Как сделать Хэллоуин?

1 ноября 16:28

Буря страстей вокруг Midsummer night’s dream утихла только недавно, а AfterHalloween уже на подходе. Нам стало важно рассказать историю организаторов, как они прошли через один из самых сложных периодов их деятельности, и что нас ждет сейчас. 

Mixmag Russia поговорил с Жу Монтвилайте, Владимиром Месхи и Кириллом Балдаковым в преддверии вечеринки, которая состоится 2 ноября в шикарном Hyatt Regency Petrovsky Park.



Несмотря на то, что часть гостей Midsummer night’s dream кайфанула несмотря ни на что, для других вечеринка обернулась не самым легким летним приключением ввиду разных факторов. Не хочется возвращаться в саму ночь мероприятия, но хочется узнать, что происходило с вами после этого скандала? 

Владимир: Катастрофы не было, шла обычная работа.


Но со стороны многих людей вылилось большое количество негатива, наверное, членам команды это сложно переварить и в первую очередь эмоционально? Особенно после многих лет успешной работы. 

Владимир: Конечно, для нас это большой опыт, мы многое переосмыслили, на некоторые вещи посмотрели по-другому. И отчасти поэтому нашим AfterHalloween задаем новую планку в сложности и продуманности мероприятия.

Жу: Мы сделали много ошибок, была сложная логистика, которая в какой-то момент оказалось бесконтрольной по многим причинам, в том числе не зависящим от нас. Где-то не подготовились гости, приехавшие не в сапогах, как мы предупреждали, а на каблуках. Все вместе, конечно, только усугубило ситуацию. После мероприятия было стыдно и обидно. В наших мероприятиях мы всегда стараемся сделать то, чего никто до нас не делал. У нас была давняя мечта сделать путешествие на кораблях, но в условиях российской действительности это невозможно. Являясь организатором массового мероприятия, ты всегда отвечаешь за комфорт и безопасность людей, находящихся рядом и всегда переживаешь, если что-то идет не так.

Кирилл: Конечно, после мероприятия мы чувствовали нашу ответственность за все произошедшее. Нам понадобилось немало времени и сил, чтобы исправить ошибки, расплатиться с недовольными гостями, вернуть долги подрядчикам. Мы рады, что смогли, наконец, закрыть эти вопросы и безмерно благодарны партнерам, которые все время оставались рядом с нами и помогли вместе пережить этот непростой опыт. 



Сделали ли вы для себя какие-то выводы, что точно да, а что нет, будет ли еще Midsummer night’s dream?

Жу: Я считаю, что в этой климатической зоне вообще нельзя делать опен-эйры, потому что погодные условия не позволяют. Возможно, Крым или Сочи, но не Москва. Также есть определенные сложности на законодательном уровне. Как правило, по-настоящему успешные открытые мероприятия имеют за собой маститого спонсора, покрывающего все финансовые риски. Когда же это частное мероприятие, каждый риск выливается в большие финансовые потери.

Владимир: Мы каждый раз говорим, что не будет Midsummer, а потом он опять возникает. После этого года мы поняли, что не можем рисковать и делать мероприятия рядом с лесными грунтовыми дорогами. Если для других мероприятий наличие грязевой жижи — это часть антуража, то наши гости более изысканные, они тратят большие деньги на создание своих образов и, конечно, для них важно не упасть в грязь лицом в прямом и переносном смыслах. 


Как раз к вопросу о гостях, чтобы попасть на любую вашу вечеринку все желающие проходят предварительное «изучение» через социальные сети. Кто и по каким критериям модерирует гостей?

Владимир: Мы не можем открывать все нюансы того, как это происходит, но у нас существуют установленные правила. Это наше ноу-хау и основная фишка, потому что мы единственные, кто по-настоящему это делает.

Жу: На данный момент у нас существует анкета, где обязательным условием является открытие соцсетей и собственное селфи. Мы пытаемся добиться от системы, чтобы она не только по фамилии могла идентифицировать человека на входе, но и визуально распознавала его. Система еще не доведена до совершенства, но это будет следующим шагом.


Можете назвать какой-то критерий, по которому человек точно не пройдет вашу модерацию?

Кирилл: 100% отказ будет, если аккаунт человека вызывает подозрение, что это фейк и если в профиле мало информации или фотографий. Чем больше общих друзей, тем лучше. Это говорит о том, что есть связь с комьюнити. Если общих друзей нет, то дальше уже мы определяем род деятельности человека, смотрим на его общение и общую энергетику от профиля. Мы не привязываемся к социальному статусу, уровень дохода не так важен в отличие от нашего впечатления, близок ли он нам по духу.


Жу: На первом Midsummer мы каждый день назначали админом одного из наших близких друзей или промоутеров, то есть 20 человек привели 1000. Дальше, если кто-то стучался к нам, мы рекомендовали ему найти двоих друзей, которые могли бы за него поручиться.

Владимир: Еще у нас есть гости, которые уже давно посещают наши мероприятия, но у них нет соцсетей и они не хотят, чтобы их фамилии вообще звучали. Для таких людей у нас есть дополнительная опция, ведь не все сводится к фейсбуку. Нам легче понять каким гостям какие мероприятия больше подойдут по духу, если мы понимаем что за человек перед нами и чем он занимается.


Если говорить о доли отказов в процентах, это сколько?

Кирилл: 35-40% отказов. 


После последнего Midsummer некоторые гости по тем или иным причинам открыто выразили свою негативную позицию. Будете ли вы возвращать их любовь?

Жу: Все, кто писал гадости или создавал хейтеровские чаты, попали к нам на заметку. Это около 300 человек. Среди них есть даже наши собственные друзья, все они временно заблокированы. Здесь дело не в обидах, а в том, что мы пытаемся создать на мероприятиях атмосферу, которую организаторы создают только на половину. Вторая половина — это люди. И если среди гостей появляется кто-то, настроенный скептически и ждущий, что его будут удивлять, праздника не случится. Праздник всегда внутри, мы лишь помогаем раскрыть то, что многие боятся выпустить наружу.



Из чего строится бюджет такого уровня мероприятий? 

Кирилл: Большая часть это собственные деньги, есть какая-то часть кредитования. Не будем скрывать, что после Midsummer у нас возник большой кассовый разрыв, поэтому часть средств стала заемной. Что касается мероприятий в России мы по-прежнему будем стараться придерживаться той же схемы и действовать тем же составом без привлечения внешних инвесторов. У нас есть определенные амбиции по выходу на рынки других стран, где, возможно, мы рассмотрим участие внешних локальных инвесторов. 

Владимир: Удивительно, но после истории с Midsummer нам поступило много предложений от инвесторов. На протяжении предыдущих успешных 12 лет работы такого ажиотажа не было. 


Сколько человек работает в вашей компании? 

Владимир: Порядка 50 активных сотрудников, которые подключаются на разных этапах в зависимости от мероприятия. Многие живут в других странах. 

Жу: В оперативной команде в Москве у нас около 10 человек. А в день мероприятия, например, на Afterhalloween в прошлом году, было задействовано около 1000 человек стаффа. 


В том году в St. Regis Nikolskaya все прошло великолепно и исключительно. В этом году мы переместимся в Hyatt Regency Petrovsky Park. Сложно ли договориться с пятизвездочными отелями о таких огромных тусовках? 

Кирилл: Достаточно сложно, в нашем случае имеют значение несколько факторов. Во-первых, большие деньги, потому что отель выкупается целиком нами заранее — все номера и все банкетные залы. Во-вторых, мы берем на себя обязательство по широкому информационному освещению. В-третьих, очень высокие риски что-то побить или испортить, поэтому обязательно нужно страховать отель. Прийти с улицы без определенного бэкграунда и попробовать закатить такую вечеринку будет достаточно сложно. 

Владимир: А главное — отель должен совпадать с нами в интересах. У нас светское мероприятие и мы можем много чего занимательного показать. Каждый раз мы с отелями находим новые точки соприкосновения. 

Жу: Естественно, все не без связей и не без совместного опыта. Сейчас мы уже ведем переговоры с гостиницами на следующий год. Мы никогда ничего не сможем сделать, если не будут заинтересованы все стороны. Всем важна имиджевая история, всем хочется о себе заявить.



Выкуп всех номеров сделан для того, чтобы на мероприятии не было посторонних? 

Кирилл: Да, совершенно другая атмосфера, когда внутри нет ни одного случайного человека. Это правило, которое мы для себя приняли. Хотя в этом году будет несколько человек, проживающие на long stay в отеле, но они предупреждены. 


Чего отели боятся больше всего? 

Жу: Что прокурят, испачкают или прожгут. После наших мероприятий проводится несколько этапов клининга. У нас на Afterhalloween вообще отсутствует красное вино, потому что мы против крови и его сложнее всего вывести с поверхностей. Также у нас табу на тематику вампиризма, черепов и тыкв. 


Сколько в этом году ожидается гостей и сколько в гостинице номеров?

Владимир: Гостей планируется также как и в прошлый раз, больше 4 тысяч человек. 

Кирилл: А номеров — около 300. В этом году задействовано два здания: сама гостиница + соседнее здание клубных апартаментов проекта ВТБ Арена парк, которые соединяются стеклянным мостом. 


В одном интервью вы сказали, что музыка не стоит во главе угла, но все-таки — это важно. Выбор лайнапа — это консолидированное решение? Или есть человек в команде, кто за это отвечает? 

Кирилл: У нас есть разделенные зоны ответственности, вся креативная и творческая часть, что связано с концепцией — курирует Жу с Владимиром. Я закрываю музыкальную часть. 

Владимир: Лайнап очень качественный. Отбор артистов осуществляется весь год. 



Мой первый Afterhalloween был в том году и я была поражена масштабом происходящего. Даже там, где казалось бы ничего не должно быть, что-то происходило. 

Жу: На Afterhalloween получилось то, что наверное никогда не получалось на Midsummer, здесь сработал принцип похожий на Burning man. Все создают свои вечеринки и перформансы, но уже в выкупленных номерах. Мы даже сами будучи на Afterhalloween, получаем приглашения на другие вечеринки, которые проходят внутри нашей. 

Владимир: Люди сами везут декорации и оборудование, приглашают артистов. Все себя чувствуют свободно. 


Какой фантасмагории нам ждать в этом году?

Жу: Мы остаемся верны первоначальной идее, что Afterhalloween — время после дня всех святых, когда открывается портал и души приходят сюда к нам, мы вспоминаем их, но не грустим. Гостиница — это наш портал. В этом году концепция называется «Галактика блуждающих душ», потому что Hayatt Regency, чем-то напоминает нам космический корабль. 

Владимир: Да, мы будем находиться в галактике, где собираются все души со всех миров. 

Жу: Мы разделили гостиницу на части, первые два этажа — космический корабль, который соответственно декорируется. На втором этаже располагается маркет, где представлены все партнеры. Третьего этажа нет, на четвертом бассейн, а далее после полуночи мы вылетаем в космос и попадаем в другие миры и галактики. У нас есть отсылки к «Солярису», «Туманности Андромеды», «Планете обезьян», Пандоре, Ретроградному Меркурию и так далее.



За каждую часть пространства отвечает отдельный артист или проект?

Владимир: Есть различные партнеры, есть знакомые, есть приходящие артисты, которые работают на площадке.


То есть к вам реально попасть, предложив собственную идею?

Владимир: Конечно, так все и делают. Много чего в итоге отваливается, потому что не все могут реализовать свои же идеи. Но много кто остается и делает на свой страх и риск. Есть глобальная объединяющая концепция, но чем больше этажей, тем меньше вероятность цельности. Чтобы собрать все вместе в голове, гостю нужно пройти много площадок, что удается не всем. Глубокое интерактивное взаимодействие у гостя возникает не сразу, а только часа через два, когда люди начинают ориентироваться и понимать, куда они хотят пойти. Во всех пространствах происходит развитие. Возвращаясь в одну точку, ты понимаешь, что там уже все изменилось. Наверное, это и есть глубокий интерактив, абсорбтивный театр (радикальная форма иммерсивного театра), как мы его и называем.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы