TALE OF US

ИСТОРИЯ ИЗМЕНЕНИЙ

Пока Tale Of Us готовятся начать в своей карьере новую главу, Mixmag наведался к ним в гости в Берлин, чтобы побольше разузнать о романтическом техно. 

Отсюда можно услышать как живет Кройцберг. На Ораниенштрассе начинают заполняться бары и рестораны, а это значит, что очередному уикенду в Берлине грозит ранее начало. Ведь сегодня только четверг. Однако, Tale Of Us на выходных дома практически не бывают.

Где-то в течение пяти лет, к 2015 году, саунд, который они проповедуют, превратился в нечто эмоциональное и драматичное, в нечто, что нельзя пропустить. Он заставляет не только двигаться тела на танцполе, но и трогает сердца и разум. Из Майами в Secret Solstice в Исландии, затем на фестиваль Coachella в Лос-Анджелесе и The Warehouse Project в Манчестере, и домой в Берлин — их диджейские сеты идеально балансируют между погружающим в мир звука техно-рейвом на складе и всплывающими в памяти ассоциациями с IDM. Они взяли эту атмосферу с собой на Ибицу, где в этом году у них была мини-резиденция в DC10, и она оказалась самой популярной вечеринкой сезона. Они завалены предложениями сделать ремиксы, но при этом не слишком часто записывают что-то свое, предпочитая перфекционизм зарабатыванию денег. Вышедшая в ноябре пластинка «North Star / Silent Space» была единственной выпущенной ими в 2015 году. Ну а глубокую и свежую атмосферу их техно-треков отметил даже лейбл R&S, который и выпустил у себя этот релиз.

Конечно, был еще грувастый танцпольный техно-боевик «Astral» — совместная работа с их друзьями и напарниками по лейблу, проектом Mind Against. И ремиксы для Caribou, Plastikman, Kiamos и Barnt. Их лейбл Life And Death развернулся, начиная с фирменных вечеринок и заканчивая релизами новых подписантов, среди которых Recondite, Штефан Бодзин, Стив Рахмад, ну и, конечно, все те же Mind Against.


Поднявшись на пять этажей вверх, попадаешь на невзрачную, но элегантную лестничную клетку — это вход в пентхаус Кармина Конте, скромное, но стильное жилище с мансардными окнами, рядом с которыми он курит, маленьким домашним спортзалом в углу и ноутбуком, открытым на кофейном столике. Оказывается, в этот момент там крутится микс дуэта, записанный для Mixmag.

Спустя несколько минут, из своей квартиры по соседству приходит Маттео Миллери, и оглядывается, как будто он здесь впервые. «Мне нравится, что ты сделал с этим местом, чувак, — одобрительно кивает он Кармину. — Это зеркало также надо бы убрать, с ним как-то перебор». Он тычет пальцем на какую-то штуку в углу из золота. Без шуток, все происходящее вполне соответствует ситкому «Странная парочка». Во-первых, их, устроившихся на кожаном диване, вполне можно принять за братьев — оба суровы и одеты в черное, у обоих руки в татуировках, оба довольно эмоциональны по природе и привлекательны (ну итальянцы же, в конце концов). Но поговорив с ними, становится ясно, что это две полные противоположности, которые сошлись вопреки всему.

Кармин родился 33 года назад в канадском Торонто, когда там работали его родители, однако вырос в итальянском городке Пескара. «Из моих бабушки с дедушкой один был кларнетист, а другой саксофонист, так что это у меня в крови, — говорит он. — Я прям влюбился в пианино, когда увидел сольный концерт. Я тогда был совсем маленький, мне было лет девять или десять». Потратив на занятия музыкой несколько лет, он принял решение не продолжать учебу в местной консерватории, и решил последовать пожеланиям родителей, которые хотели видеть его в адвокатуре. «Я сдал бóльшую часть экзаменов. Не то, чтобы я сдался, но понял, что это место не для меня».

Кармин рассказывает о всем этом довольно скромно. Создается впечатление, что история Маттео еще короче. Его отец — бизнес-консультант и экономист. «Он хотел, чтобы я пошел по его стопам — это достойный путь, было бы нелегко, но всегда была бы какая-то предопределенность. Если бы я последовал за ним, то бы никогда не узнал, действительно ли я этого заслуживаю, понимаете?». Маттео 27 лет, он родился в Нью-Йорке, когда там учился его отец, и вырос в деревне в итальянской области Умбрия.

Он рос на Aphex Twin, Autechre и прочем IDM. «У меня не так много различных музыкальных навыков», — говорит Маттео, кивая в сторону Кармина, как если бы «многие музыкальные навыки» были его специальностью. «В смысле, я много узнал об аккордах и их последовательностях и всем таком, но в начале это было больше похоже на игру с софтом. Даже в школе, ведь я был немного ботаником. У меня был Logic, у меня был Reason, вообще я почти пять лет возился с Cubase, но затем Logic переехал на Mac и я тоже вместе с ним».

Recondite

Tale Of Us задают вопросы своему другу и партнеру.

Лоренц Брюннер вырос в Баварии, а теперь записывается на Ghostly International, Innervisions, Hotflush и много где еще. На лейбле Life And Death он дебютировал в 2015 году c пульсирующим техно-грувом «Think Twice», а сами Tale Of Us появились в треке «Sequenze» на его последнем альбоме «Placid». Его псевдоним переводится как «неясный».

Tale of Us (TOU): Ты один из самых талантливых электронных артистов этого десятилетия, твоя музыка узнаваема и уважаема массами, но у тебя постоянно присутствует меланхолия по отношению к электронной танцевальной сцене. Тебя не очень устраивает твое нынешнее положение?

Recondite: Спасибо, конечно, но я не согласен. Массы даже не знают обо мне. Я же не Мадонна. Не очень ли я рад своему положению? Это не так. В конце концов, я делаю то, что хочу. 

TOU: Где ты себя видишь в следующие пять лет?

R: Боюсь загадывать на такой длинный срок. Предпочитаю вести более тихую жизнь, поддерживая тесную связь со своей семьей и природой. Очень надеюсь, что в следующие пять лет я не вернусь к своей старой работе терапевтом в центре реабилитации в Баварии, и очень хочу поработать над музыкой для кино.

TOU: Во время нашей совместной работы ты говорил нам, что важно делать музыку для танцпола и для людей, которым нравится твое более глубокое, раннее звучание. Считаешь ли ты, что главные танцполы и давление со стороны фанатов изменили твой подход к музыке?

R: Не буду отрицать, что ощущается определенное давление, когда ты играешь, скажем, перед десятью тысячами человек. Единственный из тех, кого я знаю, кому абсолютно все равно и кто играет все, что захочет — это Рикардо Виллалобос. Но он этим известен, поэтому к нему все готовы. Конечно же, я готовлю треки для больших танцполов, но у меня на лэптопе есть много чего. Поэтому я бы не сказал, что я как-то себе изменяю...

TOU: В книге «Человек в поисках смысла» психиатр Виктор Франкл иногда спрашивал своих пациентов «Почему вы не убьете себя?». Как бы ты ответил на такой вопрос?

R: Потому, что я люблю свою семью и неодушевленные предметы в своей жизни. Конечно, никто не вечен, но я постараюсь быть с ними как можно дольше.

TOU: У тебя есть любимое растение?

R: Дуб. Он куда больше и устойчивее нас. 

Маттео так же начинал карьеру в «правильном» направлении — он изучал экономику, которую впоследствии забросил. В конце концов, оба оказались в частном музыкальном колледже SAE Institute в Милане, где и пересеклись их пути. «Эта школа для нас была, скорее, местом встречи, — говорит Маттео. — Она не научила нас всему, что мы хотели узнать. Там был упор на техническую составляющую. Это хорошая школа, знаменитый институт, но больше для инженеров. Нам это не нравилось».
«Ага, нам это не нравилось», — вторит ему Кармин, улыбаясь.
«Это вообще проблема Италии — как там преподают, — внезапно выпрямился Маттео. — Вот почему мне не нравился университет. Как будто требуют „выучи это все сегодня и расскажешь завтра“. В других странах по-другому, групповые занятия с проектами. Нельзя чему-то научиться в музыке, прочитав 200-страничную книжку».
«Ты учишься музыке, делая музыку», — соглашается Кармин.

«Связь между нами — это страсть к музыке.
Она очень сильна, поверьте. На самом деле мы
ведь из двух разных реальностей, разных
слоев общества»

Несмотря на то, что Кармин мягче и больше сосредоточен на классической музыкальности, из них двоих — он самый активный клаббер. Как только они переехали в Берлин, он с головой ушел в омут ночных тусовок, по воскресеньям уходит на шесть-семь часов в Panorama Bar, чтобы впитывать музыку и слушать то, что работает на танцполе. Tresor, Watergate и Club der Visionäre, конечно, тоже присутствуют в списке предпочтений. «Берлин — это не только клубы, — говорит он. — Этот город дает возможность заняться еще чем-нибудь, если хочешь покончить с клубами в пять утра, понимаете? Это свобода. Я хочу понять и научиться чему-то в этих местах, это мне нужно. Частота, брейки, как каждый звук живет в клубе — если что-то звучит здесь правильно, ты знаешь, что это правильно. Это же совершенно иной опыт по сравнению с университетом».

Маттео другой. В разговоре он довольно много времени уделяет концепции дуэта и лейбла и склонен постараться во что бы то ни было переубедить своего собеседника. В возрасте 19 лет он был одним из основателей вечеринок «Just This» в Милане, на которые букировали артистов «более мелодичного техно» калибра Сета Трокслера. Он из тех, кто куда в большей степени сосредоточен на создании техно, но тусоваться в клубах ему интересно меньше. «Однажды я пошел в Berghain и там было чудесно, но я чувствовал, что не хочу тусить, — говорит он. — Вместо этого я хотел покопаться в себе. Я был настолько погружен в звук у себя в голове, что мне было неважно, что происходит в клубе. После того как пришел успех? (Если вы хотите об этом спросить), клубы мне стали интересны чуть больше. Но по-прежнему нравятся более приватные и с расслабленной атмосферой. Например, вечеринки в лофтах».

На таких вечеринках между ними и возникла эта связь, благодаря которой родился дуэт Tale Of Us. В 2010 году дуэт выпустил ремикс на «Disco Gnome» проекта Thugfucker. Маттео встретил Трокслера во флорентийском клубе Tenax, после чего тот предложил выпустить их дебютную пластинку «Dark Song» на своем лейбле Visionquest. А их собственный лейбл Life And Death, открытый вместе с Грегом Ореком из дуэта Thugfucker и Манфредо Романи (он же DJ Tennis), стартовал релизом той самой пластинки «Disco Gnome». После чего интерес к дуэту устойчиво стал расти и они окончательно переехали в Берлин.

«Life And Death — это отличная команда, частью которой мы рады быть, — рассказал нам Федерико Фоньини из Mind Against. — Вообще говоря, мы сделали несколько треков вместе с Tale Of Us, но все их мы сочли не особенно убедительными, чтобы выпустить, включая и песню „City At Night“, просочившуюся каким-то образом на YouTube, которую мы записали несколько лет назад. Мы всегда говорили, что если и выпустим что-то вместе, то это должно быть что-то особенное».

Как говорит Маттео, это было начало первого этапа истории Tale Of Us. А всего их было три. «На первом этапе мы были частью дип-хаус движения, — говорит он. — Я не отрицаю, что наше звучание было очень похоже на дип-хаус. Большинство наших коллег, таких как Джейми Джонс или Сет Трокслер, в этом весьма преуспели. Но по каким-то причинам нам там свое место найти не удалось. Это было... ну, не знаю... просто не наше».

«И довольно скучно», — добавляет Кармин.

«Мы были внутри большой движухи, — говорит Маттео. — Это была большая волна и мы имели схожие взгляды с ее предшественниками, поэтому делали много такой музыки. Она нравилась нашим поклонникам. Но для нас это было не совсем то. И к концу заигрываний с дип-хаусом мы ощутили себя немного потерянными».

Он говорит, что ответом было изменение звучания.

Вдохновленные приглашением выразить свою любовь к прогрессив-хаусу на компиляции Renaissance в 2013-м, Tale Of Us изменились. «Мы отошли от дип-хаус лупов и стали учиться познавать весь спектр электронной музыки, — говорит Маттео. — Концом эпохи дип-хауса для нас стал Renaissance, а релиз „Another Earth“, который мы выпустили на Minus, положил начало более мелодичному техно с разными аккордами. Когда я говорю техно, то не имею ввиду берлинское техно».

«Мы никогда не делали берлинское техно и не будем,
потому что мы итальянцы»

То есть вы делаете итальянское техно, так? — «Ну да, в некотором смысле, — смеется он. — Оно более драматичное, что уж скрывать. Там много эмоций. И нам это нравится».

«Это правда, — улыбается Кармин, играясь с зажигалкой. — Нам нравятся эмоции и драматизм».

Маттео берет немецкий журнал о танцевальной музыке и показывает на заголовок рядом с их фотографией: «Кое-кто называет это новым романтическим хаусом. Нам это опять же не очень нравится, но мы понимаем, что они имеют ввиду. Это романтическое техно. Это развитие, в точке которого мы сейчас находимся, я думаю, оно скоро завершится, потому что это звучание имеет свою пиковую точку. И тогда мы отправимся в новое путешествие».

Это романтическое техно

Уверенность все опять изменить приходит от осознания, что они уже как-то раз это сделали. Тем более, уверенность растет, когда твою музыку тебе предлагает выпустить лейбл R&S со всей его историей. «R&S возвращается ко всей этой IDM-истории, ломаному и атмосферному звучанию, — говорит Маттео. — Будучи на этом лейбле, испытываешь массу чувств, ведь мы его релизы слушали лет десять. А тут они сами обратились к нам. Они написали нам письмо: „Привет, ребята, нам очень нравится ваша музыка. Нам кажется, в ней есть большой потенциал, поскольку вы можете раскрыться для аудитории, которая не только про танцы“.

Мы работаем над альбомом вот уже пять лет, анонсировали его трижды. Но, знаете, альбом музыканта, особенно в танцевальной музыке, должен быть правильным».

Вот в чем проявилась эволюция Tale Of Us. Они пытались выпускать альбомы и поняли, что записали просто ряд хороших танцевальных треков, и тогда сломали все планы, и выпустили синглы. Они по-прежнему стремятся выпустить альбом, но теперь уже никто не собирается с ним спешить. «Мы собираемся сделать альбом, когда придет подходящее время, — говорит Маттео. — Вы же не хотите увидеть такую картину: два диджея, которые делают альбом, о чем люди узнают из пиар-кампании в прессе. Вы собираетесь послушать вечером выступление, специально на него купив билет. Думаю, именно так мы себе представляем работу над альбомом. И это, к сожалению, займет больше времени».

С улицы доносятся гудки машин, это два водителя пытаются разъехаться на дороге. «Мне нравится тип артистов как Massive Attack, — продолжает Маттео. — Забудьте о музыке, хотя она мне тоже нравится. Но вы покупаете билет на Massive Attack, неважно, концерт это или клубное выступление, — вы идете туда слушать и смотреть. Вы не думаете: „А они будут диджеить или выступать живьем, а насколько они клевые, а у них есть вечеринки на Ибице?“. Вы просто видите имя и все остальное вас не волнует. Мы хотим того же — свободно выражать себя для большого числа людей и оставаться верными себе».

Мы хотим свободно выражать себя для большого числа людей
и оставаться верными себе

Несмотря на это у дуэта есть собственные вечеринки на Ибице. Ну или, по крайней мере, этим летом они просто делали там последовательно пять пятниц с названием «Life And Death». И в этом тоже, кстати, они зашли на неизведанную территорию, и подчинили ее себе на танцполе DC10, который чаще использовался для больших проектов типа Circoloco. С помощью друзей-единомышленников Mind Against и Recondite со своего лейбла, они спустили на танцпол тьму пуристского техно-рейва. И опять победили.

«Нам нравится Ибица, но в нашей жизни она не играет большую роль — поясняет Маттео. — Мы просто пришли со своим видением вечеринки. Мы сделали более экспериментальные составы участников и, на наш взгляд, музыка стала интереснее. Этот остров может давать начало брендам и карьерам, но мы считаем, что к этому времени с нашими карьерами уже было все в порядке, а бренд был успешен. У нас была похожая установка: когда мы соберемся прийти на Ибицу, мы должны сделать все правильно. Мы получили отличные отзывы. Сейчас мы не уверены, сделаем ли это снова, посмотрим. Но семена уже посеяны».

Впервые я встретился с Маттео и Кармином на Burning Man, наверху платформы Robot Heart, с корчащимися людьми внизу и пыльным рассветом на горизонте. С тех пор мы поддерживаем друг с другом связь, поэтому, когда они предложили мне поучаствовать в потенциальном фото/кино-проекте, то я, естественно, согласился. Я понимал, что мы разделяем схожую эстетику и взгляды на искусство. 

Идея оказалась простой лишь на словах. Мы захотели сделать визуальное сопровождение к их новой музыке, тому стилю жизни, который остается вне вечеринок, наушников и темных клубов. Это должно было стать интуитивным опытом: образы, полностью вдохновленные музыкой. Мы стремились открыть новые миры, в которых побывали; искали инопланетные ландшафты, на фоне которых фигуры Маттео и Кармина казались лишь бледными тенями. 

Это приключение стало для меня очень интересным. Будучи всего лишь вчетвером, у нас получалось все на лету, а Этьенн Геро (менеджер Tale Of Us) играла роль старшего супервайзера. Мы путешествовали в джипах, на самолетах и вертолетах, из темной пещеры шатра «Юма» на фестивале Coachella через Биг-Сур, Секвойя-парк и Долину смерти. Жили на вяленой говядине и изотонических напитках, которые покупали в придорожных забегаловках. Мы уложились за две недели, как раз к моменту выступления дуэта на Coachella.

Когда мы прибыли в Исландию, то познакомились с белыми ночами, приятным, по местным стандартам, климатом и с музыкальным фестивалем, на котором викинги расхаживали в футболках. Поеживаясь, мы наняли местного гида и водителя, моего старинного приятеля Гумми. Мы многое увидели на южном побережье, поняли, что суп из свежих лобстеров превосходит тухлое мясо акулы. Посещали водопады, крутые обрывы гор, мшистые холмы, гейзеры, ледяные пещеры и только потом вернулись в Рейкьявик.

На вертолете мы забирались в самые отдаленные уголки страны, сидя рядом с пилотом, кружкой кофе и увеличенной топографической картой. Над дельтами рек, паря над землей крайне низко, проносясь над горными пиками, каменными каньонами и ледниками, мы нашли то, что искали: эта земля использовалась для съемок «Прометея», «Обливиона», «Интерстеллара». Мы приземлились в месте, где когда-то давно упал метеор. Нашей последней локацией стал блестящий голубой ледник с потрескавшимся льдом и водопадом позади нас. На следующий день самолет унес нас в Барселону. 

И здесь уже пошли съемки — с барселонского Sonar до Ибицы и DC10, закончившись на пляже с «маргаритой» в руке. Первую коллекцию фотографий вы можете увидеть прямо здесь, она охватывает первую часть наших путешествий. Наслаждайтесь!

Кристиан Лэмб

Для этой статьи фотограф и режиссер Кристиан Лэмб сделал ошеломительные кадры, пока он следовал за Tale Of Us по всей планете.

Позднее, Маттео восхищенно отсматривает концептуально строгие и элегантные фотографии дуэта в Испании, Исландии и Америке, сделанные Кристианом Лэмбом, а Кармин показывает нам свою домашнюю студию — мансарду, залитую красноватым светом, с фортепиано, синтезаторами и итальянской серией комиксов «Дилан Дог». Он ставит нам свои минималистичные фортепианные композиции и радостно хлопает нас по плечу, когда мы соглашаемся, что это звучит очень красиво. «Мы думаем их выпустить, — говорит он. — Но до этого еще много времени. Раскрываться сразу со всех сторон мы не хотим».

Называть артистов подающими надежды — клише, но к Tale Of Us это относится всецело. Следите за ними, потому что они постоянно меняются. «Мы живем во времени, когда кажется простым обрести нежданный успех, — говорит Диксон, с которым они работают и выступают. — Зачастую из-за этого артисты начинают лениться. Некоторые даже думают, что иметь на руках отличные идеи — это все, что нужно. Но только упорная работа поможет пробиться каждому артисту или мастеру. А про это все постоянно забывают. Tale Of Us тоже ставят все на кон и поэтому продолжают свой путь. И я очень уважаю их за это».

ИСТОРИИ О НИХ

Три проекта, связанные с Tale Of Us

Konstantin 

Избегающий публичности один из владельцев лейбла Giegling оказал на 
Tale Of Us очень большое влияние

Лейбл Giegling, базирующийся в немецком Веймаре и издающий техно и различную электронику, Tale Of Us считают родственной душой. Константин (фамилию не называет — он бережет свою приватность) вырос в Ганновере, где устраивал вечеринки, играл в группах и принимал участие в студийных проектах со своими школьными друзьями. Многие из которых, кстати, теперь имеют отношение к его лейблу. Лейбл появился сам по себе, хотя, когда Константин перебрался в Веймар ради учебы в университете Баухаус, то встретил там DJ Dustin, и с этого момента Giegling зажил по-новому. Получая вдохновение от небольшого, но живущего бурной художественной жизнью, городка, лейбл начал выпускать техно и хаус. Сам Константин говорит, что его краткое пребывание в Нью-Йорке в 2012 году помогло ему «заново открыть для себя хаус-музыку и переродиться как диджею».

В этом лейбл близок к Tale Of Us, которые придерживаются атмосферного подхода к техно. Прежде, чем выпустить свой первый релиз в 2009 году, лейбл долго продвигал себя на веймарской сцене, а уже потом, даже при отсутствии продвижения в онлайне, о лейбле заговорили во всем мире. На нем регулярно издаются такие артисты, как Dwig, Vril, Ateq, Traumprinz и Матиас Рилинг. Сам же Константин записывается в дуэте Kettenkarussell и диджеит под псевдонимом Herr Koreander. На самом деле, у него только что закончилось турне по США, а в прошлом году он отыграл в самых разных местах в диапазоне от Berghain и DC10 до XOYO и токийского Air.


Locked Groove 

Бельгийский продюсер, автор трека «Eleven», который вышел на лейбле
Life and Death в 2015 году

За свою короткую трехлетнюю карьеру бельгийский продюсер Locked Groove успел отметиться на самых разных лейблах в диапазоне от Hotflush и Turbo до Permanent Vacation. Выпущенный на виниле в компании с жителем Глазго Sei A, берлинцем Alex. Do и боссом Hotflush, продюсером Scuba, «Eleven» оказался грозным и сосредоточенным техно-треком, став визитной карточкой артиста перед его сольной пластинкой, которая выходит на Life And Death в этом году. 

«Я работал в музыкальном магазине, и в какой-то момент принялся скупать диско-пластинки, — вспоминает 27-летний житель Антверпена Тим Ван де Мьюттер, известный как Locked Groove. — Начал диджеить и понял, что сводить эти пластинки очень тяжело. Поэтому я начал делать эдиты на те треки, которые мне особенно нравились. На этом и вырос». 

Когда он закончил свою первую пластинку под именем Locked Groove, то взял и послал ее Скубе, который решил выпустить ее на Hotflush. Релиз с подходящим названием «Keep It Simple» вышел незадолго до встречи бельгийца с Tale Of Us в одном из клубов Антверпена, где и началась их дружба. «Очень мило, что на самом лейбле присутствует такая семейная атмосфера, — рассказывает он — Tale Of Us — замечательные продюсеры: их релиз на Minus вообще я считаю одним из лучших релизов за последние пять лет».

Важным релизом для него в 2015 году стал «Pulsar», записанный совместно с Mind Against для лейла Hotflush. «Я никогда ничем другим, кроме музыки, не занимался, — говорит Ван де Мьюттер. — Сложно как-то точно определить свое звучание, поскольку мне нравится все смешивать, но тут, видимо, есть некая смесь между мелодичностью и мрачным техно».

В таком случае, он действительно нашел свой дом в лице семьи Life And Death.

Kiasmos 

Исландский дуэт, ставший для
Tale Of Us большими друзьями
и важными партнерами

«Хорошо порой выбираться из дома, — говорит Олавер Арнальдс, ведущий свою вторую жизнь в качестве половины исландского дуэта Kiasmos — Это освежает и заставляет отправиться в турне и попрыгать на сцене вместе с танцующей аудиторией». 

Для тех, кто не знаком с музыкальным ландшафтом Рейкьявика, Арнальдс лучше всего известен под своим настоящим именем и участием во всевозможных эклектичных неоклассических и инди-проектах. Он написал заглавную тему для сериала «Убийство на пляже», фигурировал в саундтреке к «Голодным играм» и регулярно играет музыку со всех трех своих сольных альбомов. 

К тому же, последние шесть лет он является участником Kiasmos — дуэта, в котором также принимает участие Янус Расмуссен, исландский поп-продюсер, известный по проекту Bloodgroup, а также по работе практически со всеми заметными исландскими артистами. Mузыку Kiasmos регулярно выпускает лейбл Erased Tapes. В 2014 году они выпустили дебютный одноименный альбом, а в 2015 году познакомились с Tale Of Us, когда те сделали ремикс на их «Swept», напоминающий чем-то краутрок. «С Tale Of Us мы встретились чуть раньше, когда выступали в Лондоне, — вспоминает Расмуссен — Мы вместе отобедали и нашли их очень приятными людьми, очень приземленными, и большими профессионалами». 

Признательность оказалась взаимной, и Kiasmos с Tale Of Us с тех пор встречались несколько раз. То, что когда-то начиналось, как побочный проект, когда Арнальдс был еще звукорежиссером, спустя много лет реализовалось в полноценный. «Мы просто встречаемся, выпиваем и допоздна засиживаемся при работе над техно-треками, — говорит Расмуссен — У нас и в планах не было выпустить альбом или вместе отправиться в турне». 

«Tale Of Us — это история о нас, — говорит Маттео, меряя шагами комнату, а в это время Кармин открывает окно, чтобы выпустить дым и впустить холодную берлинскую ночь. — Сама концепция не позволяет нам застаиваться. У нас не лайфстайловый проект, и мы не можем остановить прогресс нашего звучания. Дорога есть дорога, а конец есть конец. Попробуешь однажды остановиться, и ты умер».

Нам стоит просто радоваться этой дороге, куда бы она ни завела. Ведь Tale Of Us идут с нами.

{"width":840,"column_width":840,"columns_n":1,"gutter":180,"line":24}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io