Ожившая утопия Giegling

11 июля 11:28

Автор:

Лаура Ага

Это весьма распространенная практика в электронной музыке. Не то лейбл, не то семья, не то закрытый клуб в который сложно попасть. Минимум информации во внешний мир, практически никаких интервью или фотографий. Россыпь псевдонимов (половина сложно идентифицируемые). Но музыка высочайшего качества, а каждый релиз разлетается еще на этапе предпродажи, чтобы потом материализоваться у спекулянтов на Discogs за очень большие деньги. Последние несколько лет лейбл (а точнее нечто большее) Giegling практически с каждым своим релизом бьет в десятку и недавно провел свое первое масштабное турне по миру. Лаура Ага, журналистка немецкого Groove провела несколько дней в компании музыкантов и художников лейбла и попыталась разобраться что из себя представляет эта творческая община. 

Перед шоукейсом Giegling (Kettenkarussell и Leafar Legov с лайвами, и Konstantin и DJ Dustin с диджей-сетами), который пройдет 16 июля в Санкт-Петербурге в рамках широкомасштабного мероприятия Gamma, Mixmag Russia публикует её рассказ. 


«Вот блин, а я совсем забыл!», — вскакивает с дивана Константин, как только я переступаю порог галереи The Ballery в Ноллендорфплаце. Под потолком болтаются серебристые шарики, двое мужчин передвигают блестящее черное пианино, а в это время молодая девушка оценивающе рассматривает развешанные картины. Через несколько дней здесь должна открыться выставка. Выставка произведений художника-оформителя релизов Giegling, плюс запланированы концерт и вечеринка — программа в трех частях в рамках «Planet Giegling» — мирового турне, которое, кажется, выжало все соки из Константина и его коллег по лейблу. 




Похоже, что Giegling сегодня является тем лейблом, который подходит всем. Мелодичная музыка, выходящая под маркой этого лейбла, постоянно мелькает в диджейских чартах, а Resident Advisor признал его лейблом 2016 года. Однако, Giegling — это куда больше, чем просто музыка. Наряду с музыкантами и диджеями, важной частью коллектива из Веймара являются художники, световые дизайнеры, скульпторы, кураторы и творцы самых разных дисциплин. Мировое турне они видят как попытку продемонстрировать себя во всей красе. Правда, были и личные мотивы: «На протяжении последних лет каждый из нас много работал над собственными проектами. Поэтому данное турне мы воспринимаем в качестве своеобразной мотивации — мы снова собираем всех в единый проект. Хотим, чтобы энергия каждого отдельного участника стала частью большего», — объясняет Константин, пока мы с ним прогуливаемся по оживленному берлинскому району Шёнеберг. Светит солнце, вокруг полно беспечно прогуливающихся людей. 



Для меня это не первая беседа с Константином. Для статьи о Giegling прошлым летом мы встречались в рамках художественной группировки Syc, которая каждый год занимается оформлением сцены на фестивале в Базеле. Для Константина деятельность одиночки в рамках Giegling означает, что каждый может привнести что-то свое сообразно своим талантам и способностям. Возможность сделать нечто большее, что не получится у одного. Собственно, это является главной идеей всего турне. «„Planet Giegling“ исследует все уголки вселенной Giegling. Это одновременно и наше путешествие к корням и полет в будущее. Это цельное образование, которое делает шаг вперед к цельному произведению искусства», — сообщается в пресс-релизе, написанном в довольно эзотерическом духе и распространённом в прессе. «Цельное произведение искусства» — это концепция, позаимствованная у Вагнера, которая настаивает на полном единении различных художественных форм. 

Вместе с этим, Giegling можно считать и следующим веймарской традиции Баухауса, последователи которой стремились сделать архитектуру цельным произведением искусства, которое бы вобрало в себя различные художественные формы. 


Веймарский дух

«Самая большая ностальгия у меня по Веймару, когда это было волшебное место! Там жили архитекторы, дизайнеры, музыканты, художники и многие другие, чей дух абсолютно совпадал с духом времени. Все представители Баухауса никогда не ограничивали себя какими-то строгими рамками. Они пытались соединить между собой различные жанры, экспериментировали, старались, насколько это возможно, делать все по-новому. Тогда в Веймаре, видимо, витал особый воздух». Когда Константин начинает говорить об этом немецком городе, он почти замирает от восторга. Но и другие члены коллектива в разговоре упоминают «веймарский дух», который должен ассоциироваться с их турне. Выходцы из тюрингской провинции, они уже столкнулись с сильным ажиотажем. Это особенно хорошо заметно в случае с их пластинками. Все их релизы выходят только на виниле и в большинстве случаев распродаются практически моментально. Вследствие этого, цены на Discogs подскакивают до абсурдных значений, да и диджеи из разных стран мира, у которых нет доступа к хорошим музыкальным магазинам, фактически остаются с носом. Но для самих артистов такой сознательный дефицит был осознанным шагом: «Для нас с самого начала было важно качество — дорогое оформление, качество производства». 


«Мы контролируем все от производства до момента сбыта и в каждом моменте стараемся держать марку. Так что и подумать невозможно о том, чтобы выпускать тысячи пластинок или жить на репрессах», — сердится DJ Dustin, который занимается делами лейбла. Его заметно раздражает весь ажиотаж, который сейчас царит вокруг лейбла, и который никому из участников лейбла совершенно не нужен. В том, что Giegling ведет себя нарочито антимаркетингово, даже есть свой плюс. Лейбл и его артисты фактически игнорируют социальные сети. Но даже среди них особняком стоит артист, предпочитающий действовать инкогнито, который известен по псевдонимам Prince Of Denmark, Traumprinz и DJ Metatron. Его трансовый гимн «2 The Sky (Metratron’s What If There’s No End And No Beginning Mix)» стал одним из главных треков 2016 года. Однако никто толком не знает, кто же скрывается за этими псевдонимами, поскольку он избегает публичных выступлений. Последний альбом Prince of Denmark «8», бокс-сет из 8 пластинок разошелся по цене в 100 евро еще на этапе предзаказа, когда никакие треки с альбома нельзя было послушать онлайн. 

В точности, как для Giegling важно сохранять бескомпромиссность, столь важно для Константина сохранять контроль в отношении взаимодействия с внешним миром и публикой. Мировое турне для него стало попыткой хотя бы частично взять под контроль ажиотаж. «Если публика зачастую нам не нравится, то значит нужно прежде всего спросить себя: „И где же наши люди?“ Ведь именно публика делает вечеринку крутой. Поэтому у нас и есть этот треугольник, представляющий из себя связку концерт-выставка-вечеринка, когда мы можем затронуть несколько иную публику. И уже на вечеринке все друг с другом встречаются. То есть мы рассчитывали найти публику, которая будет чуть более любопытной», — объясняет он. 


Мужской клуб

Константин производит впечатление говорящей головы группировки, пусть сам он от этого сравнения и открещивается. У него на первом месте стоит коллектив, равноправие. Поэтому для него важно, что лейбл Giegling с прессой общается закрыто, обезличено. Но это становится проблемой, как только отдельные голоса сталкиваются с преобладающим в коллективе мнением. И в этом я имею возможность убедиться уже буквально на следующий день. 

С Константином я встречаюсь следующим утром по дороге на концерт в Лейпциге. С незначительного анекдота вдруг начинается обсуждение феминизма как такового и чрезмерного присутствия женщин на электронной музыкальной сцене, Как и в случае с большинством лейблов, участие женщин тут сведено к минимуму. Для внешнего мира лейбл позиционирует себя в качестве мужского клуба, в который женщинам вход закрыт. И по вопросу присутствия женщин на техно-сцене Константин вдруг высказывается неожиданно резко. Он считает, что несправедливо, что в настоящее время женщинам сегодня уделяется куда большее внимание, нежели чем мужчинам, хотя, по его мнению, женщины играют хуже мужчин. По его логике, женщинам гораздо проще добиться успеха просто потому, что те немногие женщины, которые умеют играть, будут играть сильно чаще мужчин.



Свою позицию он оправдывает псевдонаучным доказательством «естественного» стремления к власти и эгоизму, который присущ человеку от природы. Следовательно, женщины, которые стремятся сделать карьеру в диджейском бизнесе, где доминируют преимущественно мужчины, теряют свои «женские качества» и «становятся мужиками». 

Чуть позднее я начинаю беседу с Дастином и художницей Фрауке. Она — одна из немногих женщин, которая в качестве коллектива присутствовала в турне. Они уверяют меня, что мнение Константина — исключительно его личное мнение, и оно не имеет ничего общего с мнением остальных участников лейбла. «Естественно, что в коллективе у каждого есть своя точка зрения. Но половая дискриминация не является проблемой в группе. Семейные отношения у нас возникают лишь в туре. Братьев или сестер у меня нет, но мне кажется, что это чувство — любовь — довольно похоже на то, что царит между нами. Естественно возникают и разного рода споры», — описывает Фрауке отношения внутри коллектива. 

Эту тесную связь можно прочувствовать в Лейпциге, где у них запланирован концерт. Все друг друга приветствуют приветствуют столь шумно, словно они давно не виделись. Хотя на самом деле буквально недавно они провели друг с другом 2 месяца, отыграв в 18 городах в 15 странах. «Турне было похоже на школьную экскурсию, только в этот раз без учителей», — смеясь говорит диджей и продюсер Vril, когда мы входим в помещение бывшего театра. На длинном деревянном столе в ряд стоят пять макбуков, на которых черной клейкой лентой аккуратно закрыты яркие логотипы яблока. «Это будет нечто среднее между сетевой вечеринкой и похоронами», — шутит Константин, который сегодня будет выступать вместе с ATEQ, Leafar Legov, Vril и Edward.



Как только открываются двери для публики перед столом, где можно купить релизы лейбла, выстраивается длинная очередь. «На Discogs я бы за них отдал в два раза больше», — говорит молодой человек, показывая на стопку пластинок у себя в руках. «Что у вас есть от Traumprinz?», — спрашивает у продавца другой покупатель и, кажется, покупает вообще все, что есть в наличии, в том числе и последний альбом Prince of Denmark за 100 евро. Продавец на такое поведение реагирует невозмутимо. 


Очарование Giegling

Чем оправдано такое внимание к Giegling? Только лишь дело в безумно качественной музыке, которая понятна широким массам благодаря своей мелодичности и эмоциональном, мечтательном аспекте? Или дело в неприступности музыкантов, которые намеренно держатся в тени, практически игнорируя соцсети и давая тем самым обильную почву для слухов и спекуляций? Во время концерта становится совершенно очевидно, что Giegling крайне серьезно относится к междисциплинарности, пусть даже если три сегодняшних выступления довольно непоследовательны. Первое представляет из себя выступление с оглушительными шумами и гулом двух люминесцентных ламп.

Потом появляется черный танцор в белом свадебном платьев и мягко напевая начинает сходить вниз по лестнице. Его исполнение наполовину пение, наполовину какой-то речевой ритуал, и сам он постепенно впадает в состояние экстаза. Следующим номером концертной программы оказывается эмбиентный лайв во время которого следуют водопады искаженного звука и речи, которые обрушиваются на публику находящуюся в состоянии близком к психоделическому оргазму. Тишина. И потом раздаются аплодисменты. В тумане появляются пять силуэтов и исчезают за стеной ноутбуков и прочих устройств. Раздается гром, слышится шум дождя, медленно вступает в дело игривая мелодия. Начинает звучать джазовый саксофон, который то появляется, то пропадает. Ощущение такое, что ты оказался внутри какого-то фильма. Если закрыть глаза, то музыка начинает рисовать у тебя в голове настоящие картины. 



До начала концерта Константин приводит аналогию с автомобильной поездкой по лесу, во время которой постоянно меняется лишь тень. Эта мечтательность, присутствующая в звучании Giegling, является структурным элементом. И когда примерно спустя 25 минут с начала концерта в дело вступает танцевальный бит, публика, все это время пребывавшая в напряжении, заметно расслабляется. Кто-то начинает ободряющее кричать, прямо как в клубе, кто-то просто качает в ритм головой. Отдельные художники сливаются в цельное сложное звуковое произведение, которое обрастает многочисленными гранями, но при этом очень легкое, будто бабочка. Как только ты узнаешь какой-то трек, он тут же растворяется в сотнях других звуков. Вероятно, эта легкость и составляет заметное обаяние, сложившееся вокруг Giegling. Музыка этого лейбла остается доступной, но вместе тем не теряет налета хонтологии, которая вызывает ностальгические воспоминания.

На следующий день я снова встречаюсь со всем коллективом Giegling на вечеринке в Berghain. Vril и Ateq утюжат танцпол Berghain жестким техно, а Edward, Kettenkarussell и Leafar Legov разбавляют все своими подвижными и довольно эйфоричными лайвами. DJ Dustin же со своим экспериментальным диджей-сетом еще раз, абсолютно ненавязчиво показывает всю широту музыкальных интересов Giegling. Пока он играет, над диджейкой клуба колышется серебристая люстра из алюминиевой бумаги. Вряд ли сегодня найдется в мире лейбл, который сможет занять все два танцпола Berghain и помимо этого еще и украсить все помещение по собственному вкусу. Просто сам Giegling существует совершенно по иным правилам, чем все.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Редактор раздела «Академия»: Сергей Пушкин

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы