Субъективные итоги года: региональный клуб Werk в Казани

26 декабря 14:09

Mixmag Russia подводит свои субъективные итоги 2019 года, выделяя любопытные события и явления и тех, кто их создает на событийном ландшафте российской электронной сцены и клубной индустрии. На этот раз рассказываем про трудовые будни и уикенды казанского клуба Werk.

5 июля этого года идеолог промо-комьюнити «Изолента» Руслан Чижов и медиахудожники Watch Me Илья Файнберг и Людмила Забрускова вписались в огромную авантюру — вместе с командой единомышленников открыли танцевальную площадку на тысячу человек в столице Татарстана. Сделали все в актуальных традициях отечественного андеграунда — в DIY-стилистике, своими силами, в бывшем индустриальном помещении. Назвали все понятными немецкими словами, настроились на просветительскую деятельность в реалиях регионов. За прошедшие полгода наделали немало шума в инфополе и несомненно стали центром внимания всей центральной части России: организовали двухдневный нон-стоп фестиваль TAIZOLEN с зарубежными привозами, сделали шоукейсы клуба «Клуб», «Рабица» и m_division, расширили комьюнити и стали причиной появления новых локальных героев сцены. И даже не разорились и не рассорились.


Руслан Чижов, Саша Левин, Илья Файнберг, Людмила Забрускова


Бэкграунд


Руслан Чижов: Я давно занимаюсь промо-деятельность разного уровня. В начале десятых с друзьями мы делали промо-группу Churchill, организовали выступления разных независимых коллективов вроде «Психея», «ПТВП», «Макулатура», «Морэ & Рэльсы», Elektra Monsterz и многих других. Еще 5 лет я был арт-директором в главном джазовом ресторане Казани, организовывал выступления культовых артистов из Нью-Йорка и Чикаго. В 2013 году мы примерно тем же самым составом Churchill начали заниматься центром современной культуры «Смена». Весь опыт накапливался в арт-части: выставки, лекции, фильмы и музыка, конечно тоже. Там в том числе проводили музыкальные мероприятия — вечерние концерты В какой-то момент стало ясно, что вечеринки не очень подходят «Смене», потому что здание не готово к такому активному его использованию. Нам поступило предложение организовать фестиваль Unsound Dislocation в Казани в 2017 году. Мы долго над ним работали, а после его проведения поняли, что хотим дальше этим заниматься, но на другом уровне: так постепенно собралась «Изолента» — промо-команда из людей разного возраста и увлечений, которых объединило желание делать ивенты в области электронной музыки. Стоит отметить, что к тому моменту с нами уже несколько лет тесно сотрудничали с Watch Me, которых тоже можно считать частью нашего сообщества. 

На первое мероприятие «Изоленты» с выступлением Наташи Абель пришло 220 человек, на каждое последующее приходило по плюс 50 гостей, а на последнем собрали 800. Пространства осваивали разные: проводили в той же «Смене», в муниципальных учреждениях — культурном центре «Московский», в парке «Горкинско-Ометьевский лес» делали вечеринку в контейнерном центре, еще на бывшем заводе «ИсКож» (искусственных кож) в одном из цехов. Всегда заезжали за ночь на площадку и сами строили. В постоянном стрессе «монтаж — демонтаж», конечно, есть своя романтика, где само мероприятие — отдушина. На первых событиях мы целенаправленно не работали с коммерческими брендами, потому что хотели посвятить себя исследованию — пытались понять, что действительно нужно публике, что именно мы сами хотим. 

С каждой вечеринкой аудитория росла, и наша касса тоже. Понятно, что речь здесь шла не про миллионы, но почти все наши мероприятия были в очень небольшой, но плюс. Потом мы начали понемногу работать с брендами: при этом у нас не было лицензии на продажу алкоголя, мы были цыганским кочующим промо. Когда решили провести более концептуальное событие, то вместе с Гёте-Институтом придумали цикл «Реверс» про русских музыкантов, которые в свое время уехали жить в Германию. Первой выступила Галя Чикис с эфемерным концертом — перформативный артист, потом Рома Knigi — активный ночной артист. Третьим должен был стать Михаил Штангль, но у нас не срослось. В итоге приехал Станислав Глазов с проектом Prcdrl aka Procedural — уже в пространство, которое скоро превратилось в Werk. Мы долго метили на эту площадку, но хотели затестить ее: посмотреть, как люди будут там себя чувствовать, послушать звук, понять, что нужно улучшить. И параллельно мы начали готовить летний фестиваль TAIZOLEN. 



Илья Файнберг: Моя история началась с диджейства в начале 2010-х. У нас с друзьями была промо-группировка FWD. Мы делали вечеринки в старом Jam баре, который тогда только открылся. Привезли например Noizar'а из Киева, чем и заявили о себе. Наши вечеринки выделялись не только музыкой, но и визуально. Меня тогда впечатляли выступления артистов, которые использовали 3D мэппинг для своих лайвов, например лайв Nosaj Thing. Хотелось подобное реализовать в Казани. В тот период мы познакомились с Люсей — моей будущей женой, ей вся эта визуальная история тоже была интересна. Мы выяснили, какие нужны программы, проектора и начали заниматься созданием видео-инсталляций. Можно сказать, были первыми и единственными в Казани в этой области на тот момент. В 2013 году на одной из первых вечеринок клуба «Бонифаций», который просуществовал около года, а потом превратился в промо-движение BNF, мы сделали свою первую инсталляцию — и сами удивились, что получилось так классно. 

Людмила Забрускова: Мы купили проектор, скачали программу и сделали простой видео-мэппинг. Этой технологии прежде в клубах Казани мы не видели. Были какие-то крупные медиа-проекты по заказу администрации города, которые реализовывались крупными иностранными фирмами, когда, например, светили на оперный театр. А тут мы первые в городе, считай на коленке, решили сделать что-то свое. 

Илья: Мы взяли строчку из трека «Transition» от Galaxy 2 Galaxy — так появилось название Watch Me. Нас начали звать светить чуть ли не каждую неделю. Первое время мы были визуальными резидентами «Бонифация» — штатными виджеями, плюс я там играл. Потом Lokiboi пригласил в Москву на одну из своих вечеринок. Затем к нам приехали Poima, мы познакомились c Сашей и Сёмой, они позвали нас на первый «Минимум» — тогда еще в «НИИ». Потом были «Газгольдер», «Корабль Брюсов», «Конструктор», клуб Pravda. После даже Sila Sveta предложила нам выступить в качестве виджеев на фестивале Outline, который, к сожалению, отменили. Далее были и гастроли на питерский фестиваль Gamma и в клуб Blank. Делая первый мэппинг мы конечно не предполагали как все обернется.



Люся: У нас нет готовых идей для музейных или выставочных экспозиций. Мы работаем от условий, пространства, локации. Мы не закладывали концепцию работать только в клубах и на вечеринках, просто так получается логически. 

Илья: Потому что у нас много друзей в клубной среде. При этом еще мы делали стационарный проект в московском Центре современного искусства M.A.R.S. в коллаборации с «Артмоссферой» и Андреем Абером.

Руслан: C Watch Me мы познакомились и стали работать в 2014 году. Тогда к нам приезжали ребята из Red Bull Music Academy, записывали местных музыкантов. По итогу вышел выпуск совместно с онлайн-радио Follow Me про Казань, а мы решили на Ночь музеев в «Смене» сделать выступления именно этих артистов: Ewan Limb, Holographic Internet, PTU. Нам хотелось нестандартную вечеринку, а на тот момент самые красивые ночные ивенты получались при участии именно Ильи и Люси. 

Илья: В активном режиме сотрудничать мы продолжили уже на Unsound Dislocation и потом в рамках «Изоленты». Это дало взаимные бонусы и перспективы: про деньги речи, конечно, не шло, но зато мы получали возможность экспериментировать, осваивать новые формы и технологии, а ребята обзавелись таким светом, какого не было ни на одной казанской вечеринке. С одной из инсталляций, сделанной для первой «Изоленты», мы даже ездили на фестиваль Intervals в Нижний Новгород. Мы тогда как раз вернулись из Берлина, где проходили интенсивы по TouchDesigner и сделали пока что мою самую любимую инсталляцию под рабочим названием «Коридор». Первая часть инсталляции — это конструкция-каркас, обвитая светодиодной лентой, которая создавала эффект 3D-коридора, уходящего в даль. А вторая часть была создана при помощи световых приборов, и все было прописано таким образом, что в перспективе помещение казалось раз в пять длиннее. 



Подготовка к открытию клуба


Люся: Если говорить про нас с Ильей, мы давно обсуждали создание клуба. Смотрели возможные площадки, думали с кем можно объединиться, потому что вдвоем это было явно слишком сложно. В начале весны этого года состоялся разговор с Русланом, который без раздумий согласился делать его с нами. Затем все довольно быстро начало развиваться: за месяц мы нашли помещение, за два сделали ремонт. Здание клуба находится в промзоне, буквально 15 минут пешком из самого центра, при этом здесь нет жилых домов поблизости. 

Руслан: Это бывшая мебельная фабрика, по застройке вторая очередь городской промзоны — начало ХХ века. Мы даже одну серию вечеринок так и назвали «Промзона» — нам эта эстетика очень подходит. Нам повезло с соседями — внизу находятся два частных цеха по производству мебели и типография. Повезло с собственником здания — не каждый готов пустить проект вроде нашего. Мы занимаем весь второй этаж, а на третьем располагаются фотостудии. Сейчас все здание зажило, прошел капитальный ремонт. Мы же въехали, когда часть работ была проведена, но помещение было пустым: с одной стороны это повлекло дополнительные вложения, но с другой, мы сразу соорудили удобную планировку. Получилось: не ломать, а сразу строить. 



Люся: Весь ремонт был сделан своими руками, нанятых рабочих было буквально два человека. Наш костяк состоял из пяти человек, и приглашали волонтеров, то есть мы с самого начала создавали базу заинтересованных людей. 

Илья: Приходило порядка 10-15 человек, которые периодически меняли друг друга. И по сути мы вместе построили клуб. 

Руслан: Я бы не назвал их волонтерами. Это скорее наши друзья, которые до этого ходили на наши мероприятия и были очень рады, что наконец открывается такое пространство. 

Илья: Сейчас они стали частью команды, например, Маша Volum теперь наш резидент. Мы учили ее играть, и скоро она станет очень крутой. Точнее она уже крутая, но скоро все об этом узнают. 




Вложения


Руслан: У нас не было сторонних инвесторов: кто сколько смог, столько и занес. Конечно, мы сначала все посчитали, попытались сделать бизнес-модель, как это все будет работать, старались выстроить доли, но в процессе не смогли их контролировать. Мы не бизнесмены. Мы просто очень хотели найти деньги и открыть клуб. При этом наши друзья — их сложно назвать инвесторами — одолжили небольшие суммы. Получилось, что 80% — наши средства, остальное — деньги друзей, которые дали нам их на неопределенный срок, чтобы мы доделали какие-то вещи. 


Документы


Руслан: Мы понимаем, что происходит в столице, до нас волна гонения со стороны властей еще не дошла, но подобное может произойти в любой момент. Мы стараемся сделать все максимально официально. У нас есть лицензия, долгосрочный договор аренды, мы обошли все нужные инстанции, работали с юристами, сделали пожарку и вентиляцию, абсолютно все перепроверяли и согласовывали. 



Свет и звук


Руслан: Мы изначально хотели привезти Funktion One — классную аудио-систему, чтобы она зазвучала в нашем помещении, поэтому потратили время и ресурсы на создание хорошей акустики в клубе. И будем дальше работать, доводить ее до идеала. 

Илья: Как ребята из «Рабицы» писали, что им многое досталось с Outline, так и мы в Werk наконец получили возможность задействовать все наши предыдущие работы, в том числе с «Изолент». Мы получили площадку для постоянного эксперимента, поэтому периодически меняем световые схемы, инсталляции, а от лазерной сетки, которую мы поставили еще на открытии, все до сих пор в восторге. Во многом Werk нам был интересен в том числе потому, что появилось возможность работать со светом без заказчика и ТЗ, а в рамках наших творческих амбиций. 



Терминология


Руслан: Мы недолго думали над названиями. Люся в какой-то момент выдала Werk — немецкий термин, который имеет два значения, которые нам близки. Первое — это труд, произведение, творение, художественная работа. А второе — производство, завод, цех, фабрика. Так все сошлось, и мы решили продолжать в немецкой терминологии, с отсылкой к Берлину, как столице электронной музыки. У нас два танцпола: основной — Kraft; второй — Luft с большими окнами на сторону восхода солнца, то есть по утрам пространство заливает светом. Иногда еще в барном зале проводим мелкие мероприятия. А летом еще функционирует двор-курилка под именем Hof. Если к названию каждого танцпола добавить слово Platz, то все еще больше обретет смысл: Kraft platz — место силы, Luft platz — воздушное пространство, Hof platz — площадка во дворе. 

Люся: Общая площадь клуба без двора составляет 1000 квадратных метров и делится примерно на равные площади по 200 квадратов. Плюс есть большой бэкстейдж, совмещенный со складом и мастерской, где отдыхают артисты и команда. Во время мероприятия тысяча человек чувствуют себя комфортно. При этом мы можем открывать один танцпол, или два, или только бар и делать чисто локальную историю. В Luft еще находится магазин секонд-хенд, в котором также представлен московский бренд «Волчок». Он может работать не как танцпол, а как чилл-зона. 

Илья: На открытии клуба и фестивале TAIZOLEN было по тысяче человек. И наша аудитория растет. На True Music, куда приезжали Mujuice и Symbol, было 1100. 



Руслан: Вообще, потенциал у нас огромный: например, к нам регулярно приезжают гости из других городов. Недавно один парень из Ижевска переехал жить в Казань, потому что ему надоело еженедельно ездить к нам на вечеринки. Меня это сильно радует: наш клуб меняет людей и их жизнь. Мы чувствуем реакцию со стороны регионов: понятно, что им подобного не хватало, поэтому они ездят на крупные мероприятия в Москву, Петербург или за границу. Кто-то сравнивает нас с «Мутабором». Порой смешно, даже слышал такую фразу: «О, у вас даже Kia Motors рядом». Абсурдное сравнение, но все равно, если нас называют «небольшой/региональный Мутаборчик», это говорит о том, что к нам тянутся. Самое приятное и ценное, когда приезжаю в Москву, встречаю друзей, они с кем-то знакомят. Говорю им про Werk и получаю в ответ: «О, а я слышал про вас». То есть мы находимся за 800 километров, но нас видно даже в столице. Конечно, немного страшно от этого, но и комфортно от осознания, что расстояния между городами и людьми уже нет. 

Илья: Нас вдохновляет DIY-эстетика — та же самая «Рабица». Как и питерский «Клуб». И когда все они или m_division выходят на нас и хотят приехать с шоукейсом, для меня это личная победа. А европейские артисты — Privacy, Snuffo, NGLY — были в восторге от площадки. Privacy не хотел уезжать: он закончил сет, потом пошел играть во двор, мы чуть ли не силком заталкивали его в такси, чтобы он не опоздал на самолет. 


Аудитория


Руслан: Главный термин для нашей аудитории — интересующиеся. Надо понимать, что за последние 3-5 лет в Казани было всего несколько, зато очень крутых промо-команд, которые делали ивенты с независимой электроникой — этого очевидно мало для большого города. Поэтому аудитория таких событий все еще продолжает формироваться. Они требуют информации, им нравится открывать новое. Например, после запуска Werk к нам стали тянуться люди и вне ивентов: приходили ребята, которые хотели попрактиковаться в диджействе. Мы не собирались заводить штат резидентов, это произошло естественно. Сейчас мы выступаем своего рода проводником информации: о многих, на наш взгляд, классных артистах и диджеях казанцы узнают только из наших анонсов — но это не снобизм. Мы видим, что наша аудитория начала сама исследовать лейблы, артистов, локальную и глобальную сцену — и это круто. 



Илья: Еще наши люди готовы много танцевать. Они подтягиваются к полуночи и зачастую остаются до 6-7 утра. К нам по утрам часто подходит охрана и говорит: «Ребят, мы же договорились, что до 5-6». А мы все продолжаем-продолжаем, потому что танцпол не расходится. В других казанских клубах такой истории давно не наблюдал. 

Люся: Это в принципе не характерно для Казани, до нас вообще крайне редко были мероприятия, которые продолжались до 6 утра. В 3 обычно все заканчивается, пустой танцпол. 

Руслан: Мы даже сдвинули казанский прайм-тайм: если раньше все подваливали к полуночи и мы ставили хедлайнера в это время максимум до двух ночи, то сейчас мы можем поставить его с 2 до 4 утра, и народ будет битком на танцполе. У людей пока нет привычки часто и регулярно тусоваться, и они пока не привыкли, что каждую неделю, а иногда и дважды в неделю, можно сходить в Werk на крутую вечеринку. Поэтому нам приходится часто конкурировать самим с собой. 



Ценовая политика


Руслан: Пока не можем поймать комфортную цену, но в основном вход стоит 300 рублей. Бывают ивенты за 100 и за 500. На фестиваль TAIZOLEN early birds стоили 600, на входе 1000. 


Букинг


Руслан: Появление клуба дает возможность, а на самом деле вменяет в обязанность привезти множество крутых артистов — и мы скорее рады этому. Лично я большой акцент делаю на российскую сцену. Раньше многие из артистов — условный Dubyshkin или Palekh — просто не доезжали до нас просто потому, что не было места и нужного количества аудитории. К слову, некоторые иностранцы не намного дороже стоят, некоторые даже дешевле. 

С иностранными артистами мы работаем через конкретных русских агентов, которые нам давно помогают. Когда нам на фестиваль TAIZOLEN начали закидывать имена возможных привозов, я не мог поверить, что они могут приехать в Казань. Для нас рынок западных привозов еще не до конца изучен, когда-нибудь мы придем к тому, что будем охотиться на конкретного артиста под конкретную дату и аудиторию, зная, что люди точно набьются. Кстати, недавно нам одобрили британский грант и мы везем Broken English Club — считайте это первым анонсом, сами до сих пор поверить не можем. С этим нам помог наш друг Саша Розет — как агент он по сути тоже является частью команды. Можно сказать, сейчас мы нарабатываем те вещи, которые будут стрелять позже. 

При этом, нам бы не хотелось скрываться за именами хедлайнеров, и мы активно работаем с локальными диджеями, приглашая представителей разных местных сообществ. 



Фестиваль TAIZOLEN

Руслан: Открытие клуба и история с фестивалем развивались параллельно — думали над ним месяцев девять. Мы осознанно сделали его одноименным нашему комьюнити, чтобы подвести некие итоги, чему мы научились, куда мы движемся. Основной упор был сделан на длительность — более 36 часов. Это новинка для Казани, было интересно попробовать, хотя мы понимали, что будут провисы. 

Основная музыкальная программа TAIZOLEN развернулась на трех танцполах в Werk. Параллельно проходил большой проект с Playtronica на набережной озера Кабан — в коллаборации с дирекцией парков и скверов. Воплощали в жизнь фестиваль в дико стрессовом режиме, запустились в рекламную кампанию всего за 15 дней до начала. Разрывались, хотели еще много всего другого реализовать. В итоге мы получили максимально благоприятный фидбек от артистов и аудитории и остались очень довольны, хотя и с большими долгами. К этим долгам были готовы: мы представляли, что влетим, но позиционировали это скорее как инвестиции и вклад в будущее. 


Партнеры

Руслан: Сейчас есть коммерческие партнеры, с которыми мы уже сотрудничали и сейчас выстраиваем стратегию на 2020 год. Как для нас, так и для них это новый опыт взаимодействия. Раньше партнерские события проходили так: что нам привезли, то и повесили. А сейчас мы объясняем, что и как лучше зайдет нашей аудитории. Понятно, что все партнеры хотят рекламы, но лайтбокс лайтбоксу рознь. И мы знаем, как сделать его так, чтобы человек сам захотел сфотографироваться у него, потому что он как минимум красивый. Это компетенция Люси — она у нас отвечает за дизайн, планировку, подготовку локации. У нее есть какая-то своя магия, которая действует на аудиторию. Стараемся, чтобы интеграции не вторгались в визуальную часть вечеринки, а гармонично в нее встраивались. 



Окупаемость

Руслан: Мы сейчас выходим в ровное экономическое русло. Бухгалтер «Смены» как-то познакомила меня с термином «кассовый разрыв» — это когда ты всем должен, и тебе все должны. Если посчитать общий баланс, то в Werk все более-менее нормально. Возможно, мы даже выходим в самоокупаемость, но мы этих денег не видим, потому что они все в работе. Это большой минус нам, что мы плохо следим за финансовым балансом. Но в любом случае видна тенденция на увеличение оборотов. То есть если первые месяцы, мы искали деньги, чтобы доложить за аренду, то в последние два у нас нет таких проблем. При этом мы сами за полгода работы ни разу не получили ни копейки. Нам важно сначала поставить проект на ноги, а потом уже можно говорить о зарплатах. 


Итоги полугода работы

Илья: Помимо всех выше перечисленных артистов и шоукейсов у нас выступили София Родина, Eostra, Директор Всего, Кедр Ливанский, Дубровский, наши казанские PTU. Женя Лавринов, который LVRIN, стал большим открытием. Он выступал на самой первой вечеринке, а это тот артист, которого очень хотелось привезти. Получается, что Werk — это уже второй проект, который мы начинаем с Наташей Абель, на запуске «Изоленты» она тоже была приглашенным гостем. И мы понимали, что Женя Лавринов не сможет сольно собрать, но в команде с Наташей он очень круто раскрылся. Аудитория его заценила. Некоторые говорили: «Бл.., это что, реально Брянск?»



Руслан: Для меня всегда было очень важно работать с приятными людьми. Особенный для меня итог, что абсолютно все, кто у нас побывали, были дико приятными. Уезжая, все они говорили: «Ребята, я буду рассказывать про вас в Москве и Петербурге. О том, как нужно взаимодействовать с артистами». Все уезжали с желанием вернуться. 

И как будто бы нам начали доверять. Когда возникает вопрос, что сделать в Казани, все идут к нам. Мы провели премию итогов года с казанским изданием «Инде» — а у них даже вопроса не возникло, к кому обратиться. А это позволяет нам организовывать странные, непонятные, экспериментальные вещи для Казани, которые в итоге дают свои плоды. Например, вместе с музыкальным фестивалем TAT CULT FEST, проходившем в Кремле, сделали ночную программу: в рамках концепции локальной идентичности мы привезли музыкантов из регионов, в основном из Поволжья. 

Илья: Еще провели шоукейс комьюнити и лейбла Get Busy, который изначально казанский, но сейчас всем составом осел в Москве. Для меня важно, что мы выстроили команду — уже появилась легкость и слаженность внутреннего взаимодействия, поэтому теперь мы можем сотворить гораздо больше. В следующем году появится возможность прокачать Werk, как арт-пространство. Важно отметить, что помимо вечеринок здесь проходят также спектакли, танцевальные фестивали, панк-концерты, показ мод был. Надеюсь, в 2020-м зафункционирует студия, и мы будем экспериментировать с аудио-визуальным искусством, продакшеном музыки и взаимодействием со светом. 



Планы

Руслан: У нас много векторов развития, но все они — это вопрос времени, одновременно все сделать невозможно. У нас за полгода появились свои артисты. Мы не делаем школу, они просто сами приходят набираться опыта. На этих ребят уже начали обращать внимание как местные заведения, так и региональные промоутеры. В будущем хотелось бы реализовать небольшой тур с шоукейсом Werkstatt по ближайшим городам, уже общаемся с ребятами из Ижевска, Ульяновска, Нижнего Новгорода. 
Werkstatt — в широком смысле это команда клуба. Как у «Рабицы» есть рабы, а у нас получился Werkstatt. Здесь можно выделить Динару Bilgesez, Машу Volum, Славу Glory, Сашу Левина, дуэт Солнцезацентной. 

Ну и нам важно в 2020-м сделать более продуманный фестиваль, а также поднять плановую работу, вести просветительскую деятельность, чтобы еще больше приблизиться к аудитории, наладить язык общения с ней. Чтобы им самим было понятно, нужно им все это или нет.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы