D-Pulse: «Главным вызовом для нас всегда является продакшн»

14 апреля 16:16

Группу D-Pulse сложно охарактеризовать по жанру и атрибутировать по городу. Клим Суханов, Семён Перевощиков, Антон Кочнев и Сэм Коняхин делают космическую электронику на стыке с ретрофутуристичным диско и интеллектуальной поп-музыкой. Базируются парни в Петербурге, хотя многие их знают как героев срединной Ижевской электронной волны начала 2000-х. 

7 апреля вышел их второй альбом Serpentine на саблейбле американского Downtown Records, который они записали в Берлине на LowSwing Tonstudio. В релизе 12 треков, в том числе с вокалом британских исполнительниц Кэти Даймонд и Даниэллы Мур. 

Перед субботней презентацией альбома в Петербурге на Новой сцене Александринского театра Клим и Семён отвлеклись от репетиций и рассказали Mixmag Russia о поиске мотивации к написанию новых треков, совмещении музыки и арта в их аудио-визуальном проекте Tundra и, конечно, о родине, как первоисточнике вдохновения.



Про альбом «Serpentine»

Клим: Название альбома «Серпантин» символизирует извилистую горную дорогу, ведущую куда-то вверх. Важный момент заключается в том, что вершина недостижима, а повороты на пути резкие, как и наше творчество. В этот раз мы решили поэкспериментировать с песенными структурами — не то, чтобы поиграть в поп, а посмотреть, как мы умеем делать такой саунд. Главным вызовом для нас всегда является продакшн. D-Pulse — это история в большей степени про продакшн, подбор звуков, поиск фактуры и в меньшей — про изощренные аранжировки, хотя все еще впереди. 




Презентация альбома пройдет на Новой сцене Александринки в Петербурге и в Новом пространстве Театра Наций в Москве. Мы специально искали театральные площадки с камерной атмосферой, в которых которой можно выстроить визуальный ряд — за него на концертах будет отвечать команда 404.zero.

Семён: Полтора года назад мы сели с мыслью, что надо написать альбом. Нужно было найти такую же мотивацию к созданию треков, которая была у нас во времена юности. Известный процесс: вот ты молод, все просто и все получается, ты делаешь музон, тебя замечают, ты продолжаешь писать, а потом бац — тебе не 21 год, а 31, и нейронные дорожки в мозгу уже изъезжены. Мы задумались, какие ниточки внутри себя можно подергать, чтобы вызвать былую страсть к написанию и поняли, что нужно уехать — сменить парадигму и достигнуть свежести ощущений. 

Клим: Любой хороший результат — это вызов, выход из зоны комфорта, по крайней мере для нас. Чтобы получить результат, надо кардинально что-то поменять. Например, обстановку вокруг.

Семён: Сначала думали про Карелию. Там все помогает творчеству. Как и в Ижевске. Там тоже в воздухе витает финно-угорский шаманизм. Когда мы были в Карелии в прошлый раз с концертом, на следующий день нам сняли старенький баркас, мы сплавали на острова на Онежском озере, там были дом, баня и места силы, которые связаны с мифологией.

Клим: Там я впервые увидел млечный путь, просто подняв голову. До мурашек пробрало. И еще мы фанаты Сергея Суокаса. Он нам показывал свои еще не вышедшие треки, а так же ремикс на Николя Година из группы Air — мы охренели. 

Семён: После Карелии мы думали про Лос-Анджелес, но в итоге выбор пал на Берлин, по рекомендациям и финансово-географическим соображениям. 




Про коллаборации

Клим: С вокалисткой Яной Король нас познакомил Саша «Sames», она спела в треке «Relief», ее вы увидите на презентациях альбома. В песне «Answer Me» звучит голос Кэти Даймонд — прежде мы делали ремикс на ее трек и после поддерживали контакт. А также мы поклонники группы Crazy P — они неустанно бомбят боевики, гнут свою линию, за это мы их сильно уважаем. По отдельности они известные хаус-продюсеры, мы успели поработать с каждым в отдельности и на этот раз решили задействовать их вокалистку Дениэллу Мур для песни «All I Have». Она записала свою партию в Лондоне, а мы все свели уже в Берлине. 


Про лейблы 

Семён: После того, как альбом был готов, мы делали бета-тестинг на разных людях и получили очень полярные рецензии. Еще месяц ушел на мастеринг. Затем полгода альбом лежал, пока мы искали лейбл.

Клим: Весь мир — это кумовство. Известный факт. В том смысле, что эпоха интернета и отсутствия границ — это здорово, но многие вещи двигают личные знакомства и связи. Мы были знакомы с Ником Мерфи, в прошлом Чет Фейкер, который подписан на американском Downtown Records и владеет его саблейблом Detail Co. Records — на нем и вышел наш альбом. Наше знакомство с Ником произошло случайно в твиттере, и позже мы встретились на фестивале Day for Night в Хьюстоне.

Семён: Ему понравился Waltz on the Run с предыдущего альбома Consequenced. Это наш любимый трек, он очень личный. А многие друзья умоляли не включать его в альбом, видео-художник Александр Лециус даже отказывался с нами ездить на лайвы, потому что не мог его слушать. И не только он. А в итоге именно этот трек помог нам выпуститься на крупном американском лейбле. 




Про российскую индустрию 

Семен: На оборотной стороне сборника ижевской музыки, который выпустил Андрей Захаров на своем Theomatic Records, был эпиграф: «Посвящается всем людям, которые находят в себе силы творить и развиваться в недружественной атмосфере». Точно сказано.

Клим: Почва любой музыкальной сцены во всем мире — это наличие людей, которые грамотно занимаются музыкальным менеджментом и администрированием. Это очень важный фактор. А у нас их очень мало, что можно пересчитать по пальцам. По поводу русского звучания — наверное, его пока нет. Но точно есть карельское звучание со своей мистикой и космосом, есть ижевское — то, что сейчас Цетрангер и молодые ребята делают, возможно, есть нижегородское, московское и тюменское звучание. Страна действительно большая, а регионы — размером с европейские страны. 


Про сайд-проекты

Клим: Так вышло, что в аудио-визуальный проект Tundra мы вложили всю свою страсть и потребность в экспериментах и бескомпромиссном саунд-дизайне, которая осталась с ижевских времен. Еще у нас есть более танцевально-ориентированный сайд-проект Attic Chiefs — «Повора с чердака», потому что Семён любит готовить. На днях выходит пластинка-сборник на лейбле Godzilla Kebab с нашим треком. Очень много материала пишется в стол, возможно, скоро будет еще больше странных релизов и новых проектов.




Про ижевский период

Семён: Мы постоянно рассуждаем об ижевской электронной волне — миф это или правда? Я вот чувствую себя инородным элементом в этой истории, потому что ижевская электронная волна — это определенная музыка: абстрактная, экспериментальная, не ориентированная на массы. А тут мы с конкретными мелодиями и амбициями. Но похоже людям приятно лелеять в себе эту красивую легенду, как некую непостижимую материю. 

Клим: С Семёном и Антоном мы вместе учились в школе, в пятом классе сошлись на любви к The Prodigy, Nirvana и Майклу Джексону. Затем слушали Autechre и Aphex Twin в вечерних программах Дмитрия Бендера по «Авторадио», позднее — хаус в радио-шоу «Гараж» Сухова на «Европа-плюс». Электронику всегда ощущали, как постоянный взрыв, мурашки по коже. Получается, что музыкой мы занимаемся уже всю жизнь.

Семён: В магазине «ЧК» («Частная коллекция») Клим в 15 лет купил нашу первую пластинку — это был классический хаус Терренса Паркера. Я говорю «нашу пластинку», потому что я приходил к нему в гости слушать ее.

Клим: Тогда у меня был советский проигрыватель «Вега», на котором в детстве крутились сказки на виниле — музыка из «Мушкетеров» просто взрывала мозг. Или «Песня про козлятушек» с убойным басом. Композиторы, которые писали эти песни, явно вдохновлялись лучшими западными фанк и психоделик-рок музыкантами, цензура не врубалась в это, поэтому все эти вольности звучания спроецировались на наше поколение. 

Клим: Где-то в 9 классе мы начали писать музыку. У басиста Антона и бывшего гитариста Паши был школьный рок-бенд Exit. А мы с Семёном хотели делать хаус с живыми инструментами, тем более такого прежде не было. В простейшей программе Acid сделали совместные треки, позвонили ведущему местного радио и отнесли ему свою кассету. Он поставил наш трек в эфире, и на утро в школе мы стали настоящими звездами. Во времена популярности Романа Рябцева и первого альбома «Руки вверх» я приносил на перемены колонки, кассетный плеер и ставил новинки: Prodigy, джангл, сборники голландского хардкор-фестиваля Thunderdome.

После успеха на радио нас позвали выступить в клубе «Ю-Dance», который находился в бомбоубежище радиозавода, и мы сразу же порвали сабы своим ремиксом на Fluke. 




Семён: Помню, мы остались тусоваться на вечеринке после того лайва, но в какой-то момент затихла музыка, и в микрофон объявили: «Антон Кочнев, Антон Кочнев, вас ждет мама». Мы все вышли на улицу — а там все наши родители у входа поджидали.

Клим: «Школьники играют танцевальную музыку с живыми инструментами» — так нас подавали Александр Юминов и Антон Янцен, которые заведовали «Кама Records» и с которыми мы впоследствии подписали контракт. Они же вели программу нового ижевского клуба «Вавилон», который работал ежедневно, и мы стали его резидентами. «Вавилон» стал определенным рычагом давления — проталкивания электронной музыки в массы. Юминов и Янцен вели радио-шоу, организовывали международные фестивали электронной музыки и постоянно выпускали компакт-диски, которые поддерживал московский лейбл «Легкие» Олега Нестерова. По сути всего два человека создавали и преподносили всю тогдашнюю движуху, как некое уникальное явление из Удмуртии, и вывели ее на федеральный уровень. На первом курсе института мы выступили в главном Театре оперы и балета Ижевска перед всем региональным правительством. Концерт был приурочен к выходу сборника ремиксов на Чайковского. В таком крутом промо-ходе «Кама Records» связали два достояния: сначала оркестр исполнял оригинал произведения Чайковского, потом местные группы представляли свои ремиксы. 

Семён: Нам всем тогда сказали ни в коем случае не выступать лайвом, а только под фанеру. Представь, оркестр отыграл, включили подсветку инструментов для ремикса, пошла музыка — а одна группа в это время в буфете бухала. А юные D-Pulse в костюмах имитировали тяжелый эйсид-техно ремикс на Чайковского. По сути, мы стали известны благодаря этому треку, потому что Лоран Гарнье поставил его в своем шоу, круто о нем отозвался, и тогда все стали скупать пластинку, которая вышла на немецком лейбле Exun. Фейсбука тогда не было, и сильное влияние на аудиторию имели различные радио-шоу. К Гарнье наша работа попала через немецкого диджея Линуса, которого привезли на недельное резидентство в ижевский «Вавилон». Причем привезли на 9 мая и сделали афишу его в немецкой форме. 

Клим: Затем был выпуск из универа и решение переехать в Прагу, центр Европы, чтобы быть ближе к котлу, в котором варится вся музыкальная индустрия. Мы рванули компанией в семь человек, стали жить мини-комунной и сразу познакомились со всей тусовкой и всеми, кто держал местную хаус-сцену. Это был один человек. Мы думали, что сможем моментально там обжиться, но на деле оказались никому не нужны. Но в этом был огромный плюс — никто на нас не смотрел и мы делали все, что хотели.




В тот период мы написали большую часть ремиксов и синглов, которые впоследствии зацементировали группу в неком около-диско даунтемповом формате. Несмотря на то, что из Праги можно было за 6 часов доехать до Берлина, тогдашняя локальная сцена оказалась в зачаточном состоянии. Тогда мы узнали, что когда видишь в турлисте диджея кучу городов, то на самом деле он может выступать в маленьких барчиках с непонятной саунд-системой, которых полно в Европе. После двух лет за границей мы так и не смогли влиться в индустрию, на рывок до Берлина у нас не хватило средств, постоянно давил вопрос с документами. И так совпало, что поступило предложение от Андрея Захарова приехать в Петербург на его студию и записать треки для Theomatic Records. В итоге в Праге остался один наш человек — Алекс Невил, который успешно двигает хаус-сцену.


В заключение

Клим: Недавно узнали, что радио KCRW, базирующееся в Лос-Анджелесе, крутит в ротации наши новые треки. Там всегда +25 за окном, и все происходящее воспринимается иначе. Это не значит, что наше творчество рассчитано на калифорнийскую аудиторию, просто там D-Pulse заходит слушателям по-другому. 



Скорее всего, в будущем мы не попадем в российский топ iTunes — сейчас это нарочито спланированный механизм с медиа-кампаниями, вливаниями денег и селф-пиаром. Надо нанимать большую команду менеджмента, а мы сами делаем посты в фейсбуке. Нам немного чужда эта система, пропагандируемая и навязываемая поп-культурой. С другой стороны, нет желания по тренду фигачить андеграундное техно, хотя Семён постоянно пишет его в стол. Пока D-Pulse слишком электронный для попсы и слишком попсовый для электроники.

Семён: В 2005 году вышел наш первый релиз на виниле. По ходу действительно работает правило 10 лет в профессии — вот и у нас последние 2 года получше стало. Напоследок бесплатный совет: изучайте программирование и идите в медиа-искусство, пока оно молодое и пока в нем много контента, который хорошо оплачивается.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Редактор раздела «Академия»: Сергей Пушкин

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы