«Вертушка» первая моя

1 февраля 11:27

Виниловые проигрыватели Technics на протяжении трех десятков лет были общепризнанным диджейским стандартом. Их производство в какой-то момент было прекращено, однако, под давлением общественности было возобновлено снова. 

Продолжая небольшую серию материалов о диджейских технологиях Mixmag Russia разобрался в чем секрет успеха этих проигрывателей, а также попросил рассказать первых российских диджеев о том, каких трудов им стоило обзавестись первыми «Техниксами».

T

Любой человек, который хоть раз покупал какую-нибудь бытовую технику знает какие первые слова идут в начале технического паспорта. «Благодарим вас за то, что вы выбрали наш продукт. Мы надеемся, что использование нашего продукта доставит вам массу удовольствия». Модели виниловых проигрывателей Technics SL-1200/ 1210 Mk2 могут смело вычеркивать эти вступительные любезности из своего руководства просто потому, что те, кто покупает их точно знает, зачем и почему он это делает. Если продолжить рассматривать руководство, то можно вспомнить как руководства различных электронных устройств, вроде DVD-проигрывателей, факсов и цифровых камер просто-таки пестрят описаниями решений всевозможных проблем, которые могут возникнуть во время их эксплуатации. Руководство, идущее в комплекте с проигрывателей моделей 1200 (серебристые) и 1210 (черные) указывает всего 4 возможных неисправности: нет тока, нет звука, перепутаны каналы или фоновое гудение. Все идеальное — просто, иначе и сказать нельзя.

Какой-то человек окрестил эти вертушки как «идеальная конструкция получившая признание по всему миру». Книга рекордов Гиннеса это только подтвердила, назвав эти вертушки самым долго выпускающимся продуктом в сфере потребительской электроники. В то время как некоторые компьютеры, МР3-плееры или какие-то бытовые приборы устаревают уже в момент их покупки, виниловый проигрыватель, который выпускала японская корпорация Matsushita Electric Industrial Co. Ltd., под маркой Technics казалась застывшей классикой. Практически без всяких изменений эти вертушки производились 30 лет. Эти звуковоспроизводящие устройства последние десятилетия ушедшего века оказали довольно значительное влияние на современную музыку. На это указывают и многочисленные культурологические исследования, и громадный труд «Last Night A DJ Saved My Life» Билла Брюстера и Фрэнка Броутона посвященный становлению и развитию диджейства и танцевальной музыки. 

Вертушки Technics можно рассматривать как своеобразную машину времени. Когда первые вертушки сошли с конвейера японского завода Matshusita в Иране Айятола Хомейни провозгласил Исламскую республику, Маргарет Тэтчер стала новым премьер-министром Великобритании и прозвище «железной леди» ей только предстояло получить, СССР ввел в Афганистан войска, Тарковский снял «Сталкера» а Pink Floyd записали свой знаменитый альбом «Wall», который советские цензоры запретят через некоторое время. Что звучало на советских дискотеках? Где-то уже были диск-жокеи (ну или ведущие диско-вечеров), где-то играли самодеятельные ВИА — вся музыка звучала с «бобин» — все-таки пластинки с адекватной танцевальной, как правило, западной, танцевальной музыкой шли на вес золота. Хотя где-то там, в далеком и непонятном Нью-Йорке уже выходили за узкие рамки нью-йоркского андеграунда первые треки, в которых использовались сэмплы и драм-машины, породившие, благодаря диджеям вроде Кул Хёрка (Kool Herc) или Грандмастера Флэша новые стилистические формы. Тогда диджеи сами модифицировали вертушки различных производителей и никто и не знал, что новая модель Technics 1200 станет главным диджейским инструментом на протяжении последующих 20 лет. Именно эта модель позволила с легкостью осуществлять еще робкие скрэйтчи и рэвайнды, запиливая «двенадцатидюймовки» до дыр.

В том же 1979 году вышел сингл смешавший в себе диско и хип-хоп: группа Sugarhill Gang записала «Rapper’s Delight», полностью выстроив его из басовой партии знаменитейшего диско-хита группы Chic «Good Times» и брейков группы Positive Force, а Fab 5 Freddy и Sugarhill Gang поверх этого начитывали рэп. Трек, длившийся целых пятнадцать минут, положил собой начало целого поколения треков, которые идеально подходили под новый тип проигрывателей. Обладающая кварцевой стабилизацией, за доли секунды набирающая нужные обороты модель SL имела солидное преимущество на рынке. Добавьте сюда солидный вес в 12 килограмм и хитро спроектированную форму, которая защищала вертушку от сотрясений. За это в диджейских кругах данные проигрыватели прозвали «wheels of steel» («стальные колеса») и к началу восьмидесятых вертушки Technics чуть ли не повсеместно в диджействе стали негласным стандартом. Если быть точным, то первую вертушку из модельного ряда 1200, компания выпустила в 1972 году, но только обзаведясь питчем, который позволял регулировать скорость вращения пластинки, плюс некоторые, поистине гениальные решения японских инженеров, в классику воплотились лишь в лице моделей SL-1200/1210 Mk2.

То, что эта вертушка проектировалась с учетом клубных особенностей намекает присутствие 4-полосного пунктирного рефлектора, расположенного на ободе диска, и дающего возможность на глаз подгонять скорость пластинки, когда затруднено освещение: если кажется, что полоска с самыми большими пунктирами при свете небольшого фонарика установленного на вертушке стоит, то это означает что пластинка проигрывается на нормальной скорости. Однако разработчики Technics пошли еще дальше. Явно воспринимая своего потенциального покупателя как человека серьезного: в официальном руководстве пользователя они сами указывали и предлагали различные модификации проигрывателя. К примеру, скорость «старт-стоп» механизма могла быть изменена чуть ли не одним движением отвертки. А пытливые обладатели вертушек впоследствии узнали, как увеличить питч, изначально позволявший изменять скорость в диапазоне +/- 8 процентов в два раза. В начале девяностых, во времена повсеместного разгула хардкора, брейкбита и джангла этим модификациям вертушки подвергались повсеместно.


Бог его знает, как долго бы просуществовали Technics на правах стандарта, если бы не цифровые технологии, позволяющие играть с чего угодно, хоть с пары айподов. Technics, конечно же, пыталась отвечать веяниям времени — в 2004 году компания запустила серию CD-вертушек, но на этом рынке тон уже задавала компания Pioneer, да и потом, вряд ли CD-вертушки смогут протянуть столько же, сколько их аналоговые собратья. 

В 2010 году компания, как тогда казалось, положила конец легенде и стандарту, прекратив производство всего модельного ряда SL-1200. Долгое время фанаты по всякому пытались достучаться до директоров японской компании, и казалось что все усилия тщетны. Но в начале 2016 года Technics неожиданно восстала из пепла и анонсировала новую, улучшенную модель, которая должна продолжить классический модельный ряд. Конечно, винил уже давно не является единственным или главенствующим форматом среди диджеев, да и цена на новые модели выше среднего. Однако, вряд ли кто-то сможет сомневаться в том, что это своего рода классика, повлиявшая на музыкальную историю последних трех десятилетий, то, что это «одни из самых успешных музыкальных инструментов», как считает не только диджей Спайдер, но и многие поколения диджеев — здесь не остается никаких сомнений. 


В конце восьмидесятых, когда все мы еще играли на «бобинах», благодаря редким видеоклипам с Запада, мы уже знали, что большинство тамошних диджеев играют на пластинках, так как существовали какие-то вертушки, которые позволяли, посредством питча, менять скорость. Как правило, этими вертушками являлись Technics модели 1200. В СССР тоже были виниловые проигрыватели, предназначенные для нужд дискотек — распространены были два комплекса — польские Unitra и чехословацкие Tesla. Такой комплекс включал в себя две вертушки, два бобинных магнитофона, два кассетных магнитофона и встроенный микшерный пульт. Скорость на вертушках изменять было нельзя, поэтому пользы от вертушек не было никакой. Ну и потом, доставать новые пластинки всегда было большой проблемой и вся новая музыка у нас появлялась как правило на бобинах, а несколько позднее на кассетах. Подгонять скорость мы учились на кассетных магнитофонах «Яуза», уже тогда пытаясь подгонять по скорости. Когда мы, уже в начале девяностых, работали в дискотеке «Jump», уже тогда была мысль обзавестись настоящими вертушками. Как раз тогда же в Москве появились первые музыкальные магазины, которые запустили американцы, не помню, к сожалению как они назывались, в которых можно было заказывать пластинки из-за рубежа. Как правило, это были испанские перепечатки разного рода техно-хитов, вроде Quadrophenia «Paradise» или Interactive «Who Is Elvis». 

Более близкое знакомство с вертушками Technics у меня состоялось после знакомство с Олегом Оджо. Тогда же с ними познакомились и Женя Фиш и Боря Спайдер, которые на тот момент работали в дискотеке «Класс», куда я их привел, но к моменту знакомства с Оджо мы уже работали в новом молодежном клубе Игоря Силиверстова, который назывался Jump. Оджо, заинтересовавшийся тем, как мы пытались сводить музыку на бобинах, пригласил нас к себе в гости, сказав, что дома у него стоят вертушки. И он был первым человеком, который показал нам, как нужно сводить треки играя на пластинках. Хотя технический принцип мы уже понимали, так как до этого много и часто сводили на бобинах. Помимо Оджо, еще одна пара вертушек стояла на радиостанции Maximum. Но там они стояли мертвым грузом, так как пластинок на радио приходило ничтожное количество, а всю музыку радиоведущие ставили с компакт-дисков. Туда меня привел Артемий Троицкий, со словами «Давай ты будешь делать программу о танцевальной музыке» и регулярно снабжая андеграундной музыкой. Именно тогда я понял, что дальнейшего моего роста мне просто необходимо иметь собственные вертушки. К тому же, работая на американской, по сути, радиостанции, я имел возможность на регулярной основе заказывать свежий музыкальный материал на пластинках. Для того, чтобы заказать свои «техниксы» я обратился в компанию, которая занималась поставкой различного радио-оборудования в Россию. Они мне объявили цену — в долларовом эквиваленте это примерно столько же, сколько и сейчас стоит пара новых вертушек. Но по тем временам это были очень большие деньги. В итоге я решился на отчаянный шаг — в течении нескольких месяцев я сдавал свою квартиру и отчаянно экономя на всем в итоге смог заработать себе и на проигрыватели и на микшерный пульт компании Numark. Это пульт, кстати говоря, сейчас находится в «Аудио-школе». Через два месяца после заказа, компания, занимавшаяся доставкой, почему-то отправила их не ко мне домой, а на какое-то закрытое предприятие, и я потратил целых две недели на то, чтобы их потом оттуда вытащить, доказывая, что это ни какое не секретное оборудование. В итоге я их оттуда вытащил и, если не ошибаюсь, это были первые вертушки, которые стояли в клубе «Jump». 

Глазеть на эти вертушки, конечно же, ходило много всякого народа. Помню, что приходил с друзьями Володя Трапезников. Пластинки привозил и Женя Жмакин, и я помню, году в 92-м или 93-м вместе с ним впервые в жизни съездил за пластинками в Лондон. Так что музыкальный материал постепенно набирался. 

Моя первая пара простояла у меня дома довольно долго — восемь лет. Когда появилась новая модель — 1210 — эти вертушки я продал в музыкальный магазин Роме Диггеру, а себе приобрел новую пару, уже черного цвета, которые до сих пор со мной и сейчас находятся у меня в студии. 


Фото: Василий Кудрявцев

Первые «Техниксы» я увидел собственными глазами и потрогал собственными руками на вечеринке «Праздник» с участием Марка Каминса в Доме кинематографа и на выступлении MC Solaar в клубе Jump. И именно на этих вечеринках мы, в общем-то и посмотрели как можно управлять музыкой с пластинок. Лично я с «Техниксами» впервые поработал на радио Maximum и в клубе Jump. На них же я и научился. Когда Jump закрылся на летние каникулы я просто забрал эти вертушки себе домой и по нескольку часов в день, никуда не отходя, тренировался сводить. Однако первыми моими вертушками были не Technics а вертушки компании Gemini, так как на тот момент надо мной шефствовала эта компания. Впоследствии эти вертушки я их поменял на одну вертушку Technics, а вторую вертушку мне подарили уже друзья из El Cosmo Group. С этими вертушками была связана забавная история. Делая с Олегом Цодиковым в ресторане «Пекин» китайский Новый Год получилось так, что для того чтобы подключить обе вертушки нужно было отгрызть у новой совершенно вертушки провод. И впоследствии эта пара вертушек долгое время была прикреплена к одной вилке. Эпопея с покупкой вертушек длилась очень долго, так как тысяча долларов на начало девяностых это были ну очень серьезные деньги. Одна вертушка была серебристого цвета, другая черного. Прослужила мне эта пара очень долго, и сейчас они находятся на одном из островов в Хорватии, где их оставили после одной из вечеринок в 2005 году. Считаю, что вертушки Technics являются одним из самых лучших музыкальных инструментов, изобретенных в последнее время. 


Впервые вертушки Technics я увидел на чемпионате DMC в Лондоне в 1983 году. Хотя на вертушках я начал играть и до этого — в 1979 году, когда мне было 12 лет я уже пытался что-то сводить. Причем это были самодельные вертушки, собранные из коробки и обычной вертушки с ременным приводом, под которые подкладывали ластики, которые служили своего рода амортизатором. Первым микшером, который я увидел в своей жизни был роторный Citronics. Но сильно диджейством я заинтересовался только после того, что увидел в Лондоне. Больше всего в Technics меня тогда поразило то, как на самой «тарелке» бегают дорожки, по которым можно определить скорость вращения. Еще меня зацепила скорость старта. Как правило, вертушки с ременным приводом очень долго разгоняются, а здесь раз — и поехало. Ну и, конечно же, подкупает её надежность и то, как она держит скорость, которая, если кто не знает, зависит от напряжения в сети. Мои первые Technics появились у меня дома, только когда я приехал в Россию, в 1991 году. До этого у меня не было нужды держать дома вертушки, потому что я не диджеил на регулярной основе. Когда я впервые приехал в Россию, в 1989 году — здесь вообще ничего не происходило. Ну и чтобы хоть как-то развлечься, некоторые экспаты, включая и меня, начали делать собственные вечеринки в ДК «Сокольники». И как-то раз, возвращаясь из Нигерии решил привезти с собой в Москву вертушки и пульт. Пускай, думаю, стоят. Причем за перевес я тогда сильно переплатил. А в самом начале девяностых я открыл клуб Palace, где тоже стояли вертушки и где начали работать два первых моих ученика — Нуждин и Змей. А ту первую пару своих вертушек, вместе с пластинками, которые я держал в ящике из под «Пепси», я безвозмездно привозил в клуб Jump где тогда уже работали Фонарь, Спайдер и Фиш. Правда играть на них они не умели, и поэтому на вертушках играл только я. Как играть на вертушках я показывал им у себя дома, куда они регулярно приезжали. 

Первое мое знакомство с Technics произошло в Бельгии в 1992 году, на дискотеке, где мы тогда с Артемом жили. Правда, на тот момент мы этому факту особо не придавали внимания. Вернувшись в Москву и отработав в качестве диджея все лето 1993 года на CD-вертушках в «Эрмитаже» мы с ним донесли до владельцев мысль, что виниловые вертушки нам просто-таки необходимы. Убедив их в этом, мы уехали за ними в Бельгию. Вместе с вертушками мы привезли еще и кипу пластинок, которые приобрели у бельгийского дистрибьютера. И вот на этих вертушках и с этими пластинками мы с Артемом и учились. Потом, правда, пришлось эти вертушки оставить в «Эрмитаже». Правда именно на этих вертушках я научился играть — забрал их на время летних каникул и дома учился держать скорость, сводить и все то, что должен уметь диджей. Фонарь, я помню, научил меня вертушки настраивать, что тоже в этом деле играет очень важную роль. А те вертушки, которые стоят у меня в офисе, им уже под двадцать лет, наверное. Их мы как-то купили с Сергеем Тепляковым для своих мероприятий, и на которых я по-прежнему записываю все свои миксы и подкасты.

Первые свои вертушки (а всего у меня было где-то три комплекта) Technics, естественно бэушные, мне достались от Дэна. Дэну в свою очередь они достались тоже от кого-то, я думаю от Грува. Это были серебряные 1210 и они у меня пробыли года три, и потом, когда грянул в 1998 году кризис, мне их пришлось продать. Тогда у меня была критическая ситуация — нужно было платить за квартиру, а денег нет и не предвидится. А я тогда знал о том, что Шушукин тогда только начинал крутить пластинки и искал у кого бы купить вертушки. В итоге я ему звоню и говорю, мол, не нужны ли тебе Андрей вертушки? Он сначала недоверчиво переспросил, ну а потом купил. И хотя для меня это была драма, он меня тогда спас конечно. Интересно узнать куда он их дел, потому что они все-таки уже довольно старенькие были. Я помню, как в диджей-баре «Бублики», в мое отсутствие умудрились вывернуть тонарм так, что он встал вертикально. 

А вообще я учился играть на проигрывателях «Вега». Там был уже какой-то свой питч с сильно плавающей скоростью, но он был какой-то настолько плавающий, что все мои первые миксы, которые попросил записать Зорькин, я записывал на адской скорости, и пластинки играли раза в полтора быстрее, чем им было положено. И когда я пришел впервые играть в «Relax», то на тамошних Technics у меня не свелась ни одна пластинка, потому что скорость там была абсолютно другая, и музыка звучала совершенно по другому. И я следующие две, наверное, вечеринки фактически учился сводить заново, на нормальной скорости. Это было в январе 1995 года. А уже чуть попозже я начал работать на «Станции», и там мне уже Дэн как-то походя, предложил купить у него вертушки.


О том, что диджеи играют на виниловых проигрывателях, я тогда не знал что это должны быть обязательно Technics, мне говорили мои друзья, что-то я слышал в программах Фонаря. При этом были еще видеоклипы, в которых мы всегда старались высмотреть то, что там диджеи делают с винилом, какие у него иглы, как он наушники держит. А вертушки в клипах обычно выглядели как небольшой космический корабль, где все крутится и мигает. Причем это ощущение у меня продержалось довольно долго. А сейчас они мне уже стали старым добрым другом. Хотя собственные вертушки у меня появились довольно поздно, где-то в 2004 году. До этого у меня стоял один проигрыватель Gemini, на котором я и прослушивал пластинки. Мне этого хватало. А так, я учился играть на ременном проигрывателе «Вега 109», который был соединен с пультом Gemini и вертушкой Gemini. Вот на этом комплекте я и тренировался. Первые Technics я увидел у своего друга, диджея Паши Кэша, который как-то купил себе красивые серебристые вертушки. Это было в 1994 или 1995 году. Очень часто я у него брал эти вертушки в аренду на вечеринки, за что до сих пор ему благодарен.


{"width":750,"column_width":15,"columns_n":2,"gutter":720,"line":24}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}

Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку «Зарегистрироваться», вы подтверждаете своё согласие с условиями предоставления услуг и политикой конфидециальности

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Редактор раздела «Академия»: Сергей Пушкин

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы