередного поверхностного фильма про тусовки. Академичный рассказ касается таких тем, как терроризм и религия. Нельзя не отметить возраст протагонистов: от 40 до 50 лет, все они успешные музыканты, которые продолжают свою карьеру. В преддверии премьеры фильма на московском кинофестивале «Beat» немецкий режиссер картины Ромуальд Кармакар пообщался с Mixmag Russia и ответил на вопросы о своем фильме.


Расскажите о фильме тем, кто еще его не видел?

Это документальная картина, которую будут показывать в кинотеатрах. В ней говорится о статусе-кво электронной музыки в Германии. Повествование ведется сквозь глаза и уши пяти протагонистов сцены: Рикардо Виллалобоса, Роман Флюгеля, Сони Мунир, Ата и Move D. На мой взгляд, этого должно быть достаточно, чтобы заинтересовать зрителя.



Виллалобос — максимально скрытный человек, его появление в фильмах и медиа можно пересчитать по пальцам. Вы делаете уже второй фильм с его участием (первый фильм «Виллалобос» вышел в 2009 году). Как вам удалось заинтересовать его? Каков он в работе как человек?

Вообще, идея фильма принадлежала продюсеру, который является его другом, когда они разговаривали о создании «Когда я думаю о Германии ночью», Рикардо с радостью согласился стать одним из протагонистов. Я был приглашен в этот проект продюсером, также как и Виллалобос. Наши отношения начались около восьми лет назад, когда я снимал о нём фильм. Я никогда не был связан со СМИ, я режиссёр, поэтому вряд ли смогу сказать о причинах столь категоричного информационного аскетизма со стороны Рикардо. Мы очень классно поработали как в первый, так и во второй раз. Он был крайне заинтересован в съемках с самого начала и до конца. Например, приглашение Move D было его идеей. Возможно это прозвучит странно, но за те восемь лет, что мы знакомы, у нас было не так уж и много свободного времени. 

Если говорить о профессиональном общении, то сразу установились глубокие и доверительные отношения: он знает, что я всегда буду много и объективно его критиковать. Рикардо с понимаем относился ко всем экспериментам, которые я делал во время съемок. 

На мой взгляд, он является крайне интересным и очень специфичным человеком. То, как он видит вещи и то, как он объясняет какие-то процессы — настоящая магия. Он чертовски хорош в объяснении механизмов своей работы. В фильме он много говорит про свой проект с Максом Лодербауэром. Это аналоговая работа, которая имеет структуру квартета (прямо как в классической музыке). Четыре музыканта, делающие одну музыку — это, как ты понимаешь, очень сложная музыкальная форма. Рикардо с фантастической простотой и с мельчайшими подробностями объяснял, что происходит между ними в начале, кульминации и завершении. Это абсолютно невероятный взгляд на мир музыки, Рикардо — живая легенда.


Почему вы из раза в раз возвращаетесь к этой теме? Вы снимаете уже четвертый фильм о клубной индустрии.

Да, ты прав, не считая новой картины, я снял уже три фильма про электронную музыку: «196 ударов в минуту» (2002), «Между дьяволом и голубым морем» (2005) и «Виллалобос» (2009). 

Мне нравится снимать фильмы об этом прежде всего потому, что электронная музыка играет огромную роль в немецкой культуре. На мой взгляд, тема культуры недостаточно освещена в современном немецком искусстве, я говорю обо всех сферах: кинематограф, изображение, стрит арт и т.п. Каждый новый элемент делает эту тему более значимой. Так рождается будущее. Оглядываясь назад, мы имеем своеобразную энциклопедию нашей культуры. Мне приятно быть частью всего этого.
Мне очень близка электронная музыка, впервые я побывал в Tresor в 1991 году, с тех пор я начал интересоваться музыкой и другими гранями клубной индустрии.




Вам 52 года, вы продолжаете ходить в клубы?

Да, иногда хожу! Помимо того, что я часто бываю в клубах по работе, мне нравится посещать вечеринки просто так. Некоторые места очень сильно повлияли на меня. Последние несколько месяцев я никуда не выбирался, потому что готовлю свою работу для Documenta, которая открывается через две недели. Знаешь что это такое?


Нет, расскажите!

Documenta — это крупнейшая выставка, современного искусства в мире, которая проходит раз в пять лет в городе Кассен.


А разве не венецианская Биеннале крупнейшая?

Нет, потому что она ежегодная, а к Documenta люди готовятся по пять лет! Кстати, в 2013 году я делал немецкий павильон на Биенналле, это было что-то абсолютно космическое. Сейчас меня пригласили работать на Documenta, 99 процентов своего времени я занят этим.


Какие клубы повлияли на вас?

Мой любимый клуб в Берлине — ://about blank. В фильме мы много снимали там. 


Почему на ваш взгляд электронная музыка в Германии настолько глубоко укоренилась в культуре? В чем феномен?

Ata размышляет об этом в моем фильме. По его словам, все началось еще в 50-е и 60-е, но на протяжении долгого времени на это не обращали должного внимания. На мой взгляд, в Германии самый высокий уровень создания музыки. Тысячи людей работают на высочайшем уровне и имеют доступ к самым передовым технологиям. Если разбираться в корнях этого явления, то мы придем ко Второй мировой войне. В то время технологическое развитие Германии шло семимильными шагами. Это является бэкграундом всей сегодняшней индустрии, все началось еще тогда. Вторым важным моментом стало падение Берлинской стены. Резко появилось много свободы, которую нужно было чем-то заполнить. Администрация города не могла уследить за всем и сразу. Было крайне легко получить место для своего проекта даже в центре города, власть была заинтересована в развитии Берлина. Тогда достаточно было делать хотя бы что-то, у властей было слишком много более важных проблем. Доступность локаций в начале 1990-х — вторая причина сегодняшнего расцвета. Не стоит забывать о роли Дюссельдорфа (откуда вышли Kraftwerk) и Джорджио Мородера из Мюнхена. Было много мест, где зарождалась нынешнее величие, но сейчас Берлин, конечно, бесспорный центр. 



Move D позвал Виллалобос, кто был ответственным за выбор остальных протагонистов?

Всех остальных позвал я. Например с Флюгелем мы знакомы уже 17 лет. В 2000 году я ставил спектакль в Гамбургском Deutsche Schauspielhaus и пригласил его в качестве одного из артистов. Роман — очень интеллектуальный музыкант. Я посчитал, что было бы интересно открыть его немного больше, и поэтому позвал в фильм.

С Ata я до этого лично не был знаком, но давно следил за его творчеством. У него есть много качественных релизов на Playhouse и Ongaku music. 

Однажды я записывал Виллалобоса в Румынии на фестивале Sunwaves и перед ним выступала Соня Мунир, её сет произвел на меня сильное впечатление, я спросил: «Кто эта девушка?». Так мы и познакомились.

Move D я видел пару раз до фильма, затем Рикардо сказал: «Ты должен обратить внимание на этого парня». Оказалось, что его отношение к музыке, творческая философия и взгляд на мир были нам близки. Когда я узнал, что он живет в Гейдельберге (маленький город неподалеку от Франкфурта), мне показалось занятным снять кого-нибудь из провинции.


Как вы обошли законодательный запрет на съемку в немецких клубах?

Это было самым сложным моментом во всей работе! Работа вне Берлина была намного проще. Например, когда мы снимали в парижском Machine de moulin rouge, люди хотели узнать, что мы делали, и всегда желали удачи. Уэльс, Румыния — нигде люди не смотрели на нас косо. Это чисто берлинский феномен. Снимать в ://about blank было очень сложно, потому что устройство клуба схоже с коммуной: шесть боссов, которые долго обсуждали, можем ли мы снимать фильм, в каком месте, сколько времени и под каким углом. Моя биография помогала находить общий язык. Люди знали, что я снимал ранее, и скрепя сердце давали согласие на съемку. Даже после разрешения всё было очень строго, мы не могли делать всё, что захотим. Организовать съемку было сложно, еще сложнее было её осуществить, но, как показала практика, это всё-таки возможно. 



С кем все-таки было сложнее всего: протагонистами, владельцами клубов или промоутерами?

Все протагонисты были максимально понимающими и готовыми к сотрудничеству, работа с каждым из них — настоящее удовольствие. Однажды мы снимали в Watergate, владелец клуба дал нам разрешение, Move D разрешил снимать его, но внезапно подбежал промоутер и устроил истерику. Мне пришлось удалять весь снятый за ночь материал. Такие вещи очень зависят от человека.

Снимая во франкфуртском Robert Johnson (на мой взгляд, это второй клуб в мире после Berghain), мы не испытывали никаких проблем, люди были рады, что я работаю именно в их клубе. Сейчас, когда фильм был показан на берлинском кинофестивале, у нас есть много восторженных отзывов, все протагонисты счастливы видеть себя в кинотеатрах, спонсоры рады, что смогли стать частью истории, которая показывает наше общество и нашу культуру. Учитывая масштаб явления, должны быть сняты сотни фильмов, но у нас нет даже пяти или десяти. Это проблема.


Фильм Ромуальда Кармакара «Когда я думаю о Германии ночью» идет в рамках программы «Ночные животные» на Beat Film Festival

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы