«У всего появится смысл». Говорят создатели Synthposium

25 августа 11:25

В Москве проходит музыкально-технологический фестиваль Synthposium — одно из самых масштабных событий лета, организованное агентством музыкальных коммуникаций Main In Main. Mixmag Russia узнал у его директора Наири Симоняна, в чем суть и чем мероприятие отличается от других.


В последнюю неделю перед фестивалем Наири Симоняна трудно поймать — мы разговариваем по телефону дважды с перерывом в три дня, в течение которых все время пытаемся созвониться. В общем, можно понять почему — в прошлом году Synthposium был небольшим бесплатным мероприятием на Красном октябре, а в этом стал четырехдневным фестивалем с более чем 150 артистами и музыкантами в лайнапе. 

Музыкальная часть проходит вечером и ночью на «Винзаводе», двух танцполах клуба Rodnya, а также на новой для москвичей площадке — в одном из помещений завода «Плутон». Хедлайнеры — Ульрих Шнаусс из нынешних Tangerine Dream, британский биолог-электронщик Макс Купер, немецкие техно-музыканты Фрэнк Мюллер (Beroshima) и Томас Хекманн, американские экспериментаторы Robert Aiki Aubrey Lowe и Richard Devine — а также многие-многие другие, в том числе россыпь отличных российских групп и диджеев. Интересна и насыщенная образовательная программа в Московской школе кино и на «Винзаводе», в которой среди прочего участвует Тацуя Такахаси, экс-инженер Korg — у него еще недавно брал интервью Афекс Твин. Очень важна для Synthposium экспо-часть, где российские и зарубежные производители и разработчики могут рассказать о себе и показать свои изобретения широкой публике; представлена также арт-программа — обе следует искать на «Винзаводе».

Наири Симонян, один из главных организаторов фестиваля, рассказал Mixmag Russia, в чем его смысл и отличие от всех остальных. 



Synthposium заявлен как «фестиваль новой культуры, образовавшейся на стыке электронной музыки и технологий». Что это за культура такая? И почему она новая?

Если раньше жанры, как и профессии и специализации, развивались линейно, то в последние годы все более очевидно их переплетение друг с другом. А на стыке уже образуется что-то новое. Так было всегда, но сегодня это больше всего заметно в музыкальном мире. Например, это выражается в музыкальных инструментах как результате усилий, навыков, экспертизы и ремесла. Разве это неинтересно? 


Это интересно, а какие есть примеры? 

Посмотри на Макса Купера — у него глубинные познания в генетике, музыке, творчестве. На стыке этого появляются совершенно новые формы, которые без подобного микса невозможно было бы представить.

Алекс Пленингер в недавнем фильме рассказывает об этапах своего творческого и профессионального развития. Инженерное, музыкальное и композиторское ремесла смешиваются — в результате также появляются новые формы.

Рома Филиппов — человек с удивительно широким спектром интересов. Чем бы человек ни занимался, будь то лейбл с отменной подборкой (Between Us — прим. ред.) или мероприятия, везде он успешен. Порхает из плоскости в плоскость и развивается. Сегодня он стоит за железом, за важным продуктом, который называется Deckard’s Dream.


Какие были предпосылки к проведению первого Synthposium?

Я могу только догадываться — в первом Synthposium, который прошел в мае 2014 года, я не участвовал. Это была инициатива Андрея Свайпа и Димы Дистанта. Насколько я понимаю, это была просто встреча людей, увлеченных идеей и коллекционирующих инструменты. Благо была отличная инфраструктура (DI Telegraph) и поддержка со стороны бренда Roland. Меня туда пригласили в качестве возможного участника экспозиции — я тоже коллекционирую драм-машины и синтезаторы, — но из-за занятости в турах не успел подготовиться. Зато успел посетить. У меня на тот момент уже был промоутерский и менеджерский опыт в индустрии, я соскучился по мероприятиям, но не хотел делать что-то на все похожее. В формате Synthposium я увидел нечто интересное — и со следующего года начал помогать.


Можешь оценить ситуацию в России с производством синтезаторов и музыкальных инструментов?

Тут есть хорошая новость и так себе новость. Так себе новость в том, что отсутствует огромное количество элементов, необходимых для функционирующей индустрии. Это и правовые моменты, и ресурсы, и многое другое. Притом они не замурованы — к ним есть доступ, но нужно прилагать усилия, чтобы ими пользоваться и стимулировать изменения. Хорошая новость — это то, что отражено в Synthposium: люди, создающие и интересующиеся. Мы видим, как из года в год их количество увеличивается. Мы видим, как продукты наших ребят стоят в студиях топовых артистов. И видим по посещаемости фестиваля, как все больше людей из года в год этим интересуются.


А что это за недостающие элементы?

Ритейл — одни моменты, начиная от логистики и таможни. Бизнес-образование наших продавцов нужно подтягивать и подтягивать. Есть такие вещи, а есть фундаментальные. Основная проблема для масштабирования — это отсутствие производственных мощностей. Мы пока все очень кастомные, бутиковые. Я не вижу препятствий для того, чтобы условный европейский закупщик пришел и заказал у нашего производителя оборудования на миллион долларов. Это может случиться, но проблема в другом — производитель не сможет удовлетворить этот заказ. Как только ты начинаешь анализировать, чего не хватает, проявляются все эти проблемы. Мы и хотим обратить внимание тех или иных ресурсных баз и институтов на такие вещи — и попытаться приложить усилия что-то изменить.


А почему мощностей не хватает? Тут виноваты частные лица или государство?

Здесь ровный баланс. Предыдущая государственная производственная модель была не про бизнес, а про госзаказ, она существовала в другой парадигме. Чтобы ее перестроить, нужно время. У частного лица тоже немаленькие риски — во многом из-за отсутствия правовой и ресурсной базы, которая позволила бы оправдывать все свои инвестиции. Думаю, некий диалог и совместные усилия частного бизнеса и госинститутов могли бы позволить что-то изменить точно.



Почему, например, в Испании есть сразу два схожих Synthposium по духу мероприятия — и Sonar+d, и Mutek, — и оба масштабные? 

Вопрос не в Испании, а в Европе. На каждые 200-300 километров существует город, в котором по несколько магазинов, большое количество клубов, артистов, людей, интересующихся этой темой. Внутренний спрос, логистика, бизнес-процессы имеют совершенно другой темп, ритм, объем и масштаб. Потому функции, которые играют эти фестивали, намного шире — как и задачи брендов, которые приезжают туда не просто рассказать о себе. Там заключаются сделки и есть четкое понимание того, каким образом отразятся инвестиции на финансовых показателях. Проще говоря, общий фактор — это европейский рынок и наличие спроса на нем. Причем неважно, говорим мы об Испании, Берлине, Голландии или Скандинавии,

У нас — централизация в Москве. Покажи мне, каким образом должны быть выстроены логистика, внутренний трафик и внутреннее движение. Но те импульсы и те события, которые я в последнее время замечаю в других городах, показывают, что потенциал куда шире.

Нам еще нужно вдохновить как можно больше людей — и из бизнеса, и музыкантов, и промоутеров, и ритейлеров. Затем часть этих людей составит ту активную фазу, которая будет что-то делать — открывать магазины, покупать оборудование, ходить на концерты. У всего появится смысл. 


Насколько сообщество, представленное в экспозиционной части, открыто к интересующимся зрителям и потенциальным участникам?

Наш план в том, чтобы абсолютно неподготовленный человек мог прийти и открыто поговорить с каждым инженером. Если ты что-то знаешь, то приходишь и задаешь вопрос — можно самый примитивный. Меня однажды поразило, как инженер пытался объяснить человеку все вплоть до самых точных деталей, распознав, что не стоит нагружать его страшными словами. 

Ну и, конечно, есть открытый доступ ко всему — смотреть, нажимать, слушать, никаких вопросов не задавая, то есть контакт с продуктом, единственная суть которого — вдохновиться, получить удовольствие от инструмента. Ты ходил в музыкальный магазин? Помнишь, там все время есть ощущение, что ты попадаешь в неактивную среду, где кроме тебя есть только продавец-консультант, который смотрит на тебя оценивающе, и ты просто боишься задать ему какой-нибудь вопрос. Это всегда стремный опыт. Здесь наоборот.

В профессиональном смысле я сказать не могу, так как не инженер, но у меня есть подозрение, основанное на опыте, что все это более чем одержимые люди. Конечно, как у всех талантливых специалистов, у них есть свои барьеры, свои секреты, но, я уверен, что они очень отзывчивы.



Почему именно в этом году у Synthposium такой большой лайнап, зачем его решили так расширить?

Мы всегда говорим себе, что нужно стараться делать лучше, интереснее, содержательнее. В этом году мы получили определенный фидбэк со стороны участников, артистов, художников, готовых присоединиться к нам и диалог с которыми складывался чрезвычайно легко. То есть первый фактор — интерес со стороны участников, который сказался в том числе на каких-то нерыночных условиях. При всей масштабности мы не представляем себе сейчас коммерческий фестиваль — это немного другая парадигма, и все всё понимают.

У многих международных гостей есть неподдельный интерес к России и к тому, что здесь происходит. Многие между нами говоря, ... [в восторге от] наших инженеров. Есть повод встретиться, история мероприятия и некий рейтинг доверия — все это сказалось на том, что программа такая масштабная. Что немаловажно, а может быть, самое главное — это поддержка со стороны культурных центров и посольств, которая позволила нам иметь такую программу. Они благосклонны к проекту, потому что видят в нем не очередной фестиваль и не очередную тусовку, а созидательный характер и возможность представить страны с другого угла. 


А тебе самому что интереснее всего увидеть на Synthposium в этом году?

Людей. По роду деятельности мы каждый день так или иначе сталкиваемся со всеми элементами, присутствующими на фестивале. А вот новые люди, результат их деятельности, который выражен в новых эмоциях — это во многом то, ради чего все делается. Мне важны, скорее, не содержательные элементы, а моменты, когда я замечаю новые химические процессы, новых посетителей, участников, художников, артистов, которых мы открываем. Для многих из них это единственная возможность выступить на фестивале с подобной программой, учитывая, что многие мероприятия находятся в определенной редакции массового спроса. Мы в меньшей степени зависим от этого. У большого количества экспериментальных, смелых артистов есть возможность выйти на сцену и показать себя.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    


Главный редактор: Илья Воронин

   Управляющий проекта: Оксана Кореневская

                                        PR-директор: Елена Шапкина

дизайн: Григорий Гатенян

разработка: devNow


Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

PR: shapkina@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы