​Особый случай

21 сентября 15:16

Промоутер, диджей и музыкант Arram Mantana забрался выше крыши: на своих руфтопах научил людей танцевать днем, причем не только в Петербурге, но и в регионах. За 5 лет он впервые привез около сотни топовых западных артистов, которые теперь с завидной регулярностью возвращаются с выступлениями на его площадку Hi-Hat. Отпраздновав юбилей, в последние выходные сентября пройдет последняя вечеринка из этой серии, после чего проект перестанет существовать — по этому случаю команда Арама подвела итоги проделанной работы и вспомнила лучшие моменты за историю существования Special Case Daytime Rooftop. 

Юрий Михайлов, Zok Zok 

Арама Мантану я считаю одним из самых лучших промоутеров. Хотя нет, на первом месте скорее — лучшим диджеем. Еще подростком я тусовался на его диджей-сетах в «Маме» и «Декадансе». Благодаря ему я многого добился за эти 5 лет. До руфтопов обо мне мало кто знал. Я начал играть еще у Феди Ktodj? в клубе «Ноль», даже был резидентом его Viva Nights, потом устроился фейсконтролером в «Стереобар» и позже стал его арт-директором. Так что можно сказать, я прошел все круги профориентации клубной жизни. (Смеется.) Тогда, в 2011-м в Лос-Анджелесе гремели вечеринки лейбла Culprit на крыше отеля Standart. Основатель Culprit — киевлянин Андрей Оська под сценическим псевдонимом Droog гастролировал в Москве, и мы взяли его второй датой в «Стереобар». После этого привоза мы с Арамом начали много общаться, и он часто рассказывал о своей любви к долгим дневным сетам на Казантипе, которые мечтал осуществить у нас. Но тогда такого формата в городе не было. 

Арам позвал француза Энтони Коллинза и англичанина Jozif, и в субботу, 17 сентября 2011 года, на крышу «W-отеля» в холодную погоду пришло много народу. Мы решили: раз вечеринка удалась, нужно искать постоянную площадку и развивать формат дневных руфтопов. И весной подвернулась крыша ресторана «Москва Сity» на Петроградской набережной. Помню, первые собрания команды проходили в скайп-чате с Арамом, мной и Стасом Каливасиным. А сейчас Special Case Events — это большая команда больше 50 человек. Любопытно было наблюдать, как проект из трех участников вырос в такую глыбу. Поначалу все занимались всем: входом, пиаром, рекламой, почти все афиши сделаны совместно с Арамом. Первые 4 года я стабильно играл первым по расписанию, а это достаточно сложно. Когда гости собираются в светлое время суток, все становятся по кругу, как в цирке. И должен выйти кто-то самый смелый, за которым подтянутся остальные. И тут важно как можно больше людей дернуть из этого круга. Так я нарабатывал диджейский опыт и теперь могу справиться наверно с любой публикой. 

Еще на старте проекта у меня был ужасный английский, но Арам говорил: «Ничего не знаю, Юрий, езжайте в аэропорт за Али Шварцем», — и я ехал. Кстати, во втором сезоне вечеринка с Tiefschwarz была самой мощной на тот момент. Вообще, Tiefschwarz для нашего народа, как Boney M. — нечто сакральное. В этом же списке Audiofly, Art Department, M. A. N. D. Y. С какого-то момента таким же сакральным артистом стал и Shonky. Потом с третьего сезона начались туры по России. Многим промоутерам из регионов было сложно вписаться в эту авантюру, потому что русскому человеку танцевать днем очень тяжело. Помню, как возили Саймона Бейкера — человека из Лондона — в Новосибирск и Самару. Он был поражен, что Россия такая большая и разная, и в провинциальных городах присутствует жизнь. Со временем на наши вечеринки Special Case Daytime Rooftop в регионах стало приезжать много людей из соседних городов.  

Если говорить про аудиторию, то в городе была крепкая тусовка после тех же Red Club, «Декаданса» и даже «Онегина», но она выросла, у многих появились дети. При этом они так же хотели танцевать, но не могли уйти в ночь, потому что их останавливали воскресные обязанности. Зато они могли прийти к нам — так 300-500 человек своих тусовались у нас до 23 часов и на следующий день занимались своими делами. Изначально мы настраивали публику под американский дип и французское хаус-звучание. Это отразилось в привозах, среди которых были все топ-звезды того времени от Дэна Генасии до Ли Фосса. Переломный момент для публики наступил, когда мы начали экспериментировать — пробовали возить других артистов, более некоммерческих. В 2013 году на выступлении румына Петре Инспереску мы обнаружили, что в первом ряду танцевали совсем не те, кто ходил к нам обычно. В том и последующих годах мы перевозили практически всех представителей румынской сцены, но по итогу они в Петербурге так и не прижились, хотя сам я их люблю, особенно Barac и Raresh.  

После трех сезонов площадка «Москва Сity» стала для нас маленькой — при вместимости в 400 человек проходимость возросла до тысячи. Начался дурдом. Да и сам ресторан уже прекращал свое существование и закрылся вскоре после нашего ухода. В конце апреля позвонил Арам со словами, что нам нужно делать свою крышу. Мы нашли подходящую на Аптекарском проспекте, 4, на которой кроме гудрона ничего не было — никаких коммуникаций, электричества, туалетов. Просто крыша заброшенного завода. Фирменное арамовское «Юрий, не ссыте» всегда спасало, и тогда сработало. Мы соорудили площадку Hi-Hat меньше, чем за 3 недели, а за 2 часа до открытия еще мастерили лестницу. В результате последние два сезона Special Case Daytime Rooftop каждая вечеринка собирала от комфортных полутора тысяч до очень плотных двух с половиной. Я же еще с самого начала занимался списками, и еженедельно мне приходило по 300-400 сообщений. В этом году мы запустили свою кухню — стрит-фуд бренд Burguerilla, который совсем скоро будет разрастаться новыми ресторанами по городу. Еще очень важно, что на Hi-Hat прошло множество крутых концертов, особенно впечатлила акустическая программа Tequilajazz, а на хип-хоп исполнителе из Лос-Анджелеса Azizi Gibson был просто разрыв.  

Многие жаловались, что мы не так часто приглашали локальных артистов. Да, это так, зато каждого мы ставили под определенный привоз. Например, никто другой, как Саша Moralez, не смог бы отыграть перед Иваном Смагге. Еще большим впечатлением для всех стало выступление Димы Shutta перед французом D’julz на препати Present Perfect Festival в этом году. Да и Roots United в принципе отлично зарекомендовали себя в качестве партнеров.  Долгое время нашим лозунгом было «Какой ты, такое party». Мы не собираемся никого веселить. Мы даем вам комфортную площадку, хорошего артиста, качественную саунд-систему, крутую локацию напротив Ботанического сада. Карликов и акробатов никто не обещал. Мы не хотим ни под кого подстраиваться: ни под вкус аудитории, ни под спонсорские бюджеты. Например, лично я бы хотел услышать Zip и сделать Get Perlonized в Петербурге. Совладелец лейбла Perlon — Томас Францманн ни разу у нас не был и зазвать его достаточно сложно. Он не зависит от денег и сам выбирает площадку, где происходит движение ему по душе.  

Пять лет существования проекта — это большая дата для Петербурга. Это тяжелая работа, особенно если ты задаешь высокую планку. Нами была поставлена цель показать, что город Санкт-Петербург имеет место быть на карте мировой танцевальной индустрии. Многие артисты приезжали в наш город впервые — до этого им казалось, что кроме Москвы в России ничего не происходит. Например, Маргарет Дигас по дороге из отеля на Hi-Hat сказала мне: «Простите, что я так поздно приехала. Я слышала о Петербурге, но не знала, что он такой красивый». Многие менеджеры артистов, если те хотят приехать в Петербург, первый запрос отправляют нам. Так было со швейцаркой Соней Мунир и с Tenax — одним из старейших итальянских клубов. Украинка Nastia в Петербург приезжает только к нам — была уже несколько раз, ей очень нравится. А Робби Акбал выкладывал видео с нашего руфтопа еще наверно в течение года. Значит мы свою цель достигли, надо двигаться дальше. Мы приняли решение закрыть проект Special Case Daytime Rooftop. Это сложно, что сердце сжимается, но страха нет — с нами работает отличная команда профессионалов. 

В ближайшее время мы продолжим делать мероприятия Dogma, а вообще проектов станет несколько. При этом Hi-Hat будет существовать и дальше, но с другими вечеринками. Так что со следующего сезона мы предлагаем вам площадку для воплощения вашей мечты, дорогие промоутеры.  

Станислав Каливасин, Kalivas  

В SCE я занимался всем, что обычно делает пиарщик: спонсорами, пресс-релизами, фото- и видеосъемками, рекламой. А еще искал дыроколы, ездил за рыболовными сетями и даже научился чинить розетки. Но больше всего я любил разворачивать и сворачивать брендволлы. Поначалу сложно мне давалось абсолютно все — по сути это была моя первая работа, по которой приходилось общаться со спонсорами на профессиональном уровне и сразу с позиции равных, потому что бренд Special Case Events еще не был известен. Тогда мне трудно было даже брендволл заказать, а сейчас хоть Артемию Лебедеву позвоню, если надо. Еще с наработкой опыта в моей голове начал исчезать образ какого-то главного дядьки из внешнего мира, которого стоит бояться или равняться на него. Главным дядькой для себя становился я сам. И этот проект действительно важен для Петербурга, потому что до него не было вечеринок на крыше, не был дневных тусовок и не было такого качественного постпродакшена. Наши видеоролики и фотоотчеты люди ждали не меньше, чем саму пати. Мне кажется, это стало поднимать общую планку мероприятий в городе. И благодаря руфтопам спонсоры стали ближе к некоммерческой музыке.  

Марат Кортез, Kortez, фейсконтрольщик 

В 2012 году я работал официантом в ресторане «Москва City», на первой же вечеринке в 8 вечера собралась толпа очень красивых людей, что меня невероятно поразило. Я тогда мало понимал в хорошей музыке, но то, что я там услышал, стало настоящим открытием и послужило толчком к тому, чтобы самому стать диджеем. В следующие смены я просился работать только на крышу и умолял разрешить мне не надевать фартук, чтобы слиться с тусовкой. Меня выдавала только брендированная футболка. Я знакомился с гостями, узнавал кто чем занимается — и к концу сезона выучил всю тусовку. Кстати, я до сих пор периодически пересматриваю видео с тех руфтопов, любуюсь. Когда Арам Юрьевич предложил мне стать фейсконтрольщиком, я был безумно счастлив. (У меня уже был опыт на входе в клубе Jesus.) Помню, как мой друг Паша KSKY говорил тогда: «Давай, давай, это уровень!» Так жизнь накрепко связала меня с ребятами, и я остался с ними в проекте Q, кафе Berlin и на мероприятиях Art Rite.  

Анастасия Смолина, управляющая площадкой Hi-Hat

Для меня самым фееричным руфтопом был приезд Tiefschwarz и Khan в прошлом сезоне. Это был мощнейший лайв, непередаваемая атмосфера. В 17 лет я их просто обожала — и вот я танцевала рядом с ними и ловила момент счастья! А еще за время работы в SCE я поняла, что работа в ивент-индустрии — это один сплошной форс-мажор, и надо быть готовой ко всему и уметь сохранять спокойствие, над чем я и работаю. 

Дмитрий Оригами, управляющий баром в Hi-Hat 

Больше всего запомнился лайв dOP. На ту вечеринку пришло огромное количество людей, если память не изменяет, — 2500 человек, получился настоящий рейв. Оказалось, у Дэмиана, одного из участников dOP, был день рождения. По этому случаю мы вынесли ему большой торт с бенгальскими огнями в разгар мероприятия. Музыка замолкла, а когда люди на танцполе поняли что происходит, начали громко кричать и поздравлять артиста. Эмоции зашкаливали.  

Константин Молотков, фейсконтрольщик 

Когда я стоял на входе своих первых вечеринок SCE, очень переживал: для меня было большим стрессом смена обстановки и публики после Stackenschneider. И Юрий, как друг и руководитель, очень сильно меня поддерживал, за что я ему очень благодарен. А самой запоминающейся вечеринкой этого лета стал привоз Ивана Смагге. Несмотря на проливной дождь, на Hi-Hat было очень жарко.  

Екатерина Безрукова, управляющая ресторана в Hi-Hat 

Накануне моего дня рождения был руфтоп, на котором я организовывала день рождения промоутеру Денису Попову. После полуночи первым меня поздравил друг Дениса — Митя Хрусталев из «Вечернего Урганта», было очень приятно. Когда большая часть гостей ушла, мы с Арамом стояли у барной стойки, мне налили бокал любимого Candidato, и тут светодиоды загорелись — и на них поочередно стали появляться буквы «Катя, с днем рождения!» А Арам пел на манер молдавского рэпа. Команда хором исполнила «Happy birthday to you». Это был полный восторг! 

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io