20 лет Cocoon

23 ноября 11:04

Автор:

Дункан Дик

Фото:

Phrank.net
T

В этом году империя Cocoon Свена Фэта отметила 20-летие, оставаясь силой, которая изменяет мир танцевальной музыки.


Вечеринка, открывающая новый сезон Cocoon Ibiza. На VIP-балконе Amnesia, переполненном друзьями и семьей Cocoon, Свен Фэт берет два бокала шампанского и взбирается на спинку дивана, обнимаясь и приветствуя всех проходящих мимо, предлагая один бокал журналисту Mixmag. Отмечая 35-летие диджейской карьеры и 20-летие своего творения, ему есть, что праздновать. «Я нервничаю перед вечеринкой открытия, — говорит он. — Но также очень воодушевлен. Я, конечно, диджей, но еще и владелец компании, промоутер. Мы делаем все возможное и хотим быть успешными. Мы хотим делать людей счастливыми». Внизу клуб практически заполнен, даже в такой ранний (для Ибицы) час. Иларио Аликанте, одна из самых ярких звезд Cocoon, зажигает на главном танцполе, играя такие треки, как ремикс KiNK на «Accident In Paradise» Свена Фэта, а в это время Диксон плетет свою паутину на террасе. Это первая из 19 недель вечеринок в клубе, который вмещает больше 5000 человек. Добавьте еще дюжины фестивалей, клубных вечеринок и арен этим летом, от Токио до Temple Newsam в Лидсе, и получится очень много счастливых людей.

Закономерно, что Cocoon — букинг-агентство (переименованное в «Flash Artist Booking» в 2014-м), звукозаписывающий лейбл и агентство глобальных мероприятий — начался с вечеринки. Впервые название Cocoon было использовано для рейва в 1996 году в индустриальном здании под названием Alte Brauerei во Франкфурте. Выступали Свен, DJ Hell, Underworld, Alter Ego, The Advent и другие. Талида Вегенер, занимавшаяся букингом Свена в 1994-м и впоследствии ставшая, наряду со Свеном, ключевой фигурой в развитии организации, прежде чем покинуть ее в 2009, прекрасно помнит это. «Там были акробаты, раскачивающиеся над танцполом, ходули, люди, свисающие со стен. Вечеринка была очень высокого класса, всем, кто пришел, понравилось». К сожалению, там было недостаточно людей. «Мы потеряли очень много денег! — говорит она. — Событие такого масштаба, обычно ты занимаешься промоушном, маркетингом, у тебя есть спонсор, но Свен не согласился — он не хотел, чтобы кто-либо шел на компромисс со страстью, с реальностью. И он был убежден, что если он просто позовет всех своих друзей, народу будет полно!»


«Свен не хотел, чтобы кто-либо шел на компромисс со страстью, с реальностью» 

Талида Вегенер

Еще до Cocoon Свен Фэт уже был одним из главных диджеев Германии, поп звездой, благодаря выстрелившему евро-хиту «Electrica Salsa», и был известен по всей Европе благодаря его постоянным радиошоу, диджейским выступлениям, его лейблам Harthouse и Eye Q, и его первому клубу Omen во Франкфурте, открывшемуся в 1988 году. «В 1993-м, когда мне было 17, мы готовы были ехать из Швеции, чтобы увидеть, как он играет», — вспоминает Адам Бейер, постоянно выступающий на мероприятиях Cocoon по всему миру. После финансовой неудачи с первой вечеринкой Свен снова стал играть в Omen какое-то время, а тем временем бренд расправлял свои крылья. «Первой целью было начать проводить мероприятия, — говорит Свен, — но вместе с мероприятиями пришла идея поддерживать музыкантов, создавая платформу с букингом для Cocoon, используя мои контакты и опыт в моей работе, поддерживая молодые таланты и приглашая их на вечеринки». Вскоре Cocoon подписал не только лучших немецких и европейских талантливых диджеев, но также занимался букингом по всей Европе для звезд из США, от Джоша Винка до Карла Крэйга. Сегодня в рядах Cocoon есть английские музыканты, такие как Eats Everything, Тим Грин и Subb-an, наряду с Винком, Фрэнком Лобером и Даной Рух. В 1998 году из-за проблем с лицензированием Omen закрылся, и Свен проводил регулярные вечеринки Cocoon для нескольких тысяч людей в клубе U60 во Франкфурте. Тогда они и стали востребованы, и это изменило все и практически катапультировало Cocoon туда, где он оказался сегодня, в качестве, возможно, самых знаменитых техно-вечеринок в мире. 


«Свен не хотел, чтобы кто-либо шел на компромисс со страстью, с реальностью» 
— Талида Вегенер

«У меня было чувство, что я должен
дать что-то острову»
 

Свен Фэт

«Возвращаясь к тем дням, когда я начинал Cocoon, — вспоминает Свен, — я говорил: „Однажды я хочу реализовать свою мечту и сделать так, чтобы она осуществилась на Ибице“. У меня было чувство, что я должен дать что-то месту, острову. Это была моя мотивация на тот момент». Спустя 10 лет после его первого выступления на Ибице в Ku (сейчас Privilege), Мартин Феррер, сын владельца Amnesia, попросил Свена провести четыре вечеринки в клубе летом 1999-го. Свен пригласил играть Ричи Хоутина, для него это должно было стать только вторым выступлением на острове, вместе с Рикардо Виллалобосом, давним другом Свена из Франкфурта. На Ибице тогда пышным цветом цвели суперклубы, с вечеринками Manumission, Cream и Gatecrasher: «В 90-е на клубной сцене Ибицы доминировали английские суперклубы, — говорит Свен, — и музыка стала действительно низкосортной. Cocoon был реакцией на это — попыткой вернуть тот дух клубной жизни на острове, в который я когда-то влюбился». Музыка была тяжелой, иногда на скорости 142 bpm. Вечеринки по понедельникам соперничали с королем Ибицы, Manumission, и в этом были отголоски той первой ночи во Франкфурте, так как приходили только местные (которых пускали бесплатно) и несколько сотен немцев и фанатов жесткого техно. На последней вечеринке Свен играл для 150 людей до 10 утра.

«Я часто говорила Свену, что он как моторная лодка, — вспоминает Талида, — а мы были как водный велосипед, который пытается идти в ногу с его идеями и его видением». Несколькими годами позже Ибица и танцевальная музыка, наконец, поравнялись с Cocoon. «Я помню, как останавливался на вилле Ричи Хоутина в 2003-2004, — говорит Адам Бэйер. — Мы прослушали около 200 новых малоизвестных пластинок, которые он купил в магазине Kompakt в Германии. Рикардо тоже был там. Мы ходили в Cocoon, и афтепати в доме могла продолжаться до вторника или среды, однажды вообще шла до четверга, мы просто слушали интересные пластинки маленьких немецких лейблов». Бейер называет соединение нового звучания Ричи и платформы, предоставленной Cocoon Свена, «идеальной синергией», так как музыка в Cocoon, на первой настоящей техно-вечеринке на острове, начала отражать новое, более сексуальное техно.

«Внезапно музыка снова стала теплой, — говорил Лусиано в интервью Mixmag несколько лет назад. — Техно всегда было с тяжелыми звуками, прямым, квадратным и холодным, теперь оно стало теплым. Оно уже было не для темного помещения со стробоскопом, с жесткими звуками, но чем-то, что можно было играть в полдень на Ибице, и это изменило то, как люди себя чувствовали и одевались... Ты хочешь привнести цвета, видишь улыбающиеся лица. И девушкам это очень нравится. Это меняет отношение, а оно, в свою очередь, меняет музыку».


«Cocoon привнес в техно индивидуальность,
креативно и визуально» 


Карл Крэйг


С террасой на свежем воздухе в Amnesia, креативностью в продакшне и дизайне, бескомпромиссной и открытой музыкальной политикой, культурой афтепати и такими талантами, как Ричи, Рикардо и Свен, Cocoon был идеально размещен, чтобы взращивать, усиливать и катиться на волне самых горячих новых разработок в танцевальной музыке, по мере того, как техно стало сначала «минималом», а затем произошел эпохальный сдвиг к более теплым, медленным, сексуальным звукам. К 2003 вся терраса была спроектирована вокруг Рикардо, и все, от Mr C до Джона Дигвида, были на танцполе. «Я помню, как впервые приехал на остров и увидел флаеры на вечеринки Свена, — говорит Карл Крэйг, который вместе с Соней Мунир свел новую компиляцию Cocoon Ibiza: — Со звездами, нарисованными вокруг глаз, как будто обновленная версия Kiss! Это привнесло в техно индивидуальность, креативно и визуально».

С того года Cocoon Ibiza больше никогда не оглядывался на прошлое. В 2001-м Иоганн Голлер стал главой команды на Ибице, до этого он занимался флаерами для клуба и возил диджеев по острову. «То, что у нас происходит по понедельникам, настолько уникально, — говорит он. — Есть всегда группа из пяти или шести сотен человек с острова, они все друг друга знают, они все знают, где найти друг друга на танцполе, так что иногда мы со Свеном, стоя в диджейке, осматриваем танцпол и видим группу итальянцев, шведов, вон там аргентинцы, а вот наши друзья с самых первых вечеринок, постоянные посетители». Клуб изменил Ибицу: в 2016 проходили десятки техно-вечеринок, от «Onyx» в Space до «Music On» в Circo Loco, в то время как открытие музыкальных горизонтов, совершенное Cocoon, расширило глубину и размах всей играемой музыки, от «Paradise» Джейми Джонса до «Do Not Sleep» и «Fuse».


«Полиция просила нас продолжать» 


Иоганн Голлер


Конечно, это меньше всего походило на спокойное плавание. Иногда клуб становился жертвой своего успеха. Афтепати на пляже Таламанка привлекло 4500 человек в 2004-м: «Они парковались за две мили и шли пешком, — говорит Иоганн. — Полиция приехала на лодке, так как они не могли подъехать на машине, и они не просили нас прекратить, они попросили нас продолжать. Они сказали: „Если вы остановите вечеринку сейчас, будет коллапс на дороге!“» В других случаях нестабильная политическая обстановка, взаимоотношения любви и ненависти между правительством острова и клубами, усложняли жизнь: в 2006-м им сказали, что вечеринки должны заканчиваться в 6 утра, хотя клуб мог заново открыться в 8, используя лицензию следующего дня: Иоганн и Свен нашли решение, попросив 5000 человек пойти на парковку и слушать трансляцию сета Свена по радио, раздавая бесплатную еду и напитки в течение двух часов. В 8 снова вваливали Лусиано, Ричи и Рикардо. В 2007-м, за 72 часа до вечеринки открытия, весь продакшн пришлось перевезти через дорогу в Privilege после того, как Amnesia закрылась на месяц. И хотя Свен и компания горды своим влиянием на остров, его явно огорчает, что некоторые из диджеев, которые впервые оказались резидентами на Ибице, или даже впервые на него приехали, отделились, порой со скандалами, начав устраивать свои вечеринки. «Я видел всех своих деток, как они вырастали из своих детских ботиночек и хотели идти своим путем, — говорит он. — Я с ними больше не дружу, потому что некоторые были очень грубы. Они не попрощались, как следует, или не расстались по-хорошему».

В то время как Ибица сбавляла обороты, Свен двигался вперед, с еще большими планами, большими мечтами. В 2004-м году он открыл во Франкфурте специально построенный клуб на 1500 человек, с рестораном, отмеченным звездами Мишлен, который остается, возможно, лучшим храмом техно-музыки из когда-либо построенных за всю историю. «Он был настолько футуристичен, что главный танцпол напоминал космический корабль», — говорит tINI, диджей, которая стала иконой Ибицы с вечеринками «tINI & The Gang», а также свела прошлогоднюю компиляцию Cocoon Ibiza вместе с Даной Рух. «Это был шедевр», — говорит Талида. К сожалению, клуб просуществовал только до 2012 года, под конец уже пытаясь заработать, пойдя на компромисс с хип-хопом и коммерческими вечеринками, пока не был передан под внешнее управление. «Произошло то же самое, что и с самой первой вечеринкой. Люди не могли поверить, что туда попали, что это было построено для них. Могу ли я здесь сидеть? Могу ли это трогать? Может, он был слишком хорош». Заявление о закрытии сделало очевидным, что Свен не занимался его постоянным управлением. 


«Никаких компромиссов!»


Свен Фэт


К счастью, другие сферы деятельности Cocoon были куда более успешными. В 2000-м, с выходом сборника «Cocoon Compilation A» и микса «The Sound Of The First Season», который он сам же и свел, Свен запустил Cocoon Recordings. С тех пор лейбл процветал, не только как место для регулярных, отличных компиляций, но также как платформа для открытия новых талантов. «Это мой лейбл, — говорит Свен, — так что я сказал: „Никаких компромиссов. Я просто делаю то, что хочу делать“. Это очень увлекательно и приносит удовольствие, подписывать новых музыкантов, таких как Рикардо Тобар. Его альбом („Collection“) был одним из лучших в прошлом году».

Лейбл выпускает широкий диапазон электронной музыки, и у диджеев разное мнение, что же ее объединяет. У Адама Бейера на этот счет есть теория: «Самое подходящее слово — органично. Под этим я имею в виду путешествие — у каждого трека есть начало и конец, мелодии и эмоции, они больше похожи на живые джемы, по сравнению с другими лейблами. Я думаю, это из-за того, как Свен играет — ему нравится играть треки целиком. Пусть музыка говорит, это его стиль». Ричи Хоутин соглашается: «Свен всегда поддерживал музыку, которая рассказывает историю; треки, в которых есть повествование, которые отправляют людей в глубокое, эйфоричное, наполненное мелодиями путешествие. Эта характеристика прослеживается во всех сетах Свена и во всех релизах Cocoon». Илларио наслаждается свободой, которую ему дает лейбл. «Когда я пишу треки, я их посылаю Эдгару, менеджеру лейбла, и он слушает их вместе со Свеном, и потом они решают, выпускать ли их. (Они не просят меня что-то менять)... Я свободен делать все, что захочу, обычно даже выбирать ремиксеров, что очень важно для меня».


«Это всё о музыке. Это о Свене, о единстве, о любви...»


Свен Фэт


И вот мы в 2016 году. Империя Cocoon разрослась по всему миру. «Департамент мероприятий говорит мне, что это их самый сильный год, судя по количеству событий и территориальному разнообразию», — говорит Маурицио Шмитц, который сменил Талиду в роли эксклюзивного агента Свена зимой 2009/весной 2010. «В этом году у нас была восьмая редакция Cocoon в Park в Лидсе, резиденции в Watergate в Берлине и Tomorrowland; недавно мы делали Cocoon в Австралии. У нас есть резиденция в Womb в Токио и сцены на фестивалях по всему миру, от Европы до Дубая, Австралии и Южной Америки. На Sonar мы делаем мероприятие Cocoon, помимо этого еще два шоу в Испании; в Италии мы очень популярны. В Англии у нас есть Studio 338, мы делали вечеринки в Fabric и Electric Brixton. Мы есть на всех континентах, кроме Африки». Больше счастливых людей, больше вечеринок, более широкая платформа для музыкантов и диджеев, разделяющих философию Cocoon. Но что это за философия? Что это за золотая нить, которая сохраняет Cocoon живым и процветающим на протяжении десятилетий? 

«Это все о музыке, — говорит Лусиано. — Это о Свене, это о единстве, о любви, об опыте, это о музыкальном жанре и музыкальной философии».

«Кокон — это защитный слой, который обволакивает и защищает живое существо, пока оно растет и развивается, — говорит Джош Винк. — И, возможно, Cocoon и философия Свена в том, что его бренд обволакивает и предоставляет единомышленникам симбиотическую колонию, делится особыми музыкальными узами и опытом».


«Cocoon — это стиль жизни»

Маурицио Шмитц

«Я бы сказал, что Cocoon - это стиль жизни, — говорит Маурицио. — Cocoon определенная платформа, определенная возможность. У каждого есть возможность выразить себя: это может быть музыкант из агентства, это может быть кто-то работающий для Cocoon, но в основном это люди, приходящие на вечеринки. Мы хотим, чтобы люди выражали себя, были свободными, прожили этот опыт».

«Философия Свена в Cocoon, - говорит Иоганн, — это создать платформу для каждого, чтобы воплощать наши собственные метаморфозы. Без возможностей, которые мне дал Свен, я бы так и был мясником где-нибудь в Германии. Это верно для многих молодых музыкантов. Он дал нам платформу, чтобы мы были креативными и смогли начать наши собственные метаморфозы».

Главный человек, конечно, должен высказаться последним. «Мы знаем, что то, что мы делаем, идет прямо от нашего сердца, на полную, с нашей страстью, — объясняет он. — Музыка это всегда движущая сила в том, что мы делаем, потому что мы все любим рейв, мы все любим танцевать, мы все любим сходить с ума — но мы также хотим отдавать. Мы хотим показать людям, что мы можем сделать, показать им самое лучшее». С этими словами он допивает свое шампанское и отправляется играть свой сет, «супер-вдохновленный», как всегда. 

{"width":750,"column_width":15,"columns_n":2,"gutter":720,"line":24}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
false

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io