Parrish Smith: «Мы живем в прекрасное время!»

6 февраля 13:05

Автор:

Tony Poland

Фото:

Victor Maitre

Хотя его сценический псевдоним и произошел путем слияния имен двух великих детройтских артистов Тэо Пэрриша и Алекса ’Omar S’ Смита, голландский продюсер и диджей Parrish Smith — не просто очередной техно-музыкант. Его музыка бросает вызов времени и обстоятельствам, а тщательный отбор выпускаемых им релизов отсылает к примитив вейву, грохочущему индастриалу и грязному EBM. Релизы и неистовые диджей сеты Parrish Smith соседствуют с проектом Volition Immanent — полностью интуитивным актом, в рамках которого он выступает вживую и записывается вместе с Марком Некельхуисом.

Беглый взгляд на лейблы, с которыми работал Parrish, дает представление о смелой природе его музыки: Nation продюсера Traxx, LIES Рона Морелли, амстердамский Knekelhuis, загадочный MIND Records, «трип» Нины Кравиц, Dekmantel UFO Series. Все его релизы связаны жесткостью, пренебрежением к трендам и условностям. Это настоящая музыка из пота и стали.

Ветеран Dekmantel и Dekmantel Selectors, участник лайнапов Robert Johnson, Bassiani, De School, Griessmuehle и множества других видных площадок планеты, Parrish Smith возглавит лайнап «Большого Рейва», который пройдет 8 февраля в петербургском клубе Blank. Перед своим выступлением мы вспомнили его недавнее интервью для платформы Boiler Room, в котором он рассказал о своих последних релизах, любимых местах и вдохновении. 


Откуда пришла ваша любовь к музыке и ночной жизни? Что вдохновило вас выбрать этот путь в жизни? 

Я рос, засыпая в дороге, пока моя мама слушала болливудскую музыку, и зачастую просыпался под регги или рок, которые крутил мой отец. Моя сестра привила мне любовь к танцевальной музыке в раннем возрасте. Хорошо помню тот момент, когда мне было 9 лет, она заставляла меня слушать гэрридж и тустеп. Думаю, из-за этого я и углубился в историю английской музыки, в том числе грайма, джангла и другой электроники — танцевальной и не только. Кроме того, мои дяди были музыкантами-любителями, дома они играли рок под влиянием Джими Хендрикса и записывали его на кассеты. Рок всегда влиял на нас, но я начал осознавать это всего пару лет назад, когда пытался разобраться в своих музыкальных истоках. Я не умею играть на басу или гитаре, поэтому сотрудничаю с моим хорошим другом Софи, в котором живет дух поп-рока — именно он исполнил партию на электрогитаре для Sex, Suicide & Speed Metal на одноименном EP. Так что можно сказать, что я пропитан атмосферой рока.




Кроме явных детройтских вдохновителей, отраженных в вашем псевдониме, кто еще из артистов повлиял на вас?

Тэо Пэрриш и Omar S безусловно повлияли на меня своим отношением к музыке — своей честностью, открытостью и преданностью ремеслу. Для меня было важно исследовать, как работают эти уважаемые артисты и кто их герои. Не то чтобы я пытался найти наставника, я просто искал подсказки, как быть верным себе и своему делу. Мои главные музыкальные вдохновители — Esplendor Geometrico, Марк Лейн, Трент Резнор и Джон Кейдж. Все они культовые артисты с собственным интенсивным звучанием. Мне Марк Лейн показался экспериментальной версией Трента Резнора. Трент Резнор сейчас делает музыку, которая намекает на звучание Джона Кейджа. Esplendor Geometrico — самые чистые ритмичные индустриалисты и всегда ими будут, по моему мнению. Хотя не думаю, что так называемая эра индастриал-техно не будет такой же без EG. Мне близки эти эзотерические ритмы, синтезаторы и жесткие звуки ударных, которые вы часто слышите и в наши дни. Это настоящая индастриал музыка с обширной дискографией, которая актуальна и по сей день.


У вас есть какие-то особые воспоминания, связанные с Тэо Пэрришем или Omar S?

Я как-то слышал трек "Insane Asylum" Тэо Пэрриша, ускоренный до спрессованного, назойливого звучания и проигрываемый «на красных» — это был просто отвал башки. Не могу вспомнить, кто именно его ставил — либо сам Тэо, либо DJ Traxx несколько лет назад. Кажется, это все-таки был Traxx, и он ставил много записей Тэо и Omar S вперемешку с джэкбитом и странным техно. Его эклектичный взгляд на музыку максимально увлек и повлиял на меня.


Какую энергию вы пытаетесь вложить в свои диджей-сеты?

Ту же самую энергию, которую транслировал DJ Traxx, выбирая разные формы тяжелой музыки различных жанров. Мне нравится создавать определенные настроения в своих сетах и растягивать эти моменты. Я вижу, что иногда мой месседж становится настоящим вызовом для слушателей, но в этом-то и суть — бросать вызов и самому себе, и аудитории на танцполе. Отличный способ коммуникации с толпой, чтобы создавать незабываемые моменты — это вброс редких треков, которые большинство прежде не слышали. Например, во время моего закрывающего сета на ADE в Reaktor я свел Криса Либератора с Scarlxrd, параллельно выкрикивая в микрофон. В тот момент, когда люди начали покидать танцпол, я снова переключился на быстрое техно, и народ вернулся. Смачный до головокружения момент! Мы живем в прекрасное время, когда можно играть мэшап из различной музыки, накладывая на мелодичные треки панк, хардкор и техно на глазах изумленной публики клубов-гигантов, и я буду усердно работать, чтобы сохранить эту тенденцию.



Вы переосмыслили произведения Уолтера Руттманна Opus II, III, IV специально для озвучки видео-проекта Scores, который был представлен на фестивале Dekmantel в 2018 году и затем вышел на его лейбле. Какой это был опыт с точки зрения подготовки и перформанса?

Несомненно, это было сильнейшее вдохновение от работы над культовой музыкой и одновременно очень стрессовый опыт, потому что я проецировал слишком широкий спектр собственных эмоций на абстрактное произведение искусства. Мой первый очевидный шаг состоял в том, чтобы выяснить, кем и чем был Уолтер Руттманн и как он создал это произведение. В то же время я хотел рассказать свою собственную историю, не будучи рабом оригинальной версии, поэтому я сделал свое параллельное повествование. Большая часть движущихся элементов этого фильма, над озвучкой которого мы работали, была сделана маслом и кистями на стеклянных пластинах. Художник всегда остается художником, именно поэтому я старался максимально очеловечить процесс. Я записал почти часовой материал, состоящий из белого шума, голоса и шороха и скрипа различных предметов и оборудования, ориентируясь на динамику фильма, чтобы в первую очередь понимать сцены и уметь озвучить их. Затем я прописал сюжетную линию всей композиции, потому что не владею нотной грамотой, и из полученного материала уже выделил отдельные музыкальные темы. Я работал с двумя выдающимися скрипачами Кимом Спиенбургом и Кашкой Лангерак, они проделали потрясающую работу, да и в целом мы нашли общий язык. Мы придумали необычайно выразительные композиции с точки зрения аудио-воспроизведения, и к тому же очень кинематографичные.


Озвучивание фильмов — это то, с чем бы вы хотели продолжать работать?

Это большая цель, над которой я работаю и в которой хочу развиваться. Впереди много того, чему мне нужно научиться, поэтому это вызов на долгосрочную перспективу, и такого рода творчество — один из этапов. Мне нравится сотрудничать с разными талантливыми музыкантами над видео-проектами. С музыкантами, которые могут сами придумывать идеи и выгружать этот эмоциональный багаж из своего сознания. Подобный опыт безусловно даст любопытные результаты, и я с удовольствием беру на себя ответственность за создание и совместную сборку музыкального рассказа для видео-контента. Очевидно, что я известен благодаря своему мрачному кинематографичному звучанию, но когда я смогу найти баланс между Светом и Тьмой внутри своей музыки, тогда и буду готов взяться за написание саундтрека к фильму на 60 минут. Мне повезло поработать с такими организациями, как RE:VIVE из Sound & Visions Institute и с FOAM для их выставки Ай Вэйвэя и, надеюсь, я смогу поучаствовать в новых подобных проектах и оставить свой след в этом виде искусства.




Ваш последний релиз — это возвращение на L.I.E.S. с совместной пластинкой с Interstellar Funk. 

С Interstellar Funk мы познакомились несколько лет назад в Амстердаме и со временем обнаружили много общего с точки зрения музыкального вкуса, размышляя о минимал-вейве, прото-техно и кассетной музыке 80-х. Нам не нужно было изобретать то, как проецировать наши мысли в совместное творчество. Я полагаю, мы доверяем друг другу достаточно, чтобы создавать музыку на лету. У Interstellar Funk имеется огромный арсенал оборудования, а работа с новыми музыкальными инструментами очень вдохновляет. Я призываю всех кооперироваться с другими артистами за пределами вашей зоны комфорта или студии. Коллаборация дает возможность опробовать совершенно иной рабочий процесс, и тут темп может быть намного выше, чем самостоятельная работа.


Есть ли какая-то заранее продуманная концепция, объединяющая эти четыре трека в релиз, или это конечный продукт нескольких дней импровизаций на студии?

Нет никаких конкретных задумок или историй, связанных с этими треками, но я не думаю, что это необходимо и об этом стоит беспокоиться. Иногда треки могут говорить сами за себя, а если и нет, значит эта музыка была придумана для людей, которые еще не родились.


Испытывали радость снова поработать с Роном Морелли?

Да, наши отношения доверительные, поэтому и общение выходит максимально комфортным. Я начал следить за L.I.E.S давно, после нескольких первых релизов, и этот лейбл все еще живее всех живых, а Рон активно продвигает новых артистов по сей день. Ему нравится рубить правду-матку, и я ценю это. Я также должен поблагодарить Phuong Dan, потому что именно он протолкнул меня на L.I.E.S. и всегда поддерживал меня в течение многих лет.



Перейдем к Volition Immanent: ни для кого не секрет, что этот проект тесно связан с MIND Records. Что вас привлекает в работе с ним?

Я следил за MIND Records с момента первого релиза «Femminielli Noir», а позиционирование лейбла просто поразило меня. Лейбл общается со слушателями в странной форме, будто заглядывает в самые темные уголки японского искусства. Очень специфичная манера, но это мне в нем и нравится. Сначала завораживают артворки на обложках релизов, и сразу понимаешь, что владелец лейбла сильно заморочен на искусстве, а потом слышишь саму музыку — и все вместе это просто потрясающе. Лейбл создан из страсти и любопытства в исследовании современного искусства и музыки лефтфилд-артистов. Отличный образец для изучения, где каждый релиз непредсказуем, отличается друг от друга.


Трек «Photosynthetic» на последнем релизе Volition Immanent был создан из недавнего живого выступления в De School. Расскажите про это шоу поподробнее.

Выступление было невероятно крутое! Конечно, поначалу толпа должна была привыкнуть к нашему звучанию. Это было просто ошеломляющее представление с Марком Некельхуисом , поющим прямо в лицо людям и вальяжно расхаживающим по толпе. Мы с ним всегда стараемся найти правильный баланс между интенсивными и спокойными моментами в выступлении. На лайвах мы играем заранее продуманные программы, ведь у нас нет права на ошибку. Но все же в наших выступлениях есть место для импровизации — мы можем растянуть определенные моменты, но при этом держим темп развития событий в нашем музыкальном повествовании. 

Трек «Photosynthetic» значился последним в таймлайне, текст к нему написала Sevdaliza, он же был использован в ее короткометражке The Formula. Всем рекомендую посмотреть этот фильм, если вам интересны люди, которые всецело живут искусством. Талант Sevdaliza считывать людей и запечатлевать моменты привел к этой поэтической части кино, которую мы расширили до музыкальной пьесы «Photosynthetic». Было очень приятно играть этот трек, потому что люди действительно слушали, а когда барабаны гремели, то и толпа гремела, это было незабываемо.




De School многие отмечают как лучшее место в Амстердаме. Как вы думаете, в чем его залог успеха?

Они создали крепкую платформу для развития и самопрезентации диджеев, продюсеров и меломанов. Помню времена, когда в De School за ночь играли всего два диджея с затяжными сетами. Думаю, это было важно для формирования комьюнити вокруг клуба. Спустя годы, лайнапы стали длиннее и разнообразнее, и это произошло в тот же период, когда жанр лефтфилд начал набирать популярность. Теперь у команды появилась возможность содержать большой клуб, приглашая к себе лефтфилд-артистов и супер-звезд с их преданными поклонниками. За эти годы клуб сильно расширился во всех смыслах, и уверенно можно сказать, что это место формирует клубную культуру. Вечеринки здесь соседствуют с изобразительным искусством и визуальными перформансами, и аудитории все это действительно нужно. Получилось такое правильное место, где разные люди собираются вместе, чтобы показать плоды своих трудов, будь то музыка, искусство или еда. Я думаю, что De School — это институция, и это лучшее определение для этого места.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы