Искусство клубного дизайна

22 августа 09:24

Автор:

Дункан Дик

Mixmag поговорил с тремя новаторами клубного дизайна из Бейрута, Лондона и Мюнхена и попытался понять, что же это такое в 2018 году. 

В беседе приняли участие: 

Симеон Олдред


Креативный директор The Vibration Group, поработал на очень большом количестве фестивалей и иных крупных мероприятий. Команда Олдреда выступает культурными кураторами Broadwick Live благодаря чему лондонский Printworks сегодня превратился в одно из главнейших мест силы британской столицы. При работе над выездными мероприятиями, Олдред с коллегами стараются превратить их в «многоуровневое культурное пространство» и по этой формуле они работают над всем — начиная от выставок и театра и заканчивая Королевской оперой. 


Раби Геха


Раби Геха владеет собственным архитектурным бюро, и с его помощью были созданы самые яркие клубные заведения Бейрута, в том числе Ahm, Uberhaus, Off & On и недавно открывшийся 2 Weeks. Помимо этого бюро Геха занимается оформлением ресторанов и различных коммерческих заведений. Больше всего Геха увлекает возможность повествования, возможность создать каждый клуб уникальным местом, которое может дать клабберам мультисенсорные ощущения. 


Давид Муаллем


Один из основателей мюнхенского Blitz Club, Давид Муаллем верит в то, что клубы должны быть более концептуальными и выстраиваться вокруг диджея. 39-летний дизайнер и сам диджеит уже почти четверть века, последние 10 лет работает креативным директором клуба Bob Beaman. Его команда из пяти друзей-клабберов полтора года назад запустила Blitz Club, тем самым попытавшись на практике воплотить свое видение того, каким должен быть клуб — начиная от звуковой системы и заканчивая оформлением. 


В случае с клубным дизайном каковы ваши приоритеты и что является самым важным? Изменилось ли что-то с того времени, как вы начали этим заниматься? 

Симеон Олдред: Нереальные ощущения присутствуют буквально на каждом углу Лондона. Больше уже недостаточно просто сказать, что у нас лучший звук и свет, теперь публика жаждет гораздо большего. Она хочет исследовать все здание и чувствовать себя равными. На большинстве наших мероприятиях VIP-зона совершенно ни к чему. Наша публика хочет демократии в крутом здании, которое просто жаждет чтобы его как следует изучили. 

Раби Геха: Для меня ночной клуб это переполненное пространство, в котором все должно идеально работать совместно. В клубе происходит много всего и очень важно, чтобы та тысяча-другая людей, которые пришли к тебе в клуб, чувствовали себя комфортно. Прежде всего необходимо помнить, что количество — это одно из приоритетов хороших эмоций, истории, нарратива, сенсорных погружений. Нечто похожее я пытаюсь реализовать с Uberhaus, чтобы у человека возникало ощущение, будто он окунулся в море разнообразных впечатлений. Или, например, я придумал потайную дверь в парикмахерской в случае с Off & On, за которой скрывается мир гламурных табу. Если говорить о приоритетах, то некоторые из них не должны быть замечены клабберами. Самое важное — это создать такое пространство, в котором было бы комфортно всем. 

Давид Муаллем: Большинство моих проектов построены вокруг простой идеи совместных танцев — одного из древнейших ритуалов человечества. Качество звука всегда должно быть одним из главнейших приоритетов. Как только ты добиваешься выдающегося звучания звуковой системы, ты уже фактически создаешь у посетителя ощущение нереальной вечеринки. Если говорить о дизайне, то танцпол по своим размерам должен превосходить остальные элементы клуба и он должен быть отделен от бара. Диджейка должна служить потребностям артиста и в ней артист должен думать прежде всего о музыке. Плюс нужно всегда держать в голове, что диджей — это часть ритуала, а не какая-то отдельная функция. 



Вы сказали, что главная цель клуба — это «сенсорное погружение». Можете объяснить чуть подробнее? 

СО: Сенсорное погружение — это не просто звук и свет. Наша публика хочет отличную еду, большой выбор в баре и места, где можно передохнуть, чтобы можно было с комфортом впитывать в себя 10-часовые мероприятия, которые мы проводим в Printworks. 

РГ: Ночные клубы — для архитекторов являются пространством для экспериментов. Все проекты, над которыми я работаю, создаются как нарративная иммерсивная эмоция: выдуманный мир, изолированный от реального. Ahm черпает вдохновение из окружающего Средиземного моря. Здесь доминируют структуры похожие на мост и линейное освещение, тем самым как бы делая отсылку к прошлому Ливана. Экспериментальная история Uberhaus началась под впечатлением от рядов контейнеров. И неожиданно для себя ты оказываешься внутри одного из них и это становится неким ярким переживанием для человека. При работе над Off & On мы черпали вдохновение в спикизи-барах начала 20-х годов, и фасад этого заведения замаскирован под парикмахерскую, как бы скрывая за собой все эти табу и секреты, что скрываются за фасадом. 

ДМ: Мне кажется, что «сенсорное погружение» очень правильная формулировка, особенно если думать про это как про инструмент, который побуждает людей погружаться в музыку. Как я уже говорил ранее, главная и основная цель клуба для меня, это побудить людей к коллективным танцам. И сенсорное погружение один из главных, если не самый главный, параметров, который способен на это повлиять. Сенсорное и звуковое погружения всегда находились в центре моих интересов при создании клубов. Создать идеальное акустическое пространство с передовой звуковой системой — это способ сделать так, чтобы люди забылись в музыке, а ты получил на выходе фантастический клуб. Вот так все просто. 



Какие важные технологические достижения в области звука и света повлияли на дизайн клубов за последние пару десятилетий? 

СО: Технология не может быть хороша без людей, которые её обслуживают. Поэтому мы нанимаем лучших инженеров по звуку и свету со всего мира. Технологии, которые присутствуют на рынке, включают подвижные моторы, светодиодные экраны, лазеры и феноменальное качество звука, что дает нашим продакшн-дизайнерам и операторам нереальную палитру для работы до десяти часов без остановки. 

РГ: Современные технологии позволяют нам делать все, что угодно. Но лично я остаюсь верен дизайну. Я не ищу технологической мощи. Я пытаюсь добиться какого-то запоминающегося, яркого эффекта, настроения и иммерсивного ощущения. Например, в случае с Ahm мы переработали электрические столбы и превратили их в 40 мачт, а 50 контейнеров, выставленных словно «Лего», позволили нам создать продуманное и понятное пространство Uberhaus. Вся структура стоит на 15 столбах, в оформлении которых задействованы светодиоды.  

ДМ: Меня всегда привлекали технологии, которые используются в ночных клубах. Сейчас можно так много создать с использованием светодиодных систем, но я все-таки не вижу ничего такого, что могло бы заменить традиционный театр и световые инсталляции. В Blitz мы сосредоточились исключительно на традиционных элементах. Используем Clay Paky Astodisco, световые решения Svoboda, неоновый свет, плюс классический неоновый свет и привычные же проекторы и лазеры. 


Насколько важно, чтобы клуб отражал наследие города/ страны/ края? 

СО: У нас международная публика и лайнапы, но сердце того, что мы делаем в Printworks, как по мне, должно нести в себе дух Лондона. 

РГ: Контекст — ключ к созданию истории. Это важнейшая отправная точка наряду с референсами для дизайна. У каждого клуба есть своя уникальная идентичность. Перед тем как взяться за новый проект я набрасываю список предполагаемых сущностей. Для более лучшего понимания я всегда стараюсь оказаться в самом будущем пространстве — на площадке, улице, в здании — чтобы попытаться создать визуальный нарратив через мой дизайн и архитектуру, и сделать так, чтобы моя работа совпадала с видением заказчика. 

ДМ: Считаю, что все это совершенно не важно. Ночной клуб должен создавать такое пространство, которое должно быть полностью отрезано от повседневной жизни. Это место для эскапизма. Совершенно не важно что это, главное чтобы людям было приятно танцевать. Супер ощущение на танцполе — оно универсально и должно быть понятно каждому, и локация здесь совершенно неважна. 


Какова большая разница между тем, чтобы адаптировать «найденное» пространство и построение ночного клуба с нуля? 

СО: За 20 лет работы в этом бизнесе я поработал во многих «найденных» пространствах. Ключевой фактор здесь — это не радикальные изменения, а попытка усилить какие-то аспекты. Публика, которая посещает такие места, как раз хочет увидеть и прочувствовать здание в его максимально нетронутом виде. Сделайте такое пространство безопасным для людей и затем оставьте их наедине с собой. 

РГ: Контекст — это ключ. У Бейрута очень богатая история Это город, который разрушали и восстанавливали семь раз. Каждый клочок города может рассказать свою историю. Здесь все — история. Ahm был выстроен на земле, отвоеванной у моря и его архитектура отражает это. Off & On, с другой стороны, находится на первом этаже уже существующего здания прямо в центре дорогого района Бейрута, и это получило отражение в его изысканности и люксовости. 



Как вы избегаете того, чтобы дизайн клуба стал обезличенным или клишированным? Все-таки клубы во всех уголках мира примерно похожи. 

СО: Мы работаем только в «найденных» пространствах, которые в прошлой жизни исполняли определенную функцию. В нашем следующем клубе, который откроется весной 2019 года пространство устроено совершенно иным образом, нежели чем сейчас в Printworks. 

РГ: И опять-таки, контекст играет большую роль. Это отправная точка, и когда я берусь за проект, первым делом я изучаю близкие по духу проекты. Существует много факторов, которые могут повлиять на дизайн клуба. Бейрут не Ибица и не Лас-Вегас, и то, что работает там, может не сработать в Бейруте. 

ДМ: Как мне кажется, физическое воплощение того, что называют хорошим клубом, уже не менялось несколько последних десятилетий. Там должен быть танцпол, диджейка и бар. Я сейчас, конечно, немного утрирую, но тем не менее. Создание лучшего из этих трех важнейших элементов — штука непростая. Понять и определиться с концепцией, задействовать различные подходы при оформлении интерьера, материалы (пусть даже дерево и является главным материалом при создании мест с хорошей акустикой). Представьте себе пластинку: у нее всегда есть обложки (передняя и задняя), плюс «яблоко». Но столь четкая и неизменная, пусть и жестко ограниченная, структура может послужить прекрасным чистым листом для художественной свободы. 


Насколько сильно вы, как дизайнеры, задумываетесь над тем, чтобы диджей получил от вашего места удовольствие или же публика у вас находится на первом месте? 

СО: Это очень важный момент, потому что если артисту понравится клуб, значит и он сам будет играть в нем с большим удовольствием. По своему опыту скажу, что артистам нужно самое лучше оборудование и чувство полнейшего контроля во время выступления. И только достигнув этого, всё внимание нашей команды переключается на публику и её интересы. 

РГ: Я пытаюсь сделать так, чтобы и диджей и публика делились своими чувствами. В Ahm диджей находится на носу корабля в окружении остальных мачт. В Uberhaus и клабберы и диджей находятся словно в брюхе кита. Они все испытываю одного и тоже чувство, правда проживают иначе. 

ДМ: Я абсолютно уверен в том, что разделять эти два понятия нельзя. Само ощущение от клуба совершенно отличается от того, что дает фестиваль. В клубе диджей является частью сильных эмоций, а не отделен от них. Именно по этой причине, диджейки, которые я создаю, они всегда позиционируются как часть танцпола а не что-то отдельное. Если у диджея комфортная рабочая атмосфера: то это безусловно отразится на публике и все присутствующие получат одинаковые звуковые ощущения. Поэтому и шанс, что в твоем клубе возникнет та самая магия, становится гораздо выше. 


В индустрии сейчас наблюдается большая проблема с сексуальными домогательствами. Как дизайн клуба может помочь женщинам почувствовать себя в безопасности? 

РГ: Работая в команде с 10 потрясающими женщинами означает, что я постоянно держу этот вопрос у себя в голове. Я начинаю с того, что пытаюсь создать свободное движение в клубе, избежав при этом мрачных закоулков и потайных мест. Плюс, если это возможно, стараюсь сделать женские и мужские туалеты в разных местах. 

ДМ: Не уверен в том, что дизайн пространства может как-то повлиять на столь важную проблему. Безусловно, создание безопасного пространства для разных людей является одной из важных задач при создании танцевального клуба. Исторически ночные клубы выросли из потребностей социально незащищенных слоев населения в безопасности. Более того, я абсолютно убежден в том, что создание безопасного места и есть главная задача в политике клуба, такой как четкое позиционирование, определенная и понятная система ценностей. Существует масса способов оповестить об этом публику, и я не уверен, что среди них будет значится и дизайн пространства. Это все-таки про другое. 


Есть ли какое-то главное изменение в области дизайна клубов, которое произошло с начала 1970-х, когда нью-йоркские дискотеки заложили основу дизайна подобных мест, и какие причины могут стоять за такими изменениями? 

СО: Я могу лишь говорить со своей колокольни — публика скорее покупает билеты исходя из имени на плакате, а не идет в клуб чтобы пообщаться с друзьями или с кем-то познакомиться. Люди идут в клуб чтобы испытать новые ощущения, которые готовит для них артист. Испытать их вкупе с выдающимся звуком, светом и продакшеном, а не потому что рядом с ними танцуют другие люди. 

РГ: Клубы всегда давали чувство иммерсивности вкупе с мощными эмоциями. Популярность диско в 70-х означала, что клубная культура получила мощный импульс, но я верю, что с начала XXI века клубы стали становиться более сложными. Дизайн клубов эволюционировал постепенно, претерпев несколько мощных пертурбаций. 

ДМ: Главное изменение заключается в значительном падении внимания к качеству акустического пространства. Именно это является одной из наиболее серьезных проблем с момента появления таких клубов-храмов, как Loft и Paradise Garage. Сегодня я редко посещаю клубы, в которых должным образом не уделяется внимание этому аспекту. А ведь это фундаментальный аспект при дизайне клуба. Я правда не понимаю, почему так происходит. Вероятно дело в максимизации прибыли, и поэтому в первую очередь хозяева жертвуют качеством звука. 



Дизайнеры первых дискотек считали, что создают пространство для клабберов, в котором они могли бы «проявить свою сексуальность». Эта идея до сих пор жива или же все-таки ее можно считать старомодной? 

СО: Не верю, что сегодня она является превалирующей. При работе над нашими мероприятиями в голове мы держим куда более общий комплекс человеческих эмоций. Конечно же люди и сегодня приходят в клубы чтобы познакомиться и завязать новые отношения, но этот аспект уже не является объектом наших интересов. Мы предпочитаем разговаривать о музыке.

РГ: Ночной клуб — это экспериментальный театр, а танцпол в нем — это сцена для людей и коллективных перформансов, место, в котором каждый может стать героем собственной истории. 

ДМ: Клубы должны быть безопасными местами. К сожалению, мы все еще живем во время, в котором некоторые люди грубо проявляют свою сексуальность, что порой сложно отличить ее от харасмента. Поэтому я совершенно не уверен в том, что эта идея устарела. 


«Вегасификация» клубного дизайна означает максимизацию коммерческого потенциала клубных пространства, а это означает сильный упор на продажу столов и VIP-танцполы — причем это приводит к ситуации, когда диджеев букируют исходя из того, сколько столов может продать их музыка. Чувствуете ли вы подобный тренд? Как на это должны реагировать дизайнеры? 

СО: Определенные сложности безусловно возникают при работе и обслуживании больших пространств, но, слава богу, мы не занимаемся подобной математикой. Мы хотим, чтобы у человека возникло желание пойти в бар и купить себе там что-то. Но все-таки мы не ставим подобный подход во главу угла. Для нас это не является главным. 

РГ: Бейрут и сегодня еще отдален от клубных сетевых мегабрендов — это не Вегас и не Ибица — поэтому подобных проблем у нас не возникает. Но безусловно, все эти продажи столов, VIP-танцполы и столы на бэкстейдже — это важный момент в жизнедеятельности ночного клуба. Однако при разработке нового клуба мы всегда делаем так, чтобы танцпол занимал максимально большое место. Так что никакой «вегасификации» у нас нет. 

ДМ: Мне жутко повезло, что я никогда ни с чем подобным не сталкивался, и если бы мне пришлось столкнуться, то я бы просто бы бросил всем этим заниматься. Я надеюсь что никто из нормальных людей не будет сравнивать коммерческие кабаки с классическими танцевальными клубами.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

 Операционный директор: Татьяна Джумаева

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Все вопросы и предложения: info@mixmag.io

Служба поддержки:

service@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 950 004-67-65


По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес info@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы