DJ Pete: «Обожаю, когда все бесятся!»

30 ноября 10:21

Автор:

Ник Завриев

DJ Pete, он же Петер Кушнерайт не просто стоял у истоков берлинского даб-техно, он входил в самый узкий внутренний круг посвященных, сформировавшийся в начале девяностых вокруг магазина Hard Wax. 

Продюсерская ипостась Петера, пожалуй, известна даже шире, чем диджейская. Он был резидентом лейбла Chain Reaction (с которого во многом и началось мировое восхождение даб-техно) и издавал пластинки под именами Substance (сольно) и Scion (в дуэте с Рене Лёве). Спустя почти 20 лет его музыкальная карьера по-прежнему развивается поступательно — сегодня Пит гастролирует по миру с диджей-сетами и сразу несколькими лайв-проектами, среди которых настоящий электронный джем-бенд, то есть группа, играющая импровизационные шоу.

Перед предстоящим выступление DJ Pete 2-3 декабря на фестивале Frontier в Красноярске, Mixmag Russia решил расспросить Петера об изгибах его долгой карьеры, о происхождении берлинского техно, о связи с ямайкой, влиянии на дабстеп и многом другом.


Глядя на такие города, как Берлин, Манчестер или Детройт, мы, журналисты, всегда задаемся вопросом, почему именно эти города стали центром музыкальных сцен? Как вообще город влияет на музыку? Как бы вы объяснили феномен берлинского техно?

Так сложились звезды, нам просто повезло. После падения стены многие здания опустели, а часто было вообще неясно, кто владелец помещения. Поэтому люди просто временно занимали их и устраивали там культурные мероприятия. К тому же, в западном Берлине всегда был приток людей, ехавших туда из ФРГ, чтобы избежать военной службы. Многие из них были художниками, музыкантами или гражданскими активистами, поэтому нам повезло даже больше, чем другим европейским городам. Ну и к тому же молодежь с востока моментально влюбилась в техно!


Давайте отмотаем пленку еще дальше. На какой музыке вы выросли, что слушали, когда были ребенком и тинейджером?

Мои музыкальные корни довольно обычны для моего времени и места. Сначала я слушал примерно всё, что звучало в Германии 1980-х по радио и на дискотеках. Это происходило до тех пор, пока моё внимание не привлекли группы вроде DAF и Nitzer Ebb. Меня никогда особенно не увлекал хип-хоп как явление, но треки вроде «Planet Rock» Afrika Bambaataa & The Soul Sonic Force я тоже всегда обожал.


Сцена, сформировавшаяся вокруг магазина Hard Wax и лейблов Basic Channel и Chain Reaction всегда была под влиянием даба, и это довольно необычно. Откуда вообще взялся ямайский след в берлинском техно? Это куда менее очевидный путь, чем связь с фанком, которая была у детройтских техно-пионеров!

Когда-то давно босс Hard Wax Марк Энрестус показал регги ребятам, которые тогда, в 1990-е, работали у него в магазине, и они крепко на эту музыку подсели. А потом случилось так, что продавцы его магазина стали артистами лейбла Chain Reaction. Но по мне, настоящая связь с регги просматривается только на пластинках Марка и Морица, которые они издавали на лейбле Burial Mix. Я, например, всегда считал (и считаю до сих пор), что моя музыка уходит корнями к пионерам техно, а вовсе не к регги. В чем эта связь действительно прослеживается, так это в работе с отдельными элементами трека при микшировании в студии. Здесь фокус всегда на барабанах, басовой партии и центральном рифе, как в ямайских даб-версиях. Приемы, которые регги-продюсеры использовали в студии, гораздо больше повлияли на техно, чем сама их музыка.


Интересно, что вы упомянули о связи с Детройтом. Как по-вашему, что вас объединяет и в чем Берлин и Детройт различаются? 

Детройт и Берлин часто сравнивают, говоря о распаде городской инфраструктуры и о том, как этот распад влияет на творчество. Но и различий тоже очень много. Детройтское техно очень повлияло на всё, что я делал как диджей или музыкант. Парни из Underground Resistance первыми показали, как можно выпускать пластинки, не связываясь с мейджор-лейблами, и это было очень важным уроком для техно-сцены по всему миру. У меня, по правде говоря, очень приблизительное представление об этой сцене, но время от времени на гастролях я встречаю детройтских техно-легенд, и нам всегда есть, о чем друг другу рассказать, нас очень многое объединяет.



Что вы думаете о дабстепе и о более широкой британской бас-сцене? Не кажется ли вам, что вы и ваши берлинские коллеги повлияли на эту сцену в какой-то степени?

Для меня дабстеп — очень важное движение, я до сих пор играю очень много такой музыки в своих сетах. Не то, чтобы я очень внимательно следил за тем, что происходит на этой сцене, но я очень ценю Mala, Distance и несколько других музыкантов, усилиями которых эта сцена продолжает жить. Что же до нашего влияния... Ходят слухи, что Burial выбрал себе псевдоним, вдохновившись лейблом Burial Mix. Кто знает, кто знает... Но я уверен, что у многих бристольских музыкантов есть в коллекции пластинки с лейблов из лагеря Hard Wax.


Вы много работаете с Рене Лёве. Не могли бы вы пролить свет на историю этого дуэта? Особенно интересно, как устроен процесс совместной работы, вы обмениваетесь файлами или работаете вместе в студии? Есть ли какое-то разделение труда, например, вам лучше удаются ударные, а ему — текстуры и атмосферы?

Мы с Рене дружим с 1991 года. Наши первые релизы (Tyros «Antares» и Scion «Emerge») сделаны на основе джемов в студии Рене в Потсдаме, куда я приносил какие-то синтезаторы и кое-какие запрограммированные паттерны для драм-машины Roland R8. После того как мы выпустили пластинку CR-01, мы работали порознь (тогда на Chain Reaction вышла целая серия пластинок под номерами CR-05, 06, 07, 13, 18, 19), а затем решили начать выступать живьем. Тогда мы взяли два одинаковых драм-сэмплера и загрузили туда один банк звуков. Обмениваться файлами по интернету у нас никогда не было принято. Мы работали над разными частями трека отдельно друг от друга, а затем встречались в студии и уже там объединяли наши партии и вместе делали финальный микс. Вторая фаза совместной работы у нас случилась в 2006-м, когда мы запустили лейбл Scion Versions, на котором выходили переработанные треки периода 1996-го и переиздавались оригиналы, которые выходили на Chain Reaction. Базовые музыкальные навыки у нас с Рене были примерно одинаковыми, но ему больше нравился саунд-дизайн, а мне — процесс сведения партий в единое целое.


Большая часть вашей музыки выходила в виде 12-дюймовых синглов, но в вашей дискографии есть и пара альбомов. Как по-вашему, альбомный формат в техно вообще имеет смысл? 

Сейчас в техно альбомный формат постепенно умирает. Правда Рене однажды записал альбом, который на мой вкус звучит как целостное произведение, а не как сборник. Но мой собственный альбом — это скорее компиляция, но для меня это не проблема, почему бы и нет!


Один из ваших треков («Episodes») резко отличается от всего остального материала. Есть ли у этой композиции какая-то особенная история, собираетесь ли вы еще записывать такого рода эмбиентную, экспериментальную музыку?

Это довольно старый трек, я записал его где-то между 2000-м и 2005-м годом и не помню деталей записи, но это единственная вещь, которую я записал, в основном используя программные плагины. Я помню, что тогда я гораздо дальше, чем обычно ушел в исследование, буквально погрузился в полотно переливающегося звука, создать которое позволял этот простой плагин. Оригинал длился почти 9 минут, меня тогда очень вдохновляла фантастическая музыка L’Usine. Мне и сейчас очень хочется записать что-нибудь подобное, как только будет возможность снова засесть в студии, немедленно займусь!


Вы издавались на Chain Reaction, может быть вы знаете, почему лейбл в итоге закрылся? И не был ли ваш Scion Versions задуман как продолжение линии Basic Channel и Chain Reaction, как лейбл третьего поколения?

Этот вопрос лучше задать Марку или Морицу, всё же лейблом Chain Reaction руководили они. С моей точки зрения, большинство артистов Chain Reaction чувствовали в себе бизнес-жилку, поэтому они решили сами заняться выпуском музыки и запустили собственные лейблы. А Марк и Морис начали подписывать артистов, не входящих в узкий круг, сложившийся вокруг магазина Hard Wax. Что же до Scion Versions, то наш лейбл не был задуман как продолжение Chain Reaction, для нас это просто была платформа для переиздания старого материала и кое-каких джем-сейшенов того периода, которые мы довели до ума и наконец выпустили.




Вы много выступаете как диджей, а как у вас обстоит дело с концертами? У вас, например, есть чисто концертный проект TR-101, с которым вы много выступаете, но не выпустили еще ни одного релиза. Так и задумано, или вы все же рано или поздно собираетесь в студию?

В 1996-м мы сыграли несколько концертов вместе с Рене, а в 1999-м у меня появился проект Tikiman with Scion, с которым мы имели большой успех. В 2006-м мы с Рене решили снова выступать вместе с материалом Scion Versions, а в 2007-м в Лондоне я дал первый соло-концерт как Substance. Так что с 2006-го концерты — это обязательная часть моей жизни. В том же 2006-м мы начали играть вместе с Ричардом (многим известен его проект Sleeparchive), а 15 декабря 2009-го наш лайв-проект получил название TR-101. Нам нравится давать концерты, но никаких планов издавать пластинки у нас нет! Каждый раз мы приезжаем в клуб без каких бы то ни было заготовок и начинаем создавать музыку с нуля. Мы никогда не знаем, в каком направлении пойдет импровизация, но всякий раз в этом процессе есть удивительные моменты.


В какой обстановке вы предпочитаете играть и какие клубы предпочитаете? Рейвы или маленькие площадки? Безумную толпу или придирчивых интеллектуалов, пришедших послушать музыку?

Обожаю, когда все бесятся! Особенно, когда в этой сходящей с ума толпе есть и дети-рейверы, и интеллектуалы. На фестивалях иногда непросто преодолеть дистанцию со зрителями, но и там бывали удачи, мне случалось получать теплые отзывы спустя недели и даже месяцы после того, как фестиваль прошёл. Но больше всего мне нравится играть в клубах, где диджейская будка расположена близко к публике, и ты слышишь тот же звук, что и они и находишься в контакте со своей аудиторией.

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io