T

V

НОВЫЙ ВЕК

ФИЛИППА ГОРБАЧЁВА

Он всегда был сам по себе. 

В юности активно экспериментировал с музыкой. В какой-то момент принял радикальное решение – отказался от понятного жизненного пути и полностью посвятил себя творчеству и музыке. 

Спустя несколько лет – он уже хедлайнер многих важных российских (да и не только) фестивалей и больших вечеринок. В этом году он выпустил свой второй альбом, запустил творческую платформу и нацелен на дальнейший рост. 

Mixmag Россия провел несколько дней с Филиппом Горбачевым, чтобы узнать секрет, как у него все получилось. 


Ко входу в московский клуб Rodnya буквально сразу же после полуночи протянулась довольно больших размеров очередь. Сверху, из клуба, заухали техно-ритмы и очередь, состоящая из симпатичных молодых людей, на это сразу же среагировала едва заметными колебаниями. Все хотят побыстрее оказаться внутри, на танцполе. Сегодня здесь проходит особенная вечеринка Никиты Забелина «Unit» — этим вечеринкам исполнился один год. Они были задуманы Забелиным как место, где могли бы показать себя российские техно-артисты, и за прошедший год на этих вечеринках выступило довольно большое количество молодых, интересных, перспективных и даже уже состоявшихся электронных артистов из разных концов России. Среди участников этой особенной вечеринки значится и Филипп Горбачев, чье живое выступление запланировано на раннее утро, праймтайм современных московских тусовок. 


За час до начала вечеринки, Горбачев на свой половине длинного стола (вторую половину занял лайв-сетап казанской группы PTU) аккуратно раскладывает свои устройства — пара драм-машин, несколько синтезаторов, включенных в диджейский пульт A & H Xone 92. «Микрофон, — говорит он звуковику. — Нужно обязательно прочекать микрофон» и откладывает его осторожно в сторону. Микрофон в лайве Филиппа Горбачева, голос как таковой, играет одну из важнейших ролей. 


mic 

check,

one,

two...

Подготовив все к живому выступлению и еще раз проверив готовность, Горбачев накидывает ярко оранжевую куртку, подарок от украинского дизайнера Yulia Yefimtchuk, выходит на улицу, двигаясь вдоль длинной очереди, которая стремится попасть на вечеринку и в этой холодной московской ночи он выглядит каким-то пришельцем из другой реальности, космическим рейвером из девяностых. Вслед ему по очереди проносится шепот: «Смотри, Горбачев пошел». Еще пару лет назад вряд ли кто-то из стоящих в очереди знал о таком продюсере, а теперь Горбачев является хедлайнером практически всех крупномасштабных российских фестивалей и вечеринок. Как так получилось? Где начало этой истории? 

Договориться с Горбачевым об интервью довольно непросто — у него очень плотный график выступлений: «Вот на этой неделе выступаю на киевской вечеринке „Схема“, а потом в Цюрихе буду делать специальное выступление в филармонии, а дальше уже тур по Южной Америке», — говорит Филипп. Южная Америка некоторое время назад в его жизни уже сыграла очень важную роль. 

Июль 2009 года. Немецкий город Кельн, где происходит громадный музыкальный фестиваль C/O Pop. Как и в случае со всеми большими фестивалями, во всех кельнских клубах, барах и забегаловках параллельно идут неофициальные вечеринки от разных творческих объединений и лейблов. В одном из крошечных баров города свою вечеринку устроила группа южноамериканцев, которые за несколько месяцев до этого объединились в лейбл, точнее будет сказать, в творческую коммуну Cómeme. «Я про них узнал через интернет. Посмотрел их клипы, послушал их музыку, купил пластинку „Bo Jack / Pitaya Frenesi“ от Матиаса Агайо и Rebolledo и решил для себя, что мне с ними просто необходимо познакомиться в реальной жизни, — начинает свою историю Горбачев. — Для того, чтобы туда попасть мне какое-то время пришлось поработать водителем на стройке, накопить денег на билет. Приехав туда, я просто так, буквально с улицы, зашел к ним на вечеринку и сказал, „Привет, меня зовут Филипп!“». Для него то событие одновременно и произвело переворот в сознании и стало примером идеальной танцевальной вечеринки. «Надо понимать, что я существую в этом контексте. И такие вот мероприятия Cómeme — это идеал танцевальных вечеринок. Они про танцы и ни про что более. Там нельзя простоять всю ночь переминаясь с ноги на ногу с телефоном в руке. На таких вечеринках собирается самая разная публика, и всевозможные фрики, меньшинства. Царит очень крутая атмосфера, свободу ощущаешь физически, чувствуешь семейность». Спустя год после той вечеринки, он бросил все, сложил свои вещи и уехал жить в Берлин. Там его ждала вторая семья — люди с лейбла Cómeme. Первая его пластинка, «In The Delta» вышла уже на следующий год. Естественно, на Cómeme. 


Следующий релиз получил пророческое название «Hero Of Tomorrow», пластинка стала первой серьезной попыткой Горбачева записать музыку, пропитанную той атмосферой, что царит в творческом объединении Cómeme. «Музыка рождалась по приколу, с целью выйти из лупа этого танцевального, привычного, — объясняет Горбачев. — Все-таки для меня в танцевальной музыке важна не повторяемость, не эта тема одна на всю композицию. Неважен ритмический паттерн повторяющийся. Важно то ощущение, которое люди на танцполе получают от исполнителя, от тебя как от артиста. От атмосферы. Все же хотят в клубе забыть о рамках, о статусах». 


Похоже, что этот дух свободы, ничем не обремененного творчества у Филиппа все-таки возник не в берлинской студии Cómeme, а гораздо, гораздо раньше. В Cómeme этот дух обрел форму, некое целеполагание, но зародился задолго до этого, скорее всего в творческой атмосфере его семьи. 


Его отец был известным в советское время автогонщиком а ныне продолжает развивать культуру безопасного вождения через книги и собственную программу на «Эхо Москвы» («Водитель от бога. Ощущение такое, что он родился уже за рулем», — смеется Филипп.), а у них дома постоянно бывали люди искусства, авангардные музыканты. Важнейшую роль в формировании его музыкального вкуса сыграли музыканты известной группы «Звуки Му» Петр Мамонов и Александр Липницкий. Мамонов, будучи большим меломаном, знакомил окружающих его людей с новой музыкой (среди окружающих был и папа Филиппа), раздаривал компакт-диски с интересной музыкой, и эти диски обычно оседали у Филиппа в плеере. «И вот я ходил в институт, а в ушах у меня всегда звучала очень прогрессивная музыка — релизы Warp, Ninja Tune, Green Velvet, группы The Butthole Surfers и Джеймса Брауна — вспоминает Горбачев. — Я для себя начал понимать что такое искренняя музыка, что такое саунд, что вообще за этим стоит. Мир ведь очень пестрый. И я очень благодарен тому, что мне открылся этот мир, что я понял для себя, что мир музыки очень широкий, что в нем важен дух и искренность. Всякие жанровые ярлыки тут совершенно не важны». 


«Я для себя начал понимать что такое искренняя музыка,
что такое саунд, что вообще за этим стоит.
Мир ведь очень пестрый. И я очень благодарен тому,
что мне открылся этот мир, что я понял для себя, что мир музыки очень широкий, что в нем важен дух и искренность. Всякие жанровые ярлыки тут совершенно не важны»


В подростковом же возрасте он начал заниматься экспериментами с музыкой, звуками и студийными техниками. Вместе с сыном басиста «Звуков Му» они открыли для себя на чердаке дома целую студию, расчехлили инструменты и принялись за творчество. «Например, записывали овердабы на диктофон моего папы. Мы играли на ударных, записывали их на кассету, потом включали в музыкальном центре — барабаны играли оттуда, а мы их записывали через диктофон на новую кассету, но уже с басом в комнате. Нам было лет по 14-15, — смеясь, рассказывает Филипп. — Я люблю то время, поскольку это были эксперименты в чистом виде, я как тогда сел за барабаны и потянулся к микрофону, так это и остались двумя моими главными инструментами. А между этим изучал клавиши и драм-машины. Это было здорово, что у нас был доступ к студии и музыкальным инструментам».


Да, как сегодня признает и сам Филипп, это было не более чем подростковое баловство, но благодаря этому баловству он научился иначе слушать музыку, воспринимать ее, с ее помощью транслировать в окружающий мир определенные эмоции. Когда-то в шутку начавшиеся занятия музыкой со временем для Горбачева оформились в законченную идею. В какой-то момент он оказался на распутье — или ты двигаешься привычной траекторией (семья-карьера-дом) или же делаешь радикальный шаг, рискуешь, отказываешься от четкого будущего и выбираешь свободу творчества. Филипп выбрал второй путь и совершенно об этом не жалеет. «Я решил поступить по-честному, для себя. Да, было тяжело, определенное время никакого результата не было вообще. Но я всегда старался верить в то, что делаю! И именно из этого поступка родилось все остальное. В Берлине вся моя работа, вся моя жизнь посвящена музыке и звукам. Все это благодаря импульсу, а импульс этот был бы невозможен без жертвы». 


Он очень долго и в подробностях рассказывает о творческом процессе, принятом в Cómeme. Так как и сам лейбл возник из стихийных уличных вечеринок, проходивших в Южной Америке и по всему миру, то и творческий процесс, скорее, можно было бы описать словами «стихийность» и «спонтанность». Cómeme — это не лейбл в привычном понимании, а больше творческая коммуна. Все со всеми постоянно вступают в творческие коллаборации, постоянно вовлекаются новые люди. Например, в дебютном альбоме «Silver Album», помимо Филиппа и Матиаса Агайо – главных заводил Cómeme, поработали еще и Тобиас Фройнд с Ostgut Ton, Джон Стейнер из Battles, а вокал (в основном русскоязычный) самого Горбачева напоминает золотую эпоху пост-панка. В текстах его треков мало смысла, но здесь этого никто и не ждет — они цепляют, им можно подпевать на танцполе. Больше ничего и не надо. «Я кайфую от того, что русский язык настолько удачно вписывается в мою музыку», — признается Горбачев и объясняет как у него происходит работа над музыкой. Обычно рано утром, при работе над какими-то спонтанными джемами, набросками у него возникают определенные словесные конструкции, ассоциации. Спонтанные, ассоциативные приемы. 


«Иван, давай,


открой коробку»


Именно поэтому микрофон и голос в живых выступлениях Горбачева занимает важную роль. С помощью голоса он, будто идеальный диджей из прошлого, побуждает людей на танцполе к реакции и эмоциям. В Arma17 он поставил на уши весь танцпол просто наговаривая под жестковатый техно-бит «Веришь ли ты в хаус-музыку?», а в «Кругозоре» заставил набитый битком зал скандировать главный его хит «Иван, давай, открой коробку». 


Во время своих живых выступлений он не использует компьютер, объясняя это тем, что компьютер отвлекает от главного — от общения с людьми. Именно это общение для Филиппа Горбачева вещь номер один. 


Он стремится слушать и чувствовать танцпол. То есть он поступает как классический диджей, диджеем при этом не являясь, но с недавних пор став резидентом Arma17. «Я уважаю диджея, могу вдохновляться им, понимаю, что это ключевой персонаж на танцевальной сцене, но сам им никогда не стану», — признается музыкант, и говорит, что он плоть от плоти человек клубных танцполов. Там он получает вдохновение и новую порцию положительных эмоций. Именно переживания на танцполе он старается запечатлеть в своей музыке. «Для меня танцпол — это любовь к людям. А танцевальная музыка — это признание в любви к музыке. Когда я работаю над музыкой, я представляю себе идеальный танцпол, со всеми людьми, которых я бы хотел видеть, со всеми возможными звуковыми и техническими решениями, правильная атмосфера, декорации и так далее», — объясняет Филипп. 


Фактически первым его большим хитом стал трек «Ivan, Unlock The Box», вышедший в версии Нины Кравиц на ее лейбле «трип» в 2015 году. Причем, как объясняет сам Филипп, это был единственный раз, когда он кому-то решился послать демо. 


«Почему Кравиц? Мне понравилась идея, стоявшая за лейблом, название лейбла. Я даже энергетически почувствовал, что из этого что-то может получиться, — объясняет Горбачев. — Да и идея послать трек Кравиц мне пришла спонтанно. Причем с момента, как я передал демо, до выхода пластинки прошло ну точно больше года. Я даже рад, что так получилось, потому что он вышел в версии от самой Нины. Трек претерпел некоторые композиционные сдвиги, но и могу сказать, что для меня тема „Иван, давай, открой коробку“, она совершенно не исчерпана. Сейчас существует как минимум две версии этого трека, но я думаю что их будет даже больше. Есть например версия, которую я играю живьем со своей группой — это совершенно одно. А когда я выступаю сольно, это вообще другая версия».


«Да, этот альбом – ода клубам. Клубам будущего»


Вышедший в этом году второй альбом музыканта «Unlock The Box» еще больше ушел в сторону танцполов и техно-клубов. «Да, — признается сам Филипп. — Этот альбом своеобразная ода клубам. Но не современным клубам, а клубам будущего. Клубам из пятого нового века. Эти клубы есть и сейчас, но их немного. Например, танцпол Berghain — это яркий пример такого клуба. Там очень заметно, что это не просто ночной клуб, не просто зона развлечения для взрослых. Не это главное. Главное тут, на мой взгляд, что это пространство, в котором артист способен творить и развиваться. В таком стабильном контексте танцевальная музыка превращается в комплексный вид искусства». 


Вместе с этим, музыка Горбачева очень проста, какой, в принципе и должна быть музыка, созданная с прицелом на танцпол. Эту простоту признает и сам музыкант: «Для меня важно, что с помощью очень простых моментов и ходов, можно достичь очень сильных результатов. Вот например, как создавался трек „Lazer“, записанный совместно с российской группой Interchain? Он же создавался совершенно не так, как создается шаблонный техно-трек. У нас были живые барабаны, куча всяких драм-машин, микрофонов — и все это записывалось в панк-студии московской. Классической такой, подвальной, около метро „Университет“. Был пойман вайб, и потом из трека вырезалось всё, что не относится к функциональности, но при этом сохраняет ту самую нотку».


Одновременно с этим, Филипп для себя стал разделять историю с живой музыкой и электронной. Если электронные лайвы он делает с прицелом на клубы, то для живых выступлений он собрал целую группу The Naked Man. Главное различие между ними заключается в том, что «в случае с живой группой, там вообще нет никакого метронома, нет компьютерных ритмов. Музыка должна быть свободной!» 


Российская премьера этого живого выступления, получившего название Philipp Gorbachev & The Naked Man состоялась в прошлом году на московском фестивале Outline. В этом году, на Outline должна была состояться премьера его альбома «Unlock The Box», которая готовилась более полугода силами Arma17, Stereotactic, Sila Sveta и должна была стать первым проектом лейбла PG Tune, а также одной из фишек фестиваля. Однако, по известным причинам увидеть это было не суждено. В сильно усеченном виде эта программа была реализована чуть позднее в московском заведении «Кругозор», на первой вечеринке лейбла PG Tune под названием «Centrifuge». Тем не менее, альбом от The Naked Man должен выйти в свет на лейбле Arma в начале 2017 года. 


Сам же Филипп тем временем выстраивает собственную творческую платформу, отказываясь называть ее лейблом. Стартовавшая в 2015 году культурная инициатива PG TUNE (в качестве инициалов использовались первые буквы имени и фамилии Филиппа Горбачева, но также PG — Parental Guidance, британская маркировка контента для взрослых), к этому году начала обрастать командой единомышленников. «PG Tune — это моя собственная платформа, — объясняет Горбачев. — С ее помощью я облегчил многие свои задачи в разных аспектах. Я никогда не был подписан ни на один лейбл. Например, я поучаствовал в создании Cómeme, лейбла, который послужил мне примером. То есть места, которое существует за счет усилий членов сообщества, и где все построено на доверии друг к другу. Открытость, прозрачность в коммуникации. Ощущение, что все делают какое-то важное, хорошее и общее дело». 


PG Tune — это насколько лейбл лично Горбачева, насколько и, по его словам, своеобразное творческое бюро, которое двигаясь собственным ритмом способно реализовывать разного рода проекты. Например, под эгидой лейбла была выпущена коллекция украшений из оксидированного титана, созданная Настей Коротковой. «Рейв — украшения», — говорит Горбачев. В команде лейбла активную роль с недавних пор начал играть и художник Александр Скобеев, которого все друзья зовут Скобычем, и который отвечает в PG Tune за визуальную часть. «Придумщиком и зачинщиком большинства идей является Филипп, — говорит Скобеев, — а я уже их начинаю развивать дальше, придавать им законченную форму. Мне интересна подобная форма работы: перед тобой ставится задача и ты ее должен как-то решить». 


Скобыч

Александр Скобеев, который с этого года отвечает за визуальную часть PG TUNE, по просьбе Mixmag Россия рассказывает о своем знакомстве с Филиппом Горбачевым, и о том, как выстроена работа на лейбле. 


По образованию я дизайнер — закончился художественное училище, потом отучился в Британке, а потом какое-то время проработал в фэшн-глянце. Классический путь дизайнера, одним словом. Потом все это достало, бросил и начал работать на себя. 


Сам я начал работать с PG Tune с релиза «The Weeping Tune», но, как мне показалось, еще со времен его «Silver Album» музыка и визуальный стиль у Филиппа уже существовали органично. 


Придумщиком большинства идей, их зачинщиком является Филипп, а а я уже начинаю их как-то развивать дальше. Обычно он выстреливает какими-то яркими, бесшабашными идеями. Мне в принципе это интересно — перед тобой ставится задача и давай решай. Например, при оформлении релиза Obgon использовались шрифты, которые я бы и не подумал никогда бы использовать, какие-то лоуфайные изображения, отсылки к каким-то видеоигровым историям. То есть референсы звучат угарно, но по факту все получилось довольно строго и серьезно. 


Наша работа с Филиппом началась с логотипа PG Tune — ему нужно было сменить логотип. В итоге логотип появился очень естественно. Мы не обговаривали какие-то нюансы, не думали про какой-то общий графический стиль у будущих релизов. Визуальный стиль у лейбла вообще складывался постепенно. Если говорить с точки зрения влияний (прежде всего энергетических), то я бы сказал, что в оформлении и дизайне релизов играет эпоха, пришедшаяся на стык десятилетий — конец 80-х и начало 90-х. 


Надо понимать, что PG Tune занимается прежде всего танцевальной музыкой, и поэтому главным референсом для меня при оформлении было движение как таковое. Движение красивое, плавное, подчеркивающее ритм и дающее понять, что все вот-вот начнется. 


Как я уже говорил ранее, я не сразу стал работать с PG Tune. До меня Филипп поработал с разными дизайнерами, поэтому сейчас передо мной сейчас стоит задача как привести этот существующий стилистический разброс к какому-то более-менее единому виду.


Первым релизом на PG Tune не от самого Филиппа станет пластинка московского продюсера Obgon, за псевдонимом которого скрывается Андрей Ли. Релиз намечен на конец осени, однако, на его примере можно представить себе, что такое «проектное бюро», под которым Горбачев понимает PG TUNE. «От момента задумки до утверждения релиза прошло очень много времени», — говорит Андрей Ли. До этого он играл в группе Stoned Boys, потом переключился на более электронное, техноидальное звучание в проекте Interchain и все чаще выступает сольно как Obgon. Ли можно с полным правом назвать единомышленником Филиппа. Он также самозабвенно отдается музыке. Он, как и Филипп несколько лет назад, бросил работу, чтобы полностью посвятить себя музыке. «По сути работа над этим релизом стартовала еще когда не было никакого лейбла, — говорит Андрей. — Мы начали обсуждать, а как бы выглядел этот гипотетический релиз, как он будет оформлен, очень долго отбирали треки. Думали над тем, как эту музыку преподнести людям. Постоянно находились в контакте. То есть работа была проделана колоссальная. PG Tune для меня — это продакшн-студия, в которой работают смелые люди, реализующие свои идеи просто потому, что они так видят, потому что им так нравится, и им этого хочется. Смелость — очень важная вещь в нашем деле». 


Во время беседы с Филиппом ловишь себя на мысли, что это очень светлый человек в душе, который с оптимизмом смотрит в будущее, загорается от новых идей и возможности их реализации. Он с большим удовольствием рассказывает о своем концерте, который состоялся в филармонии Tonhalle в Цюрихе, намекает на новые идеи, связанные с будущими живыми выступлениями, ждет начала тура по Южной Америке и, видимо, живет в выдуманном им «новом пятом веке». Эту свою умозрительную концепцию он объясняет на примере собственного трека «5th New Century», записанного совместно с певицей Polina, который открывает его альбом «Unlock The Box»: «Он про то, что нам обещают царство любви, бесконечной радости и благодати. То есть нужно жить с Богом, но мы никак не можем — потому что вечно срываемся, грешим и прочее. Для меня это пятая попытка войти в этот век. Почему пятая? Не знаю, потому что их много было, этих попыток, и дай бог, много ещё будет!»


Obgon

2 декабря на лейбле PG TUNE выходит пластинка проекта Obgon, за которым скрывается участник групп Stoned Boys и Interchain Андрей Ли. По просьбе Mixmag Россия он рассказал свою историю и что такое для него PG Tune. 


В 2010 году я набрался смелости и предложил Жене Горбунову замутить проект. Так появилась группа Stoned Boys. Примерно в это же время Филипп уже начал активничать на московской тусовке. Но это скорее было движением от противного — другой саунд, другой подход к работе, больший упор на лайв, более честное выступление на сцене. Филипп тогда выставлял к диджейке элементы барабанной установки и получался такой диджейский сет с лайвом и с живыми барабанами. Было круто! Нам тогда его подход очень понравился, поскольку мы придерживались чего-то похожего. Компьютеры не используем во время лайва, больше хочется ощущения чего-то живого и непредсказуемого. Видимо нам всем тогда хотелось чего-то дикого, чего-то совершенно непохожего на то, что в то время происходило в московских клубах. Хотелось больше ненормального саунда и смелости в поступках. 


Stoned Boys был странным проектом, поскольку нам тогда сносило башню по всем фронтам и чего мы только не делали. По музыке это был дичайший замес — и прог-рок, и рейв, и панк и бог знает что еще. Менялось все очень быстро. Нас несло в разные стороны, но нам нравилось. Это была все-таки брутальная юношеская энергетика. 


В какой-то момент мы поняли, что нужно сконцентрироваться на какой-то более чистой идее и отбросить все ненужные инструменты и звуки и сосредоточиться на довольно функциональной музыке — на той, под которую можно было бы танцевать. Начали думать в эту сторону и поняли, что нужно все делать с чистого листа. Чтобы и людям было понятно, и чтобы самих заводило и пёрло. В итоге мы решили начать все заново, с чистых паттернов в Electribe.Так появился Interchain. Это проект представляет собой своего рода индустриальное техно, замешанное на пост-советской эстетике, анархо-панке и самых темных танцах во вселенной. Хотя я бы не сказал, что это техно-проект, поскольку мы готовим к выходу альбом скорее эмбиентного толка, а также в планах расширение состава группы. Interchain — это прежде всего настоящий лайв бэнд, без компьютеров на сцене, а мы вроде как рабочие на заводе, только у нас вместо станков инструменты, издающие механические грувы. Мы делаем функциональную музыку. Как на станках.


Два с половиной года назад я еще больше набрался смелости и бросил работу чтобы сосредоточиться исключительно на музыке, на своем сольном проекте Obgon. 


Накопив какое-то количество треков я скинул их Филу, чтобы он погонял их в своем красном «Мерседесе». Вот именно с того момента, я думаю, и началось наше сотрудничество. 


Что такое Obgon и в чем его отличие от Interchain? Главное отличие состоит в том, что это мой сольный проект и вся ответственность лежит на мне. Obgon — это такая пожирающая танцевальная музыка, несущаяся на спортивной скорости. Это дорожная техника въехавшая в большой клуб и на замену диджею.


PG Tune для меня это организация, которая прежде всего делает проекты. Сложно назвать это словом релиз. Может быть даже это продюссерский центр наших дней. Вся работа здесь ведется совместно. Мы с самого начала работаем над тем, как должен звучать каждый трек, как будет выглядеть сам релиз, как это будет преподноситься людям, как это будет выглядеть в качестве лайва, что с визуальной стороной. Это довольно плотная работа. Мы находимся в постоянном общении. Мне хочется думать, что это будет больше чем лейбл, что это будет свободная платформа для искренней и свежей музыки. Конечно всё зависит от качества самой музыки. Насколько она будет новой и ненормальной — оригинальность это очень важная вещь! Сейчас музыки много, артистов много, но и крайне много клише, а всем же ведь хочется найти оригинальный саунд, звук новой России.


{"width":800,"column_width":385,"columns_n":2,"gutter":30,"line":24}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io