Основная функция Funktion-One

19 сентября 11:33

Узкая дорога, обрамленная зелеными лугами и редкими домами. Спустя минуту как проехала машина вокруг снова становится тихо. Мы находимся на краю небольшого города Доркинг, который находится в часе езды к югу от Лондона. 

В этом городе практически нет особых достопримечательностей. Жители гордятся своими курами, вид которых носит название этого города и даже отображены на гербе местного музея. Если спросить местных о том, где находится компания Funktion-One, то скорее всего они просто пожмут плечами. Но именно здесь работает компания, чьи звуковые системы стоят в лучших клубах мира — от Space на Ибице до берлинского Berghain и амстердамского Shelter. Да что там, вот уже несколько лет эта британская компания считается чем-то вроде стандарта в области клубного звука. Промоутеры часто указывают компанию на своих плакатах, порой даже куда ярче, чем хедлайнеров, поскольку Funktion-One является стандартом качества в области звука. В 2015 году журнал Rolling Stone даже включил учредителя компании Тони Эндрюса в список 50 самых важных людей в области электронной танцевальной музыки. 

Но то, что ему очень важно спокойствие вокруг его имени и его компании становится понятно, когда подходишь к зданию, в котором располагается его компания. На здании нет ни вывески, ни каких-либо указателей. Пройдя за ворота к двухэтажному кирпичному строению ведет щебеночная дорога. Здесь нас встречают Тони Эндрюс и его жена Энн. «Вывеска? А зачем?! У нас не бывает случайных покупателей», — объясняет 67-летний седовласый мужчина с длинной косой, которая перекинута через его плечо. 

Центром компании является мастерская. Здесь, на 30 квадратных метрах Тони и его коллеги создают новые прототипы. Пачки картона лежат на стеллажах от пола до потолка, кругом лежат диффузоры разных форм и размеров, над потолком натянуты канаты с которых свисают кабели. На двери висит плакат с надписью «Funk or Die!»

В другом помещении располагается столярная мастерская в которой работает мастер Ян, сотрудничающий с Тони с 1979 года, и где он выпиливает корпуса для колонок из спрессованной березовой древесины. «Лучший материал для звука», — говорит он. Рядом небольшой офис, в котором всеми делами руководит Энн, там же склад запчастей и готовые к отправке боксы. В общем вся компания Funktion-One занимает площадь около 700 квадратных метров и здесь работают 17 человек. Как же можно построить успешный бизнес по торговле звуковыми системами? «Сейчас с удовольствием объясню, — произносит Эндрю расслабленно прикуривая сигарету. — Но все по порядку». 


Как вы пришли к такому занятию? 

Когда подростком открыл для себя чудеса стереофонии и меня словно озарило. Реально я чуть с ума не сошел: только я закрывал глаза, как передо мной возникал аудиоэкран! Особенно круто это работало с «Voodoo Child» Джимми Хендрикса, песни с лучшей стереопозицией. Я видел все это вживую в 1970 году на фестивале Isle of Wight. Отличный был фестиваль, но мне не понравилось, что мощность звука была недостаточной. И вот тут у меня возник интерес к динамикам. 

Моя идея была проста: создавать аппаратуру класса хай-фай для концертов. И этой идее я остался верен до сегодняшнего дня. Что из себя представляет хорошая аппаратура? Если у тебя возникает чувство, будто тебя укутало облако звука, словно источник звука находится где-то рядом с тобой, отчетливо слышны все частоты — тогда это хорошая аппаратура. Люди часто говорят о звуке динамика. Но я говорю: нет никакого звука. Есть только истина. При создании колонок ты постоянно пытаешься устранить искажения и фальшь. И если тебе это удается, то в конце остается одна лишь истина. 


Ух ты, звучит почти эзотерически. 

На самом деле это алхимический процесс. В области звука меньше — значит больше. Самый короткий путь между источником звука и динамиком — все самый лучший. В 1960-е настоящие аудиофилы не использовали эквалайзеры, это был дурной тон. Просто потому, что эквалайзер искажет сигнал. Нашей целью является создание динамиков такого уровня, что процессор сигналов будет лишним. 


Но способен ли простой смертный услышать столь тонкие различия? 

Человеческий слух невероятно точен. И именно поэтому я стремлюсь добиться как можно более чистого звука. Если музыка в клубе звучит отвратительно, то скорее всего это вина диджея, а не аппаратуры. Я много лет провел за микшерным пультом на открытиях сезона в Space Ibiza. И вы вряд ли поверите тому, сколько популярных диджеев ставят MP3 поганого качества. 


Требуем имен! 

Я вам лучше назову тех, кто с этой привычкой борется. Например, на мой взгляд лучшие в плане работы со звуком это Дэйв Типпер и Booka Shade. Диксон и Ричи Хоутин тоже молодцы. Чем они отличаются от большинства своих коллег — они используют самое лучшее оборудование, музыка, которую они ставят всегда высочайшего качества по звуку. 



Из своей глубокой антипатии к диджеям, играющим MP3 Тони никогда не делал секрета. Ведь, все-таки, он положил жизнь на то, чтобы добиться хорошего звучания: в 1977 году вместе с партнером Джоном Ньюшемом они организовали компанию Turbosound и в 1980-е динамики этой компании присутствовали на всех концертах Роджера Уотерса и Dire Straits. В 1992 году они продали компанию AKG, и решили позиционировать себя по-новому. Создав компанию Funtion-One, в 2000 году стартовав с прототипа, который стоял в лондонском Куполе тысячелетия, они нацелились на клубную сцену. 



Как у вас получилось превратить Funktion-One в международный клубный стандарт? 

Люди ценят то, что мы делаем. Из-за мягкого звучания и минимальных искажений. В клубе, где стоит Funktion-One у вас не заболят уши и после десяти часов танцев. Я вам так скажу: если у вас начинается зуд в ушах, то немедленно уходите из такого клуба. Зуд же не обязательно возникает из-за громкости, а скорее от компрессора. Эти устройства эффективны, но вызывают неприятные ощущения. 


Системы Funktion-One стоят во многих лучших клубах мира. А какие, на твой взгляд, самые лучшие в плане звука? 

Cielo и Output в Нью-Йорке. У них один учредитель — Николас Матар — и он давно понял, насколько важна гармония между помещением и звуковой системой. Он правильно тратит деньги: немного мебели, чуть-чуть свет, уголь внутрь системы и абсорбирующие звук материалы. 


Как оптимально выстроить клубное помещение? 

Стены должны максимально ограничить звук. Я каждому владельцу клуба рекомендую обивать стены или же вешать занавесы. Если много баса — значит нужно ставить ловушки баса. Важно, чтобы стены не были из стекла или гипсовой штукатурки. Правда и в типичном заводском цеху звук может начать «зеркалить». 


Как же тогда получилось добиться столь хорошего звука в Berghain? 

То, как работает наша система в этом заведении я горжусь особо. Прекрасно помню свое первое посещение Berghain: там воняло углем и акустика была никакая, словно в эхо-камере. Но ребята обложили звукоизоляционным материалом потолок, благодаря чему акустика в помещении улучшилась процентов на 80%. 


Какую музыку вы ставите на испытаниях новых прототипов? 

Сначала я ставлю «Temptations» Дайаны Кралл. Потому что женский вокал — это очень важно. Если вокал правильно прописан, то он будет идеально звучать на топовой системе. После этого я ставлю что-нибудь из Аллана Тейлора, чтобы посмотреть насколько хорошо все звучит в нижнем регистре. 


А что касается клубной музыки? 

Здесь я испытываю с помощью Gat Decor «Passion», хаус-трека 1992 года. Трек очень хорошо сделан, и в нем присутствует большое количество разных звуков. 


Вы сами слушаете клубную музыку?

Мне нравится фанк, диско и ранняя хаус-музыка. Ту музыку, в которой основные акценты делаются на грув. Современная же клубная музыка для меня кажется слишком монотонной и серой. Под такую я танцевать не могу. 


Вам не обидно, что ваши изделия используются, прежде всего, в контексте клубов? 

Я научился с этим жить. У меня так случается едва ли не каждый день: я вкладываю всю душу в создание звуковой систем, правильно устанавливаю, а потом заявляется какой-нибудь олух и начинает ставить музыку, под которую никто и не танцует. К сожалению такова реальность. 


Не слишком пессимистично звучит? 

Ну я старомодный фанат музыки. Мне нравилось время зарождения рейва. То, что тогда происходило на рейвах мне сильно напоминало 1960-е. А сегодня все только кивают головой и пялятся в свои навороченные телефоны. И где то единение, ради которого люди приходили раньше на танцы? 


Вы намеренно сделали ставку на клубную сцену или все-таки просто так сложились обстоятельства? 

В 1990-х концертная сцена переживала непростые времена. Все ударились в цифровые технологии и комфорт. Возьмем, в качестве примера, микшерный пульт XL4 от Midas — на протяжении многих лет он был стандартом на концертах. Он огромный и, разумеется, очень тяжелый. И тут вдруг, бац, и все начали использовать цифровые пульты, которые мне казались ужасными. И вот такие перемены происходили повсеместно. А в клубах же подобная тяга к комфорту была не так сильно выражена, поскольку и звук и другое оборудование практически всегда находится в одном месте. И знаете, в этом плане я очень благодарен клубной сцене, поскольку здесь очень распространено уважение к хорошему звуку. 



Во время разговора мы переходим в жилую часть помещения, где живет Эндрю со своей женой. Уютный хиппи-лофт находится буквально в пяти метрах от мастерской. Этот факт кажется нам образцом расслабленной рабочей философии: здесь никто не ходит в костюме или рубашках, Энн заваривает на маленькой кухне чай на весь коллектив, а шеф, когда отлучается в туалет, дверь за собой не закрывает. Если говорить коротко, то складывается ощущение, что Funktion-One скорее напоминает семью, чем всемирно известный технологический бренд. 


8 лет назад у вас было 16 сотрудников, а сколько сегодня? 

17. Хотя может и больше. Энн? (Женщина с кухни: «Да вроде столько же. Может лет восемь назад мы были ленивы, ха-ха-ха») Понимаете, мы никогда не планировали создать империю, мы не хотели быть самыми большими — мы хотели быть самыми лучшими. Мы до сих пор ведем бизнес с воодушевлением музыкальных фанатов. 


Но как вам удается обслуживать столь большой спрос столь маленьким коллективом? 

(Энн присаживается за столик) Исходя из такого большого спроса было бы естественно и понятно составить десятилетний план и перебраться в помещение побольше. Но тут возникает вопрос риска. А нам не хочется отсюда никуда уезжать, пусть даже мы работаем на пределе наших мощностей. У нас другой путь: производство мы отдаем на сторону, чтобы у нас самих было время и возможности поработать над новыми прототипами. Мы посылаем им отдельные части и передаем заказы. А они нам обратно поставляют уже готовую продукцию. Поэтому всем хорошо. Я работал в крупных компаниях и понял, что чем больше компания, тем больше жадность. Мы же не про большой оборот, а про дух. Вот какова наша философия. 


Вы уже почти 4 года работаете над тем, чтобы сделать лучше динамик. Есть в этой области какие-то успехи? 

Сегодня есть возможность производить динамики из материалов, которые выдерживают высокое напряжение. Но как бы технологии не продвигались дальше, до сих пор верно одно: для мембраны динамика бумага до сих пор самый лучший материал. В этом отношении современные динамики ничуть не отличаются от тех, что производились в 1930-е. Даже несмотря на то, что тогда они не могли похвастаться высокой производительностью. 


То есть современные технологии вряд ли принесут с собой какие-то прорывы? 

Современные технологии действуют в области цифры. Эквалайзеры дешевеют. Но мы прежде всего уделяем внимание самим динамикам. А здесь многое зависит от выбора материалов, от правильной внутренней конструкции корпуса. Все они конусообразные, все динамики отличаются по звуку. И вот найти лучшую форму — вот здесь главная проблема.


То есть у вас еще осталось пространство для новых открытий? 

Конечно. Когда твой новый прототип уже готов — столько радости. Но когда ты тратишь несколько месяцев на то, что можно было бы сделать что-то еще лучше....


Здесь раздается звонок в дверь. На пороге стоит Джеральд Симпсон, более известный как A Guy Called Gerald, один из первопроходцев британского эйсид-хауса. Сюда он пришел для того, чтобы испытать свой новый лэптоп для живых выступлений на Surround Soundsystem придуманной Тони. И пока техник подключает компьютер к звуковой системе, Джеральд объясняет свою привязанность к Funktion-One: 15 лет назад в Лондоне он впервые играл на звуковой системе Тони. «Я выкрутил низы, а середина и высокие все равно звучали идеально. Я был поражен, — говорит он. — С тех пор я знаю, что если я буду играть в клубе, где стоит Funktion-One, то никаких проблем со звуком не будет». Тони слышит это и улыбается. Улыбается настолько довольный, что создается впечатление, что такой комплимент ему куда важнее, чем очередной заключение коммерческой сделки.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы