Как радиошоу Маруши принесло рейв в Восточную Германию

30 мая 10:48

Фото:

Ben De Biel

2 июня российская промогруппа Arma17 будет отмечать свое 10-летие масштабным мероприятием в берлинском клубе Funkhaus. 5 сцен, 50 артистов и 30 часов действа. Более подробно о мероприятии можно узнать здесь или в событии на фейсбуке. Однако, не лишним будет знать, что Funkhaus располагается там, где когда-то велось радиовещание коммунистической ГДР. 

Здание было построено в 1951 году по проекту знаменитого баухаус-архитектора Франца Эрлиха (который за свои коммунистические убеждения при нацистах отсидел десять лет в концлагере). Оно было задумано не только с целью радиовещания на всю территорию Восточной Германии, но и в качестве инструмента пропаганды на капиталистический Запад. Самое интересное в этой истории заключается в том, что когда Германия вновь стала единой, технические возможности, которыми обладал Funkhaus пригодились для пропаганды новой музыки и культуры. В начале 1990-х в эфире молодежного радио DT64 стала выходить программа «Danchehall» и ее ведущая Маруша быстро стала героем и вестником новой музыки для многих молодых жителей бывшей Восточной Германии. 

Как именно рейв-движение передавалось по волнам радио и какую роль в этом сыграл Funkhaus можно почитать в отрывке из книги «Der Klang Der Familie» двух немецких журналистов Феликса Денка и Свена фон Тюллена, который Mixmag Russia перевел на русский язык специально под масштабную вечеринку Arma17 в пространстве берлинского Funkhaus.


Маруша: С 1989 по 1991 год вместе со своим лучшим другом я управляла техно-клубом в Нюрнберге. У нас были диджеи-резиденты и иногда мы букировали диджеев со стороны. Как-то раз в Нюрнберге выступал Вестбам, так я пошла в тот клуб и пригласила к нам. Я ему честно призналась, что денег у нас мало, но зато у нас моднейший клуб в городе. Что-то такое клевое, от сердца и души. Он дал мне свой номер телефона, куда мне надо было позвонить. Это оказался номер его агента, Вильяма. 

Вестбам: Моим букингом тогда занимался Вильям. Он был первым букинг-агентом в Германии. 

Вильям Рётгер: Позвонила мне Маруша и стала спрашивать насчет Вестбама. Сразу «да» мы не сказали, потому что ее не знали, плюс мы старались придерживаться определенных стандартов. Все-таки мы не хотели, чтобы Вестбам играл в каждой дешевой дискотеке. Тогда ведь еще толком не была выстроена структура. Сеть знакомств только формировалась. 


Немецкие рейверы Марушу называли еще «девушкой с голубыми бровями». Фото середины 90-х


Маруша: Вильям меня не воспринял серьезно. Я ему тогда сказала, что у нас по пятницам собирается по 1 500 человек, что наше место обладает репутацией очень модного места, очень хорошего. Клуб располагался в здании старого театра. Назывался One. Потом я перечислила ему всех, кто у нас уже отыграл, но кроме Свена Фэта он никого не узнал. Все они были из Англии, поэтому он про них и не знал. Он мне ответил, что прежде чем забукировать Макса, он должен со мной встретиться. Поэтому пригласил с себе. Оказался вполне милым. Потом сказал, что чуть позже скажет, сможет ли Макс отыграть в нашем клубе. Но так и не сказал. 

Вильям Рётгер: Я знал людей с DT64, молодежной радиостанции ГДР. Познакомился с ними во время нашего выступления в Восточном Берлине, в Вернер-Зиленбиндер-Халле. Франк Мензел, например, был настоящим прохиндеем. Он тогда сказал, что они ищут кого-то, кто мог бы представлять эту новую музыку. 

Вестбам: И тогда у Вильяма возникла крутая идея — пригласить на эту роль ту милашку из Нюрнберга. Она хорошо разбиралась в музыке, обладала хорошим голосом. Мы ей предложили — она согласилась. 

Маруша: Я не слишком обрадовалась. Я ведь никогда о радио и не думала. И я не хотела никуда уезжать из Нюрнберга. Ну по крайней мере не в тот момент. Я же все-таки была по уши влюблена в свой клуб.

Вильям Рётгер: Маруша — очаровашка. Щедрая от природы, умная. Ей нравилось красоваться. Она была пробивной. И она просто сходила с ума от музыки. 

Маруша: Радио на Востоке все еще работало на социалистический манер. Пять миллионов людей, каждый из которых отвечал за какую-то функцию. Все оборудование было собрано в одной комнате. Там сидел парень, переключавший регуляторы. Рядом с ним — редактор и помощник техника. Я сидела в будке с микрофоном, удивляясь, что здесь нет никого, кто бы двигал мой стул. 




Вестбам: Шоу получилось прорывным во всех смыслах. Первая программа называлась «Dancehall». Маруша двигала техно. Слушали эту программу вообще все. Спустя несколько недель с момента запуска шоу, перед дверью, за которой Маруша вела свою программу, собралось сотни две или три человек, которые.

Маруша: Вещание велось из центра на Налепаштрассе. Отсюда сигнал ретранслировался по всей Восточной Германии. То есть с самого начала меня слушало порядка миллиона человек. В бывшей ГДР, а еще в Берлине, плюс прилегающие области Чехословакии и Польши. Когда я начинала что-то говорить в микрофон, то по моему сигналу в другой комнате начинали ставить пластинки. Вещи от Eon, Nightmares On Wax, Plus 8. Я ведь хотела все делать так, как мне нравится, придерживаться вкуса. А он был очень англофильский. Я рассказывала людям о «рейверах» и «рейвах», и всегда вкручивала какое-нибудь английское словцо. Думаю, выглядело это, мягко говоря, странно. 

Мийк ван Дийк: Можно было приходить к ней в студию. Но только надо было вести себя очень тихо. Но как только в эфире начинала звучать пластинка, можно было спокойно болтать. 


На фото типичная радиостудия в Funkhaus. Фото 1970 г. 


Маруша: Спустя полгода, у меня в программе наконец-то появились вертушки. Люди на радио вообще не понимали, что им делать с диджейским оборудованием. У них все было на кассетах или пленках. Или на «шнурках», как они их называли. Поэтому мне пришлось составить четкий список всего, что нам было нужно: микшер Vestax, два проигрывателя MK 1210 и Stanton. Сама комната, откуда велась трансляция была очень большой, наверное 25 кв. м. Вся обита деревом, то есть сделана в чисто восточногерманском духе. На полу искусственный темно-синий палас, окна, и стол, спроектированный как будто так, словно за ним будет сидеть Эрих Хонеккер, плюс удобный зеленый стул и диван. Общий вид и стиль — все как будто из 70-х. И пахло там всегда плесенью. 

DJ Jauche: Маруша была техно-кумиром для всех ребят с Востока, хотя сама она была родом с Запада. К ней в гости постоянно приходили гости. Все источали любопытство и энергию. По обоим сторонам комнаты стояли диваны. Между ними стояли вертушки и стол, за которым Маруша вела свою программу. Вокруг нее обычно сидели на диванах и полу люди. Своего рода ее шоу служило стартом к началу выходных. 

Маруша: Послушав программу, молодежь хотела своими глазами увидеть тех, кто сейчас был в эфире. Стало собираться все больше и больше людей. На радио не слишком были озабочены безопасностью. Ну и потом, они никогда не видели такой толпы. В итоге в какой-то момент в студию набивалась куча народу. Как правило с собой они притаскивали пиво. Кто-то даже курил. Я думаю, что было круто. Никого из собравшихся я, естественно, не знала. Они рассаживались вокруг и принимались слушать. Многие из них выглядели ошеломленными. 

Vainqueur: Место само по себе производило должное впечатление. Тысячи студий, набитых всякими технологиями. А все равно, у каждого, кто оказывался в студии Маруши, было впечатление, что они оказались в гостях у кого-то дома. 

DJ Jauche: Я тогда впервые увидел живьем Atari Teenage Riot. Ханин была на вокале, а Алек уже поднимал тему нацистских преступлений. 

Алек Эмпайр: DT64 — вообще крутейшей станцией была. Она была чем-то вроде свободной зоной. Иногда нам говорили, что можно приезжать и крутить пластинки. И когда ты туда приезжал, то ходил в абсолютно пустом здании. Все могли приходить, уходить и не было начальства. То есть приходишь, спрашиваешь техников, «Могу подключиться?», подключаешься и пошло-поехало. Это было дико круто. Особенно потому, что охват у радиостанции был огромным. Много лет спустя, ко мне подходили люди из самых удаленных частей Германии, и благодарили за те мои выступления в эфире DT64. 


Благодаря своему радиошоу «Dancehall» на радио DT64, Маруша не только познакомила Восточную Германию с рейв-движением, но и стала популярнейшим артистом на немецкой клубной сцене 90-х.


Маруша: По большому счету, радиовещание все-таки велось на Восточную Германию. Мои шоу не слушали в Берлине, хотя я там много знакомств приобрела. Со временем я стала получать все больше и больше писем от поклонников, и все больше людей стало признаваться, что они сами являются диджеями. Поэтому в эфире я как-то сказала: присылайте мне записи своих миксов. То есть для меня было очень важно не превратиться в радио-звезду, в поп-звезду. Я не хотела никого прославлять, скорее я хотела показать, что это может любой. И, как оказалось, здесь и оказался скрыт секрет успеха. Ничего подобного не было во всей Германии, и шоу обрело просто невероятную силу. В неделю я получала примерно по 50 кассет. Естественно, все их я в эфире крутить не могла, поэтому я стала приглашать людей, чтобы они прямо в студии играла на своих пластинках. Давала им шанс заявить о себе на большую аудиторию. Как правило, все они ужасно нервничали. Обычно они все были мокрыми от пота, неспособные от страха и напряжения связать двух слов. Но, как правило, все это проходило буквально в первые минуты эфира. 

Vainqueur: Через Марушу, это движение набрало очень мощный импульс. Она с легкостью разбиралась со страхами своих слушателей. Как правило, жители Восточной Германии не любили высовываться. Многие из них были жутко неуверенными в себе, потому что все это для них было в диковинку. Но Маруша с чрезвычайной легкостью наводила мосты, и тем самым завоевала доверие людей. И она всегда побуждала людей что-то делать. Она рассказывала о вечеринках, приглашала гостей, которые делали что-то интересное. Таким образом, в какой-то момент ты осознавал, что это точно такие же люди как ты сам — а значит и ты тоже можешь взять и организовать вечеринку. Она обращалась к своим слушателем с призывом быть активными и принимать самое деятельное участие. 

Марк Эрнестус: В какой-то момент Маруша заявилась в Hardwax, где стала интересоваться, а не могла бы она взять несколько пластинок для своей программы. Конечно же могла. Тогда все еще царила хаотичная атмосфера пробуждения. И поддержка друг друга была само собой разумеющейся вещью. Из-за ее шоу к нам начали приезжать ребята из Саксонии и других областей Восточной Германии, иногда впятером на «трабанте», и у каждого был свой список нужных пластинок. 

Моника Дитль: Нельзя было не понять, что в городе появился новый ведущий. Ее программа оказывала мощный промо-эффект. Я слушала ее шоу иногда. Это было не совсем мое, но для нее был свой рынок. Она любила более жесткие вещие. Наши шоу к тому же отличались и с точки зрения структуры. 

Tanith: Мне нравилась музыка, которую она ставила. Иногда это были релизы Low Spirit, но чаще всего она ставила то, что было действительно популярным. Ничего такого в этом не было, ну и потом, Моника Дитль крутила более хаусовую музыку. Ей не очень нравилось то, что звучало в Tresor. Для нее это было слишком жестко. 



Радиоведущая Моника Дитль была одной из первых, кто стал пропагандировать техно и хаус в берлинском радиоэфире. 


Моника Дитль: Но техно я, все-таки, играла постоянно. Мне ведь нравилась музыка как таковая. Но тупую долбежку я на дух не переносила. Кроме того, музыка продолжала активно развиваться. В Англии уже вовсю мутировал хардкор и брейкбит, то что потом стало известно как джангл. И я тогда здорово подсела на брейкбиты. 

Мийк Ван Дийк: Это было похоже на смену караула. Моника Дитль была вне конкуренции в годы работы клуба Ufo, когда только-только появился эйсид-хаус. Но теперь это все было не ее. Маруша же, явно возбужденная новой музыкой, более жесткой, нашла нужные слова для рейверов с Востока. Она вечно кидалась англоицизмами, «рейвер, чек ит аут!» И это идеально соответствовало духу времени. 

Tanith: Примерно с 1992 года Маруша стала кем-то вроде мамы рейва, особенно для людей с Востока Германии. Мне нравилось это. 

Вестбам: Это шоу сделало Марушу звездой. В какой-то момент мы подумали, «У Маруши так много харизмы. Надо бы сделать с ней пластинку».

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Вопросы по онлайн-академии: academy@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7-977-950-59-58

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы