Ларри Хёрд и истинный дух хаус-музыки

26 марта 14:40

Шесть лет назад Ларри Хёрд заявил, что оставляет диджейство из-за проблем со слухом. Двадцать семь лет упорной работы и постоянных гастролей взяли свое и дабы не усугублять, продюсер решил сократить занятия музыкой до минимума. То его заявление среди поклонников и ценителей хаус-музыки вызвало самые тяжелые эмоции, поскольку один из пионеров хаус-музыки перестал заниматься любимым делом. 

Но то было шесть лет назад, а сегодня Mixmag получает кайф от волшебства Ларри на шикарном горнолыжном курорте в Вербье, где проходит Polaris Festival. Да, все верно: он вернулся к активной деятельности и прямо сейчас потрясающе выступает лайвом на фоне желто-оранжевого заката и снежных горных вершин. 

«Уход на покой стал одним из важных моментов, — говорит он. — Люди думали, что мы живем шикарной жизнью, но все это — работа. Я здорово устал. Я начал стучать на барабанах в 1977 году, и музыкой занимался довольно долго». В итоге этот музыкант-самоучка стал крутить пластинки по всему миру во многом благодаря своей известности, которую обрел благодаря своему студийному творчеству. Но постоянные гастроли и годы взаимодействия с громкими, порой откровенно паршивыми звуковыми системами плохо отразились на его здоровье. 



Так что же побудило его вернуться к творчеству? «На самом деле, это все благодаря ребятам из Dimensions, Дэйву Мартину и Энди Лимею, — объясняет он. — Именно они приехали ко мне и предложили зайти в интернет и найти ответ на вопрос: „Что из себя представляет лайв в 2016 году?“, просто потому, что все ведь сильно изменилось. Я пошарился по YouTube, обзавелся некоторыми идеями, поговорил со своим менеджером Рене, так как он завязан на промоушне разных мероприятий. И вот так мы, плюс Дэйв с Энди и закрутили весь процесс». Его возвращение на сцену хорватского фестиваля послужило базисом для его современного живого выступления, который за последние пару лет претерпел незначительные изменения. Технически — все очень просто: ноутбук, несколько синтезаторов, плюс Ларри на микрофоне и его правая рука Mr White (тот самый, что поет на классической работе Хёрда «The Sun Can’t Compare»). 
Эти двое мужчин умеют создавать нужную атмосферу. Mr White взаимодействует с публикой, в то время как аккуратист Ларри отвечает за музыку. У него есть листочек, на котором записаны все синтезаторы, что звучат в том или ином треке. «Иногда он забывает», — улыбается его менеджер. 

Ларри производит впечатление очень спокойного человека, хотя за этим спокойствием можно прочувствовать бурлящую страсть, подпитываемая верой в то, что музыка способна создать ощущение сплоченности. Именно это является одним из катализаторов работы всей его жизни, и именно это обеспечивает связь между музыкой, сообществом и семьей. «Я недавно ездил в родной город моего отца в Миссисипи, встретиться с родственниками, ну и все, конечно, закончилось тем, что вечером они стали играть на фортепьяно, напевая тексты из Евангелия», — смеется он. От поколения к поколению, возможно со времен рабства, семью Хёрда объединяла и успокаивала музыка. 

Та поездка пробудила к жизни и более мрачные воспоминания. «Отец мой был хулиганом, а стал полицейским. Чужая душа, как известно, потемки. Но у полицейских есть доступ к оружию, они могут таскать вещи из дома на работу, или с работы домой, — рассказывает Ларри, после чего рассказывает, как его отец наставлял на него оружие. — Он бил мою маму. Я пытался ему мешать. В конце концов, я думаю, его мозг был уже настроен так — сначала стреляй, потом думай». 

Сегодня на события того времени Ларри смотрит более осмысленно. «На то время — а папа мой начал служить в конце 1960-х — чернокожие в полиции не требовались. На их глазах люди других культур приходили вслед за ними и быстро делали карьеры. Многие знакомые отца увольнялись из полиции и оказывались на улице. Как правило, они говорили что „чем быстрее я это сделаю, тем лучше“». 



«Музыку я всегда воспринимал в качестве терапевтического средства, равно как и моя мама, — продолжает Хёрд. — Тоже самое было и с моей тетей — она была замужем за буйным алкоголиком, и тоже находила успокоение в музыке. Она обычно сажала нас перед проигрывателем и ставила нам сорокапятки от Джексонов и Осмондов. Она была нашим личным диджеем, тетушка Джин». 

Столь непростое воспитание побудило Ларри начать работу как можно раньше — и трудовая этика стала еще одним краеугольным камнем его отношения к жизни. «Были моменты, когда из еды у нас был „сэндвич желания“, то есть два кусочка хлеба, а между ними одно твое желание, иногда вообще нечего было есть. Я довольно быстро понял, что такое реальность, и с малых лет занимался подработкой, подстригал газоны, брался за любую работу», — объясняет он. 

Он и сегодня пашет как лошадь, проводя все свободное время в студии. «Мои друзья часто называют меня трудоголиком — например прошлое Рождество я встретил в студии. Возможно я там же был в канун Нового года, а может и сам Новый год встретил!», — смеется он. Его лицо светлеет, когда речь заходит о «работе», пусть даже он и стремится подчеркнуть важность времени, которое старается проводить с друзьями и родными. 

Терапия, которую многие люди ищут в музыке, возникает во время выступлений Ларри: его работы овеяны теплом, позитивом и полны позитивной энергетикой. Его добрый и мягкий характер проявляет себя в музыке, в то время как Mr White добавляет позитива и побуждающих мантр («Нет войне! Нет стене!»). 

Вся последняя студийная активность продюсера крутилась вокруг создания музыки для нового альбома. Описываемая как микс между работами Ларри, которые он записывал под псевдонимом Mr Fingers (новый альбом будет выпущен как раз под этим псевдонимом) и его альбомом «Aliens» 1996 года, новая работа имеет ярко выраженный джазовый привкус, наполненный потусторонними звучкам и одухотворенными, эмбиентными текстурами. Это еще один пример того, как Ларри играет по своим правилам, и лично устанавливает интересующую его повестку дня. 

Его мнение по поводу современной хаус-музыки часто уничижительное, хотя после его объяснений становится понятно почему: «Вот есть хаус-музыка, есть хаус-треки, и большинство из них звучат как звуковые эффекты положенные на ритм. У меня язык не поворачивается назвать это музыкой. В музыке должно присутствовать движение — мелодизм — но как язык, хаус „треки“ с повторяющимися „гу гу гаа гаа“, они словно бы говорят, „я знаю по-английски пару слов и буду их повторять до бесконечности“, и это они считают музыкой». 

Если и есть что-то, что Ларри хотел бы сделать частью своего наследия, так это понятие, что музыка и клубные пространства открыты для всех. Это особенно важно, учитывая нынешнюю обстановку в Америке, и до некоторой степени остальную часть мира, в которой разделение на своих и чужих, а также конфронтация получают все большее распространение. В Мемфисе, где он прожил последние 20 лет, до сих пор есть напоминания о прогнившем прошлом Америки. Когда же спрашиваешь Ларри о самых интересных местах, которые ему доводилось посещать, продюсер называет Burkle Estate (где рабам давали убежище, когда им удавалось убежать от ужасов их жизней) и Музей Гражданских прав («Когда доходишь до конца, то обязательно расплачешься», — говорит он журналисту Mixmag).

Как можно было бы ожидать, напряженные отношения в США затронули и его, пусть даже подсознательно. «Как-то раз мне приснился сон, будто меня застрелили прямо перед собственным гаражом в Мемфисе. Я поймал кого-то, кто пытался заглянуть ко мне в окно, и увидел у него в руках бумажку, на которой было написано, „Убей черного, пока я не умер“», — вспоминает он свой сон. 

«Здесь живут люди многих национальностей, возможно они живут беспросветной жизнью, отдавая себе отчет, что они ничего сделать не могут. Счета все выше и выше, моя страховка выше платежа по ипотеке. И кому это доступно?! Наверное Трампу и его дружкам. Видимо нам остается только сдохнуть, чего и добиваются эти политиканы — „Сдохни, чтобы мы от тебя избавились“. Хотят сделать страну богатых людей». Но несмотря на такие мрачные мысли, музыка Ларри — тот дух, который она воплощает — для него и для столь многих из нас, оказывается контрапунктом к мрачным временам. 



Все время, пока в Вербье шел фестиваль, не переставая валил сильный снег, но чудесным образом как раз в момент выступления Ларри Хёрда тучи вдруг расступились и выглянуло солнце. На фоне белого снега и яркого солнца, человек, который фактически занимается хаус-музыкой с момента ее рождения, своей музыкой уносит нас в особенное место. Когда Ларри и Mr White начинают исполнять переработанную версию «Can You Feel It», вокальную партию в которой когда-то исполнял Роберт Оуэнс, эмоции становятся яркими, слезы наворачиваются на глаза, а хрупкое чувство надежды заполняет все пространство. Это — мистическая сила музыка, и именно это — причина, по которой Ларри положил всю свою жизнь на то, чтобы поддерживать истинный дух этой музыки.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы