Как ответственно подходить к музыке в эпоху стриминга?

4 октября 11:07

Стриминг — это то, как многие из нас слушают музыку сегодня. Многим сложно представить, что когда-то ту или иную запись приходилось искать в магазинах, на рынках и у знакомых месяцами, а то и годами. Стриминг меняет не только наше отношение к музыке, но и её звучание, продакшен и формат треков

Совместно с сервисом SoundReliz, позволяющим разместить треки любому музыканту за символическую плату на всех ведущих стриминговых платформах (от Apple Music до Spotify, включая Яндекс. Музыку и Вконтакте), Mixmag подготовила перевод статьи Дэймона Круковски с Pitchfork о том, как стриминг влияет на музыку, слушателей и артистов. Автор рассказывает, как меломанам стоит вести себя в условиях, когда все песни мира находятся на расстоянии одного клика.


В 2012 году я написал статью для Pitchfork о том, сколько моя первая группа Galaxie 500 получила от стриминговых сервисов, которые тогда только начали становиться доминирующей силой в музыкальной индустрии. Spotify перевел нам 1,05 доллара за 5960 раз, которые наш сингл «Tugboat» был прослушан за квартал. Учитывая, что нас в группе было трое, каждый заработал по 35 центов. Не особо перспективный новый источник дохода.

Много лет цифровые компании уверенно отвечали на подобные жалобы, что в будущем все будет по-другому, как только миллионы людей во всем мире начнут пользоваться их приложением. И вот, этот момент наступил. По словам представителей Spotify, у него 140 миллионов активных пользователей, 70 миллионов из которых — платные подписчики, а общее количество пользователей стриминг-сервисов в США выросло примерно на 50 процентов в 2017 году. Но в то время как ясно, что некоторые артисты зарабатывают на стриминге значительные суммы («Счастливые дни вернулись», — написали Billboard в марте 2017 года, сообщив о самом быстром росте цифровой отрасли за последние десятилетия), к большинству музыкантов это все еще не относится.

Главная причина этого проста: по статистике сервиса BuzzAngle Music, более 99 процентов музыки, которую слушают в стриминге — это 10 процентов самых популярных треков. Это означает, что на всю остальную музыку приходится менее одного процента. Таким образом, стриминг больше сосредоточен на топах, чем на актуальных альбомах или песнях. Конечно, самые популярные релизы всегда доминировали на музыкальном рынке, но кажется, что новые сервисы только увеличивают этот разрыв, а не уменьшают его. Восходящий поток поднимает лишь некоторые лодки.


Что делать? 

Spotify, Apple Music и другие корпорации, которые хотят контролировать потребление музыки, вряд ли изменят свой курс. Вот некоторые мысли о том, что мы, авторы и слушатели музыки, можем сделать, чтобы уравновесить систему, созданную для небольшого меньшинства.

Быстрых и простых решений не бывает, и это тоже важно: мечты о мгновенном успехе и привели нас к сегодняшнему хаосу. Выход можно найти путем медленных, но постоянных коллективных усилий, которые основаны на лучшем понимании того, что нам сейчас предлагают, и почему нас это не устраивает.


Проблема роста

Представители технологических стартапов всегда задаются одним и тем же вопросом — взлетит или не взлетит? Интернет-медиа обеспечивают миллионам пользователей немедленный доступ к информации — фантастика для аналогового века, которую мы уже, впрочем, воспринимаем как данность. Однако, как постоянно твердят венчурные капиталисты, крайне немногим идеям, продуктам или услугам удается успешно функционировать в столь необъятном океане возможностей. Именно такие идеи стали устанавливать правила в нашем электронном мире. Выживает тот, кто быстрее других растет.


Но неужели нам так важен масштаб в музыке?

Возьмем концерты. Если вы видели одну и ту же группу как в небольшом клубе, так и на крупном опен-эйре, вы знаете, насколько это разный опыт. Так считают и артисты. И не все аспекты живой музыки могут пережить такую смену локаций.

Об этом нечасто говорят, но в финале недавнего документального фильма о Grateful Dead «Long Strange Trip» есть замечательное откровение одного из участников группы, которая дает масштабные концерты с конца 1980-х.

«На стадионах у вас нет контакта с аудиторией, он просто невозможен», — говорит басист Фил Леш. Барабанщик Билл Крейцман добавляет: «Там было 60 000 человек, но мы не чувствовали связи ни с одним из них — люди находились от нас в сотнях метров».

Grateful Dead — типичная концертная группа для многих поклонников — медленно расширила масштабы своих шоу до такой степени, что больше не могла поддерживать прежний контакт со своей аудиторией. Многие несгибаемые фанаты перестали покупать билеты на стадионные концерты кумиров, предпочитая просто тусоваться на стоянках снаружи. Там они могли вновь проводить ритуалы, придуманные ими во времена, когда деревья были значительно меньше.

Как преданный поклонник панка и постпанка в 1980-х, никогда бы не подумал, что признаю правоту тусующихся на парковке «Дэдхэдов». Если то, что мы ценим в музыке, теряется в предложенном нам масштабе, нужно найти другие способы получить от нее желаемое.

Короче, подумайте дважды перед тем, как потратить кучу денег на билет на фестиваль.
Если вы хотите увидеть хедлайнера на огромной сцене с расстояния в несколько сотен метров, да еще и в окружении десятков тысяч человек — окей, Coachella ваш лучший выбор. Но если вы хотите посмотреть на группы, чьи названия написаны на афише мелким шрифтом, остановитесь. Во-первых, они могут заработать на фестивальном выступлении не больше, чем за сольник в клубе, где вы бы видели музыкантов, а они — вас. Во-вторых, билет на клубный концерт обошелся бы вам значительно дешевле. Так что, возможно, иногда стоит просто потусить на парковке.

Вдумчивое планирование покупок — это один из способов взаимодействия с Apple Music и Spotifу. Тут все как на большом фестивале — если вы хотите то, что могут предложить только эти огромные корпорации, тогда трата денег на подписку — это выгодное вложение.

Но если вы используете стриминг-сервис не только для прослушивания самых топов, то ваши деньги не идут тем, кого вы любите.


Контекст решает все

С ростом числа пользователей стриминг-сервисы получают доступ к огромным объемам данных, что повышает качество и точность их рекомендаций. Но в то время как стриминги хотя бы номинально работают с учетом нашего вкуса или как минимум анализируют истории наши прослушиваний, бизнес работает по модели «что хорошо для большинства, хорошо и для вас». Стриминги значительно больше внимания уделяют работе с популярными треками, потому что такой принцип лежит в основе их модели — предполагается, что едва ли не все пользователи сервиса должны пользоваться им одинаково.

Вообразите себе противоположную ситуацию — бесчисленное множество разных людей одновременно слушают разные альбомы разных эпох. Это легко представить, потому что именно такой образ стриминг-сервисов нам продают. В реальности все обстоит не так.

Возьмем главный потоковый видеосервис Netflix, у которого сегодня больше подписчиков, чем у всех кабельных провайдеров.

Становясь все более популярным, Netflix редуцировал свой контент до такой степени, что недавно в нем остались лишь 25 фильмов, снятых до 1950 года, пишет Зак Шонфельд в Newsweek.

«Это такой классический набор, который вы, вероятно, нашли бы в дряхлом магазине с видеокассетами в 1993 году. От ведущей развлекательной платформы, которая обслуживает около 100 миллионов подписчиков со всего мира, такого не ждешь», — отмечает Шонфельд.

Музыкальный стриминг-каталог в настоящее время находится в гораздо лучшем состоянии. Но это может быть только вопросом времени, пока крупные компании не потеряют интерес к 90 процентам музыки, которая не приносит им почти никаких денег. Кажется, они в конечном счете выбросят все эти редко воспроизводимые треки, взяв за образец систему Netflix. Потихоньку это уже происходит.

Взгляните, как плохо работает приложение с целыми жанрами непопулярной музыки. В Spotify записи можно искать по названию песни, альбома или имени исполнителя. Но этой информации недостаточно для таких жанров, как джаз или классика, где на одном альбоме могут играть десятки музыкантов. При такой системе большинство из них просто не учитываются, остаются за бортом. Для рок-музыкантов, кстати, этот аспект тоже важен, не говоря уже о композиторах, продюсерах, инженерах, издателях, звукозаписывающих лейблах — почти вся эта «лишняя» информация о людях, без которых альбом бы не получился, удаляется из баз данных, которыми пользуются крупные стриминг-сервисы.

Зачем скрывать всю эту информацию, весь этот контекст каждой записи? Электронные сервисы крайне хороши в обработке огромного количества данных — только представьте, сколько Spotify знает о каждом из нас. И все же они не могут заставить себя указать, какой из радикально отличавшихся квинтетов Майлза Дэвиса играл на том или ином альбоме — тут он с Джоном Колтрейном и с Фили Джо Джонсом? А может, с Уэйном Шортером и Тони Уильямсом?

Одной из причин такого вопиющего отсутствия музыкальных данных может быть нежелание компаний признать всех обладателей авторских прав, связанных с альбомами, которые стримятся. Фактически, это главный повод для судебных разбирательств, с которыми Spotify сталкивается постоянно. Так, в декабре 2017 года на сервис подал в суд Wixen Music, потребовав взыскать с компании 1,6 миллиарда долларов.

Невероятно, что один из аргументов защиты Spotify против таких обвинений в невыплаченных роялти — это отсутствие информации.

«Spotify признал недоработку в получении информации о правах по причине сложности обнаружения и поиска соавторов каждого из десятков миллионов произведений на своей потоковой платформе», — объяснил осенью 2016 года Эрик Гарднер из Hollywood Reporter.

Как фирма с репутацией лучшей и крупнейшей в обработке музыкальных данных может заявить, что не может справиться со всеми этими музыкальными данными, особенно, если, как пишет Гарднер, у Spotify есть законный аргумент, что они все равно не платят авторам песен напрямую (в настоящий момент Spotify тестирует возможность для исполнителей загружать музыку в стриминг напрямую, до этого сервис работал только с лейблами — прим.).



Но, похоже, существует еще один, более глубокий мотив устранения стриминг-компаниями контекста записей: они хотят заменить его своими собственным. Рост популярности плейлистов, недавно проанализированный в превосходной статье Лиз Пелли для The Baffler, делает платформу самой главной составляющей для любой музыки на ней.

Об отдельных треках в плейлистах информации крайне мало, потому что некоторых наиболее прослушиваемых музыкантов просто не существует (и поэтому они никогда не подадут на вас в суд).

Это так называемые «фейковые исполнители», треки, которые Spotify заказывают у гострайтеров, решая таким образом проблему авторских прав. Тут даже имя артиста и названия трека ничего не значат.

Когда Билл Гейтс объявил в 1996 году, что в интернете будет править контент, он не предвидел, что информационные платформы будут избегать его создателей. Действительно, в гораздо менее известном отрывке из той статьи говорится: «Чтобы интернет процветал, работа тех, кто делает контент, должна оплачиваться».

Гейтс уже тогда предсказал, что микроплатежи в конечном итоге решат проблему финансового взаимодействия интернет-пользователей с создателями контента. Сегодня у нас есть эта технология, но вдобавок мы имеем капитализированные платформы, которые монополизируют доступ к контенту, игнорируя поощрения авторов.

Но Билл Гейтс все равно был прав — контент — это король, и, кроме того, контент принадлежит его создателям. Только умышленное стирание контекста уничтожает контроль над нашей работой. И контекст не исчезает сам по себе. Нам всегда нужно декларировать, поддерживать и восстанавливать его, если он пропадает.

Поэтому создавайте шум вокруг контекста — делая это, вы отдаете дань труду, заложенному в создании музыки. Расскажите, кто играл на этом треке, кто его написал, выпустил и когда. Сайт Discogs стал отличным хранилищем такой информации, как и Bandcamp. Музыкальные издания и блоги всегда были отличным источником контекстной информации.

Может ли обычный обмен информацией друг с другом противостоять власти таких компаний, как Spotify и Apple? Я считаю, что безусловно. Пожалуй, нет лучшего доказательства этому утверждению, чем силы, которые постоянно с этим обменом борются.


Будущее за бесплатной музыкой

Одним из наиболее ярких примеров угрозы властям, воплощенном в обмене информацией, стал арест и судебное преследование Аарона Шварца, интернет-активиста, который покончил с собой в 2013 году.

«Преступление» Шварца заключалось в том, что он скачивал научные публикации из журналов библиотеки Массачусетского технологического института и распространял их онлайн бесплатно. Его манифест 2008 года — это призыв обмениваться информацией в качестве политического жеста.

«Информация — это сила», — так начинается этот текст.

«Но, как и всякая сила, есть те, кто хотят сохранить ее для себя. [...] Крупные корпорации, конечно же, ослеплены жадностью. Законы, в соответствии с которыми они действуют, требуют этого — их акционеры восстанут, если недополучат желаемого».

Чтобы бороться с этой жадностью и освободить информацию для всех, Шварц выступал за пиратство. Он говорил: «Делиться — это не аморально — это моральный императив».

Возможно, Шварц звучит безнадежно, как «Дэдхеды» в 1980-х на стоянке у стадиона. Но федеральное правительство так не думало. Напротив, они восприняли его очень, очень серьезно. И я тоже. С той же серьезностью я отношусь и к жесту «Дэдхедов». Их и Шварца объединяет то, что они вышли за рамки корпоративной структуры и с этого ракурса увидели то, чем этот обмен был — структурой. Моделью. Вероятно, единственно возможной.

На первый взгляд, стриминг-сервисы кажутся образцом обмена. Spotify даже «бесплатен», если вы считаете, что прослушивание рекламы и разрешение кому-то контролировать ваши вкусы ничего не стоят. И все же эти службы управляются крупными корпорациями, «ослепленными жадностью», как выразился Шварц, антитезой (и в значительной степени врагом) по-настоящему свободного обмена.

Стриминги не случайно маскируются под платформу для свободного обмена. Корни такого позиционирования торчат из компании Napster, первого пирата в области цифровой музыки. Соучредитель Napster Шон Фэннинг никогда не был политическим активистом, как Аарон Шварц, но его программное обеспечение также было революционным в своем яростном противостоянии понятию «интеллектуальная собственность».

Фэннинг тоже был привлечен к суду, правда, к гражданскому, а не уголовному, в результате чего ему, в отличие от Шварца, не светила тюрьма. Тем не менее, детище Фэннинга было уничтожено в 2002 году крупными лейблами, которые, благодаря выдвинутым против Napster обвинениям, сделали его банкротом.

Уже в следующем году нишу Napster заняла Apple, открыв iTunes Store. И вот, мы делимся музыкой по заветам Фэннинга с той лишь разницей, что обмен идет не от человека к человеку (не по системе peer-to-peer), а также не в полной мере бесплатен.

Вы скажете, что Apple, Spotify и крупные лейблы, которые вложились в их успех, лишили нас контекста Napster, оставив нам лишь его контент. Контент, который теперь контролируют корпорации. Как и прибыль от него.

Но, тем не менее, контент остается нашим. Он создан музыкантами и слушателями. И мы можем использовать его в другом месте. Фактически, мы можем использовать его для создания конкурирующих моделей. Мы делаем это уже, каждый раз, когда обмениваемся музыкой друг с другом с помощью других систем. Bandcamp — одна из здоровых моделей, которая зарабатывает деньги для музыкантов, не лишая их творчества контекста, а самих артистов — контроля над своей музыкой. Так что да, делитесь музыкой бесплатно.

Я понимаю, это звучит крайне наивно, но вот вам пример: я сделал Bandcamp своей группе Galaxie 500 и еще одну страницу там же — для записей моей нынешнего проекта Damon & Naomi. На странице Galaxie 500 мы берем деньги за все скачивания. На странице Damon & Naomi они бесплатны или оплачиваются по желанию пользователей. И хотя альбомы Damon & Naomi, как правило, менее популярны, чем Galaxie 500, угадайте, какая страница Bandcamp зарабатывает больше? Та, где музыка лежит бесплатно.

Есть еще одна актуальная модель, которая заставляет меня думать о том, что музыканты, парадоксальным образом, могут найти новые пути заработка, отказавшись от гонораров со стриминга.

В 2016 году я случайно стал подкастером, спродюсировав шесть таких эпизодов для Radiotopia и PRX под названием «Пути слуха». В подкастах я увидел преуспевающий цифровой аудиоформат, который распространяется совершенно; 16 передач Radiotopia суммарно скачивают 18 миллионов раз в месяц.

Дело не в том, что авторы подкастов не заинтересованы в монетизации, напротив, они постоянно думают, как заработать на своих аудиофайлах. Но в отличие от музыкальных продюсеров и звукозаписывающих лейблов, ведущие подкастов без колебаний делятся своей работай бесплатно просто потому, что это было основой их формата с самого начала.

Несмотря на то, что создатели подкастов по полной используют Apple, Spotify и любые другие доступные каналы для распространения своей работы, не похоже, чтобы они искали в этом финансовую выгоду. Скачивание подкастов бесплатно, их авторы находят иные способы заработать на своем продукте — это и гранты, и спонсорство, и пожертвования, и реклама, и коммерческое партнерство с брендами.

При этом поразительно, как участники быстро развивающегося мира подкастов мечтают от том, чтобы цифровой звук мог совсем не зависеть от крупных компаний.


Другой мир возможен

Описанные здесь действия могут показаться крайне незначительными по сравнению с мощью таких корпораций, как Apple и Spotify, чье предстоящее IPO, как ожидается, будет оценено в размере 19 миллиардов долларов.

Но небольшие действия можно осуществлять со сцены, если вы находитесь в маленьком клубе; маленькие буквы на обложке пластинки говорят с вами громко и ясно, если вы смотрите на них, когда слушаете запись. Маленькие действия, которые мы совершаем по отношению друг к другу, реальны. И делиться чем-то — это само по себе красивый жест. Возможно, это самое фундаментальное во всей музыке

Поэтому тратьте деньги на музыку с умом, и это будет настоящим жестом с реальными последствиями. Поделитесь контекстом своей информации в интернете, и тогда его будет сложнее удалить. Не забывайте делиться музыкой — бесплатно. Это мощное действие, настолько мощное, что крупнейшие мировые корпорации чувствуют в этом угрозу. Пускай боятся.


Перевод: Максим Динкевич

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы