Как устроена премия Jagermeister Indie Awards

22 ноября 14:04

25 ноября, в Москве в третий раз пройдет ежегодная премия Jagermeister Indie Awards, которая стремится отметить главных героев независимой российской музыкальной сцены. Сам отбор претендентов и голосование длилось несколько месяцев. Незадолго перед финальным определением главных героев инди-сцены, Mixmag Russia задал несколько вопросов продюсеру премии Сергею Широколову


С какими целями и мыслями вы задумали Jagermeister Indie Awards?

Премия Jagermeister Indie Awards впервые состоялась в 2014 году, когда, как мне кажется, стали ощутимее чувствоваться любые общественные запросы, связанные с культурной жизнью. Мы понимали это, будучи встроенными в профессиональную организаторскую деятельность, являясь непосредственными участниками процессов в музыкальной индустрии. Кроме этого, были и личные предпосылки: поиск достойного и удивительного всегда был важным приоритетом, а любовь и внимание к локальным двигателям, героям и традициям всегда в нас. Старт совпал с тем широко анонсированным, но недолгим периодом, когда после выпитой в парке чашечки кофе одинаково полезным для общества считалось отправиться и на ночной маркет, и в музей, и на многотысячный рейв. У андеграунда появились шансы расширить свою нишу, возможно, изменив ситуацию на локальной сцене в самом широком её понимании. Нам захотелось окинуть взглядом происходящее и зафиксировать сдвиги в музыкальной повестке дня, а точнее — повестке целого года. 

Чтобы сделать премию максимально объективной, мы должны были расширить число учитываемых мнений, обязательно оставшись в рамках экспертного сообщества. Чем больше профессионалов может высказаться — тем лучше. Решать должны те, для кого музыка является областью приоритетных интересов, будь то журналисты, промоутеры, владельцы концертных площадок или известные музыканты. Состав жюри пересматривается каждый год и в него входят главные действующие лица в зависимости от проделанной ими за год работы. Для нас важен и проверенный, авторитетный взгляд и мы сохраняем часть состава жюри неизменной, в основном, это люди с серьёзным опытом и безусловными заслугами. Если мы видим, что мнение персоналии или объединения принимается большим количеством поклонников, мы видим и пользу от их участия в жюри. Таким образом, например, мы решили приглашать наиболее востребованные музыкальные паблики Вконтакте. Мы изначально решили, что будем делать объективную премию и для этого есть только один путь — собирать сбалансированный состав жюри, в котором не будет места коалициям и монополизированной протекции избранных номинантов. Это позволит честно выполнять основные задачи премии — оценка главных достижений и поддержка достойных начинаний.


Насколько сложно было набирать номинантов и собирать жюри в первый раз? 

Заручиться поддержкой профессионального сообщества было несложно, музыкальные проекты подобного формата существовали и раньше, но не охватывали область культуры, в который мы предложили работать. Поскольку контент на независимой сцене активно пополнялся и активно шёл процесс самоидентификация отечественных музыкантов, к идее некой структуризации и ранжирования участники игры отнеслись с интересом. Помогло реноме, которым обладали создатели в лице бренда Jagermeister и команды Stereotactic. На большинство приглашений в состав жюри мы получили согласие, хотя на тот момент для экспертов было загадкой, каким именно образом мы собрались построить работу и под чем им в последствии придётся подписаться. Конечно, никому не хотелось становиться публичным участником проекта, каким-либо образом ставящим неудобные вопросы, сталкивающим коллег и друзей в рамках соревнования. Но вера в общее дело, разделение взглядов на происходящее и контекст оказались сильнее сомнений, о чём, я думаю, не пожалел ни один из участников экспертного совета. 

Вторым шагом, уже в рамках запущенной кампании, было определение номинантов. Отдав это право на откуп беспристрастного жюри, мы затаили дыхание — можно было только предполагать, в какой пропорции в шорт-лист попадут имена известные и неизвестные, заслуженно ли будут названы претенденты. Но таким образом мы лишь немного щекотали себе нервы и не надеялись на собственный точный прогноз итоговой картины. К этому мы и не стремились, поскольку гарантом справедливого выбора стало экспертное сообщество и именно консолидированное мнение должно было дать достаточно объективную картину, начиная c формирования шорт-листов и заканчивая объявлением победителей. Ход и итоги первой премии закрепили за определёнными артистами очевидное лидерство в своей области, прозвучали подтверждения обсуждавшихся в сообществе достижений и прорывов, были и важные открытия.


Леонид Липелис, в прошлом году ставший «Диджеем года»


Когда вы только приступали к организации премии, какой представлялась вам независимая российская сцена? И какой она представляется вам сегодня? 

Представление о локальной сцене тогда и сейчас почти не изменилось — понятно, что сцена существует и куда-то движется благодаря талантливым энтузиастам и сильным профессионалам. Подготовка проекта позволила продвинуться в этом понимании чуть дальше, получить подтверждение или опровержение нашим догадкам, в каком-то смысле определить приоритеты. Не стало открытием количество качественной музыки и связанных с ней проектов, в общем объёме они занимают небольшую часть. Это признак современной парадигмы, установившейся фактически в начале XXI века с ростом возможностей создания и обмена музыкальным контентом любых форм. Должно пройти больше времени, чтобы заполнился пробел между звёздами «Нашего радио» и современными звёздами Вконтакте. Как раз в период проведения первой премии бытовал мем «Главная проблема музыки в России — это ты сам». До сих пор сложно противопоставить что-то такому утверждению, ведь всё складывается из отношений артиста, организатора и публики при участии информационных медиа. Поэтому наша цель была определена — развитие отношений внутри индустрии на всех этапах и при участии всех сторон, как бы ни оценивалась текущая ситуация. А ситуация постоянно видоизменяется, связь между музыкантом и аудиторией, например, уже не всегда ограничена публикациями в уважаемых изданиях, но может эффективнее строиться другими способами, отодвигая на второй план казалось бы незыблемые принципы функционирования индустрии.

И в этом контексте представление о независимой сцене подвижно и логичным образом меняется буквально от года к году. Наблюдается движение к освобождению от навязанных авторитетов и клише, изменение предпочтений в выборе форм распространении информации. Теперь больше внимания к визионерам, чем к последователям, и хотя груз полученного опыта всё ещё давит на современных музыкантов и организаторов, видны проявления нового формата мышления и подхода к самореализации. 


Как устроен процесс отбора и голосования в конкурсе? Возможны, например, накрутки? 

Премия состоит из двух практически самостоятельных процессов: в основных номинациях главные достижения оценивают судьи, формируя сначала шорт-листы, а затем коллегиально выбирая победителей. Здесь не может быть никаких накруток по определению. В теории возможно формирование коалиций, поскольку все судьи имеют своих фаворитов и свои предпочтения, но это не является сговором, а скорее обусловлено тесной связью всех действующих лиц. Мы в свою очередь составляем список жюри так, чтобы такие коалиции не появлялись. Я точно уверен, что ни один победитель не был удостоен награды в следствие нечестной игры судей. В жюри собраны уважаемые деятели независимой культуры, а уважение в этой области не приходит к нечестным и означает, что аудитория доверяет мнению эксперта.

Вторая часть премии — голосование Young Blood. Это отдельный значимый компонент. Главная задача конкурса Jagermeister Indie Awards Young Blood заключается в поиске новых имён, имеющих потенциал вырасти в больших артистов. Здесь главным приоритетом является мнение аудитории. В конце любой цепочки производства стоит потребитель, чьё мнение является ключевым. И если в ситуации с основными номинациями можно с большой долей вероятности прогнозировать исход, то в голосовании за начинающих артистов могут и должны быть сюрпризы. Это тот случай, когда аудитория сама указывает экспертам, что есть круто. Именно аудитория представляет на суд жюри имена, которые в текущем году из ничего стали чем-то значимым и именно по шорт-листу пользовательского голосования свою оценку проводит жюри, выбирая главного новичка сезона. Правда и победитель пользовательского голосования получает свой приз и внимание. 

Голосование на сайте является важной частью проекта и мы защищаем его от возможных махинаций. Называть механику я не буду, иначе недобросовестные участники сломают голову, выискивая методы её обхода и вместо творчества будут тратить время на безуспешные попытки найти лазейку. Мы знаем, что обойти нашу защиту максимально сложно, и даже если получается накрутить голоса, а мы это видим сразу же, в результате вместо приза появляется дисквалификация. В финал проходят только честные музыканты, а за процессом голосования в финале мы следим особенно пристально и при помощи всех доступных инструментов.


Согласны ли вы, как организаторы голосования, с его результатами? Или же все-таки иногда получается так, что какой-то ваш фаворит в итоге не проходит, а проходит какая-то условная «темная лошадка»?

Согласие — не точное определение. Мы скорее являемся гарантами и основными сторонниками беспристрастного голосования. Мы не задумывали премию ради продвижения собственных фаворитов и не собираемся расстраиваться в случае победы музыканта, чьё творчество не близко лично нам. Мы бы сделали другую премию, если хотели бы гнуть свою линию, продвигать определённый пул артистов. Скорее, мы всегда рады увидеть результаты голосования жюри — мы получаем взвешенное мнение профессионалов, на его основе можем выстраивать работу в будущем. Крайне редко в итоговом бюллетене мы видим сюрпризы; все получают по заслугам, не признавать которые означало бы противиться мнению сообщества, ради которого всё затевалось, а значит отрицать поставленные перед собой цели. 


Лейбл Hyperboloid в прошлом году стал «Лейблом года»


Помогает ли ваше голосование дальнейшей творческой карьере номинантов и победителей? Если ли случаи, например, перезапуска карьеры? 

Я знаю, что такой вопрос задавали победителям разных лет. Большинство склонно считать, что победа в Jagermeister Indie Awards даёт стимул к дальнейшему развитию, укрепляет веру в востребованность их музыки. Определённо приятным моментом является подкрепление статуса победителя призами. У каждого музыканта есть свободное место в студии, куда просится новая игрушка. Запись и выступления — вот что составляет основу рутинной деятельности артистов и конечно же приятно иметь под рукой подходящие для этого инструменты. 

Если мы говорим о Young Blood, недооценить пользу сложно. Группа, ещё вчера себя так не индентифицирующая, становится настоящей сплочённой командой, вырастает из людей, просто играющих вместе музыку 3 раза в неделю, в самодостаточную творческую единицу. Чем это для них обернётся — зависит только от них. Мы лишь активно помогаем. И речь тут как о самооценке, так и дополнительных возможностях. Мы даём шанс ощутить все тонкости существования во время тура по стране, или стать участником крупного фестиваля, или снять свой первый профессиональный клип, выпуститься в сборнике, который получит широкую огласку и так далее. Необязательно даже побеждать, хотя понятно, что простое участие не всех устраивает — мы пристально рассматриваем все заявки и авторы действительно интересных, скорее всего, получат неожиданное предложение от нас в будущем.

Ответ на вопрос о перезапуске чьей-то карьеры оставлю без подробностей — попытки воссоздать артиста по образцам музыкального ДНК не увенчались успехом и разница в звучании была как между плохим mp3 и винилом, так что мы решили сконцентрироваться на тех, кому нужна поддержка, а не реанимация.


Зачем вам это вообще надо?!

Нам это нужно для того же, для чего вы сделали Mixmag, смею предположить. Для чего множество музыкальных фанатов и энтузиастов проводят часы в изучении новой музыки, для чего живут и работают те люди, которых мы приглашаем в наш проект и те, кого мы в рамках него чествуем? Премия — одно из проявлений нашей любви к музыке и мы хотим культивировать эту любовь, придавать ей созидательные формы, собирать единомышленников и помогать тем, кто завтра сам станет ориентиром для новой волны музыкантов. 

Мы не смогли бы сделать премию в её нынешнем виде без поддержки единомышленников, которых мы находим в совершенно разных областях индустрии — от состоявшихся музыкальных институций до каждого из голосующих и наблюдающих за премией музыкальных фанатов. Наша цель недостижима, потому что сформулирована очень абстрактно, иначе не может быть. Но на пути к этой цели мы надеемся решить как можно больше реальных и вполне конкретных задач. Хорошо, что мы не одиноки в этом стремлении и получаем поддержку, а музыканты, в свою очередь, имеют дополнительные стимулы и возможности быть музыкантами.

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io