Kovyazin D: «Электронная музыка для меня — это инженерный продукт»

28 декабря 18:43

Дима Ковязин — диджей и продюсер из Екатеринбурга, перекочевавший в Москву, известен своей пылкой страстью к техно и электро, ударными выступлениями на главных площадках и мероприятиях страны, а также своими релизами на Chiwax и M>O>S Recordings. Услышать его лайв можно будет 2 января на вечеринке Nachtlabel от System 108. А пока Mixmag Russia расспросил его об уральской клубной жизни, отношении к диджейству, процессе работы над лайвами и релизами, а также о новой его деятельности — курировании лейбла System 108.


О диджействе

Впервые я услышал электронную музыку в 16 лет, попав в ночной клуб. Это был «Автобан» в Екатеринбурге — такому месту могли бы позавидовать многие клубы того времени. Он располагался в бомбоубежище. Тогда в нем гнулась политика техно — в то время как кругом царил прогрессив-хаус. Никогда не забуду первое впечатление: захожу в темные декорации танцпола, там играет неизвестный для меня диджей, которого практически не видно из-за обилия дыма и мигания стробоскопа, и звучит эйсид-хаус — непрерывные бас-партии, звуки Roland ТВ-303 преимущественно в минорных тональностях. И каждый человек занят чем-то своим. Помнишь клип The Chemical Brothers «Hey Boy Hey Girl»? Вот примерно то же самое я ощутил тогда на себе. 



Вообще, в Екатеринбурге техно-тусовка в самом правильном направлении начала формироваться в клубе «Люк» вокруг промо-группы Moving Technologies. В нее входили три диджея каждый со своим стилем, демонстрировавшим техно во всей его красе — Алексей Санников, Андрей Ролик и Алексей Мишин. В силу возраста в «Люк» я особо осознанно так и не попал, потом он закрылся. Позже в начале 2000-х открылись «Автобан» и «Посторонним вход/ПВ». В «Автобан» возили много классных артистов на тот момент: Pascal FEOS, Александр Ковальски в проекте Double X, Oxia и DJ Flo и многих других. Тогда еще работал магазин винила «Сопротивление» с отличной селекцией музыки — спасибо Денису Плотникову за нее. В «Сопротивление» можно было часами перерывать дискографии лейблов, сознательно сливая свой студенческий паек на покупку пластинок. Примерно в то время я познакомился с Сашей Слотом, который сильно повлиял на мое музыкальное становление — его сейчас нет в живых, он был инвалидом. Тогда он диджеил, занимался изучением звукоинженерии и был фанатичен к своему делу. К тому моменту я уже горел техно и обладал коллекцией пластинок, но Саша привил мне любовь к идеологии звучания именно детройтской школы, как Underground Resistance, Drexciya, Aux 88. И в мои диджей-сеты начало попадать электро. Вообще, жанры электро и техно для нас были, как брат с сестрой, они исторически идеально дополняли друг друга. Параллельно с этим нас заинтересовало звучание Bunker Records, Creme Organization, местами Gigolo Records. Из европейской школы я был фанатом манеры игры Дэйва Кларка. Этот человек стал для меня эталоном диггинга и тернтейблизма. Я сразу захотел играть, как он, и начал активно тренироваться. Перед первым выступлением больше всего боялся быть хуже других — не дорепетировать или криво свести треки. Думал, что все диджеи обладают техническим перфекционизмом. Но оказалось, это совсем не так. С трясущимися руками я выступил впервые в клубе «Автобан», подготовил жесткий техно-сет с 6 до 8 утра — вышел и как танк разнес танцпол на скорости 140 bpm. И мне сразу предложили стать резидентом. 


Мне повезло, что вокруг меня всегда были старшие друзья, которые разбирались в музыке, знали каждый релиз, каждый лейбл, каждую школу — ходячие базы данных Discogs. Один из таких людей — Иван Селиванов. Я мог приехать в к нему в гости в воскресенье с самого утра, и первую половину дня мы играли на его домашних вертушках практически не разговаривая. Это был настоящий музыкальный диалог. Вторую половину дня мы тратили исключительно на обсуждение музыки. На тот момент я сильно углубился в доскональное изучение жанров техно и электро — копал в прошлое. Вот есть техно, но все же понимают под этим словом что-то свое. Со временем я собрал коллекцию практически всех его сторон: от ранней детройтской школы, классической европейской интерпретации жанра, через британский рейв, до абстрактных и экспериментальных направлений ноу фьюча и индустриальных течений Восточной Европы. А дальше — Monoton, Satamile, Electrix и другие популярные тогда электро-лейблы. В то время работал сайт Chemical Records, и почему-то акции и скидки предоставлялись именно на ту музыку, которая меня интересовала — поэтому я закупал винил пачками. Обширная коллекция пластинок позволяла мне оставаться всегда в рамках жанра и нести какое-то свое настроение, вне зависимости от формата звучания. Например, если меня приглашали на вечеринку, на которой доминировал хаус, я ставил Кристиана Фогеля, Нейла Ландструмма, Кари Лекебуша или что-нибудь с Peacefrog — и чувствовал себя комфортно. Если попадал в лайнап рейва, то всегда в запасе были ранние шведы, немцы или американцы. Со временем четко сформулировался свой вкус, который диктовал мне наличие в треке Roland TR-808 или 909, что-то цифровое в духе Casio RZ-1 или Roland TR-707, обилие римшотов, определенных перкуссионных элементов, синтезаторы в духе Roland SH-101 и TB-303.


Диджейство — это в первую очередь мастерство игры. Он появился изначально как тернтейблизм, это исторический факт. Первые хаус и техно-диджеи обладали отличным вкусом, у них была своя идеология, и они могли мастерски обращаться с вертушками. Они не ждали 7 минут, чтобы запустить следующий трек. Вертушки для диджея должны быть как гитара для гитариста — средством извлечения музыки. Я приверженец школы наших отцов из Детройта и Чикаго, когда в миксе много треков, ты выдергиваешь из них проигрыши, вручную создаешь интересные лупы и по большому счету пишешь историю в момент выступления за счет представленных тебе инструментов. Сейчас диджеи позволяют себе набрать материала и сводить его абы как — это идет в разрез традиции. Я начал играть в 2004 году, когда был дефицит информации, ее выцепляли по крупицам. В те времена миксов не было в избытке: если нашел, то слушал каждый досконально. Такой подход и сформировал восприятие — из дефицита информации рождалась истина. Сейчас информации очень много. Я не говорю, что молодые техно-диджеи думают только о том, как девочек заманить, но может просто не глубоко копают?


Затем «Автобан» закрылся в 2006 году на проспекте Космонавтов, 11, позже открылся в другом месте, но уже с тек-хаус историей — там стала звучать музыка в духе Оливера Хунтеманна и Бориса Брейчи. Это оказалось совсем не про меня. В других клубах начали появляться хипстеры, нью-рейв, барные и диско-истории. Прецедентом становился не привоз артиста, а призывы в духе «приди, заплати за вход и получи бесплатный алкоголь на всю ночь, потанцуй на барной стойке». Так все и подсдулось в Екатеринбурге. Некоторое время спустя промоутер Сергей Мамчур открыл клуб Lift12 и собрал команду — представителей андеграунда и ребят попонятнее для широкой аудитории. Я стал резидентом Lift12. В тот момент клуб посетили Xosar, Fred P, Cab Drivers, Move D. Но потом инвесторы отдали заведение под караоке — думали, что будут больше зарабатывать. Весь движ перекочевал в «Дом Печати» — там побывали Traxx, DJ TLR, Innershades, A Guy Called Gerald. Через год снова все пошло на спад. Сергей совместно с ребятами из «Тесноты» запустил в работу клуб «СОН», но ничего не получилось. И в тот момент я уехал жить в Москву. 

Знаешь, чем Москва отличается от Екатеринбурга? В Москве хорошо отыграл — тебе начинают доверять. В Москве слушатели оценивают общий навык игры и компетентность артиста. А в Екатеринбурге для широкой аудитории важно содержимое сета, а не идеология музыки и мастерство игры. Оценить тебя способны лишь трушные ребята. А в большинстве своем в Екатеринбурге до сих пор нужно быть понятным. Там можно свести 10 треков минимал-тек-хауса с нотками нео-транса, да и не свести вовсе, и тебя все похвалят. Но если я составлю сет из 70-ти коротеньких техно или электро-треков, вспотею от безостановочной игры, мне скажут: «Фу, ну так себе, как-то не клубненько». При всем уважении к уральским ребятам, мне чужда такая эстетика. 



О лайвах

Когда появился выделенный интернет, я стал подряд качать папки из P2P с различной, на удивление хорошо скомпилированной музыкой, и в той же, где я нашел книгу «Музпросвет» Андрея Горохова, была программа Rebirth RB-338, разработанная шведами, которые делали Reason для написания музыки. Она включала в себя standalone плагин c Roland TR-808, 909 и две Roland TB-303, плюс дилей, реверб и дисторшн. Это примерно тот набор, который я сейчас использую во время лайвов. Когда запустил программу на своем кастомном компьютере Pentium III, чуть с ума не сошел. Оказалось, именно эти инструменты создают те звуки, которые я впервые услышал на танцполе. И я начал играть лайвы дома — при этом был абсолютно уверен, что диджеи этим и занимаются в своих сетах. Думал, что скачал обычную диджейскую программу. Звал ребят со двора послушать мой лайв ака диджей-сет, они сидели в моей комнате на диване и говорили: «Фигня какая-то!» Потом я начал осваивать Reason 2.0 — просто крутил ручки, ничего не понимая. А затем вместе с макбуком появился Ableton Live, который сильно мотивировал проштудировать музыкальную теорию, чтобы получать то, что я хочу. Я принялся фанатично изучать на каких инструментах сделан тот или иной жанр, какой этому предшествует алгоритм синтеза, какие использовались идеологические принципы сведения, какой характер звучания у той или иной модели синтезатора. Например, эйсид-хаус невозможен без TB-303 или хардкор без Roland Alpha Juno 2. Или какой гетто хаус без Casio RZ-1? На мой взгляд, задача электронного музыканта сначала досконально изучить инструмент, доработать его — стилизовать под себя, воздействуя на исходные тембры, и только потом начать играть на нем. Я всегда знаю, что я буду писать. При этом картинка конечного продукта в голове подкреплена различными настройками маршрутизации, огибающими и графиками, я прекрасно знаю, как получить практически любой тембр. В итоге получается такой трек, который задумывался изначально. 


У меня вышло несколько винилов, и потом я задумался о лайве, как о следующем этапе. Я продумываю лайвы по принципу рандомного чередования паттернов. То есть один барабанный паттерн гипотетически может сочетаться с определенным числом других — получается математика такая. 


Недавно пересматривал «Синтезаторную Британию», там Kraftwerk сказали: «Когда все угорали по панку, мы считали себя музыкантами-инженерами и перлись от того, что нас мало кто понимает». И у меня такая же история. Я самоучка, в музыкалке не учился. Для меня электронная музыка — это инженерный продукт. При этом эмоциональная составляющая передается за счет акцентирования на определенных тембрах и, конечно, сочетания определенных нот. 

Пару лет назад меня позвали прочитать лекцию для начинающих диджеев. Она прошла так хорошо, что организаторы сказали: «Ты должен учить людей». Видимо, педагогические способности передались от мамы и бабушки. Я решил попробовать. Начал подтягивать ребят, которые имеют творческие идеи, но не могут технически их реализовать. Я разработал учебно-методический план, подкрепленный жанровой идеологией для музыкантов — веду онлайн-курс по созданию музыки, саунд-дизайну, синтезу и сведению. 


О релизах

Поначалу мои настроения как музыканта принадлежали традиционной музыкальной школе детроитского техно и чикагского хауса. В 2012 году я целенаправленно, оставаясь в рамках этих жанров, написал 4 трека — и сразу полез в шкаф с пластинками, чтобы понять, на звучание какого лейбла из действующих похожа моя музыка. В списках оказался лейбл Chiwax. Написал им без какой-либо поддержки от знакомых музыкантов, и меня сразу подписали. Так получился Winter District EP. Я не лупил в те лейблы, которые не знаю, которые не слушаю, которые являются для меня просто страницей в интернете. 


В 2015 году там же на Chiwax вышла Flight From SPb EP. По-настоящему знаковым событием стал третий релиз Destiny EP на культовом для меня M>O>S Recordings — он поменял мою жизнь. Планирование релиза со Стивеном Брюнсманом (Aroy Dee) затянулось на год, и это такая самурайская история — надо соответствовать. 25-й MOS капитально выстрелил, я стал наблюдать свои треки в плейлистах кумиров: Silent Servant, Хелена Гауф, Лоран Гарнье и других именитых музыкантов. Я офигел — и тогда окончательно понял, что мне точно надо заниматься написанием музыки. 


В 2017-м снова на Chiwax был Day And Night EP, затем вышла совместная с Сашей Моралезом пластинка The Night Watch на саблейбле Brokntoys, а также релиз на Craigie Knowes. Если говорить про вдохновение, на меня погода в мегаполисе сильно влияет — у меня абсолютно все треки написаны зимой. Недавно поставил собственный рекорд — за 2 недели сделал 3 трека. Сейчас есть план собрать альбом. И еще несколько сплитов ожидается в 2018 году.


Меня иногда спрашивают, как я умудряюсь сочетать музыку, спорт и дневную работу. Было бы желание, так ведь? Если у человека нет желания, он только имитирует деятельность.


О лейбле System 108

Прежде в промо-группах я не состоял. А месяц назад присоединился к команде System 108 — теперь курирую лейбл. У System 108 есть ресурс для продвижения хорошей музыки и площадка в виде регулярных вечеринок для реализации творческих идей. Ребята явно умеют вести дела. У них есть идея, они умеют прислушиваться — и это мне сильно нравится.


Следующий год начнем релизами западных артистов. Теперь формат будет винил + диджитал. Специальные серии планируем. В дальней перспективе — русских ребят подписывать. Если чувак живет в Урюпинске, его никто не знает, но он пишет крутую музыку, у него есть все шансы издаться.


О российской индустрии

Сейчас не самые плохие времена. Наконец упал железный занавес между Россией и Западом — сегодня нет проблемы выпуститься на европейском или американском лейбле. Тусовок много, но только в столицах. А за их пределами практически ничего не поменялось. Все держится на энтузиастах. Владельцы заведений в регионах до сих пор не воспринимают музыкальную программу, как свой актив. Они думают о наполнении бара, меню, интерьере. Но люди же не только хотят поесть и выпить. Кругом много и тех, кто приходит музыку послушать. 

Об отношении к музыкальному бизнесу

Я в музыкальные бизнес-дела никогда не лез, занимался только диггингом, написанием собственного материала и оттачиванием навыка игры. Никогда не организовывал вечеринок, ни разу в жизни не просился выступить. Моя осознанная позиция — не лезть в бюджетирование мероприятий. Боюсь разочароваться в людях, если взгляну на это с профессиональной экономической точки зрения. И еще я не хочу знать ценообразование своих коллег. Боюсь, что и здесь расстроюсь. Степень монетизации — по идее это уровень профессионализма диджея. Но например, если кого-то все знают в тусовке, после его сета спрашивают, какой у него последний трек играл, а он не в курсе — это профессионализм? Но в наших реалиях такой персонаж может стоить в разы дороже профессионала. Если я залезу в организационный вопрос мероприятий — я замкнусь в себе. Я диджей, музыкант, преподаватель и не более того.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы