T

Начавшись как сторонняя работа
Дипло и его друзей, в этому году группа

превратилась в один из главных танцевальных проектов планеты.

Загородное место, где состоится вечеринка Mad Decent Block в Финиксе, штат Аризона, больше смахивает на аттракцион «Эпоха Дикого Запада» в Диснейленде, чем на традиционную концертную площадку. Гогочущие ослы где-то на горизонте, коровы выстроились в ряд у забора. Трое музыкантов и несколько участников их команды смотрят в окно и не верят своим глазам. За 45 минут до того, как Major Lazer выйдут на сцену, тысячи фанатов доводит до белого каления своими треками Диллон Фрэнсис, который в это время жахает на сцене.

В ресторане, оформленном в стиле Дикого Запада перед своим выступлением Дипло, Уолши Файр (Walshy Fire) и Джиллионер (Jillionaire) перекусывают, потягивая воду из бутылок, и разговаривают с инструктором про всякие упражнения перед шоу. Когда Дипло на время отходит, Уолши, Джиллионер и остальная команда шутят про вкус основателя Major Lazer в аксессуарах — в данном случае, про черный кожаный мужской кошелек от Alexander Wang. Но он возвращается и начинает отбиваться от добродушных подколок остальных. Дослушав, как толпа сходит с ума под их «Lean On», который поставил Фрэнсис, Дипло и Уолши весело ему поулюлюкали, чтобы дать возможность поставить последний трек. Наконец-то шоу начинается!

Когда они въехали на большом фургоне на сцену, настроение среди парней поменялось. Шутки и прибаутки остались, но уже более сдержанные и обдуманные. C треком «Lean On» и в целом с альбомом «Peace Is The Mission» Major Lazer улетели прямиком в дали небесные, и Дипло увидел, как проект постепенно изменяется — это больше не веселые «отпуска» от работы с большими звездами, а вполне жизнеспособное существо.

Уэс Пенц родился в Миссисипи, а вырос в Форт-Лодердейл, и всегда восхищался музыкой. Правда, сначала были динозавры (его детское прозвище Дипло пошло от диплодока). Когда он рос, соседи Дипло по району Броуард Каунти были такими же разными, как и во всей округе в Южной Флориде. С одной стороны, ямайская семья, с другой — еврейская, семья с усыновленным малышом с Гаити и обычные южане, сбежавшие от суеты Майами — Дипло в раннем возрасте очутился среди самых разных культур.

Это разнообразие стало для него естественным, когда он начал ставить эту мешанину на местном радио, где фристайл и майами-бас были наиболее частыми жанрами. В то же время, дэнсхолл сопровождал его на всех ямайских вечеринках и пикниках.

«Я интересовался всеми жанрами музыки, даже металлом, но там нужна была группа, в то время как дэнсхоллом я мог заниматься и один, — объясняет он. — Я тащился от Принца Джемми, записавшего „Under Me SlengTeng“ и подобных риддимов. Меня еще на свете не было, когда они это выпускали, но в девяностых оно возвращалось снова и снова. Меня восхищало, как это минималистично звучало».


Немногие продюсеры могут похвастаться такой впечатляющей записной книжкой, как Дипло. За последнее десятилетие, работая с M. I. A., Снуп Доггом, Мадонной, Ашером, Бейонсе и другими, он по праву завоевал репутацию хитмейкера, который формирует окружающий поп-ландшафт. «После «Paper Planes» я стал «парнем, который может сделать хит для радио, — говорит он. — Это стало моей визитной карточкой, хотя, в конечном счете, самые большие хиты — это мои собственные треки».

Его интерес к изучению и слиянию звуков помог ускорить создание Major Lazer в 2008 году. Дипло и британский продюсер Дейв Тейлор, он же Switch, были главными основателями проекта, в то время как другие участники, тот же Джиллионер, просто часто помогали. В 2011 году Switch покинул проект. В тот момент Дипло делал бóльшую часть работы, в то время как Switch был не сильно рад тому, куда повернул проект, и насколько все стало непросто. Тем не менее, оба остались в прекрасных отношениях и даже являются партнерами в компании по производству свежевыжатого сока. 

После того, как Switch оставил проект, Дипло привлек «на полную ставку» Джиллионера, а также Уолши Файра в качестве постоянного эмси группы. С этого началось их восхождение в высшую лигу. 


Зайдя в номер, отделанный плюшем, в шикарном Arizona Grand Hotel, Дипло извиняется за 45-минутное опоздание. Он говорит, что задержался из-за работы над клипом «Be Together», который на следующий день группа будет представлять живьем вместе с Wild Belle в Лос-Анджелесе. До того, как приехать в отель, он зашел в аризонский магазин для туристов, чтобы купить большую карту Финикса и окрестностей. Он подходит к столу, и, пристально ее разглядывая, начинает вычислять дистанцию между отелем, местом, где все состоится, и даунтауном Финикса. Он признается, что настоящий фанат карт. 

Дипло внимательно следит за любыми деталями: его собратья по группе говорят, что он интересуется продажей билетов на вечеринку Mad Decent Block, словно биржевой брокер, и эта скрупулезная работа является частью его кипучей деятельности. Но преобладает в ней, конечно, работа с музыкой. Кроме этого, Дипло уделяет внимание собственному лейблу Mad Decent, проводит множество различных выступлений и генерирует всякие другие начинания, вроде невероятного комикса Major Lazer. За последние несколько лет беспощадный гастрольный график заставил его сократить работу над этим проектом. Он даже несколько лет назад вынужден был «слиться» с первых студийных сессий альбома «Peace Is The Mission», чтобы поработать с Мадонной, Jessie J, Крисом Брауном, Маком Миллером, Бритни Спирс и начать резидентствовать в Лас-Вегасе. 

«Очень долго у меня не было времени, чтобы сесть и начать что-нибудь записывать», — говорит он. Но Major Lazer продолжал расти и Дипло больше ничего не оставалось, как сделать его приоритетом среди всех своих других проектов. «Я вижу, что мы становимся большими. Ну не прям, чтоб очень большими, но я вижу как наши релизы становятся все более известными, — говорит он. — До настоящего времени Major Lazer был такой штукой, где мы использовали свои песни, которые не прокатывали с нашими другими артистами. Но видя, как треки, которые мы сделали для этого альбома, зашли на поп-радио, мы решили, что нам нужно сконцентрироваться на этом проекте. Я наконец точно понял, чего хочу. Не думал, что вообще зайдет так далеко». 

Как только Дипло стал широко известен, ему пришлось много работать, чтобы поспевать за своим графиком, и он сократил свое присутствие в социальных медиа. В прошлом, он заработал немало проблем из-за своих скандальных комментариев по поводу Тейлор Свифт и Кейтлин Дженнер. «Я так боюсь что-нибудь теперь сказать, — признается он. — Если я ляпну какую-то глупость, она сразу попадает в желтую прессу или становится инфоповодом для музыкальной прессы, и люди потом с месяц полоскают мою задницу. В Snapchat я кривляюсь как идиот, потому что мне нравится шутить над собой. А к этим поп-звездам придираться стало сложно, потому что мы сейчас находимся на том же самом уровне, что и они».

Но есть и другая сторона дерзкой твиттер-ипостаси. Прежде, чем стать всемирно известным, Уэс проводил вечера, работая над внеклассной школьной программой в Филадельфии. Его пригласил друг, создавший курс обучения, где наряду с чтением преподавалась творческая деятельность — создание фильмов, написание сценариев и песен, граффити. «Я очень много где работал перед тем, чтобы заняться этой общественной деятельностью, — говорит он. — Но на каждом месте, где я работал ранее, будь то в Subway или контролером, я чувствовал, что горбачусь на какого-то богатого дядю. Общественная деятельность была про жизнь, и это было намного лучше, чем просто делать какого-то старика еще богаче. Когда думаешь об этом и хочешь что-то сделать, чтобы помочь людям, твоя мотивация меняется». 

Когда думаешь об этом и хочешь
что-то сделать, чтобы помочь людям,
твоя мотивация меняется

«Я тут встретил одного из своих учеников, которому сейчас уже двадцать с чем-то и он работает швейцаром в Sunset by the Chateau Marmont в Лос-Анджелесе, — говорит он усмехаясь. — И он окликнул меня: „Мистер Уэс, мистер Уэс“, и рассказал, что он работал в этом баре и следит за всем, что я делаю. Я не мог поверить, что он вообще выжил!». Это чувство социальной ответственности не покинуло Дипло даже когда к нему пришла слава. Его благотворительный фонд Heaps Decent поддерживает обездоленных австралийских детей.

Работа со Скриллексом в качестве диджея супергруппы Jack Ü оказала влияние на образ мыслей Дипло. То, насколько эффективно работает Скриллекс и как он равнодушен ко всяким отвлекающим моментам, стало стимулом для Уэса продолжать и дальше придерживаться своего изнурительного графика. Перед возникновением Jack Ü Скриллекс ассоциировался больше с EDM, чем с поп-музыкой. Работая с Дипло, он раскрылся более широкой аудитории. Их объединение с Джастином Бибером и последующий успех «Where Are U Now» порадовало не только поклонников новоиспеченного дуэта, но и позволило «засветиться» у фанатов самого Бибера. Проработав с Бибером три года, «когда он еще был совсем другим», Дипло делится наблюдениями о том, что эта молодая звезда получила признание среди слушателей после нескольких лет тусклости поп-культуры. «Kaskade играл в Лас-Вегасе и поставил ремикс нашей песни с Бибером, — вспоминает он. — Он (Бибер) стоял на сцене и почти плакал, поскольку никогда до этого не видел столько взрослых, приветствовавших происходящее».

Но подобными моментами в индустрии никто и не упивается. Дипло говорит, что он пытается смотреть вперед, насколько это возможно. Он понимает успех «Lean On» из-за ее мейнстримности, но также понимает, что этот успех не будет длиться вечно. «Мне повезло, что я делаю то, что делаю. Но у меня есть дети и у меня постоянно растет желание остаться дома и зависать с ними».

Любимая песня Дипло на втором альбоме Major Lazer «Free The Universe» — это совместная с Эмбер Коффман из Dirty Projectors «Get Free». И она дает основание считать, что Major Lazer будет преуспевать в мире и после того как схлынет EDM. «Это вообще моя любимая песня, над которой я когда-либо работал. Надеюсь, что больше людей ее услышат из-за „Lean On“».


Скандирование «Мейджор! Ла-зер!» становится все громче. За кулисами Дипло и Уолши Файр качают пресс и делают другие упражнения перед тем, как пообщаться с местными фанатами и прессой. Царит обычная суматоха перед выступлением, и, наконец, то самое время настает. Этот процесс выглядит как карнавал: Дипло кидает в толпу футболки, конфетти и кучу всего остального — это мероприятие одно из лучших в туре. Несмотря на пораненную на серфинге ногу, Уолши прыгает по сцене и не выказывает из-за этого никакого беспокойства.

Когда Дипло не стоит за вертушками, на концертах он прыгает в толпу и скользит по ней в своем фирменном надувном шаре. Многочисленные экраны и световое шоу только добавляет угара. 90 минут в Финиксе Major Lazer находятся на вершине мира. При полном аншлаге они этой ночью держат на пределе 12-тысячную толпу, ставя для апофеоза «Lean On».

После концерта они возвращаются обратно в ресторан, но Дипло на этом не останавливается. Он говорит танцорам, что время порепетировать следующее шоу «IHeartRadio» в Лас-Вегасе, которое состоится на следующий день. На этих мероприятиях за год побывали крупнейшие артисты, звучащие на радио, и Major Lazer вполне оправданно занял место в их числе. Остальная часть команды возвращается в отель, но Дипло остается, чтобы дать указания, и даже участвует в танцах для уверенности, что все находятся на одной волне.

«Мы позиционируем себя как комикс, но как заставить людей смотреть на нас троих в клипе “Lean On”? – размышляет он. - Я думал, я знаю, но на самом деле не знал. Так что мы только учимся. Быть может это покажется странным, но у меня такое чувство, что мы только в самом начале пути».


Уолши Файр

«Мы с Уэсом разговаривали о музыке каждый день в течение пяти лет»

Когда его отец лежал на смертном одре, для Лейтона Уолша настал поворотный момент в карьере. Он добился кое-какого успеха с Black Chiney, но Уолши знал, что пришло время построить нормальную жизнь. Ему было чуть за 30, и на тот момент он уже на музыке он заработал приличные деньги. Он знал, что это тот случай, когда нужно начать думать о пенсии, страховке и всяком другом, о чем думают нормальные взрослые люди в его возрасте. «Тебе нужны дети, черт тебя дери», — умирая, говорил ему отец. Добавить к этому его брата Кортни Уолша, всемирно известного игрока в крикет, и станет понятно, почему Уолши нужна была жизненная переоценка. Так он ушел из диджейства и стал учителем в старших классах школы в Майами.

«Я отказался от музыки, — говорит он нам в отеле за несколько часов до выступления. — Когда ты молод, реальный мир до тебя еще не добрался, поэтому ты можешь веселиться: трахаться, пить, забывать платить по счетам. Кому какое дело? А затем тебе стукает тридцатник и ты понимаешь, что не можешь себе этого позволить. Тебе нужно думать о всякой взрослой мужской хрени». Уолши переосмыслил всю свою жизнь, но затем ему позвонил Дипло, и это все снова изменило. С этого момента в 2010 году Уолши работал как эмси и, когда Major Lazer уже выстрелил, был связующим звеном между другими артистами и группой.

Когда же Major Lazer прошел дорогу от просто клевых вечеринок до осознания вами его невероятного потенциала? 

Это был фестиваль Coachella в 2013 году. За год до этого все только и говорили, что о голограмме Тупака, независимо от того, кто еще там выступал. Для нас «быть в роли голограммы Тупака» 2013-го года изменило все. Шоу Major Lazer было самым обсуждаемым в тот год на Coachella. Мы прошли этап от группы, выступающей на дополнительном танцполе, до группы-хедлайнера. Конечно, все идет в копилочку, чтобы потом дать тот результат, который мы получили, но то шоу было особенным. Все шло как по маслу, как мы и задумывали.

Когда вы впервые встретили Дипло?

Я встретил Уэса около семи лет назад в Майами, на фестивале Боба Марли. Он знал обо мне и моей диджейской команде — мы были довольно известными. Когда я оставил музыку, мы были не просто известными, мы были популярными. Но не на вершине. Это были не особенно большие деньги, их нельзя было даже положить в банк. Так что да, я зарабатывал, но недостаточно, а кроме того, я любил то, что делал. А вот любило ли меня это дело? Не уверен... Тогда мне позвонил Уэс и сказал, что их прежний эмси (Skerrit Bwoy) ушел с головой в христианство, а у них еще пара выступлений, и они хотят, чтобы я выступил с ними. Я совершенно не думал ни о чем подобном. Думал, что отыграю пару шоу, о которых он попросил, и все.

Что это было за первое выступление и где оно состоялось?

В The Fillmore, в Сан-Франциско. Энергия там была просто сумасшедшая! Это было для меня впервые, я ничего подобного никогда не видел, потому что я пришел из рэгги и дэнсхолла, а там никто час не прыгает, не ползает по сцене, не бросается в толпу. Я ему сказал, что хочу уйти отсюда: я не хотел прыгать на этих чертовых белых детей, поскольку боялся получить по лицу. Он сказал мне не думать, а просто прыгнуть, поэтому, когда все загудели, я прыгнул, но не вовремя — было ощущение, будто я прыгнул на кучу острых ножей. Но также это было невероятно опьяняюще, и я почувствовал, что нашел что-то новое после пятнадцати монотонных лет в рэгги и дэнсхолле. Я чувствовал вызов до дрожи в коленях и полюбил это чувство.

Вы единственный выходец с Ямайки в группе. Какие аспекты этой культуры вы привнесли в звучание Major Lazer?

Там есть определенная простодушность, которую я и добавил. Я мог сделать так, чтобы те, кто в теме, просто в нее вжились, а те, кто не был заодно с остальными, тоже бы прониклись ею. Уэс и я разговаривали о музыке каждый день в течение пяти последних лет. Не было ни дня, чтобы мы об этом не переписывались. Даже в тот день, когда у меня родились близнецы. Это лучшая жизнь, которую только можно представить, потому что ты постоянно учишься и сам чему-то учишь.


Джиллионер

«Я думал, что вернусь в Тринидад и найду нормальную работу, но почему-то этого так и не произошло».

Джиллионер был связан с Major Lazer c момента его создания. Он стал полноправным членом команды в 2011-м, вскоре после того, как ушли Switch и Skerrrt Bwoy. Затем и его собственная известность, и известность самой группы, резко пошла вверх. Кроме концертов группы, когда тринидадец шаманит за вертушками, он помогает Уолши с артистами, с которыми сотрудничает Major Lazer. Кстати, именно Джиллионер договорился с MØ и Wild Belle поработать над «Lean On».

До того, как Дипло пригласил его присоединиться к группе, Джиллионер был совладельцем бара в его родном Тринидаде. Теперь он живет в Нью-Йорке и большую часть времени занимается Major Lazer, а кроме того своей диджейской карьерой и работой с другими артистами, среди которых Сальваторе Каначчи и Swick.

Как получилось, что вы сошлись с Major Lazer?

Дипло и Switch работали над вторым альбомом M. I. A. «Kala», и она со Свитчем приехала в Тринидад записываться, поскольку ее вышибли из Штатов. У нас был общий друг, и она написала мне, что приезжает вместе с ним. По случайности, я еще до этого кое-что знал о «Piracy Funds Terrorism» (первый альбом M. I. A. — прим. ред.). Мы все весело провели время и договорились не теряться. После «Kala» Дипло и Switch решили сделать совсем иной проект, связанный с дэнсхоллом. Они об этом мне рассказали, потому что мы были друзьями. Осенью 2009-го они отправились на гастроли и спросили, хочу ли я поехать вместе с ними. Сначала я был с ними периодически, но на самом деле мы всегда были в одной упряжке.

А чем вы занимались до этого?

У меня был в Тринидаде бар. Уэс и сейчас там иногда играет. И тогда играл. Было это еще до того, как он стал тем, кем является сейчас. Он всегда был Капитаном Класс. Ну, вы понимаете — только для клевых чуваков. Когда мы там делали шоу Дипло, мы продали, наверное, тысяч пять билетов. Мы делаем шоу Major Lazer в Тринидаде раз в год, но в то время это в моем барчике. Свободными ночами я диджеил между концертами. В 2009-м я порвал со своими деловыми партнерами. Это было как раз, когда Уэс мне позвонил. Я думал, что вернусь в Тринидад и найду нормальную работу, но почему-то этого так и не произошло.

Как так получилось, что вы и Уолши сыграли важную роль в изменении философии группы?

Это весьма странно получилось. Skerrit соскочил, причем с концами. Не могу вспомнить когда. Я даже не помню, что ел вчера на ужин. Но с момента, как пришел Уолши, все эстетически изменилось. Мы стали носить костюмы, даже эмси, и в нас появилось что-то, из-за чего нас стали воспринимать серьезно.

Чего вы сначала ожидали от Major Lazer?

Думаю, что в глубине души я хотел был знаменитым. Мы все работяги, перфекционисты и с очень весомыми амбициями... да даже если бы мы были бездельниками! Всегда хочется, чем бы ты ни занимался, делать это лучше всего. Мы же конкурентоспособны, поэтому всегда стремимся быть лучшими на отдельном танцполе или на фестивале, или где бы то ни было. Мы очень заняты своим делом и пытаемся добиться успеха во всем, что делаем.

Как вы думаете, «Lean On» станет той песней, которая откроет двери Major Lazer на модные радио?

Не было ни малейшей возможности предвидеть или измерить успех этой песни. Каждый, кому мы ставили эту песню для проверки, радовался и воспринимал ее очень хорошо. Но когда мы ее выпустили, она снесла всем крышу. Никто не ожидал, что она станет такой известной. Конечно, хочется каждую песню делать так, чтобы получить максимальную отдачу, но она выстрелила определенно сильнее, чем я думал.


{"width":840,"column_width":840,"columns_n":1,"gutter":720,"line":24}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io