Auntie Flo и мир музыки

30 марта 10:25

Фото:

Flavien Prioreau

31-го марта в московский Denis Simachev Shop&Bar приедет шотландский музыкант и диджей Брайан де Соуза, чей псевдоним Auntie Flo за последние несколько лет стал одним из синонимов интернационального новаторства в танцевальной музыке. Auntie Flo уже не первый год стоит в авангарде нового поколения электронных музыкантов, которое не боится искать вдохновения в музыкальной культуре мест довольно отдаленных от привычных центров музыкальной индустрии, и новая огромная волна интереса к так называемой «world music» — во многом и его заслуга тоже. 

Названия лейблов, на которых в последние годы выходили работы Брайна, говорят сами за себя — Mule Musiq, Permanent Vacation, Multi Culti, Ninja Tune, Innervisions, Comeme, Huntleys & Palmers, одним словом, все те рекорд-компании, которые привычно не дают скучать меломанам, всегда открытых новому, интересному и в, большой степени, экзотичному в танцевальной культуре. Критики заслуженно ставят Auntie Flo в один ряд с такими именами как Daphni, Four Tet, Матиас Агайо, Николас Жаар и многими другими электронными артистами, сочетающими в своем творчестве традиции и мотивы так называемой «мировой музыки» с танцевальной и не совсем танцевальной электроникой. 



В послужном списке Auntie Flo фирменная вечеринка с многолетней историей под названием Highlife и одноименный лейбл, выпускающий красивейшую музыку, которую он записывает в таких экзотических местах как Уганда, Кения или Куба. Он делает подпольные ремиксы на Фелу Кути и Уильяма Онъеабора, которые имеют массовое хождение в диджейских кругах и открывают огромный пласт африканской и не только африканской музыки для целого нового поколения. Среди его сотрудников — южноафриканский ди-джей Эса Уилльямс, барабанщик Red Snapper Рич Тэйр и скрипач Hidden Orchestra Поппи Экройд, и это не считая целой армии никому неизвестных вокалистов и музыкантов из разных, далеких концов планеты. 

Два года назад Auntie Flo выпустил замечательный альбом «Theory Of Flo», теперь на очереди сборник ремиксов на эту работу, который тоже получился отменным — среди тех, кто переосмысливал творчество Брайена, такие имена как The Revenge, Mark E, Africaine 808, CAIN, Dixon и другие замечательные персонажи. Не последним в этом списке стоит имя российского диджея и музыканта Леонида Липелиса, который сделал отличный ремикс на композицию «Dance Ritual I», вошедший в «Theory Of Flo Remixed». Именно Липелис выступит в качестве принимающей стороны на вечеринке в «Симачев баре», куда Auntie Flo приедет уже в эту пятницу в рамках масштабного тура в поддержку нового альбома. В ожидании этого события Mixmag Russia задал Брайену де Соуза несколько вопросов. 


Прежде всего, хотелось тебя расспросить о твоем культурном и личном бэкграунде. Все знают, что ты из Глазго, но твое имя звучит не очень-то по-шотландски...

Я родился и вырос на суровых улицах Глазго. Мой отец — шотландец, но моя мама по национальности — индианка из Гоа, хотя родилась она в Найроби, столице Кении. 


Заранее прости за банальность — наверняка, тебя все спрашивают про твой псевдоним. Есть ли тут какая-то история, которую нужно знать? Кроме того, кажется, есть еще и немного неприличное слэнговое значение у словосочетания «auntie flo», так говорят про женщину, у которой месячные... Это как то связано с музыкой?

Да уж, все об этом спрашивают. Но честное слово — Auntie Flo, тетушка Фло — это моя родная тетка!! Она просто удивительный человек, живет в Гоа со своей кошкой. Меня мама в детстве всегда с ней сравнивала. Ну, а это значение, которое можно найти в словаре современного слэнга, всего лишь досадное совпадение. И на самом деле, это выражение в ходу только в некоторых местах — например, в Штатах, и его совсем мало употребляют тут в Соединенном Королевстве...


В последнее время Шотландия дала мировой сцене множество замечательных музыкантов. Как ты себе видишь то, что происходит у вас? И сейчас, переехав в Лондон, ты продолжаешь себя ощущать горцем?

Конечно, да. Совершенно точно. Вопрос идентичности всегда был для шотландцев очень важным, тем более, что у нас начался новый сезон референдума о независимости! Думаю, что я ощущаю себя в гораздо большей степени шотландцем, чем британцем или европейцем, но вообще, я не считаю, что подобные патриотические чувства полезны для кого бы то ни было. Более того, думать о том, что ты вот родился и вырос в каком-то конкретном месте, может быть и довольно опасно. Что касается сцены в Глазго — она сейчас находится на очень крутом уровне, и год от года здесь происходит все больше и больше интересных вещей. Мы много лет подряд наслаждались своим статусом аутсайдеров, таких вечных проигравших — по сравнению с той мощной музыкальной индустрией, которой славится Лондон. Поэтому у шотландцев всегда был этот наплевательский подход к делу — мол, мы все сделаем сами, а вы идите к такой-то матери со своей музыкальной индустрией. Во многом благодаря этому мощный музыкальный выхлоп, который дает миру такой небольшой город как Глазго, вообще не может сравниться ни с чем на планете. 




Расскажи о своей вечеринке. Насколько сложно делать что-то подобное, играть независимую музыку — ведь ты делаешь свою клубную историю уже на протяжении десяти лет? 

Моя вечеринка называется Highlife. Мы нацелены на то, чтобы играть музыку, которая выпадает из традиционной парадигмы хаус-техно-диско и так далее. То есть это может быть южно-африканское квайто, кубинская электронная румба, какой-нибудь эмбиент, сделанный в странах четвертого мира, ну и вообще все что угодно. Это маленькая вечеринка, но у нас отличная и верная публика, а делать вечеринки в Глазго — это всегда супер. Вот недавно у нас был в гостях DJ Nomad из Africaine 808, он отыграл сет из оригинальных пластинок так называемого «бюргерского хайлайфа», музыки, которую создавали в Германии выходцы из Ганы, смешивая традиционный хайлайф с диско и фанком. Это был совершенно уникальный опыт для нас, настоящее музыкальное образование и плюс ко всему — потрясающая вечеринка. 


А какую музыку вы играли десять лет назад и что играете сейчас?

Highlife всегда давал мне абсолютную музыкальную свободу и продолжает это делать сейчас. В этом смысле немногое поменялось. Очень хорошо, что наша аудитория понимает это, и я чувствую, что могу играть для публики в Глазго буквально что угодно. Вот такую вечеринку мы построили за эти годы. 


У тебя есть ощущение того, что именно в последние несколько лет удивительно возрос интерес к новой и старой музыке, которую принято относить к категории «world music»? И видишь ли ты здесь какую-то связь с тем, что происходит в мировой политике — миграционный кризис, мультикультурализм, глобализация и тому подобными явлениями, или же это всего лишь вопрос музыкальных трендов, а звукозаписывающие компании просто стараются продать побольше пластинок?

У меня часто об этом спрашивают. Я думаю, что к музыке, которая подпадает под эту категорию «world music», всегда был большой интерес, но мы помогли этому направлению проникнуть в контекст клубного звучания. Интернет очень помог в том плане, что теперь благодаря ему распространять и открывать новую музыку стало гораздо легче, а это помогает преодолевать барьеры. Я понял, что танцполы в гораздо большей степени открыты к такому мультижанровому подходу, и мне хотелось бы думать, что музыка помогает в определенной степени разрушать расовые и культурные барьеры. 



Сейчас огромное количество старой и редкой африканской музыки переиздается — новые альбомы выходят чуть ли не каждую неделю, Южная Африка стала одним из мирововых центров дип-хауса, Quantic работает в Колумбии, Mala записал свой альбом в Перу, а Джайлс Питерсон играет в Мумбаи и Гоа. И этот список можно продолжать очень долго. Ты думаешь, что это глобальное музыкальное движение, в котором пересекаются разные культуры и традиции, продолжит расширять границы? И если да, то из каких регионов планеты следует ожидать новую музыкальную волну?

Я думаю, что, конечно же, это прекрасно. Потрясающая музыка, которая практически уже умерла, теперь переиздается. И, конечно, тот факт, что музыканты сейчас сотрудничают между собой в более глобальном масштабе, — это безусловный позитив. Это мне дает основание думать, что в мире музыке присутствуют бесконечные возможности, и о том, какое огромное количество удивительной новой музыки будет создано в будущем! Что касается меня самого, то я бы хотел поработать с музыкантами из Центральной Азии, в этом регионе живет огромное музыкальное наследие. 


Твое выступление в Москве станет частью большого тура в поддержку альбома "Theory Of Flo Remixed", а поддержку тебе окажет Леонид Липелис, который также сделал один из ремиксов для этой пластинки. Откуда ты узнал о нем и как появился его ремикс?

О Липелисе я узнал от Энди Томпсона, человека, который занимается лейблом Huntleys & Palmers. Энди всегда на шаг впереди в плане новой музыки, и благодаря ему я узнаю о многих удивительных продюсерах и диджеях, именах, которые скоро станут большими. Именно он предложил мне кандидатуру Липелиса, и мне очень нравится ремикс, который сделал Леонид. 




Твоя замечательная новая пластинка «Soniferous Garden» — на ней два провокационных трека, оба примерно по пятнадцать минут. Ты записал её для того, чтобы играть в клубах или все таки это музыка сугубо для домашнего прослушивания? 

«Soniferous Garden» — это отличное погружение в те музыкальные сессии, которые у нас происходили в Кампале, в Уганде. Там собралась группа музыкантов из разных стран, и это была очень интенсивная, интересная коллаборация, в результате которой и получились эти записи. На ней можно услышать традиционные африканские инструменты, которые сочетаются с электроникой. Думаю, эта пластинка больше предназначена для того, чтобы слушать её дома, хотя я и играю её в клубах — она звучит очень хорошо. Эта пластинка продолжает историю, которую мы начали серией релизов «Highlife World Series» — Куба, Кения, Уганда. Эта музыка — результат сотрудничества между мной и Эсой Уилльямс и местными музыкантами, которых мы находим в той или иной стране.

 

Музыка, которую ты играешь и продвигаешь, в России всегда была чем-то вроде экзотики, хотя тут есть и своя традиция «world music» еще со времен Советского Союза. Ты думаешь, что климатические условия могут быть решающими в плане того, какую музыку люди слушают и под какую танцуют? Что ты думаешь об этом перед своим сетом в холодной Москве?

Я думаю, что контекст имеет очень большое значение — очень важно, как и что люди слушают. Но помимо этого, я думаю, что танцпол — это место, где человек может от уйти от реальности, отцепить себя от окружающего мира. В этом смысле мне хотелось бы думать, что люди могут быть такими же свободными в танце, как я могу быть свободен в музыке.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Редактор раздела «Академия»: Сергей Пушкин

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы