Выжить в регионах: Крым

13 февраля 11:00

Что происходит в Крыму? Если там жизнь с точки зрения интересных культурных мероприятий андеграундного толка? Оказывается есть. Про свою борьбу за красоту и искренность побуждений Mixmag Russia рассказали люди, организующие подобные мероприятия на полуострове, запускающие лейблы и записывающие музыку. 

Что такое Крым если смотреть глазами промоутеров и рейв-активистов?

Валерий (КБ7): Думаю, что Крым — крайне противоречивое место. С одной стороны здесь много талантливых людей, а сам полуостров усеян бесчисленным множеством живописных пещер, каньонов, горных плато и пляжей. Казалось бы, всё, что остаётся сделать промоутеру совместить эти два аспекта и вуаля. Но есть и другая сторона, которая вынуждает творческих людей сидеть по домам, а живописным местам оставаться нераскрытыми как для туристов, так и для местных жителей.

Первое упирается в засилье мероприятий сфокусированных на извлечении лёгкой прибыли, следовательно, стоящие за ними организаторы выбирают путь наименьшего сопротивления — берут к примеру бывшую площадку Казантипа, арендуют звук, свет, делают бесплатный вход, пишут в афише никому не известное заморское имя, подчёркивая, что это самый лучший диджей на планете, приурочивают всё это к какому-нибудь официальному празднику и собирают деньги с бара.

То же касается и музыки, которая звучит на подобных мероприятиях — это подборка легко усваиваемых неподготовленным слушателем композиций, без претензий на что-то свежее либо отдающее дань забытому или потерянному, но безусловно заявленное как нечто авангардное и стоящее. Из этого вытекает то, что музыканты, или увлечённые виниловыми раскопками диджеи, вынуждены сидеть дома, поскольку их творческое мышление или методы самовыражения заклеймены со стороны подобных промоутеров словосочетанием «не формат».

Всё это не имело бы значения, если бы подобные мероприятия не прикрывались громким словом «андеграунд», которое, как мне кажется, будь живым человеком, давно бы пустило себе пулю в голову.

Второе упирается в целую серию вопросов и запретов. В Крыму куда не ткни — заповедник, и это по идее хорошо, но в то же время вызывает ряд трудностей с получением разрешения на проведение мероприятий. А попытки сделать это в обход закона выливаются в его разгон, как это было в случае с попыткой организовать что-то в Долине Приведений на склоне горы Демерджи. Видимо проще поставить «кассиров», которые берут деньги за то, чтобы просто пройти по тропе, как, к примеру, на подъёмах у Белой Скалы или в той же Долине Приведений. Ну, а идею организовать рейв в пещере можно даже не озвучивать.

В итоге, большинство живописных уголков Крыма остаются нераскрытыми, а туристы и местные люди в большей степени посещают места обставленные тучей ларьков или ресторанов, где-нибудь неподалёку от прибрежных отелей. Хотя, конечно, встречаются крайне редкие светлые пятна, вроде фестиваля "Сан Спирит", который проходит в горных районах Крыма.

Обобщая, не скажу за всех промоутеров и рейв-активистов, но в моих глазах Крым — это место с гигантским потенциалом для проведения масштабных рейвов и фестивалей, которое сейчас заполнено музыкальным ширпотребом блокирующим путь интересным артистам и размывающим представление публики об андеграунде, новаторстве, свежести.


Расскажите о себе? Зачем вы занимаетесь всем этим? Что вами движет? 

Валерий (КБ7): Сейчас мы что-то вроде объединения трёх проектов — КБ7, KRTC и лейбла «Крым Мрык», а до этого мы с Аней жили в Минске, где с местными товарищами делали нелегальные рейвы в окрестностях города. Вообще Аня — фотограф, а диджейство — увлечение последних трёх лет. Я же увлекаюсь этим делом лет восемь, хотя начинал с написания собственной музыки. Потом правда какое-то время был творческий застой, но с недавних пор снова пишу, параллельно учу язык Max MSP, на котором делаю себе всякие эффекты и инструменты для Ableton Live.

В Крым мы переехали летом 2015, а спустя полтора года осознали, что играть музыку здесь негде и решили сделать что-то своё. В феврале 2017 Аня случайно попала на какую-то благотворительную сходку, которая проходила в помещении столярной мастерской на территории бывшей мебельной фабрики имени Ким — заказчик предложил встретиться там, чтобы обсудить съёмку и какие-то детали. После встречи Аня потащила меня туда посмотреть помещение. Когда я зашёл, идея сделать там рейв родилась моментально.

В мастерской работали ребята, которые тоже сильно соскучилась по техно. Оказалось, что они так же не местные, а переехали в Симферополь из Москвы. Мы нашли какой-то звук, свет, у меня были вертушки, а назвать это всё решили Изделие, потому что делали в столярке.

До всей этой заварухи я общался с местными диджеями и промоутерами, которые в один голос говорили, что в Крыму нет публики и такая музыка никому не интересна. Ну, мы и решили рискнуть, и не писать никаких имён в афише, а исключительно выкладывать в ленты соцсетей посты с намёками на звучание предстоящего рейва — название пластинок, какие-то композиции, интересные миксы с небольшим описанием кто это и зачем, а место проведения не сообщали до последнего момента.



В итоге собрали чуть больше 100 человек. Для понимания, Симферополь — город маленький, и здесь 50 человек на мероприятии — это успех. Более того, за две недели подготовки, нам написала масса местных художников, которые предложили помочь с оформлением площадки, разумеется мы с радостью их подтянули.

Как раз на первом «Изделии» мы и познакомились с ребятами из KRTC. Как оказалось, мы были знакомы заочно — когда-то я пробовал запустить онлайн-журнал об электронной музыке, у журнала был видео-подкаст «100% Винил», запись которого ребята видели ещё до нашей встречи в Крыму. После рейва ребята пригласили нас к себе на мероприятие, которе они делали на одной из крыш Алушты. Там они ставили вертушки, приглашали тех немногих кто узнавал о мероприятии через сарафанное радио и писали видео-подкаст «33.45», где местные диджеи из глубокого подполья крутили свой винил.

Перед первым «Изделием» мой аккаунт так-же как-то вычислил Стас Карпенков, предложил объединиться и сделать что-нибудь мощное. Стас тогда проходя срочную службу в Армии умудрился запустить первый в Крыму виниловый лейбл, выпустив пластинку Станислава Толкачёва, а в конце прошлого года издал свой полноценный мини-альбом с его ремиксом.

Пока Стас был в армии мы организовали второе «Изделие» в помещении бывшего кинотеатра, неподалёку от Симферопольской ГРЭС, куда привезли EL из Roots United и Dot Eat Dot из Московской тусовки «Тэкстиль», туда же мы впервые позвали местного диджея Дмитрия Ормели из KRTC, а ребята из их промо замутили душевный афтер на берегу Нижнего пруда.

Знакомые нам ещё с первого «Изделия» местные художники, организовали небольшую выставку, а архитектор Роман Калашников, сделал подвесную инсталляцию, по сути являющуюся результатом работы генетического алгоритма и представляющую собой математическую модель феномена пространственных искажений, известных как Кротовые Норы.

Помимо участия местных художников, к нам присоединился московский визуальный артист под псевдонимом GSM Garden — участник фестивалей Outline и Present Perfect, который представил на экране бывшего кинотеатра инсталляцию с генеративной графикой.

Несмотря на то, что на втором «Изделии» мы продали порядка 250 билетов, я ушёл в серьезный минус, пришлось перезанимать деньги, чтобы со всеми рассчитаться, а потому долгое время ничего не делал.

Спустя год, мне написал Артур Подобашев и рассказал, что они планируют запускать арт-пространство в помещении бывшего дома культуры при консервном заводе, сказал что наслышан о нашем рейве и предложил подъехать познакомиться и послушать идеи о том, как это сделать круто. Мы с художником второго «Изделия» Романом Калашниковым придумали концепцию, которая постепенно реализуется на площадке, по мере того как у ребят появляются свободные средства.



Позже эта площадка стала местом проведения нашего рейва «Своими Силами», начиная с которого мы с Артуром делаем мероприятия вместе, а наше творческое объединение решили обозвать КБ7, чтобы было понятно, что за проектами рейвов «Изделие» и «Своими Силами» стоит одна и та же команда.

Если «Изделие» — это проект, куда мы приглашаем гостей из-за пределов Крыма, то идея рейва «Своими Силами» — сделать полноценный аудио-визуальный рейв силами исключительно местных артистов.

На «Своими Силами» удалось наконец собрать всех вместе. В итоге получилось два танцпола. Главный танцпол работал с одиннадцати вечера до пяти утра, где на фоне восьмиметрового экрана обратной проекции с генеративной графикой в исполнении местного визуального художника Артёма Ряшко, которая работала синхронно с осветительной схемой, играли техно Аня, Дима Ормели, Стас Карпенков и я. С четырёх утра заработал второй танцпол, с уютной атмосферной музыкой от артистов из KRTC, в числе которых выступил Виктор Новак.




Что примечательно — на местных артистов мы собрали более 200 человек, а второй танцпол держал аудиторию до 10 утра, что вообще в голове не укладывается, учитывая местные реалии. 

Делаем же всё это, потому что любим музыку и хотим делиться тем, что любим. Нас всех объединила мысль, что если мы хотим, чтобы в Крыму был рейв, было техно — мы должны делать это сами, а главное — делать это здорово.


Крым известен прежде всего Казантипом. Насколько сильно присутствие Казантипа влияло на клубное движение на полуострове? 

Юрий (KRTC): На Казантип стоит смотреть шире чем, просто на фестиваль электронной музыки. Если не брать в расчет, что с точки зрения закона фестиваль проводился абсолютно «в черную», то без всяких преувеличений можно утверждать, что он стал культурным и экономическим драйвером Крыма. И это не говоря о международной узнаваемости полуострова, благодаря тому, что начиная с 2010 года фестиваль постоянно входил в топы фестивальных чартов авторитетных музыкальных изданий, а в 2013 году из числа посетителей порядка 20% составляли иностранцы.

Когда речь идет об экономической составляющей, то прежде всего имеется ввиду возможность местного населения зарабатывать на весьма не бедных туристах. Ярким примером стало село Поповка, которое за 12 лет проведения там фестиваля трансформировалась из типичного заброшенного крымского села в настоящий гостиничный комплекс с соответствующей инфраструктурой. Не меньше туристов принимали и соседний посёлок городского типа Мирный и город Евпатория, где в период проведения фестиваля находилось по оценкам разных статистических служб до миллиона отдыхающих.



Что касается культурной составляющей, то тут ежегодные лайнапы говорят сами за себя, особенно начиная с 2009 года, когда на фестивале начала появляться вменяемая музыка. С каждым последующим годом список артистов становился все более и более интересным и к 2013 году Казантип по уровню его проведения, составу и количеству артистов стал действительно одним из лучших в мире. Мне, простому крымчанину, тогда студенту первых курсов со стипендией в 100 долларов для того, чтобы услышать этих артистов, нужно было бы собрать немалую сумму и ехать черт знает куда, а Казантип дал возможность сделать это тут, дома, да еще и на уровне лучших европейских фестивалей. Нужно ли что-то еще объяснять про его культурное влияние?

Но вот что касается влияния на клубное движение, то на мой субъективный взгляд, никакого влияния Казантип на клубную культуру не оказал и оказать не мог, поскольку никакой клубной культуры в Крыму никогда не было. Были отдельные клубы, отдельные промоутеры и диджеи, которые делали вечеринки в основном с российскими или украинскими диджеями выступавшими на Казантипе.

Что же касается иностранных артистов, которые также иногда оказывались в лайнапах крымских вечеринок, то если они и были, то в основном это были диджеи играющие весьма посредственную музыку. Все, что заманивало рядового туриста в местные клубы на иностранного диджея, это указание на географическое происхождение артиста. Кто этот диджей, какую музыку он играет и пишет, на каких лейблах выпускает, где играет — мало кого интересовало. Подпись под именем — Испания, Италия, Франция и, особенно, Германия была достаточной для того, чтобы местные клубы были заполнены до отказа.

В этом смысле, говоря о клубной культуре, уместным будет привести реальный случай университетской вечеринки в Одесском политехе, когда вместо заявленного афроамериканского артиста из США выступал студент этого университета из южноафриканской республики. Догадываюсь, что такие случаи были и в Крыму, но к клубной культуре, как мы понимаем, это не имеет никакого отношения.

Стас («Крым Мрык»): Я думаю Республика Казантип могла повлиять разве что на увеличение потока туристов. Но раз вопрос «Насколько сильно присутствие Казантипа повлияло на клубное движение полуострова?», то думаю достаточно сильно, но не на культуру, а на отдельных личностей, которые внушили себе, что можно без особых усилий сделать ничуть не хуже, скосить монет и тем самым громко заявить о себе.

Местное «клубное движение», как и фейк-организаторы слабо ориентируются в музыке — это легко понять из простой беседы, а периодические скопления людей на одном из бывших объектов Казантипа, скорее вызвано ностальгией по ушедшему фестивалю, но никак не «кропотливой работой» организаторов мероприятия с дешёвым баром и бесплатным входом.

Я абсолютно уверен, что на эти объекты приезжают только по причине того, что там когда-то был Казантип, но не по причине невероятных организаторских способностей ответственных за эти мероприятия людей. Хотя разумеется с той стороны вас заверят в обратном.

Лично на меня Казантип не оказал никакого влияния, но я понимаю насколько уникален такой проект и все же пусть он останется в прошлом. Также уверен, что в том виде, в котором он существовал в самом расцвете своих сил, сегодня бы фестиваль выглядел неуместно и неинтересно, но многие здесь хотят его видеть именно в том виде, наверняка потому, что другого примера нет.


Как бы вы могли описать вкусовые предпочтения крымских потребителей электронной музыки?

Дмитрий (KRTC): По моим наблюдениям здесь всегда пользовались большей популярностью тяжелые стили электронной музыки. С 2005-го по 2008-й было довольно сильное драм-н-бейс-движение. Собирались большие площадки, с привозами культовых мировых артистов этой сцены. Но опять же пользовались популярностью в основном дарксайд и нейрофанк, потом сюда же подключился дабстеп. Было довольно много промо-групп и диджеев устраивавших успешные ивенты.

Транс-культура в Крыму имеет тоже свои мощные корни, так как здесь большое количество живописных мест. Делалось большое количество опен-эйров с именитыми привозами, но в основном в летний период. В трансе на сколько я понимаю все тоже тяготели больше к Гоа, а пси-чил точно не пользовался популярностью. Но это все история 2000-х годов.



И конечно же в Крыму очень сильное влияние хип-хопа, которое было и есть по сей момент. С 1-й половины 2000-х годов в Ялте проводится фестиваль «Саммер Джем», который существует и по сей день, и собирает огромное количество ценителей этой культуры со всего СНГ, оставляя после себя приятное послевкусие в умах местной молодежи, как Казантип в свое время.

Если подытожить, то на сегодняшний момент сказать о каких-то определенных вкусах довольно сложно — это было бы понятно по количеству людей в той или иной тусовке, но событий не так много чтобы можно было бы делать какие-то выводы. Но и многие сейчас слушают совершенно разную музыку, и собравшаяся толпа на рейве, как мне кажется — это не показатель. Дома они могут слушать что угодно, а не фанатеть от одного стиля как это было раньше, и в данном случаи они пришли просто на интересное событие.

Валерий (КБ7): Безусловно наши рейвы собирают людей не только музыкой, инсталляции и серьёзное отношение к работе со светом делает мероприятие интереснее в целом, но с другой стороны достаточно сырое и местами жесткое техно, в особенности эксперименты Стаса, были восприняты с большим интересом. Я лично наблюдал, как после его сета к нему подходило много людей благодаривших за музыку. Да и не стоит забывать наш опыт первого «Изделия», где ещё не было серьёзных инсталляций, а из информации о мероприятии в пабликах соц. сетей, по сути, были только посты с музыкой.

Насколько большая, по вашим прикидкам, аудитория для подобной музыки? 

Валерий (КБ7): Вход на каждое из наших мероприятий возможен только после записи в список на сайте. Всего в списки успели записаться около полутора тысяч человек с уникальными почтовыми адресами — это те кто проявил интерес к мероприятиям отталкиваясь только от афиш без указания имён артистов, ну и от тех намёков которые мы оставляем в лентах соцсетей. Однако больше 250 человек нам пока собрать не удавалось.

Вероятно аудитория куда больше, но тут так же важно понимать для какой музыки, ведь все мы разные: Аня обычно играет Детройт и эйсид-техно, у Димы можно встретить от классики даб-техно и дип-хаус музыки 90-х до атмосферного восточноевропейского минимал-хауса и техно, Стас больше ориентирован на эмбиент и техно со сдвигом в психоделику, а я любитель сырого техно в духе Tresor или лейбла Dystopian, хотя бывает и даб-техно под настроение.


Думаю, что в Крыму достаточно людей, которые ищут что-то другое, выбивающееся из засевших в местных кафешках шаблонов. И немало людей, которым интересен наш формат, но что не менее важно, подавляющему большинству местных любителей электроники надоел наплевательский подход организаторов собирающих деньги с гостей за вход, не удосужившись подумать над тем, как сделать мероприятие интересным.

Это, как сказал один мой местный товарищ, когда познакомил с одним из клубов в центре Симферополя сразу по моему приезду в Крым: «музыка здесь конечно дерьмо, но — это хоть что-то». Так вот я думаю, что крымчанам надоело это «хоть что-то», о чём говорят пустеющие танцполы этих самых клубов.


Существует ли какая-то инфраструктура для клубных событий? Свет, звук, техническое оснащение? Практикуется ли событийный туризм (едут ли люди из других городов на ваше мероприятие?)

Артур (КБ7): Прокатных компаний в Крыму достаточно много, особого дефицита в оборудовании нет. Опять же все упирается в вопрос цен, а цены в Крыму просто космические, можно сказать, что они на уровне московских, чего не скажешь о средней заработной плате.



По поводу клубов, уже ставшая классической, проблема — отсутствие адекватных площадок в принципе. В тёплое время года, эта проблема решаема путём организации опен-эйров на природе или у моря, а в холодное — постоянный поиск атмосферных ангаров или же старинных домов культур.

Валерий (КБ7): Но проще сказать, чем реально найти какой-то ангар, да ещё чтоб он был в черте города. Они конечно есть, но в основном под присмотром какого-нибудь арендатора, желающего получить за его аренду котлету бабла. Вообще аренда площадей и помещений — это, пожалуй, главный бизнес в Крыму. Смешно было наблюдать, когда после всей этой истории со сменой власти, в ожидании богатых москвичей местные арендаторы взвинтили цены на недвижимость и просидели целый сезон негодуя, что никто не едет.

Артур (КБ7): Рейв пока не стал центром притяжения событийного туризма, но все же были люди, которые приезжали/прилетали из-за пределов Крыма, для того чтобы посетить наше событие.

Валерий (КБ7): Это началось ещё на первом Изделии, когда мы добавили к категориям билетов со скидкой возможность купить его за полную стоимость, и какой-то любитель техно оплатил полный билет с комментарием, что приедет поддержать рейв из Краснодара. Ну, а из других городов Крыма конечно приезжают гости, в особенности из Севастополя, Ялты, Евпатории и Бахчисарая.


Успешны ли с коммерческой точки зрения ваши мероприятия? Если нет, то зачем вы этим занимаетесь? Много ли таких энтузиастов как вы? 

Валерий (КБ7): Если вывести общий баланс прошедших мероприятий, то разумеется мы в минусе, хотя последнее мероприятие конечно окупилось. Вообще тут ещё дело и в том, что когда мы понимаем, что сможем выручить немного больше с билетов, сразу находятся идеи куда эти деньги можно потратить — добрать звука, света или какую-нибудь инсталляцию дополнительную сочинить, в последний раз вот на хейзер вместо обычной дым-машины раскошелились. Не думаю, что без спонсоров вообще возможно делать хорошие мероприятия успешными с коммерческой точки зрения.

Да и аренда чего-либо в Крыму стоит космических денег, начиная с аренды звука и дальше по списку. К примеру, мы задумали лазерную инсталляцию с зеркалами на сервоприводах, стали искать мощные лазеры, которые поддерживают ILDA протокол, нашли китайский 4 ваттный, оказалось, что он один такой на весь Крым. Так вот за этот лазер хотят 20 000 рублей в сутки. Выходит, что за один только такой прибор нужно отдать четверть бюджета, а ещё аренда площадки, материалы для инсталляций, звукорежиссёр, осветитель, охрана, реклама...

Но всё это делается, потому что есть желание реализовывать творческие амбиции. Нет никакого желания сидеть глядя на видео с московских, питерских или киевских мероприятий с завистью, напротив хотим вдохновляясь ими потихоньку двигаться к тому, чтобы сделать что-то своё, может не такое масштабное, но по своему интересное.

А энтузиастов разумеется хватает, В музыке не так много, больше в художественной сфере, но там всё чаще наблюдаются истории с государственными или частными грантами. Те, кому удаётся получить грант на организацию выставки в какой-нибудь отведённой для современного искусства яме на отшибе города, закупают на эти деньги краску, инструменты и прочее. Но не думаю, что ими движет что-то кроме энтузиазма, скорее желание собрать вместе интересных художников и сделать что-нибудь красивое. Мы с грантами, уж тем более государственными связываться не хотим.


Можете ли описать крымскую сцену для людей, которые никогда не были в Крыму? Художники, музыканты, места силы?

Юрий (KRTC): Про крымскую сцену можно говорить с определенной долей условности, поскольку сцены как устойчивой системы разнообразных артистов, имеющих постоянные гастроли и, уж тем более, заработок, к сожалению нет. На мой взгляд, можно говорить лишь об отдельных артистах в сегменте техно и хаус-музыки, которые в действительности понимают, что делают.

Подобная ситуация обусловлена тем, что Крым, как регион, и до 2014 года был весьма провинциален, поэтому большинство интересных персонажей, связанных с электронной музыкой давно покинули родные края в поисках своей творческой реализации в Одессе, Киеве, Москве и Питере. Сегодня среди них есть основатели и диджеи известных украинских клубов, участники киевской "Схемы" и даже резиденты Сloser.

Валерий (КБ7): Согласен. И в моём понимании сцены, как таковой здесь нет, но есть артисты и художники, которых мы стараемся находить и приглашать к себе. К примеру в Севастополе есть девушка под псевдонимом Zina, которая в своё время жила в Питере, куда привозила громкие имена из мира экспериментального техно — вроде Preast_Fx или 3d! t. Сама она очень техничный диджей, ещё с 2000-х увлечённая сведением винила. Кстати, она неоднократно выступала на первых крупных минских рейвах проекта «Эвтаназия».

Севастопольский проект «Космос Внутри» привозил как-то Лену Попову, куда я ездил. Мероприятие было конечно маленькое, но ребята определённо с душой подошли к оформлению и организации, на других их мероприятиях я не был, но на том было приятно так же вновь услышать Dot Eat Dot — гостя второго «Изделия».

Ещё бы отметил проект ТО «Горизонт» — ребята делают интересные привозы, а не так давно запустили проект «Замануха», который объединяет ярмарку всякого хенд-мейда с хорошей хаус-музыкой. С одним из участников их творческого объединения мы иногда любим поспорить о музыке, кстати крайне осведомлённый тип, говорил есть интересное техно в Бахчисарае, но я пока туда доехать не успел.

Двух интересных художников я уже упоминал выше — оба представляли свои инсталляции на наших мероприятиях, надеюсь в ближайшее время открою больше имён, уверен, что они есть. А вот по поводу «мест силы», пока о подобном мечтать не приходится, та же Консерватория слишком разношёрстная площадка, хоть иногда там и случаются интересные проекты, но, чтобы отбивать аренду её хозяева всё же вынуждены сдавать помещение под мероприятия далёкие от громкой приставки «арт» в названии площадки.

Дмитрий (KRTC):  Я бы добавил два слова про «Неправильный Прикус». Это небольшая независимая галерея в Симферополе, в мастерской Михаила Турпетко, где периодически устраиваются выставки современных крымских авангардных деятелей искусства. Все делается на абсолютно не коммерческой основе. И там собираются всегда интересные люди из этой среды.

Стас («Крым Мрык»): Я бы обозначил двух музыкантов из Крыма и один из них точно известен вашей редакции — Дмитрий Wulffius. Он из Ялты, часто бывает в московском НИИ, совсем недавно выступил с потрясным лайвом в Киеве на Boiler Room x Схема. Неуверен, что в Крыму можно попасть на его выступление, но возможно это случится в ближайшем будущем, к примеру, на одном из следующих мероприятий команды КБ7.

Ещё Рим Менко. Музыкант, иллюстратор и видеорежиссер из Евпатории. Его композиция «Иллюзия» выйдет в коллекционном сборнике лейбла «Крым Мрык» вместе с Flaty, Павлом Миляковым (он же Buttechno) и Станиславом Толкачёвым. Рома снимал видео для пластинки французского лейбла Goldmin с участием Терренса Диксона, а также для релиза Толкачева Borderland на «Крым Мрык».

Также, не могу обойти вниманием событие которое состоялось в начале февраля в Арт-пространстве Консерватория, а именно вечер посвященный экспериментальной музыке, что для Крыма редкий случай, если не единичный, где неизвестные мне артисты представили свои самодельные синтезаторы и использовали их в своем перформансе, а некоторые экземпляры разместили прямо в зал, где любой желающий мог поучаствовать в действе.

Анна (КБ7): С местами силы сложно, некоторые площадки закрылись, например "Культ Просвет Бар", насколько я знаю из-за неподъёмной арендной платы. Сейчас они делают мероприятия и хоть в основном ориентируются в сторону хип-хопа, там часто можно услышать хаус-музыку, а ещё они иногда проводят фестиваль уличной культуры в одном из бомбоубежищ Симферополя.


С какими эмоциями вы смотрите в будущее? Какой видится вам крымская сцена? 

Валерий (КБ7):  Порой, конечно, накатывают сомнения, но в то же время не могу себе представить будущее, где я перестану заниматься музыкой. Такой эксперимент уже был — не вышло. Эмоции самые смешанные, но хочется конечно верить, что нам удастся как-то сдвинуть это всё с мёртвой точки.

Бытует мнение, что в этом мире всё циклично, и если это так, то в Крым когда-нибудь вернутся громкие фестивали — это было бы логично, учитывая то, сколько можно получить из взаимодействия современного искусства и местной природы. Как было сказано выше, многие талантливые артисты уезжают отсюда, но то, что их путь начинался здесь говорит о том, что что-то здесь способствует формированию творческого мышления, а значит рано или поздно новые имена будут пробиваться наружу.

Пока, конечно здесь не хватает небезразличных к искусству организаторов, даже из опыта работы арт-пространства «Консерватория», Артур не даст соврать, многими кто туда приходит со своими проектами движет не более чем желание заработать или с минимальными усилиями пропиарить себя. Разумеется не без исключений, но и среди тех кто небезразличен зачастую недостаточно знаний о механизме организации мероприятий — лекции от опытных организаторов успешных фестивалей были бы очень кстати.

В целом, крымская сцена видится очень туманной. Тут два пути, либо всё прекрасное продолжит отсюда утекать за пределы полуострова, либо творческие люди начнут активнее объединятся и взаимодействовать, осознав, что здесь есть и слушатели, и зрители. Пусть их пока не много, но их станет больше, если делать своё дело без оглядки на то, что не удаётся с первых шагов сразу собрать тысячную аудиторию.

Насколько серьезно на вашей деятельности отражаются политические события?

Валерий (КБ7): Разумеется есть определённые трудности. К примеру, мы хотим расширяться, есть идеи для ещё более масштабных инсталляций, а главное есть люди, способные их реализовать, но на то, чтобы эта затея стала реальностью нужны деньги, а значит нужны спонсоры. С этим в Крыму трудно. Хотя в магазинах встречаются всем небезызвестные бренды, чьи спонсорские интеграции можно увидеть на различных мероприятиях Москвы, Питера или Киева, официально учавствовать в спонсировании местного события готовы единицы, да и то — если повезёт.

Касательно артистов, то если на рейве «Своими Силами» с этим вопросов нет, так как это всё местные ребята, то на «Изделии», которое мы планируем на лето, организация привозов может стать проблемой. В том числе и потому, что не каждый артист согласится выступать в Крыму, опасаясь, что после этого его не пустят в Украину, а там, как мы знаем, сейчас электронная сцена в расцвете и киевские площадки могут предложить гостям куда более интересные условия.

С другой стороны, как в Украине так и в России есть масса прекрасных артистов, из общения с которыми мы чётко уяснили, что для них творчество вне политики. Есть достаточно громкие имена, которые готовы нас поддержать своим участием. Думаю так и должно быть, потому что как бы кто не стремился нас разъединять, все мы горим страстью к хорошей музыке, а пока есть то, что способно нас объединять, хочется верить, что так оно и будет.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Вопросы по онлайн-академии: academy@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7-977-950-59-58

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы