Никита Забелин объясняет, что такое Resonance

12 декабря 11:20

12 декабря 2016 года творческий союз Resonance Moscow запускает свой виниловый лейбл. В связи с этим событием Никита Забелин по просьбе Mixmag Russia объясняет, что такое Resonance.  

В своей статье он рассказывает, что было сделано за полтора года существования «Резонанса», как задумывался и воплощался в жизнь проект, уже перешагнувший границы только музыкального мира, и какими были его предыдущие 10 лет на пути к сегодняшнему положению.

О «Резонансе» Никита может говорить часами. Он заявляет: «Я не верю в бизнес, постоянно требующий внешних инвестиций, а верю только в тот, который эффективен сам по себе — он, естественно, приносит прибыль и сам зарабатывает на своё дальнейшее развитие без вливаний».

С первых минут рассказа Никиты становится очевидно, что Resonance Moscow создан человеком, лично прошедшим каждый этап становления артиста, поэтому понимающим обе стороны процесса, и творческую, и управленческую.


Никита Забелин:

Отправная точка «Резонанса» — что-то кристально чистое в плане идеи, концепции. Сформулировать её удалось не сразу. Даже сейчас мне будет нужно сказать много слов, чтобы всё объяснить. В своей работе я неизменно руководствуюсь двумя принципами, от которых не отступаю.

Первый: «От содержания — к форме». Я не копирую, а создаю новое. И это новое действительно так выглядит и так звучит.

Второй: «Ты влияешь на обстоятельства, которые влияют на ситуацию, а не наоборот». Если ты хочешь что-то сделать, то сделаешь. Найдёшь способ. Это всем известная подмена «не хочу» на «не могу», которой так часто прикрываются. Для меня нет «не могу». Я хочу и могу.

Эти принципы разделяют все, кто сегодня со мной и с «Резонансом».


Обложка первого релиза Resonance


В мою команду собрались абсолютно разные по личностным характеристикам люди, но увлечённые одной общей целью, желание достичь которую пересиливает все личные интересы. В нашем случае это музыка, а если смотреть глубже, то музыкальная культура, причём на территории современной России и всём постсоветском пространстве. Это в социальном смысле.

В духовном смысле моя задача — различными средствами зарисовать, уловить, зафиксировать характер российской музыки. Чтобы это сделать — нужно сосредоточить огромное количество этой музыки в одном месте, пропустить её через себя, вникнуть, чтобы иметь возможность её анализировать, выявлять закономерности. Дальше уже можно будет на основе наблюдений утверждать, что есть явные, характерные черты, отличающие её от всей остальной.

Например, одним из собирательных образцов современного российского электронного творчества, на мой взгляд, стал Unbroken Dub — простой, прозрачный, холодный, в чём-то пустой, но глубокий. Поэтому именно Денис открывает каталог нашего лейбла.

Чтобы передать мощь русского духа, нужно быть развитым во всех направлениях: ментально, духовно, социально, прочувствовать всю горечь нашей истории и сегодняшней ситуации.


Уральский период. Начало

Идея Resonance Moscow начала формироваться на ранних стадиях ещё в Екатеринбурге, в сообществах Techno Diving и minimal [ural], когда объединялись молодые представители местной уральской сцены, а законченные очертания она получила уже в Москве, в период, когда имя Никиты Забелина ассоциировалось с клубом Monasterio.

Десять лет назад, когда строились эти первые сообщества, проблемы были теми же — молодым музыкантам или невозможно, или крайне сложно выступить в хорошем клубе, им не предоставляют возможность, дату, площадку.

Чтобы провести переговоры с кем-то, действительно принимающим решение, а не на уровне «замолвлю за тебя словечко перед арт-директором», нужно или персональное знакомство, или коммуникативные навыки. Как это часто бывает, музыканты — не самые общительные люди. К тому же никто не хочет брать на себя организационную работу, а без неё ничего не сложится.

В minimal [ural] был только я — один человек-основатель, открывший путь регулярным вечеринкам в DJ-клубе Autoban в действовавшем бомбоубежище. Пришёл, договорился, сделал. В то время как существовали разные маленькие местные «кружки», где люди замыкались в среде своих знакомых и невольно ограничивали себя и сферу своего влияния, я не принадлежал ни к одному из этих сообществ, действовал только от своего имени и добивался результата.

Мой подход заметили — в итоге только за первый год подразделения minimal [ural] появились во всех крупных городах региона — бывало, что в одну дату вечеринки под этим брендом проходили, например, в Екатеринбурге, Серове и Нижнем Тагиле.

Существенным дефицитом на тот момент были электронные музыканты — их было крайне мало, а хороших диджеев — достаточно. Хотелось видеть на сцене больше людей с лайвами из собственной музыки, а не только сводящих пластинки.




После minimal [ural] был перенос моей активности на три года в Санкт-Петербург и возвращение на Урал с новым проектом, Techno Diving — он был посвящён «бергхайновской» волне техно и реализовался в клубе «Олени» в полностью заброшенном пятиэтажном здании с танцполом на каждом этаже, просуществовав год, до самого закрытия клуба.

Важной чертой «Техно Дайвинга» было усложнение задачи — показать молодой сцене Екатеринбурга молодую сцену России, её сильные стороны и достижения.

В этот период происходит очное знакомство с Unbalance, Unbroken Dub, Ishome, Кириллом Monocle, уже издававшемся у Миши Спирита на Highway — и появляется задача привезти их в Екатеринбург, чтобы они показали свою музыку и таким образом подали пример: «Вы тоже можете сочинять такое, надо только постараться». Эта задача была многократно решена. Серия привозов прервалась только в связи с ликвидацией «Оленей».


Москва. Первый этап

Перенос моей деятельности в Москву столкнулся с очевидной местной особенностью: москвичи закономерно считают свой город центром России, что справедливо, и плохо представляют себе реалии жизни за его пределами. Наш базовый принцип — «сильный помогает слабому» — здесь не воплощали в жизнь, потому что не всегда догадывались о существовании этих слабых где-то далеко и о том, что им нужна помощь.

В тот момент совместными усилиями мы заново открыли клуб Monasterio с двумя танцполами, а у меня появилась возможность продемонстрировать свои таланты в продвижении и рекламе: площадка, довольствовавшаяся когда-то посещаемостью в 150 гостей, приняла 1 500 человек на вечеринку с Крисом Либингом. Всё продвижение я выстроил с минимальным бюджетом, только за счёт правильного позиционирования и охвата соцсетей.

Длительное сотрудничество с клубом не сложилось — были разные взгляды на будущее «Монастерио», его музыкальную политику и внутреннее устройство. Я был вынужден оставить проект, но забрал с собой уверенность во всех действиях и свои личные результаты, выражавшиеся в количестве увидевших анонсы, количестве людей на танцполе и других объективных данных. В более широком смысле мне стала видна общая картина клубной Москвы и её слабых мест.


Техно Имеет Смысл

Новой площадкой стал клуб «Культ», на вечеринках в котором уже была поставлена масштабная задача — пошаговое объединение российской сцены, а промежуточным итогом стал гастрольный тур по 6 городам под общим названием «Techno Makes Sense».

В тур я поехал с большой московской компанией, в каждом городе слышал об одном и том же: мало хорошей музыки, практически нет достойных привозов, на сцене апатия, вся инициатива организаторов куда-то ушла, а за ней ушла и инициатива публики.

Местные музыканты говорили о своих схожих проблемах:

— нет возможности зарабатывать своим творчеством
— негде выступать перед публикой, негде издавать свои произведения
— нет своего круга надёжных единомышленников
— нет информационных источников, что и как делают другие музыканты и диджеи
— нет репетиционных баз, студий и оборудования для саморазвития

Тренд сосредоточения на российской сцене уже существовал — например, действовали «ГОСТ Звук» и «Скотобойня», своей активностью создававшие новые витки её развития.


FM-пространство. Megapolis 89.5

Усиление моих позиций пришло со стороны радио — Megapolis FM предложили мне и Стефу Мендесидису создать еженедельную программу о техно на волне значительного роста интереса к этому жанру.

Некоторые высказывали опасения, что полноценной программы только из русской музыки не получится, потому что её слишком мало и неизбежно при еженедельных эфирах в них пришлось бы ставить всё, что нашлось, без оглядки на качество.
Состоявшиеся 82 эфира программы Resonance показали, насколько плохо эти люди представляли себе масштабы российской электронной сцены и её возможности. Стеф по личным причинам покинул радиопрограмму, но это не повлияло на наши личные отношения, мы по-прежнему поддерживаем дружескую связь.


Resonance можно назвать андеграундом, потому что андеграунд — это протест, протестное движение. Мы максимально протестны с точки зрения культуры, потому что противостоим ретроградству, регрессу многих «коллег по цеху», пытающихся, например, внедрить здесь какую-то западную систему музыкальных ценностей, попросту скопированную оттуда, даже не адаптированную.

Вдобавок многие слепо бросаются защищать иностранное, якобы потому что там «более сложившаяся сцена и знают, как всё правильно делать», но забывают — нельзя ничего чужого просто так «приземлить» на уникальные российские реалии. Они хотят, например, создать «русский Бергхайн», но почему-то отвергают клубы, которые уже фактически стали русскими Berghain.

Мы принимаем продуктивный западный опыт, черпаем в нём идеи и некоторые приёмы работы, при этом опираемся прежде всего на российскую действительность, музыкантов, диджеев, команду, исходим из их потребностей и интересов.

Кто-то хочет внедрить в России западный андеграунд — хорошо, это тоже нужный опыт, такие попытки создают дополнительный культурный фон, формируют здоровую конкуренцию. Мы уважаем желание каждого делать что-то своё и идём по своему маршруту.


Появление www.resonance.moscow

Следующий шаг — создание коммуникационной платформы. Именно плохая, недостаточная коммуникация является первопричиной отсутствия культуры! Когда нет связи между деятелями этой культуры, нет обмена информацией, нет и роста в сообществе.

Новой задачей стал запуск универсальной платформы, чтобы такое общение инициировать — для этого сначала было нужно донести до всех будущих участников мою концепцию, чтобы все её восприняли.

Мы изобразили её на карте России, добавив муар — визуальное искажение, проявляющееся только на фотографии, это такое трудноуловимое четвёртое измерение, получающееся при наложении двух одинаковых паттернов. Такой «эффект негласного творческого, духовного союза», существующего над территорией всей России, когда люди начинают общаться на общие темы.



В моём случае общей темой стало техно — музыка совершенно нового времени. Для меня это не только музыкальный жанр, а целое культурное направление, у которого есть свой язык, причём не только звуковой, но и визуальный, эмоциональный.

Техно как чисто музыкальный стиль сложился в 80-е, это известная и в целом завершённая история — я воспринимаю современное техно шире и предоставляю ему больше пространства, вплоть до образа жизни, полноценного культурного слоя.

Появился сайт www.resonance.moscow с той самой картой, на ней мы начали отмечать города, музыканты из которых попали в наше поле зрения, начали вести список всех музыкантов, взаимодействующих с нами и, что не менее важно, показали им — вы можете взаимодействовать между собой тоже!

Удивительно, но эта своеобразная энциклопедия на сайте, наша база данных позволила многим узнать, что, оказывается, в их же городах есть ещё отличные музыканты! Так я через сайт повсеместно простимулировал новый виток творческой коммуникации.

Сегодня мы понимаем, что «Резонанс» — уже не только для музыкантов, вокруг нас сконцентировались и художники, дизайнеры одежды, деятели стрит-арта, фотографы и видеографы, многие другие увлечённые деятели, создающие смысловое наполнение современного стиля жизни.

Сегодня у людей перед глазами наша карта, они визуально представляют себе всё, что происходит.

Еженедельно на Megapolis FM в эфире звучит программа Resonance, рассказывающая о новых музыкантах и открывающая им возможность показать своё творчество всем. Эти артисты внесены в нашу базу данных с указанием ссылок на их профили, автоматически отмечаются города — вырисовываются связи.


Радио, интернет и «Интеграция»

Мы сделали уже 15 вечеринок «UNIT» в Москве в клубе Rodnya, на которые приглашали музыкантов и диджеев со всего постсоветского пространства. Недавно провели первую «географическую» вечеринку «УРАЛ» в техно-клубе «Рабица», привезли на неё 15 музыкантов, показали всем в Москве суть современного уральского звучания.

В 2016 году состоялись два больших выездных события «Resonance Интеграция», на Урале и на Дальнем Востоке, каждое состояло из круглого стола, лекции, мастер-класса и вечеринки. Мы выезжали в регионы, собирали представителей местной сцены, обсуждали их ситуации, потребности, желания, вместе искали возможности и выходы, приглашали их в эфир «Резонанса» на «Мегаполисе», подсказывали контакты в других регионах.

Так после каждой «Интеграции» у нас появились инициативные знакомые «на местах», они увидели на нашем примере, как можно действовать, и стали что-то делать — сегодня наша сеть таких надёжных людей в регионах только прирастает.

Радиопрограмма «Резонанс» вместе с сайтом-картой и нашими событиями, вечеринками смогла фактически объединить виртуальное и реальное, онлайновое и оффлайновое: люди слушают музыку на FM или в подкасте, смотрят фотоотчёты и видеосюжеты, приходят на ближайшие мероприятия. Платформа, которую мы задумали, работает!

Когда ты — московский промоутер, ты можешь, например, делать классную вечеринку раз в месяц и привозить на неё 5 артистов. Когда в нашем радиошоу еженедельно, например, 17 треков за 60 минут, мы освещаем деятельность сразу 17 артистов, причём каждого в отдельности, и можем устраивать вечеринки каждые выходные — хедлайнеров хватит; можем делать намного больше информационной работы, это колоссальные возможности.

Каждое наше действие имеет значение, оно направлено на решение конкретной задачи.


Язык цифр

Мы знаем, какие гонорары в Москве у техно-артистов, и насколько сложнее ситуация за её пределами. В регионах диджеям платят от 500 рублей в час. Человек играет половину ночи и уносит домой 2 000 рублей. Диджеи-резиденты за месяц зарабатывают по 8 000 рублей, играя каждые выходные.

Я сталкивался с ситуацией, когда талантливый музыкант, уже имевший свой лейбл с прекрасными релизами, пару лет назад ушёл в тень. Я заметил его исчезновение из информационного поля, написал ему, предложил выступить на нашем событии.

Музыкант ответил, что у него нет на это времени (вдумайтесь, у артиста нет времени на выступление!), после короткой дискуссии он дал понять, что хочет завершить разговор и предположил, что мне «необходимо подрасти, чтобы всё понять и, судя по всему, заняться чем-то дельным». В финале последовал вопрос: «Вот ты, Никита, можешь зарабатывать музыкой 200 000 рублей в месяц?». Не дожидаясь моей реакции, собеседник ответил сам себе: «А продавая рекламу я могу!».

Этот разговор ещё укрепил мою уверенность, что даже теоретически успешный музыкальный проект может «утонуть в социальном болоте».

Одна из огромных проблем, существующих в России — предвзятое отношение к занятию музыкой, к профессии музыканта (мы не говорим сейчас о классической, академической сфере, где люди заняты, например, в оркестре). «Нормальный» человек обязан иметь «традиционную», «дневную» работу, т.е. «серьёзное» занятие, а творческое увлечение может быть на уровне хобби, свободного времени. Музыкант, как и любой другой профессионал — достойная единица общества и основа культурного роста, отношение к которой должно быть не менее уважительным, чем к другим!

Мы убеждены — настоящий музыкант не может не творить. А чтобы полноценно творить — нужна поддержка и минимально комфортный уровень жизни — иметь крышу над головой, сносно питаться, покупать базовый набор одежды, что-то разумно откладывать на покупку и обновление инструментов. Словом, находиться в таких бытовых условиях, чтобы иметь возможность постоянно заниматься музыкой, своим основным предназначением.


Вечеринки и оффлайн-общение. Художники и артисты


Как-то Алексей Cancelled предложил провести соответствующую вечеринку в «Родне», потому что моя идея «Юнитов» — объединить в центре Москвы артистов со всей России — вынашивалась давно. В первом же событии участвовал Филипп Горбачёв и региональные гости, для них это был также уникальный опыт — приехать в Москву, выступить здесь, посмотреть, как это вообще бывает и, наполнившись впечатлениями, вернуться к себе домой, чтобы начать что-то развивать там.

Вечеринками «UNIT» мы постоянно привлекаем внимание к российской сцене — состав артистов от события к событию обновляется на 80%, никакого постоянного резидентского состава, каждый раз — как выставка новых достижений народного творчества.

Поскольку на первом «Юните» был только один танцпол, мгновенно проявило себя неумение некоторых выступать, очень заметным стало отличие художника от артиста.



Художник может быть невзрачным, никаким, любым, может сидеть в затворничестве в своей студии — музыка всё скажет за него. Артист выступает на сцене, на него смотрят люди, он просто обязан обладать соответствующими публичными компетенциями. 

Отсюда и вечный спор музыкантов и диджеев, который в действительности не имеет смысла. Мы убедились, что хороших художников очень много, мы начали объединять их вокруг «Резонанса», а вот с хорошими диджеями оказалось намного сложнее — заметно меньше людей умеют вести за собой публику, взаимодействовать с ней.

Уже на втором «Юните» мы учли эту особенность и открыли «экспериментальную лабораторию», второй танцпол, где объединяли «художников» из молодёжи с «артистами» из более опытного состава, чтобы они посмотрели и послушали друг друга, там большинство сразу схватывало, как выступать на небольшую аудиторию.

Музыканты, бывавшие в эфире «Резонанса», оказывались в лайнапах «Юнитов» и наоборот, только диджейские миксы мы в радиоэфиры не берём, за очень редким исключением.

Так мы наладили взаимодействие всех наших онлайн и оффлайн-ресурсов — публика слушает радиошоу, узнаёт новых музыкантов, приходит на наши события — всё развивается.


По всей России и за её пределы

Но нам по-прежнему было мало, потому что это происходило только в Москве! Мы не прекращали ездить по стране и видели, что на местах по-прежнему темно, нет денег, нет аппаратуры, нет уверенности и надежды. В том числе и потому, что старшее поколение диджеев и музыкантов не общается с младшим, нет преемственности поколений в нашей сфере.

Поэтому ещё одна задача «Резонанса» — дать эту надежду, в том числе через налаживание диалога поколений, через передачу опыта. Например, Антон Кубиков вряд ли что-то рассказывает Оккультативу, потому что они не стоят вместе в одной диджейской, а на наших «Юнитах», в то же время, играют Роман Кораблёв, Андрей Оид, Тимур Омар с одной стороны — и Ерофеев и тот же Okkultative с другой, совершенно новые люди.

Мы каждый раз так всё организуем, чтобы прилетающие в Москву из регионов музыканты не просто отыграли, но и пообщались со всей командой, с коллегами и в итоге провели время максимально эффективно, увозя домой новые знакомства и впечатления, энтузиазм и надежду.

Чтобы сделать такой информационный и эмоциональный обмен не единичным — точечным между артистами, а более массовым, мы обобщили опыт тура Techno Make Sense и инициировали регулярные большие события «Resonance Интеграция» — о них мы уже говорили. В начале 2017 мы планируем ещё две «Интеграции».

Формат «Интеграции» эффективен, потому что её программа обширна: мы приезжаем на два полных дня, проводим лекции, мастер-классы, круглый стол — отвечаем на вопросы и задаём их сами, слушаем и предоставляем возможность высказаться, делимся опытом и приобретаем новый. Никуда не спешим, вдумчиво общаемся с каждым. И, естественно, ночью проводим вечеринку в подтверждение всех дневных теоретических выкладок.

На круглых столах «Интеграции» невозможно остаться безучастным — вслух проговариваются проблемы города и региона, идёт поиск решений, привлекается сторонний опыт — от констатации, что «всё плохо» происходит переход к действиям.


Resonance Moscow Record Label

Нашим последним шагом стало открытие собственного лейбла Resonance Moscow. Мы создали коммуникационную среду, сформировали инфраструктуру в Москве и регионах, нашли артистов и познакомились с ними, дали им возможность быть услышанными и транслируем их творчество в том числе за пределы России при участии лейбла «трип».



За полтора года мы пропустили через себя огромный объём музыки, выделили из него самое, на наш взгляд, лучшее и приняли решение — презентовать это лучшее за границей. Наиболее результативно можно сделать это посредством лейбла, музыкально-издательской структуры.

12 декабря 2016, в День Конституции России мы выпускаем первую пластинку и отпускаем нашу музыку на запад. 23 декабря на 15-й вечеринке UNIT в клубе Rodnya мы презентуем винил. Безусловно, это только первый шаг на пути лейбла на международную сцену, у нас есть сформированная стратегия, мы будем её придерживаться.

Таким образом складывалась вся действующая сегодня структура «Резонанса» — логичная, последовательная, эффективная:


Чарт:

Nina KravizДекабрь 2016

Все чарты

1.
London Elektricity
Swivel (Electrosoul System Remix)
00:00
00:00

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
мои курсы
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Редактор раздела «Академия»: Сергей Пушкин

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io

академия: корзина

Ваша корзина пуста. Выбрать интересующие вас курсы можно здесь.

Вы выбрали курсов на

4500 ф

Я ознакомлен и согласен с правилами
подписки
на курсы Mixmag Академия.

оплатить
академия: МОИ КУРСЫ

Ваш список курсов пуст.
Курсы можно посмотреть здесь

Оплата прошла успешно.
Перейти в мои курсы

Оплата не прошла.
Перейти в мои курсы