Вестбам: «Мы всегда приходим, чтобы снова потеряться»

14 марта 15:26

Автор:

Виктор Буда

Фото:

Maks Kotovic

За всю историю электронной танцевальной музыки, всего несколько артистов стали синонимами культурных переворотов. Авторами мифов. Максимилиан Ленц, более известный как Вестбам, один из них. Карьера пионера немецкой рейв-культуры олицетворяла целую эпоху перемен и постепенно превратилась в своеобразный миф, повлиявший на контексты современной танцевальной культуры.

История нам показывает, что все великие личности были довольно противоречивы. С одной стороны, Вестбам — один из выдающихся диджеев в истории. Видный апологет техно-культуры, написавший о ней несколько книг и множество статей. С другой стороны, именно Вестбам повлиял на абсолютную трансформацию немецкого рейв-движения в циничный бизнес к концу 90-х, за что заслужил репутацию изменника предавшего андеграунд. 

Сегодня можно по разному относиться к фигуре Вестбама и его музыке. Даже если забыть о его коммерческих триумфах, не имевшихся отношения к техно, он остался принципиальным защитником техно-гедонизма. За последние 20 лет его тезисы и аргументы стали чем-то вроде основы, или самым трезвым, что было вообще сказано по поводу техно-музыки. 

Эта беседа состоялась перед европейской премьерой фильма «Эпоха танцев». В разговоре присутствовал также наставник Максимилиана Ленца и главный герой фильма Индулис Билзенс, который тихо наблюдал за разговором, покуривая очередную сигарету. В ожидании вечера мы решили, что не будем говорить про фильм, но именно с него начали разговор. 



Вестбам: Сегодня мы с Билом (Билзенсом — прим. авт.) разбирая события фильма, много вспоминали наших старых соратников, например Деррика Мэя, с которым познакомились на квартире нашего друга Вильяма Рётгера в Берлине в конце 80-х. Мы все друг друга называем старыми друзьями. Правда, многих наших друзей из тех времен, сегодня уже с нами нет, например Вильяма. 


Виктор Буда: Когда мы с тобой встретились в начале съемок фильма, почти пять лет назад, как ты воспринял проект фильма? 

Вестбам: Я всегда отношусь серьезно к любому предложению, которое видится мне интересным. К тому же в этом случае серьезность проекта не вызывала у меня сомнений. Сейчас мне интересно как фильм пройдет в кинотеатрах. Лично мне не хотелось смотреть фильм до премьеры. Я ничего не жду, у меня нет никаких ожиданий. Мне просто интересно как сейчас зрители воспримут эту историю. 


В одном из интервью, отвечая на вопрос у кого музыкальный вкус лучше — у тебя или у твоих детей — ты ответил, что конечно у тебя! 

(оба смеются) 

Напомни мне почему разговор зашел о детях? 


Журналист поинтересовался какую музыку слушают твои дети...

Вестбам: ...в семьях это обычное дело. Дети всегда слушают что-то другое, нежели чем их родители. Мы привыкли говорить, что музыка обедняет людей, но музыка является еще и великим разделителем. Музыка и правда делит людей. Мы используем музыку, чтобы отделить себя от людей, которые, как нам кажется, являются представителями не нашего круга. В каждом поколении подростки всегда позиционируют, что вот это — музыка родителей, и пусть она звучит где-то в другом месте, а вот это — наша музыка. Мы молоды, мы дикие, и нам неинтересно ваше старье, пусть даже оно называется техно. Эта форма отношения к старшим известна каждому поколению и передается следующем. И это, в общем-то, правильно. 


Ты никогда не рассказывал про свою семью. Если это не секрет, то сколько твоим детям сейчас лет? 

Старшему будет 16, младшему сейчас 13. 


Как тебе кажется, ты повлиял на них музыкально? 

На генетическом уровне влияние, наверное, какое-то присутствует. Когда я был ребенком, то первый музыкальный опыт я получал от той музыки, которую слушали мои родители. Так было в то время. И это было прямое влияние. Но это не означает, что первый музыкальный опыт как-то определит твой музыкальный путь. Обычно происходит ровно наоборот. 



Какую музыку слушают дети Вестбама? 

Я заметил, что младший любит слушать музыку, которая звучит в видеоиграх. Ну и вся та музыка, которая звучит у видео-блогеров на YouTube. Старший сейчас открывает для себя немецкий гангста-рэп. Музыка с похожей формой протеста, какая была у меня, но только в форме панк-рока. Молодежь поначалу всегда выбирает в музыке протест. У тебя разве иначе было? 


Нет, это универсальное правило коснулось и меня.

Я раньше в каком-то смысле не мог принять музыку хиппи, всю эту «hate love relation music» которую слушали мои родители. «Hate love» это не точный перевод с немецкого «ich hasse Liebe». Противоречивые чувства. Вот эта та самая музыка хиппи. Но чем старше я становлюсь, тем больше я начинаю любить ее.(смеется) 

Ты всегда относился к происходящему очень по-философски. Помню как-то в Берлине ты сказал, что возможно сегодня даже больше талантливых людей на сцене, чем раньше, но карьеры этих артистов не могут реализоваться, поскольку современный мир не нуждается в их творениях. 

Моя юность совпала с пиком гитарной музыки и панк-рока, когда все массово полюбили это звучание. Вдруг появились сотни исполнителей, новых авторов и одаренных солистов, о которых в итоге так никто и не узнал. Несмотря на то, что тогда было действительно много талантливых ребят. И в какой-то момент люди вдруг захотели техно. Они хотели идентифицировать себя с этим новым явлением, они не хотели больше слушать гитары и видеть панков. В 80-е появление техно совпало с политическими переменами, благодаря которым у меня возникла карьера. 

Сейчас мы можем наблюдать сходство, но только в обратную сторону. Люди хотят видеть в зеркале только самих себя. Мир сегодня, вроде бы, стал очень глобальным, но в музыкальном восприятии люди все больше уходят в себя. 

Сегодня существует огромная палитра разнообразных звучаний и талантливых людей, которые стараются создать что-то новое, но миру это сейчас не нужно. Нет какого-то одного целостного направления, которое можно было бы назвать главным в музыке, которое бы как-то влияло на сознание людей. Слишком много отдельных фрагментов. 


Не кажется ли тебе, что сейчас уже не тот исторический момент для подобного культурного переворота? Если раньше музыка являлась носителем культуры, то сегодня это уже не так. Идейно, конечно, люди должны воспринимать культуру через музыку, но в реальности музыка уже не выполняет эту функцию. С наступлением эпохи смартфонов и соцсетей люди воспринимают музыку скорее как часть развлекательной формы. Я понимаю это как результат формирования общества потребления. В результате мы получаем пресыщение. Я сейчас не абсолютизирую. Это мое субъективное мнение, но эта тенденция заметна. 

Но за этой пресыщенностью можно увидеть явление, которого раньше не было. Многие поджанры и направления находят своих слушателей. Люди сегодня хотят смотреть на себя и на свое отражение. Сейчас это явление заменяет абсолютно все. Каждый хочет выглядеть индивидуальность, хочет чтобы его увидели и услышали. В большинстве стран молодежь предпочитает уже не слушать, например, рэп на английском языке, не вестись на навязанные кем-то направления, а потреблять музыку на родном языке. Что-то подобное можно сегодня наблюдать в Польше. В Германии, как мне кажется, очень популярен немецкий рэп, много музыки на турецком. Немецкое общество сегодня предпочитает видеть в зеркале только себя. И это отражается на музыке. Например, если бы на немецкой сцене году так в 1991, например, появился турецкий рэпер то, думаю, с его карьерой было бы быстро покончено. (смеются)


Не будем отрицать, что немецкое общество очень консервативно. В то же время Берлин это такое отдельное мини-государство, общество которого до сих пор живет по своим культурным понятиям. В чем причина, на твой взгляд в такой жизнеспособности? 

Я думаю, что любое общество в корне является консервативным. Пусть Берлин за последнее десятилетие и изменился довольно сильно, с появлением таких клубов как Berghain, несмотря на их трендовость они служат доказательством тому, что город до сих несет в себе наследие 90-х. 

С появлением техно-культуры в 90-х, конкретно с Love Parade, Mayday и первыми клубами, такими как Tresor, E-Werk и другими, Берлин принес миру этот дух и создал новый имидж городу, которого не существовало в принципе. До этого Берлин всегда ассоциировался у всех со Второй мировой войной, Гитлером и все такое. Но с приходом техно-культуры и Love Parade ты мог приехать в какую-нибудь Мексику и сказав, что ты из Берлина, не услышать в ответ: «Гитлер! Война!», а слышать: «Круто! Love Parade!» Это радикально изменило восприятие всей Германии. У народа после многих десятилетий застоя были проблемы с идентичностью и Love Parade изменил много вещей, в том числе и ментальность самих немцев. Люди открыли для себя, что они могут быть и другими, танцевать полуголыми на улицах и веселиться, не боясь быть осужденными. На мой взгляд на это повлияло наследие хиппи-культуры, которую взяли и завершили именно 90-е, приведя это как бы к новому кульминационному моменту. Эхо этого ощущается в Берлине и по сей день. 


Ты на собственном опыте прочувствовал какого это — быть звездой глобального масштаба. Но и познал обратную сторону популярности, когда для консервативной Германии ты долгое время являлся кем-то вроде главной фигуры врага во время большой популярности эпохи рейвов. Повлияла ли как-то ненависть этих противников рейва на твою карьеру? 

Знаешь, общество постоянно обсуждало, является ли Love Parade демонстрацией? С музыкой можно повлиять на что угодно если в ней присутствует некое политическое значение. 

Для меня намного важнее всегда было то, есть ли в музыке некий посыл. И это самая значимая вещь, которую ты как артист можешь достичь с музыкой. Если твоя музыка становится чем-то вроде саундтрека к изменениям в обществе. Панк-рок немногое изменил в музыкальной культуре. В основном изменился внешний вид, но техно-культура в 90-е годы, плюс Love Parade изменили настроение не только людей, но целой страны. В этом смысле мне немного не хватает Love Parade, но только в тот момент, когда я вижу во многих странах яркие проявления национализма. Благодаря Love Parade консерватизм напрягся и в конце-концов отступил. Пусть и на какое-то время. 




Свои последние работы ты записывал вместе с поп-звездами. Твой последний альбом, это вообще сплошная коллаборация с разными представителями поп-сцены: Канье Уэст, Игги Поп, Лил Уэйн, Брайан Молко. Зачем ты это делаешь? 

У многих была примерна следующая реакция: люди видели на обложке альбома имя Канье Уэста и тотчас подумали, что я пошел по пути Дэвида Гетты, ушел в попсу. Так думали люди, которые даже не послушали этот альбом. Для меня это не было никакой проблемой, это скорее был вызов. Я всю жизнь старался противоречить себе. Как артист мне было всегда важно шокировать себя и окружающих. 


Понимаю о чем ты. Ты всегда удачно проходил на границе между вменяемой электроникой и поп-музыкой, еще в середине 90-х, когда удачно ввел электронику в поп-чарты, причем не уменьшая отношения к техно. Но тогда ты, наверное, был первым диджеем-артистом, который осмелился на подобные эксперименты, тем самым многих шокировав. Но сейчас в подобных поступках я не вижу особо смысла, в них нет никакого новаторства. Это давно стало общепринятым трендом. 

Главная идея работы диджея всегда базировалась на музыке треков. С выходом последнего альбома я взял в тур полноценную группу. Нечто подобное я уже делал 10 лет назад после выхода альбома «Do You Believe In The Westworld» и тогда первая реакция у людей была очень похожая. Сначала все орали, мол, ты совсем свихнулся? Ты же всегда заявлял «Нахер этот рок-н-ролл», а сейчас сам притащил на сцену целый ансамбль... (смеется) 

Почему я это делаю? Не потому, чтобы сказать, что все это техно было ошибкой и больше так не работает. Во-первых, это приносит мне удовольствие как артисту, делать противоречивые вещи, искать новое. Когда мы пытались записывать первые диджейские треки, то брали за основу два диско-трека с похожим ритмом, чтобы удобно было синхронизировать звучание. И все в итоге звучало больше как техно. И поначалу многие тоже кричали, что это даже не музыка, одна долбежка, звучит тупо. Прошли годы и все заиграли такую музыку. И после стольких лет записывая треки, мне наконец-то захотелось записать песни. В этом ценность перемен. 

Говоря же о музыкантах, вроде Канье Уэста или Игги Попа, то для меня, как для диджея, музыку, которую ты одобряешь лично, обычно ты являешься ее фанатом. Я всегда был фанатом Игги Попа. У меня была давняя мечта, чтобы он спел в моей песне. Это один аспект. Второй заключается в том, что эти артисты являются великими, потому что они очень хороши в том, что делают. Многие известные черные хип-хоп-артисты являются самыми настоящими поэтами нашего времени. Раньше я мог лишь использовать какой-нибудь сэмпл интересного мне артиста, а сейчас я могу позволить себе поработать с интересующим меня артистом, чтобы он сам записал нужный мне сэмпл, который нигде не звучал. Большинство думает, что я сижу с гитарой в студии, ко мне приезжает Канье Уэст и мы с ним там торчим. Все происходит совершенно не так: он присылает мне записанные сэмплы из которых я уже делаю готовые треки. На это можно смотреть по разному, но это все еще диджейский трек. А по какому методу он создавался уже совершенно не важно. 



Сегодня, когда на электронной сцене всего так много, чего тут не хватает? 

Всегда чего-то будет не хватать, нам постоянно что-то будет не хватать. Индулис, давно еще, сказал мне о забытом милосердии. Если ты делаешь музыку на протяжении десятилетий, то тебе кажется, что ты прогрессируешь. На этом основана общая человеческая идея, но прогресс также означает, что со временем ты делаешь все немного по другому, а затем, через десять лет, ты делаешь уже настолько иначе, что совершенно забываешь как оно должно вообще звучать. Ты слушаешь какие-то старые хаус-треки из 80-х и неожиданно возникает новый контекст, и тот старый трек вдруг зазвучит очень новаторски. И эта наивность, несовершенство и сердитость музыки той эпохи и дает тебе то чувство, которого сегодня не хватает. То, что угасло в тебе самом.

Сейчас все гонятся за совершенным звучанием, совершенной картинкой, идеальными, стерильными работами, но в них нет того духа анархии, свободы и поиска. Мы всегда приходим, чтобы снова потеряться.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы