Виктор Шкипин: «Электронная музыка — это тренд»

9 ноября 16:12

Для того, чтобы стать самым популярным и посещаемым российским фестивалем с электронной музыкой, Alfa Future People хватило три года. Для того, чтобы добиться авторитета среди игроков рынка премии Alfa Future Awards, и вовсе потребовалось пара лет. Перед предстоящим 10 ноября вручением второй ежегодной премии AFA, Mixmag Россия поговорил с генеральным директором фестиваля о российской танцевальной сцене, а одного из победителей прошлогодней премии, Владимира Фонарева, попросил поделиться своим мнением о профильных российских премиях. 


Видел, как вы в первый день Alfa Future People на входе на сам фестиваль с успехом успокаивали собравшуюся толпу. Все эти молодые люди вас встречали довольно позитивно.

Cо стороны может показаться, что организация мероприятия подобного масштаба — это сплошное удовольствие. Но на самом деле это нескончаемый кризис-менеджмент. Одно дело успокаивать людей на входе. И другое — когда тебе по рации в штаб сообщают, что ко входу подошла большая толпа недовольных местных жителей. Для меня в первый год проведения фестиваля это стало поворотным моментом. Я сказал, чтобы никого не трогали, что выйду, и мы постараемся друг с другом объясниться. Местные жители совершенно не понимали, что мы планируем делать и зачем это все. Ходили слухи, что сейчас сюда понаедут наркоманы, устроят Армагеддон. При организации такого рода фестиваля нужно задействовать огромное количество разного рода служб. По масштабам, как мне кажется, это вполне сравнимо с войсковым мероприятием.


Войсковое, это уж точно.

Да, и первый год, и третий, наш фестиваль охраняют войска. 90% работы при организации фестиваля стороннему наблюдателю совершенно не заметно. Вот взять, например, душ на фестивале. Для того, чтобы их сделать, нам пришлось пробурить три скважины глубиной 150 метров и поддерживать в рабочем состоянии целый год, чтобы они не засорялись. Температура воды в этих скважинах — 4 градуса. Нам нужно было нагревать ее до 20. Одновременно работали 100 душей. Но есть более серьезные системы вроде звука, света или той же оптоволоконной линии, которую какие-то пьяные трактористы рвали. Все это сторонний человек не видит. И это хорошо, значит, все работает как надо.


Я когда у вас на фестивале увидел карусели, поймал себя на мысли, что это какой-то луна-парк. У вас нет такого ощущения, что это своего рода Диснейленд с диджеями?

В этом нет ничего страшного. Я, например, буду рад, если со временем у нас на фестивале появится больше гиков, техно-фриков, людей, которые приезжали бы на дневную часть, и уезжали вечером домой. У меня есть друзья, которые приезжают туда не за музыкой, а за атмосферой, которая их зацепила. А что фестиваль продает людям? Прежде всего, атмосферу. Важно, чтобы это было место, в котором у тебя от счастья светятся глаза.


А почему тогда электронная музыка? Например, формат «Нашествия», по ощущениям, явно популярней у россиян.

Электронная музыка — это тренд. Мы же недаром назвались Alfa Future People, мы хотим видеть людей будущего. Не киборгов из фантастики, а людей, благодаря которым Россия будет развиваться. Как говорил Гумилев — пассионарии. Это люди, которым не все равно. Вот их и хотим собрать у себя на фестивале. А музыка? Здесь мы отталкивались от того, что такие люди слушают. А слушают они, как правило, электронную музыку.


А как вы вообще отбираете российских артистов для выступления на фестивале?

Этот отбор идет фактически круглый год. Свой отбор ведет «Европа плюс», их финалисты играют на сцене этой радиостанции. Свой отбор ведет CASA Musica, их финалисты играют на их сцене. Мы, естественно тоже слушаем этих артистов, и если нам кто-то нравится, то на следующей год мы зовем его уже выступать на большой сцене. Для ребят это становится своего рода профессиональным лифтом. И, возвращаясь к вопросу о популярности электронной музыки, я хочу повторить, что да, эта музыка популярна. Раньше не существовало какого-то объединяющего начала, все было очень разрозненно и недостаточно профессионально. Поэтому мы решили запустить свою премию в этой области.


Банкиры - люди серьезные, и ничего просто так не делают. И фестиваль, и премия — это вы все изначально продумывали и планировали?

Мы люди серьезные, это да. Поэтому премия не умрет, пока не отобьет банку деньги. (смеется) Первые несколько лет банк вкладывался в развитие, и теперь нам нужно вернуть банку вложенные инвестиции. Поэтому, когда другие фестивали ставят в упрек нам то, что у нас спонсор банк, я им отвечаю: «Нам бы ваши проблемы». Из-за того, что у нас такой требовательный в плане возврата денег инвестор, мы находимся в гораздо более жестких условиях.


То есть это не так, что вы приходите в «Альфа-банк» и говорите, а дайте нам еще столько-то денег?

Ни в коем случае. Я пришел, принес с собой бизнес-модель, защитил ее. Есть четкие инвестиции, прописанный план, по которому уже в следующем году мы должны начать приносить прибыль как одна из структур банка. Однако, об организации премии мы задумались позднее. Мы поняли, что совершенно непонятно, кто из всех участников этой сцены лучший, и почему. Ведь каждый из них приходил к нам и говорил, «Я самый лучший», а потом приходил другой и говорил то же самое. Наслушавшись, мы поняли, что нужно вводить «валюту рынка», выражаясь банковским языком. Нужно получать объективную оценку. И сейчас все голосование происходит абсолютно объективно, и в его результаты мы не вмешиваемся. 



Музыкальные премии - это же все-таки крайне субъективная штука.

Я бы сказал так — мы про востребованность. Мы не выбираем, кто играет плохо или хорошо. Мы не худсовет. Мы показываем миру тех, кто вызывает интерес у любителей электронной музыки в России сейчас. Напомню, что букеры и директора основных клубов России отвечают на прямой вопрос «на кого проще всего продавать билеты» и называют свои топ 10. Дальше — простая математика.


То есть тех, за кого платят деньги?

Тех, за кого голосуют рублем, я бы так сказал.


А остальные номинации, «Прорыв года», «За вклад в развитии» и прочее — здесь вы как выбираете претендентов?

Точно так же. Мы сами никого не выбираем. Все решают те самые 130 человек. В этом году, кстати, компания «Билайн» ввела еще свою номинацию, где побеждает тот, у кого больше всего фолловеров. Например, в «Прорыве года» мы опрашивали клубы, которые отмечали наиболее интересных для них новичков, кого бы они хотели к себе позвать с выступлениями. А есть People’s Choice — на сайте, а затем во ВКонтакте может за своего любимого артиста проголосовать любой желающий.


Выбор народа и выбор тех 130 человек сильно отличается?

Пока нет. Получается, что эти 130 человек находятся в полном понимании того, что нравится людям. А первая пятерка победителей и вовсе совпадает абсолютно. Причем, на данный момент проголосовало уже 90 000 человек (на момент публикации голосование не завершено). Статистика — великая вещь!


Если сравнивать прошлый год и этот — разница ощущается?

Значительно. Если в прошлом году мы сами бегали за диджеями, мол, приходите, посмотрите, то в этом году уже они сами нас дергают, все пытаются узнать, на каком они месте оказались.


У вас нет такого ощущения, что клубная электронная сцена поделена между условно коммерческой половиной и условно некоммерческой?

Да, есть эти два мира. И мы, как бы кому не хотелось думать, не про первую половину. Мы и про то, и про другое. Эти два мира друг друга недолюбливают, но мы стремимся поддерживать и развивать оба направления. В 2017 году у нас на фестивале снова появятся сцены с более некоммерческим содержанием, такие как были год назад — Tot:Spot и «Менделеев». А на премии среди состава участников вы уже сейчас можете увидеть музыкантов, которые играют андеграундную музыку.


Какой вам, как директору самого посещаемого российского танцевального фестиваля, видится российская клубная электронная сцена?

Я думаю, что она довольно разрозненна. Но в ней есть потенциал роста. Да, мощных имен, артистов, которые могут собрать клуб в России, совсем немного. По моим ощущениям их человек 20. Не могу согласиться с теми, кто говорит, что здесь все плохо, поскольку я своими глазами видел в этом году 50 000 человек, приехавших на AFP и заплативших за вход. Есть интерес, а это главное. Например, на выступление Армина ван Бюрена в «Олимпийском» мы планируем собрать порядка 20 тысяч человек. И, принимая во внимание такие масштабы, разве можно говорить о российской электронной сцене пессимистично?!



ВЛАДИМИР ФОНАРЕВ О ПРОФИЛЬНЫХ ПРЕМИЯХ

Известный чарт DJmag Top 100, на который сегодня ориентируется весь мир поп-танцевальной электроники, конечно же ушел далеко от своего первозданного состояния и тому есть несколько причин. Мне кажется, что это скорее даже не топ диджеев, а топ саунд-продюсеров. Понятно, что здорово изменилась ситуация на танцевальной сцене. Сегодня уже не столь сильно оценивается мастерство диджеев, сколько работа саунд-продюсеров и тех менеджеров, которые обеспечивают им успех. Все топы, как известно, с одной стороны показывают любовь людей к этим артистам, а с другой стороны - как к ним относятся профессиональные игроки рынка. Если мы будем говорить о премии Alfa Future Awards, то здесь прежде всего интересно мнение профессионалов. Отчасти, это в чем-то напоминает «Оскар», где лучших выбирают профессионалы от кино. В случае с AFA, здесь организаторы постарались соблюсти некий баланс — с одной стороны выбирают профессионалы, а с другой стороны за своего любимого артиста может проголосовать любой желающий. 

Сегодня на танцевальной сцене мы можем наблюдать четкое размежевание поп-танцевальной музыки и андеграунда. Поэтому существуют два разных чарта, главные в своем роде: DJmag больше про коммерцию, про то, что мы понимаем под аббревиатурой EDM, и есть чарт Resident Advisor, где сделан упор больше на техно. Но свои топы есть и в трансе, и в брейкбите, и в хард-дэнсе. Танцевальная музыка настолько сильно разрослась, что, например, человек, который слушает транс, может вовсе не интересоваться техно, и наоборот. 

Да, сегодня уже можно говорить о таком понятии как российская танцевальная сцена. Есть клубы, есть какие-то свои герои, есть российские артисты с мировой известностью. Да, быть может нам не хватает каких-то ярких, самобытных участников сцены. Но сцена все-таки существует, она развивается. Даже несмотря на то, что страна сегодня находится в довольно сложных экономических условиях. Но вот недавно был опубликован список лучших клубов мира — в него попал (и довольно высоко) российский Space Moscow. И это ведь о чем-то говорит! Значит есть движение, значит есть развитие. 

Вспомните, какое количество билетов было продано на Outline! Насколько трепетно организаторы подходили к декорированию пространства, к подбору артистов. Это же совершенно новый уровень профессионализма! 

Развитие, вот какое слово первым приходит мне на ум при упоминании Alfa Future Awards. Она существует два года, но за это время смогла добиться внушительных результатов. На сегодняшний день в России нет другой такой профильной премии, к результатам которой можно было бы относиться серьезно. Мне кажется, что те 130 человек, которые связаны с русской танцевальной сценой, суммарно могут дать вполне объективный ответ на то, что же такое современная российская танцевальная сцена. В девяностых я пытался сделать что-то подобное, когда мы организовали Funny House Dance Awards. Мы хотели показать всех тех, кто тогда олицетворял собой российскую танцевальную сцену. Но сегодня сцена стала куда шире, и это развитие активно продолжается.

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io