Ларри Хёрд: «Не люблю стоять на месте!»

5 сентября 10:46

Во время нашего интервью по скайпу, Ларри Хёрд сидит у себя в студии, которая располагается у него дома в Мемфисе, штат Теннесси. На заднем плане можно разглядеть коллекцию пластинок, проигрыватели, бас-гитару и другое студийное оборудование. В любое свободное время он сидит тут, занимается музыкой. То, что последние два десятилетия обошлись без релизов от Mr. Fingers — это получилось не специально. Первая новая пластинка под этим псевдонимом вышла в 2016 году, ей стала «Outer Acid». К началу 1990-х Ларри Хёрд отказался от использования этого псевдонима из-за ограничений в договоре — сделка с лейблом MCA была закончена, но чтобы не навлечь на себя юридических проблем, он решил всю последующую музыку издавать под своим настоящим именем, а Mr. Fingers был списан в архив. 

Его новый альбом, «Cerebral Hemisphere», вышедший этим летом вызвал у фанатов двойственную реакцию. Многим бы скорее понравилась музыка, по духу ближе к «Washing Machine» или «Can You Feel It», а здесь большую часть составляют композиции записанные в типичном для Хёрда духе — своеобразная смесь из восьмидесятнического ритм-н-блюза и смут-джаза. Фактически «Cerebral Hemisphere» стал этаким путеводителем по 33-летней карьере чикагского музыканта. С выходом альбома Ларри Хёрд отправился в редкое для себя турне по миру, благодаря чему летом отыграл на Present Perfect Festival, а 14 сентября впервые выступит в Москве на Red Bull Music Festival. 


13 лет назад вышел ваш последний альбом «Soundtrack From The Duality Double-Play». По сегодняшним меркам — это словно вышло целый век назад. Если послушать сегодня этот альбом, то можно поймать себя на мысли, что вы всегда мыслили альбомами, что довольно необычно для хаус-продюсеров. Многие из ваших лучших треков никогда не выходили в качестве синглов. Почему так? 

Я согласен с вами. Я вырос в культуре альбомов. В детстве я мог позволить себе покупать только синглы, но как только у меня стали появляться деньги, я сразу же стал покупать альбомы. 




Ваш новый альбом, «Cerebral Hemispheres», получился очень долгим — общее время звучания составляет час и сорок минут. Почему он получился таким долгим? 

Быть может потому, что мне хотелось предложить некую компенсацию тем, кому пришлось так долго ждать мою новую музыку. 


Композиции на альбоме варьируются от ритм-н-блюзовых и приджазованных до хауса и техно. Вы ставили перед собой цель представить весь свой музыкальный спектр в котором работали последние десятилетия? 

Просто на альбоме у тебя есть возможность выразить себя по-разному, особенно если альбом получается таким большим. Конечно же у меня была цель пройтись по важным для меня стилистическим точкам. Не люблю стоять на месте. 


Это альбом прежде всего продюсера Ларри Хёрда. Но есть же еще и Ларри Хёрд вокалист и сочинитель песен. Мне кажется многие про этот нюанс забывают. 

Ну я пытаюсь иногда что-то петь, но не считаю себя великим вокалистом. Просто иногда бывают такие моменты, когда никто кроме тебя этого сделать не в состоянии. Так было, например, в случае с песней «What About This Love?». Она появилась очень просто — человек, который должен был исполнить вокальную партию попросту не появился в нужное время в студии. А мой вокал должен был быть наброском, чтобы показать что я хочу добиться в этой песне, как она должна звучать. Но к моему удивлению, именно эта версия получила самые благосклонные отзывы от людей. 


Ларри Херд в своей домашней студии. 1992 год 


В одном из интервью вы как-то сказали, что Шаде в 1992 году хотела взять вас в качестве продюсера на запись её нового альбома. Что это было? 

Да, было дело. Но люди с лейбла посчитали, что хаус-продюсер не годится для работы над альбомом Шаде. Поэтому ее предложение не получило дальнейшего развития. Видимо они не послушали альбом «Introduction», который был не совсем хаус-альбомом, а содержал в себе еще и джазовые элементы и даже эмбиент. Скорее всего те, кто принимал тогда решение знали обо мне по трекам «Can You Feel It» и «Bring Down The Walls». Конечно же такое звучание совершенно не подошло бы Шаде. Но нечто подобное возникало и в разговорах с другими музыкантами, например, когда я общался с продюсером таких музыкантов, как Чака Хан, Джоди Уотли или Гвен Гатри. Он отрицательно воспринимал хаус-звучание. Тогда у танцевальной музыки имидж был такой, будто эта музыка напрямую связана с наркотиками и геями. Плюс на такую музыку смотрели свысока, как смотрели на музыку черных или латиноамериканцев. Считалось, что ее создатели культурно ограниченные люди. 


Вы выросли в очень музыкальной семье. 

Да, мои родители играли на фортепиано и пели. Плюс пели и играли мои дяди и тети. Они покупали много пластинок. Поэтому меня музыка окружала задолго до того, как я смог самостоятельно покупать те пластинки, которые нравились мне. Помню прекрасно альбом «Sun Goddess» Рэмси Льюиса. Жутко понравилась оформление пластинки, но я тогда был слишком молод, чтобы понять весь заложенный смысл. Я вчитывался в сопроводительные тесты и изучал авторство на обложках. Оба мои старших брата играли на гитаре, а им было лет 10-11. Но я сам, что удивительно, довольно долго не умел играть ни на одном музыкальном инструменте, кроме воображаемой гитары и пианино, за что получил прозвище «Шаловливые пальчики». В 15 лет мне пришлось научиться играть на одном из трех инструментов в школе, поэтому я выбрал гитару. Но получалось у меня так себе, поэтому я переключился на бас. В конце концов моим инструментом стали ударные. Следующие семь лет я играл в разных группах, и на одной из студии нам нужно было записать две-три демо-песни. Была у нас тогда идея записать демо и послать на Columbia или Warner. Но, конечно, люди с этих лейблов нашу музыку так и не послушали. 


Что привело вас от ударных к драм-машине? 

Мне было недостаточно просто отбивать ритм. Я пошел в музыкальный магазин и начал крутить ручки и щупать синтезаторы и клавишные. Искал нужный мне звук. В итоге остановил свой выбор на роландовском Jupiter 6. А тогда покупка таких синтезаторов это была ну очень серьезная инвестиция. Синтезатор тот стоил целых 4 000 долларов, и это была целая гора денег. Но зато у меня была машина, с которой я мог работать. Но вскоре оказалось, что нужна еще драм-машина, поскольку без драм-машины сам синтезатор фактически бесполезен. В тот день, когда я купил свою драм-машину, были записаны «Mystery Of Love» и «Washing Machine». Так что теперь я был полностью готов к реализации всех тех идей, которые роились в моей голове. Я еще в детстве, слушая песню Дайон Уорвик все думал о басовой партии. 




Как происходил процесс записи ваших треков? 

В юности у меня была работа на полставки. Зарабатывая деньги я, как и мой отец когда-то, тратил их на покупку разной музыкальной техники. У меня стояли две кассетные деки, на которых я мог записывать свои треки. Каждый дубль должен был записывать в реальном времени, потому что потом особо никакой монтаж не сделаешь. Никакого секвенсора у меня не было. Я просто использовал арпеджиатор синтезатора, чтобы он совпадал в такте. Вся моя деятельность тогда была одним большим экспериментом, потому что я и понятия не имел, что вообще должен делать продюсер. Но было весело. Я с большим энтузиазмом изучал все возможности. 


И именно эти записи с кассет потом разошлись на CD и пластинках по всему миру? 

Да, именно так. В то время запись на кассеты была распространенным приемом. На самом деле так записано куда больше пластинок, чем вам кажется. Если вам нравится как звучит музыка, то совершенно не важно, насколько круто все прописано. В моно записано огромное количество замечательных альбомов. А я тогда и понятия обо всем этом не имел. Просто действовал по инстинкту. Я позволял звукам говорить мне что делать дальше, а не как они должны звучать. 


Вас когда-нибудь раздражало, что ваши хиты тех времен и сегодня привлекают куда больше интереса, чем ваша современная музыка? 

На самом деле есть такое. Иногда думаешь перед выступлением: «А вот не буду я сегодня играть «Can You Feel It», но в конце концов в какой-то момент начинаешь его играть, потому что не хочется разочаровывать людей. Но на лаврах я почивать не собираюсь. Если уж и хочешь задействовать свое наследие, то будь добр привнеси в него свежие идеи. 


Как вы издавали свои первые работы? 

У меня был свой собственный лейбл, на котором я и издавал свою музыку. То, насколько сложно найти лейбл, я уже прекрасно понимал. Вместе со своими другом Донни Харди мы стали изучать как можно самим издать музыку. В конце концов, мы нашли фабрику в Гэри, штат Индиана. Её владельцем был музыкант эпохи биг-бэндов. Закончив со сценической карьерой, он в итоге сделал завод. Именно он объяснил мне весь процесс производства, плюс дал много советов по юридическим аспектам запуска лейбла. Когда была отпечатана первая пластинка, я погрузил весь тираж в багажник своей машины и поехал по музыкальным магазинам Чикаго, предлагал взять пластинки на реализацию. Тогда этот бизнес был очень здоровым. Магазины брали помногу. Приходилось побегать, но было весело. А потом магазины стали требовать еще. Я понимал, что мои труды вознаграждаются. 


В случае с Fingers Inc. вы снова стали играть в группе, пусть и на несколько лет. Как это произошло? 

Я познакомился с Робертом (Оуэнсом) на одной из вечеринок. Он там диджеил и под конец поставил «Mystery Of Love». Я подошел к нему чтобы его поблагодарить, а в итоге Роберт оказался еще и певцом а автором текстов. В итоге мы с ним обменялись телефонами. Когда же мы с ним засели в студии, то первой записали песню «Empty», которая впоследствии вышла на альбоме «Introduction». 


А с приходом Рона Уилсона у вас возникло трио. Вы сами на сцене выступали в качестве барабанщика. 

Да. Плюс я был единственным музыкантом в группе. Роберт и Рон были фронтменами. Классное время было. Мы были молоды, успешны, наша музыка нравилась людям, мы узнавали новые места и культуры. Мы тогда узнали стольких людей из разных концов света. Ни в каком колледже такому не научат. 


На обложке альбома вы изображены как классические r’n’b-трио. 

(смеется) Роберт всегда интересовался модой, а Рон был танцором. У них получалось сочетать в себе бурлящую творческую энергию и умение подавать себя. Как и все успешные хаус-проекты того времени, Fingers Inc. представляла из себя комбинацию из продюсера и певца. У нас не было бюджета на то, чтобы взять еще сессионных музыкантов. Но вместе с Робертом и Роном я достиг большего, чем во всех других группах, в которых мне приходилось играть. Мы, конечно, не гастролировали как Rolling Stones, но все-таки у нас было достаточно гастролей! Мы выступали в Лондоне и Глазго, когда там у них началось все это движение. Хотя мы и не были похожи на Grateful Dead, поэтому концертов у нас было немного. Честно говоря, я даже и не знаю группы, которые бы смогли пережить период постоянных гастролей. Я сам здорово уставал после десяти концертов. Мне нужен был баланс, поскольку в противном случае моя музыка оказалась бы на обочине. Но мне все-таки нравится гастролировать, потому что я люблю фотографировать. А путешествия — это всегда классный повод наделать много красивых фотографий. 


В середине девяностых вы выпустили два альбома «Sceneries Not Songs», которые долгое время находились в тени. Как думаете, почему? 

Да нет, мы просто их отпечатали не такими большими тиражами, потому что были не уверены в том, насколько большая аудитория будет у этих альбомов. Я просто импровизировал. 


В этих альбомах, равно как и в вышедшем примерно в то же время «Alien» было довольно много элементов хип-хопа. Вы тогда устали от клубной музыки? 

Я занимаюсь музыкой больше 30 лет, потому не всегда хочется делать одно и тоже. Неважно, какой музыкой ты занимаешься, важно чтобы она и дальше продолжала оставаться интересной. Мне скоро исполнится 60 лет, и все это время я не тусовался в клубах. Если бы я записывал только клубную музыку, то это было нечестно. Я и раньше-то не часто ходил по клубам. Да и потом, мне не нужно ходить по клубам, чтобы записывать свою музыку. 



Вы живете в Мемфисе вот уже 20 лет. Почему именно там? 

Потому что здесь тихо. Здесь климат куда приятнее по сравнению с Чикаго, его холодными зимами и снегом. Я нашел здесь отличную работу. Сначала я работал на телеканале, а потом в инвестиционной фирме. На протяжении нескольких лет я работал днем в офисе, а по вечерам писал музыку. 


Считаете ли вы сегодня себя южанином? 

Не особо. Хотя недавно купил себе в Мемфисе дом. Мне правда тут нравится. Здесь тихо-мирно, а в Чикаго вечно что-то происходит. Я живу в обычном районе, вокруг много семей. Люди здесь гуляют со своими собаками или бегают. Хорошо же!

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы