Nocow о своем «Ледяном Альбоме», русскости и таланте

12 апреля 10:38

Петербуржец Алексей Никитин, известный как Nocow, выпустил двойной релиз — космический, холодный, но не отчужденный. С его же пластинки ровно три года назад началась история важнейшего российского лейбла «ГОСТ Звук», который ведет Ильдар Зайнетдинов. В преддверии презентации своего «Ледяного Альбома» Алексей рассказал Mixmag Russia о том, изменилось ли что-то со временем на просторах отечественного музпрома и клубной индустрии, что мешает нашим музыкантам выйти на западный рынок и в чем заключается болезнь локального андеграунда.


Про «Ледяной Альбом» на «ГОСТ Звуке»

Раньше я стремился сам собирать релизы и выбирать обложки к ним. Но позже понял, что интересней может получиться и по-другому. Я отправил Ильдару свой материал и дал ему полный карт-бланш. Конечно, я доверяю ему, мы знакомы почти десять лет, и я вижу, как он мощно растет в своем деле. В итоге в альбом вошли абсолютно разные треки разных годов написания. Например, первый трек «Сталактит» был написан 7 лет назад. Честно говоря, у меня самого не хватило бы смелости совместить некоторые из них в одном релизе. А Ильдар собрал их с легкостью, за что ему респект. Обложку релиза выбрали его близкие, и для меня оказалось весьма удивительным, что этот зимний пейзаж очень точно отражает мои самые теплые воспоминания и образы из детства. Совпадения не случайны. Получается, ты даешь человеку полную свободу действий, а он делает что-то исключительно близкое тебе. Взгляд со стороны иногда невероятно полезен.




Альбом передает холодное зимнее настроение, но холодное не в плане отсутствия эмоций. Еще релиз в каком-то смысле получился космическим. Космос тоже холодный, но он не пугающий, а скорее загадочный.

Можно сказать, «Ледяной Альбом» для меня — это своеобразная ретроспектива. Я образца семилетней давности для себя сегодняшнего уже совсем другой человек, но в совокупности — ключевой разницы нет. Я это я. Бывает, что релизы лежат на лейблах по 2-3 года. Да, это тяжело и болезненно для артиста. Но я уверен, что хорошая музыка существует вне времени, поэтому будет актуальна и интересна и через годы. 


Про истоки

Больше всего на меня повлияли три вещи — это музыка, природа побережья Финского залива, среди которой я вырос, и научная фантастика. Я много слушал рэп, до этого невольно попсу, позже музыку посложней. Питерская погода и природа неминуемо оставили меланхолический отпечаток на моем творчестве. Плюс я фанат фантаста Роберта Хайнлайна. Удивительно наблюдать, как мысли Хайнлайна и других писателей все чаще встречаются в реальной жизни. И я все больше убеждаюсь, что мир развивается в соответствии с этими книгами из моего юношества. Вот и получается такая дикая смесь внутри меня. Сейчас я четко вижу, как все эти влияния проявляются в моей музыке.

В самом начале истории проекта Wax Paper Cup мы с Женей Flaty и Олегом Fama87 как-то играли в Bubble Bar на Конюшенной площади, и тогда в зале были только Даник Funkygomez, Рома Skot4, Вася Bazil и Саша Hoopa. И еще четыре человека обслуживающего персонала. А потом на удивление в баре «Дружба» мы начали делать очень популярные вечеринки — помню, какой был биток на выступлении Лёхи Lapti.

Вспоминаю случай на одном своем выступлении: присутствующие оголтелые «барсетки» кричали в такт музыке «Разгоняй-разгоняй!» — дикий аккомпанемент, конечно, но после получаса эти самые люди танцевали и улыбались от удовольствия. Это означает, что постепенно получается найти связующее звено между своей сущностью, опытом и тем, что ты делаешь здесь и сейчас. Марсель Деттманн говорил, что для хорошего диджей-сета нужно выбирать то, что любишь и чувствуешь сердцем, тогда оно будет работать. Похоже, так оно и есть.



Про конъюнктуру 

Часто наталкиваюсь на фразу: «Музыка крутая, но дома я такую не слушаю». Многие продюсеры выступают в клубах в качестве диджеев, не только потому, что им это нравится, но еще и потому, что они пишут музыку, которая не подходит для клубов. Наш андерграунд пронизан этим несоответствием: пишу и слушаю одно, танцполу выдаю другое. Конечно, есть разница между клубом и домом, но ситуация такова, что диджеи по большей части делятся на тех, кто открывает и продвигает новое, и тех, кто заполняет бар.

Одна из основных проблем нашей электронной сцены — в культурном бэкграунде или точнее в его отсутствии. И конечно, в отношении к самим себе. Не принято об этом упоминать, но средний гонорар за выступление сегодня ниже, чем восемь лет назад. Я сливаю большую часть гигов, потому что в какой-то момент решил, что лучше никак, чем так. Вроде Олег Костров из «Нож для Frau Muller» говорил в одном интервью, что если промоутер привозит иностранца и русского, то у иностранца будет гримерка с шампанским, а русский максимум получит 50%-ную скидку на напитки в баре, при этом еще приедет на поезде или автобусе и переночует на вписке у друзей организаторов вечеринки. В России даже нет такого понятия, как бытовой райдер, иногда и технический вызывает удивление у промоутеров. Это говорит не только о нашем развитии, но также о том, что русские не любят и не уважают русских, и, видимо, как следствие — часто и самих себя. 

Еще 5-7 лет назад можно было услышать: «Ты такой крутой, что не скажешь, что ты русский». Это прошло, теперь у нас есть Гоша Рубчинский, «ГОСТ Звук», кириллица интересна всему миру. Но, к сожалению, мы сами себе пока еще не интересны.

Знаешь, почему в наших клубах так много диджеев? Потому что большинство из них имеет основную работу. Но если бы все занялись исключительно музыкой, как профессионалы, то со временем многие не то, чтобы студию не смогли оборудовать, но умерли бы с голоду. Хотя, конечно, эта проблема актуальна, не только для России.



Про выход на западный рынок

Был такой интернет-журнал Gimme 5 в Красноярске, которым занимался Стас Hmot. В 2010 году, когда наша битс-сцена только развивалась, мы сделали сборник Fly Russia совместно с Error Broadcast. На нем были Pixelord, Ol, DZA, Lapti, Myown, Moa Pillar. Треки разошлись по всему миру, вызвав большой интерес к нашей сцене. Я тогда подумал: «Вот оно — мы начинаем крестовый поход на Запад». Прошло 7 лет, появилась Нина Кравиц и многие другие русские явления, но крестового похода так и не случилось. Хотя сейчас ситуация в тысячу раз лучше, чем тогда. 

На Западе наc не ждут с распростертыми объятиями. Хотя те же пластинки «ГОСТ Звука» скупаются бесконечно, допечатываются и скупаются опять. Но основательно пока туда не прорваться. Статьи в профильном издании и релизов на крутых лейблах недостаточно — уже половина наших продюсеров издается там, но выступает только здесь. Конечно, есть разница в личном разговоре с представителями индустрии в Берлине во время гастролей и онлайн-перепиской с ними же — эффект и фидбек сильно отличаются. Мы же здесь, а они там.

Индустрия состоит из взаимодействия различных процессов: выстроенного бизнеса, профильных СМИ, культурного бэкграунда со своей долгой историей, механизма внутренней работы. Все это выстраивается годами. Мы в этом плане пока в начале пути и во многом предоставлены сами себе. У всего есть свой определенный срок — здоровый ребенок раньше, чем через девять месяцев не родится. Если мы хотим выйти на высокий уровень, нужно время. Сколько? Не знаю. 


Про русскость

У нас в стране все делается через жопу. Стеклопакеты устанавливают люди, которые не умеют пользоваться уровнем, асфальт коммунальщиками укладывается прямо на лед, врачи занимаются зарабатыванием денег, а не лечением. Ну а музыканты наполняют бар, а не продвигают культуру. О какой Европе можно говорить? Европа перенасыщена своими артистами и культурным наследием. А у нас электронная музыка сколько лет существует? Да и в каком виде она существует для нас самих сейчас? Нас никто нигде не ждет. И, возможно, это справедливо. Русскость сейчас — либо Достоевский, которого признали после смерти, либо условный бухой мужик в Турции. Таков контраст. Для того, чтобы что-то получить, это надо заслужить. Пока мы имеем то, что заслуживаем.



Говорят, в своем городе ты не станешь звездой. Хворостовского родной Красноярск признал только после того, как он стал мировой звездой. Сразу началось: «Это наше достояние. Памятник поставим картонный. Приезжай в нашу среднюю школу № 12, где ты учился». Но он уже был там, а не здесь.

Почему мы не на Западе? Потому что в подавляющем большинстве мы полудикие. Мы стеснялись слово «русский» всю свою жизнь. Многие и сейчас, когда встречают земляков за границей, делают вид, что они не русские. Мы с советских времен хотели одеваться, как иностранцы, выглядеть, как иностранцы, делать музыку, как иностранцы. Это говорит о том, что мы не уважаем самих себя. Если человек ездит на гастроли за банку пива всю жизнь, а его там еще промоутеры опускают или звукарь унижает — о каком Западе можно говорить? Мы должны самоидентифицироваться не на основе комплекса неполноценности, а на стержне взрощенного в себе чувства собственного достоинства, подкрепленного усердием, волей, своим уникальным опытом. Есть ощущение, что эта самоидентификация зарождается. 


Про амбиции

На данный момент, в моем понимании, русский продюсер — это человек, который вырос на симбиозе русской (советской) и иностранной музыки, переработал весь этот пласт в своем сознании и начал создавать что-то свое. Любой результат — это культурный, исторический и практический опыт, помноженный на амбиции, плюс сформулированная цель. А амбиций у нас пока недостаточно. И цели зачастую слишком размыты, или же их планка сильно занижена. Большинство питаются тем, что дадут. Какую принимают музыку — такую и играют, сколько платят — столько и берут, позвали — и хорошо. Что такой человек сможет протолкнуть на Запад? Спасибо, что позвали?

Конечно, круто, что есть такие явления, как Present Perfect Festival и Arma 17 — спасибо им за то, что они делают. Но в 90-х, когда у людей не было ничего, в клуб «Тоннель» выстраивались очереди, и на русских диджеев шли толпами. Сейчас локальная сцена — это затычка в лайнапе. Конечно, отношение к ней наших же соотечественников стало лучше за последние годы. При этом часто бар зарабатывает кассу сверх ожидания, а промоутер не может отдать оговоренный гонорар. 

Пока мы сами не начнем серьезно к себе относиться, никто не начнет. Я знаю, что можно выбить тот финансовый минимум, который нужен артисту для жизни. Но для этого нужно хотя бы перестать всем надеяться на зарплату. 



Про культ железа

Я хочу, чтобы мою музыку слушали дома, на работе, в машине, когда занимаются сексом и воспитывают своих детей. Это в идеале. Музыка — это высшая форма искусства, оказывающая мгновенное и самое мощное влияние на человека. И для того, чтобы музыка зародилась и существовала, по сути даже не нужны подручные средства. Голоса достаточно, и кстати голос — это самый сильный музыкальный инструмент. Попробуй, например, сними кино без электричества или напиши картину без красок и холста. Разве что можно нарисовать ее на песке. Поэтому когда люди говорят, что у них недостаточно мощный сэтап для создания музыки, я понимаю, что это не более, чем страх начать что-то делать. Нужно отучаться играть в прятки с самим собой.

Болезнь нашего андеграунда — это вопросы из категории «А ты что, только с компа играешь?» Зато представь мир попсы: приходит на студию пес с платиновыми зубами, открывает Fruity Loops, берет незатейливый vst-синт, one-shot из встроенной библиотеки и пишет хит, который стоит три миллиона долларов. А андеграундный музыкант считается крутым, когда у него в арсенале уже две сотни синтезаторов. Я не против студийного оборудования, в то или иной степени оно необходимо. Но все должно быть в балансе. Не нужно бояться, что в отсутствии Yamaha DX7, хиту не бывать.

Также не секрет, что если продюсер тащит на выступление железо, ему больше платят. Но ведь музыке не обязателен носитель, чтобы существовать. Хорошей музыке не обязателен мощный сетап, чтобы быть созданной. Важно не на чем, а важно то, что именно ты создаешь. 


Про талант

Я долго прятался за отрицанием таланта, оправдывал этим неверие в себя. Но как только я начал признавать себя, стал допускать, что талант существует как таковой. Бывает, я за пять минут рождаю музыку, а повторить не могу, и объяснить, как я ее сделал, тоже. Я не хочу про себя говорить, что я талантлив. Но я знаю, что если отключить мозг, рука сама создаст нечто такое, к чему осознанно прийти не получится. Возможно, талант — это хорошо настроенные каналы и открытое сердце. Многие музыканты говорят об этом: мы всего лишь проводники чего-то большого, существующего вовне.

При этом если ты не сомневаешься, ты не растешь. Но перебор сомнений — это беда. В своих самых ярких и сильных треках я сильно сомневался. Зачастую это происходит от того, что полученный результат не с чем сравнить. Как-то Олег Fama87 рассказал, что в самом начале порой у него получались треки, которые были не похожи ни на что известное ему, поэтому он начинал сомневаться в них. В таких случаях кажется, что трек неудачный или даже откровенная фигня. А на самом деле часто оказывается все наоборот. Надо обращать внимание на такие моменты, ведь уникальные вещи не имеют аналогов. 

Мой главный критерий оценки собственного трека — нравится мне самому или нет. Но иногда нужно время, чтобы понять это свое отношение. Бывало, близкие люди или даже лейблы помогали рассеять сомнения, как это случилось с Clone Records. Если работа построена на любви к музыке, а не только на желании ее продать, то мир может услышать много хороших вещей. Благо, есть те, кто живет любовью к своему делу. При этом важно понимать, что человек, который делает стулья, хочет, чтобы на этих стульях сидели. Потому что мир так устроен — на стульях должны сидеть, на машинах должны ездить, а музыку должны слушать. 



Ильдар Зайнетдинов, «ГОСТ Звук»:

Про работу над релизом

Работа над этим релизом далась естественно и легко. Не знаю, как так получилось, но из множества треков я выбрал именно те, которые были очень ценны Лёхе. И все они очень органично и быстро выстроились в единую картину. Эта работа раскрывает характер и мастерство Лёши, а для меня это всегда ключевой момент. 

Cначала родилась концепция «Ледяного Альбома», затем стало понятно, что надо использовать какой-то зимний пейзаж для обложки. Я давно хотел задействовать работы наших художников-импрессионистов в оформлении, очень люблю их. Мы с командой сначала выбрали несколько работ, в том числе среди них была картина Игоря Иммануиловича Грабаря. Но потом я все-таки решил посоветоваться со своей семьей — моя мама архитектор по образованию, обладает большим художественным знанием и тонким вкусом. И она сразу порекомендовала живопись Грабаря — и тогда я понял, что все совпало.


Про трёхлетие лейбла «ГОСТ Звук»

С лёшиного релиза началась история «ГОСТ Звука», и за эти три года многое изменилось. Но самое главное — кардинально поменялось представление о российской электронной сцене. И именно для этого и создавался лейбл. Сейчас уже не надо кричать о том, что в нашей стране кипит музыкальная жизнь. На мой взгляд, мы входим в стадию более-менее стабильной уверенной работы. Надо просто продолжать качественно делать свое дело. Никаких цифр и прочих достижений не хочется здесь приводить, я в целом стал очень спокойно относиться к фактору так называемого успеха и признания. Могу поделиться планами — в этом году выйдет еще несколько двойников и EP в основной линии, уже имеется около пяти готовых работ. 

То же самое касается подлейбла «ИНСТРУМЕНТ». Плюс запускается архивная линия с переизданиями редких записей наших ранних электронных композиторов и групп. Еще надеюсь, что успею выпустить первый альбом-посвящение городу, но об этом позже. В ближайших планах отметить 3-летие лейбла и презентовать «Ледяной Альбом» в НИИ — жду большую посылку с пластинками, собираю всех ребят, кто уже издавался на лейбле и тех, кто выйдет в этом году, а это около 15-ти российских музыкантов. 

Презентация альбома также пройдет в Петербурге в рамках празднования девятилетия «Армы» — там мы отвечаем за ночную программу в одной из очень уютных зон. В начале мая мы с Buttechno отправимся в тур по Франции, а на июль запланирован «ГОСТ»-тур по трем городам России: Нижний Новгород, Казань, Саратов. Мы поедем большой командой на автобусе вдоль Волги до утеса Степана Разина и будем снимать об этом фильм. Но самое главное, что в этой поездке с нами воссоединится Данила Vtgnike, в честь этого события мы также готовим его релиз.

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Редактор раздела «Академия»: Сергей Пушкин

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы