Несколько вопросов Питеру ван Хузену

28 октября 12:45

У Питера ван Хузена есть свой лейбл Time to Express, на котором он выпустил два альбома (третий, в виде записанного лайв-выступления, был выпущен берлинским Tresor). На этом лейбле, помимо собственной музыки, ван Хузен выпускает звуковые эксперименты дуэта Sendai (совместно с Ивом де Меем) и ритмические зарисовки Дарио Зенкера. Ван Хузен может и начал десять лет назад (первый релиз датирован 2006 годом), но практически моментально влился в современную мировую техно-сцену. Перед своим выступлением в Санкт-Петербурге на большом и красочном мероприятии «Mystery», которое пройдет 29 октября сразу в семи залах учреждений императрицы Марии Федоровны, Питер ответил на несколько вопросов о себе и своей музыке.

 

Скажите, почему вам так интересен EBM? Или, быть может, вам интересна та эпоха, когда эта музыка находилась на пике популярности?

Когда я был подростком, жанр EBM в Бельгии пользовался очень большой популярностью. Такие группы, как Front 242, The Neon Judgement, равно как и многие другие, на то время были внушительной частью андеграундной музыкальной сцены. К тому времени я уже вовсю слушал электронную музыку, поэтому для меня выглядело логичным интересоваться музыкой и этих групп тоже. Плюс у них всегда были замечательные живые выступления, порой я бы даже сказал театральные, и всегда очень громкие. 


У вас с Ивом де Меем есть совместный проект Sendai. Откуда вы черпаете вдохновение при работе над этим проектом, ведь все-таки стилистически эта музыка довольно далека от привычного техно-звучания?

В случае с Sendai у нас есть только одно правило — экспериментировать столько, сколько мы сможем. Это происходит на нескольких уровнях: композиция, саунд-дизайн, то как мы все сводим, какие инструменты используем... Мы и правда пытаемся быть творческими настолько, насколько это возможно. Для меня это еще и выход всех странных и дурацких экспериментов со звуком, которые я не могу делать в техно-музыке. У нас с Ивом нет недостатка в идеях, и у нас еще очень долго не кончится вдохновение. 


Питер играет не только техно, но и что-то более спокойное. Хотя на вечеринке «Mystery» от него вряд ли стоит ожидать чего-то подобного. 


Согласны ли вы с утверждением, что техно, зародившееся как своеобразный протест и с верой в светлое будущее, в настоящее время в Европе является скорее символом гедонизма и прожигания жизни успешными людьми? 

Я не смотрю на это с такой стороны. Но, как и по многим другим вопросам существуют различные перспективы, я думаю, что для каждого это своя история. Поскольку техно для каждого значит что-то свое, то я затрудняюсь дать на этот вопрос какой-то конкретный ответ. 


Правы ли оказались отцы техно-музыки, когда признавались, что эта музыка перестала быть символом технического прогресса и музыкой завтрашнего дня? И чем, по вашему мнению, техно является сейчас? 

Опять-таки, это слишком абсолютное утверждение, и я даже не знаю с чего начать отвечать. На вопрос, чем же техно является сейчас, невозможно получить какой-то конкретный ответ, поскольку, опять-таки, техно для каждого свое. Ведь никогда не было какого-то единого определения, что такое техно, и я думаю, это самое главное. 

Как и в любой другой творческой форме, каждый человек вносит в эту форму свое толкование, тем самым ее изменяя. Мне кажутся очень романтическими идеи, что раньше, мол, существовала чистая форма, а теперь уже все не так. Ну и как по мне, это довольно консервативный подход. Я не устаю поражаться тому, что многие люди, так или иначе связанные с техно, то и дело говорят о «чистой форме» из прошлого, к которой они хотят принадлежать, но для меня техно — это, прежде всего, изменения. Поэтому каким бы ни было техно, и каким оно было когда-то раньше, у меня с этим нет никаких проблем. Пусть растут все цветы! 


Существует теория о 30-летних культурных циклах, и сделав полный оборот в 30 лет, сейчас техно вернулось обратно. Какие бы перемены вам бы хотелось видеть в этом жанре в новом культурном цикле?

Естественно, большее количество экспериментов меня сделает куда счастливее. Плюс поменьше бы эго в биографиях артистов. Быть может, сейчас самое время в этом смысле сделать шаг назад.

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io