​Kito Jempere: вернуться к наиву

22 сентября 19:42

В воскресенье на петербургском острове Новая Голландия состоится большой концерт Kito Jempere Band как итог 9-месячного гастрольного тура коллектива. Mixmag встретился с его идеологом Кириллом Сергеевым — музыкантом, диджеем и промоутером Kito Jempere, за плечами которого проекты Uniquetunes и Saint Petersburg Disco Spin Club, чтобы узнать как методично создавать успешные группы имени себя самого. 

Предисловие 

Раз уж мы говорим о том, откуда берутся мои коллективы, тогда я начну с самого начала. В 4 года родители отдали меня учиться играть на фортепиано, потом я уже помню себя в 7 лет, как занимаюсь с педагогом. Дома стояло пианино, которое испортило мне слух — там была сколота станина. Заниматься музыкой мне было лень, тем более у меня суетливый нервный характер, поэтому я постоянно хотел закончить занятия побыстрее. Бабушка заставляла учить ноты по 3 часа в день, но в музыке ничего не понимала. Я сообразил, что главное — просто что-то играть, и так я научился импровизировать, если это можно так назвать. Быстро разобрался, как строятся этюды Шопена, выучивал несколько первых страниц партитуры и часами что-то изображал перед бабушкой. Я понял, что музыка достаточно логична: ты можешь представить, что будет дальше. Но как-то я умудрился даже в Консерватории поиграть, экзамены сдавал. Где-то я себя надломил, но в целом мои занятия музыкой были сплошным надувательством. Зато когда я с родителями ездил на свои первые курорты в Турцию или Хорватию, там в лобби отеля всегда стоял рояль. И я садился за него и нафигачивал папе на кучу коктейлей под восхищенные вздохи отдыхающих. Просто надо было играть уверенно, с экспрессией, изображать высокое чувство, даже если тарабанил одно и то же уже пять минут. Конечно, у меня были еще другие предметы как история музыки, которые мне жутко не нравились — я не чувствовал в них связь с моей действительностью, где был двор, пацаны, пистолеты, боевики. 

В тот момент появилось пиратство и папа приносил огромное количество музыки домой — это могла быть Sepultura, Nirvana, Алла Пугачева, Игорь Крутой, Игорь Стравинский. Дома стояла стереосистема Technics, он включал альбом и слушал его от начала до конца не вставая по 40-70 минут.  

Первая ласточка 

Папа купил первый 486 компьютер, там была музыкальная программа, в которой из кубиков нужно было собрать композицию. Кубики все гармонично строили друг другу, и ужасно звучали естественно. И я не смог разобраться, как работает эта программа. Но я нашел 10 демо-композиций, придумал имя коллектива на английском языке и названия треков, нарисовал в Paint обложку, распечатал ее, и принес эту кассету в свою дачную компанию. Всем сказал, что я сам написал эту музыку. Все жутко впечатлились, и мы стали гонять эту кассету наряду с балладами Metallica, Prodigy «Music for the Jilted Generation», Scooter, который был еще хэппи-хардкоровым, Green Gray, Ace of Base. И я подумал: «Классно, я ничего не делал, а всем нравится». 

В 1997 году папа взял меня с собой за компакт-дисками, на Елизаровской в здании стоматологической поликлиники работал обычный пиратский ларек. И я выбрал «Atom Heart Mother» группы Pink Floyd, потому что там была корова на обложке, альбом «Be Here Now» Oasis из-за потонувшего в бассейне «Роллс-ройса» на обложке. Еще там была голая баба на картинке, ну почти — с сиськами в платье. Это была «Surfer Rosa» Pixies. Когда я слушал этот альбом, то впервые подумал, что я смогу так же. До этого я понимал, что Курт Кобейн поет в ноты, в Metallica музыканты выигрывают крутые соляки. А тут чувак просто орет «Something Against You». И тут я очень захотел заниматься музыкой. Папа купил мне гитару, я приделал к ней гриф от электрогитары и железные струны. Но тут оказалось, что на ней надо заниматься. Как все одноклассники, я тоже снял «Come As You Are», выучил три аккорда, а дальше не получалось. 

Я учился в английской школе, и в первом классе вместо правил учительница писала тексты песен The Beatles, Joy Division, The Cure. Я запомнил ключевые фразы из серии «From me to you», и со знанием трех аккордов написал 400 песен. Я до сих пор храню тетрадки с ними. И у меня есть мечта, что когда я стану старым и богатым, я позову своих друзей и попрошу исполнить их. Они смешные, но это все-таки песни чистого наива. (Смеется) Я начал играть их в классе и обрел дикую популярность. Собрал первую группу, в 9 классе ушел в условный стендап, и сделал группу «Фикалии». Мы с другом записывали песни экспромтом, а потом в программе в Windows убыстряли их в 2 раза. Печатали диски, и вся школа их слушала. Тогда я подумал, что музыка — это норм: я могу не играть в футбол, не драться, не делать все, что делают пацаны, но пользоваться даже большей популярностью. И меня это купило, конечно. 

В институте я сколотил Naked Lunch, нас окрестили порно-рок группой. Мы выпускали ипишки и сразу играли на полные залы «Орландины», разогревая «ПТВП». Я писал песни от имени вокалистки, что-то из серии «Я девочка на ночь, парень ушел, не позвонил, оставил пару окурков». Помню, мы получили наши первые диски с тремя профессионально записанными песнями. Когда я их забирал, то положил в диджейскую сумку, которую выиграл в конкурсе Pepsi. Мы шли с парнями по Московской, и на нас напали гопники, пытались отобрать деньги. Тогда я лег на сумку, меня били ногами, но свое сокровище я им не отдал. Ну ладно, пару раз всего ударили. Все равно это была задротская жизнь, а не рэп. 

Uniquetunes 

Когда я уже поступил в Университет культуры на продюсера музыкального бизнеса, установил программу Propellerhead Reason. C DJ Nikita, который в Red Club делал ночи с Мухомором, мы записали мой первый электронный трек «Drunken Rodriguez» под именем DJ Uniquetune. Насколько я помню, он вышел у Саши DKLR, у которого в те времена были свои драм-н-бейс-вечеринки в «Тоннеле». Тогда я слушал ломаную музыку — Ninja Tune, Warp, Aphex Twin, Jaga Jazzist. Это логично, что после рока приходит драм-н-бейс, потому что прямая бочка кажется слишком тупой, примитивной. Когда ты молодой, на тебя действует только экспрессивная музыка, в которой есть агрессия, чтобы можно было громко поставить дома и быть максимально не понятым своими родителями. Ты же пытаешься позиционировать себя как новое поколение, заявляя всем старшим: «Вы меня не понимаете». И так было всегда: то, что делал Джимми Хендрикс было совершенно непонятно тогдашним 30-40 летним. Ну так вот, а потом меня позвали сыграть концерт, я позвал друзей — так появилась группа Uniquetunes.  

В 2005 году зарождалась барная культура Петербурга и началась моя диджейская карьера в баре «Новус». Тогда все играли с дисков, это был трешбар в новом понимании. Я не сводил, ставил вместе Bugs In The Attic и Radiohead, Portishead и ABBA, музыку с MTV и Cinematic Orchestra, Nada Surf и Amon Tobin, но все танцевали и всем нравилось. Потом к Uniquetunes присоединились четверо ребят из «ПТВП», и мы стали собирать по полторы тысячи человек, ездить в европейские туры на фестивали. Где-то по середине той эпохи я стал арт-директором клуба «Мод», и после пары лет работы мне захотелось делать танцевальные вечеринки и усовершенствовать клуб. Мы открытии террасу, и изменения с этого и начались, но мои взгляды не состыковались с политикой клуба. Я ушел из «Мода». Вырос. 

Kirill Sergeew 

В 2006 году я придумал себе имя DJ Kirill Sergeew и начал делать компиляции, состоящие только из музыки интернет-лейблов, которой накопился огромный пласт с 2003 года. Тогда люди бесплатно выставляли свои треки на каком-нибудь лейбле, который по сути являлся сайтом, все могли их скачать, но не могли продавать — был (да и есть наверное) такой закон Creative Commons. И это было целое сообщество. Кстати, первый альбом Муджуса там появился, и оттуда же я узнал о многих других крутых музыкантах. 

Saint Petersburg Disco Spin Club 

Где-то в 2009/2010 году мне как-то удалось записать максимально тупой трек на Akai — и получился «Love Spin». Я не знал, что такое хаус, но порезал Донни Хаттауэй, сделал на 90 ударов, 4 четверти, 4 удара бочки, 2 хлопка и хэт на слабую долю. Это был своеобразный ответ последней деятельности Uniquetunes, где мы уже стали сильно все усложнять. И под именем Saint Petersburg Disco Spin Club выложил его на Soundcloud, когда он только появился. Саша Hoopa услышал его и решил выслать своему другу Роме Филиппову. А Рома Филиппов, на минуточку, сейчас живет в Японии и делает модные синтезаторы Sputnik Modular, плотно работает с Depeche Mode и Nine Inch Nails, и те звуки, которые мы слышим в фильме «Исчезнувшая», сделаны на его модульном синтезаторе Трентом Резнором. А тогда у Ромы, промоутера клуба «Шанти» и площадки «16 тонн», куда он нас возил с Uniquetunes, готовился сборник, на котором уже был Anton Zap, Rick Wade и Lay-Far, и не хватало одного трека. И мой подошел. Вышла пластинка. Одна девочка из города Бухарест купила ее и, поскольку моя музыка ориентирована на девочек, заездила ее на кухне своего парня Матея Балана. А он оказался промоутером Pool Size Festival. В 2011 году он пригласил меня на фестиваль в Бухарест, и оказалось, что я играю между Tiger & Woods и The Revenge. Тогда я не умел сводить пластинки вообще, Саша Hoopa показал мне скорость, питч, как подкручивать туда-сюда — хотя я и до сих пор не умею это нормально делать. меется) Но я понял принцип действия так же, как это было с фортепиано и гитарой в свое время. В магазине «Граммофон» на Жуковского накупил пластинок, которые оказались разной скорости — от 80 до 130. Но на фестивале я как-то отыграл и все подумали: неизвестный парень из России выпускает пластинки, играет супер-странный музон — наверно, это классно. Так я со всеми побратался, а с Lovebirds мы сошлись на любви к 1970-м. На утро Pool Size Festival накрыли копы, и мы поехали в город. Когда я пришел в свой номер, то увидел какого-то спящего в моей кровати чувака — им оказался Джей Шепард. Когда он проснулся, мы еще выпили и подружились. Потом мы много вместе выступали, недавно играли в Watergate и издали совместную ипишку. 

Потом я начал играть в «Доме быта», и моя жизнь полностью поменялась. Прежде мне нравился рок, но не нравился его антураж, а в «Доме быта» была классная музыка и приятные люди — я полностью сменил окружение. Где-то в это же время меня позвали делать букинг в «Гребной клуб», я начал возить артистов. Подружился с Jimpster, который сказал, что Disco Spin Club в имени дает большой отсыл к диско, и стоит поменять его, если я хочу выпустить хаус-пластинку. Что собственно и произошло на его лейбле Freerange Records. Помню, мы сидели с Ben La Desh перед его выступлением в «Доме быта». И Тимофей Смирнов спросил его, каких русских артистов он знает. Тот ответил: SCSI-9, Saint Petersburg Disco Spin Club и Kito Jempere. Тимофей ответил: «Вот двое из них — это он», — и показал на меня. Было забавно. 

 

Затем меня позвали играть в кафе Ромы Бурцева на острове Новая Голландия, и я снова собрал друзей — так получился первый состав группы Saint Petersburg Disco Spin Club. Через год предложили выступить с группой в «Солянке», и чтобы не везти питерский состав, я позвал московских товарищей: Сережу Липского из Simple Symmetry, диджея Антона Лымарева, Гришу Добрынина из On-the-Go, Сашу Лестюхина (ныне Poima), за 15 минут до выхода на сцену присоединилась вокалистка Яна Блиндер (ныне проекты Yana Blinder и «Браво»). И конечно там играл мой лучший друга Лёня Липелис.

История дружбы с Лёней — это отдельный эпос. Расскажу одну историю. Мы с ним сделали трек «I Need It» и послали его Lovebirds просто по приколу. В тот момент он ехал на вечеринку в Basing House в Лондоне, скачал трек, послушал и решил поставить перед публикой. Трек просто взорвал танцпол. Через 3 часа Lovebirds написал, что делает ремикс и издает нашу пластинку. Кстати, она хорошо продалась. После этого я издал еще 38. Еще американский лейбл The Review захотел издать мой альбом, но у меня его не было. Я предложил им сборник эдитов, в который вошли треки Lay-Far, Lesca — нынешняя Poima, Simple Symmetry, Aresenii, Lipelis. Сборник «Contemporary Sound of Russia» вышел под именем Saint Petersburg Disco Spin Club — с тем, чтобы присваивать себе чужую славу, как ты понимаешь, у меня никогда не было проблем. (Смеется.) Так вот, славу себе присвоил и получил предложение работать A&R от лейбла Glenview Records. Они привезли меня на гастроли в Чикаго, там я познакомился с магазинами Grammofon Records, Amoeba, Groove Distribution, а далее в онлайне и со всеми в Европе, в том числе Juno, Phonica.

 

Kito Jempere 

За 10 дней я сделал альбом «Objects», решив писать по треку каждый день. Издал его на своем лейбле Fata Morgana под именем Kito Jempere. Там поучаствовали Дима Мидборн из On-the-Go, Лёня Липелис, Саша Лестюхин из Poima. Тогда Рон Уилсон приехал из Tresor в «Дом быта», и у него в сумке оказалась моя пластинка. Она хорошо продавалась в магазине Rawax в Берлине, где ее купил Марко Галлерани — владелец лейбла Hell Yeah. И через четыре дня после выхода «Objects» я подписал контракт на несуществующий материал. И мой второй долгоиграющий альбом «Sea Monster» наконец выйдет ближе к зиме.  

Максим Копытов, который сейчас ведет All In Orchestra, пригласил группу SPDSC на питерскую студию Галерная, 20. Там мы записали пластинку «Galernaya Sessions Vol.1», которая вышла на английском лейбле Is It Balearic.

 Получилось, что в свое время я разложил кучу яиц, и сейчас они проклевываются. Я никогда не заострялся на одном стиле или одной тусовке. В музыке главное — интерес к происходящему. Как с новой игрушкой. Недавно я заболел и за день посмотрел шесть фильмов Джона Хьюза «Выходной день Ферриса Бьюллера», «Чудеса науки», «Каникулы» и «Европейские каникулы», «Шестнадцать свечей» и «Клуб „Завтрак“» конечно же. Потом купил синтезатор Yamaha QY 70 и придумал три новых трека в духе 1980-х. Я их обязательно выпущу в скором времени. 

Kito Jempere Band 

В конце прошлого года Максим Копытов предложил сделать концерт с моей музыкой в его проекте «Открытая репетиция» на Новой сцене Александринского театра. Я позвал 11 друзей, и у меня не было никаких планов продолжать деятельность этого коллектива. Но нас сразу позвали выступить в московский сад им. Баумана на новый год, и по итогу за 9 месяцев мы еще съездили в Финляндию на фестиваль Visio, в Ригу на Piena Svetki, в Москву на Bosco Fresh Fest доехали, а на Outline нет, который к сожалению не состоялся, и еще отметились на Present Perfect Festival. Кстати, Илья Лагутенко из группы «Мумий Тролль» был замечен как наш поклонник, на Bosco и Piena Svetki слушал оба концерта целиком не отходя, ну и высказался на радио на эту тему. 

Сейчас в соcтаве Kito Jempere Band Леонид Липелис, вокалист группы Videatape Артемий Гунбин, барабанщик групп IOWA, Ассаи, Long Arm Руслан Гаджимурадов, на басу играет студийный инженер Матвей Аверин, за общий звук и гитару отвечает Роман Уразов — coпродюсер нового альбома Tesla Boy, звукорежиссер и coпродюсер Manizha. И еще с нами звукорежиссер Андрей Чернышев, который работает с Oxxxymiron. Все они — супер-занятые музыканты. И если с SPDSC мы репетировали хотя бы один раз перед концертом, то сейчас нам просто не собраться. А на Новой Голландии даже не все смогут быть на саундчеке. Мы впервые встретимся все вместе только во время выступления. И это то, что я называю группой. Конечно, с точки зрения бизнеса это неправильно, потому что мы делаем Kito Jempere Band для себя чуть ли не больше, чем для аудитории. Но нам так классно друг с другом, и это большая победа. То есть зритель наблюдает некий аттракцион, как шесть парней прямо на сцене находят новые звучки и фразировки, шалят с ними и показывают друг другу.  

В Kito Jempere Band все тексты и музыка моя. Есть только один кавер на Dream 2 Science «Mystery Of Love» американского продюсера Бена Сенака. Это такая песня любви для пяти часов утра на танцполе. Те, кто ее не знают, думают, что она наша. Мы ее показали на Bosco Fresh Fest перед полутора тысячами человек, кто-то заснял это на видео и выложил в сеть, а я отметил Бена в публикации. Оказалось, что они с вокалистом Грегом, который G4, хотели реанимировать этот проект, но не решались с 1991 года. И тут решились. Исполнение их песни русскими чуваками дало им огромное ощущение значимости — они вернулись на сцену и сейчас снова играют. Они написали, что мы можем записать этот трек, и они отдают нам права на нее. 

 Все перечисленные коллективы содержат мое имя в названии, но это не ради раздутия собственного эго, как может показаться. (cмеется) Просто при помощи музыки и атмосферы в группах, обложек альбомов, которые я сам рисую, мне хочется добиться того самого эффекта, который на меня произвело первое посещение магазина с СD-дисками. Чтобы кто-то увидел обложку моей пластинки, послушал ее, купил, думал над ней — и в его жизни что-то изменилось, как у меня когда-то. На самом деле все, что я делаю в музыке всю жизнь, — это пытаюсь прийти к тому чистому ощущению восторга и наива из детства.  

И напоследок 

Хорошо бы не хвастаться, но я по ходу это уже делаю. (cмеется) Так вот, напоследок история, объясняющая весь предыдущий рассказ: на днях я прилетел с семьей с отдыха, сын Федя начал копошиться в пластинках — он их очень любит, и я понял, что мне нужны новые. У меня лежало уведомление с почты о прибытии моего заказа с магазина Juno, и я решил забежать на почту. Причем сильно торопился, потом еще была назначена встреча, и семья ждала меня дома. Но я встал в очередь почему-то со двора почты. Когда до закрытия отделения оставалось минут 15, я решил спросить, туда ли я вообще стою. Протиснулся, девушка повернулась ко мне: «Да, вам сюда, я сейчас вам отдам заказ». А я ответил: «Нет, передо мной люди, я постою». Вернулся в конец очереди и отстоял ее целиком. И всем так советую. Если ты уважительно относишься к окружающим, то они так же будут относиться к тебе, как бы банально это ни звучало. В основном, такое отношение возвращается, и тогда ты можешь органично развиваться вместе с окружающими. Я вот смотрю на клубную жизнь Петербурга и Москвы, и мне кажется, что мы стали чуточку лучше от этого. 

 

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io