Эволюция танцевальной сцены через призму букера

8 сентября 17:47

Рита Данилова принадлежит к той прослойке людей на клубной сцене, о которой обычный клаббер практически ничего не знает. Именно эти люди ведут постоянные переписки в различных мессенджерах, делают возможным приезд того или иного артиста. 

Рита Данилова — букер, букинг-агент. Работая на российской танцевальной сцене уже больше десяти лет, она устроила в России огромное количество выступлений артистов самого разного толка — от очень дорогих до тех, кто готов был просто приехать только за дорогу, отыграть за интерес. 

Она отвечала за весь букинг на самом первом Alfa Future People, на который Скриллекса доставляли в буквальном смысле на вертолете. Работала с Казантипом, букировала артистов на «World of Drum’n’Bass», «Dance Planet» и, кажется, практически для всех российских клубов, которые существовали в стране с 2003 года. 

Специально для Mixmag Россия она решила проанализировать эволюцию российской танцевальной сцены через призму букера.

T

Более десяти лет назад, когда я начала карьеру букера, привозы в страну только набирали популярность. Как развивающийся бизнесмен я работала на количество, выполняя самый разнообразный букинг для регионов нашей благодатной родины. Одними из первых, с кем мне довелось тогда поработать, были ребята из Твери и Великого Новгорода. Добрые такие, провинциальные промоутеры, от которых остались только положительные эмоции и воспоминания. Прошло 10 лет. Слава Solomun и Gorgon City дошла и до российских регионов.

— Рита, мы бы хотели привезти Solomun и Gorgon City. 

— Мероприятие? Бюджеты?

— Ты мне скажи, на что рассчитывать. (Стандартный в принципе запрос русского промоутера вне зависимости от мероприятия — прим. авт.).

— Твое предположение?

— 150-200, макс 400 тысяч (рублей).

По слухам, Solomun заработал 2,5 миллиона евро от своего резидентства в Pacha на Ибице в 2015 году. В 2016 году эта сумма выросла, пусть и ненамного. Сумма космическая для российского обывателя, но вполне себе приемлемая для деятеля европейской или американской сцены. Но почему для российских промоутеров она кажется чем-то из области фантастики? Неужели эти 10 достаточно финансово успешных лет прошли мимо без какого-либо качественного развития в музыкальной индустрии в России? 

Активное становление танцевальной культуры в Европе началось на заре 90-х годов в противовес 2000-м в нашей стране. Эти десять лет стали пропастью, которую можно легко прочувствовать, придя на какой-нибудь фестиваль или клуб в Европе или Америке. Пропасть, которая затрагивает практически все аспекты, начиная от уровня охраны на входе до инфраструктуры на самом мероприятии.

До 2000-х привозы в России происходили эпизодически, от случая к случаю. «Гагарин пати», клуб «Титаник», рейвы в Москве, мероприятия от «Рейвмонтажа» в Санкт-Петербурге. Но постоянная практика приходит в начале 2000-х вместе с первыми «Диджей Парадами» и «Фортами» в Санкт-Петербурге, и крупномасштабными вечеринками Гарри Чагласяна в Москве. Как говорит Дмитрий Ашман (совладелец компании «Цеппелин» и организатор питерских «Фортов»): «Работа была основана исключительно на энтузиазме участников, а иногда даже и собственных средствах. Не было разделения обязанностей, это была многофункциональная команда, собранная по принципу общности интересов».

Мало кто говорил по-английски, мало кто был знаком со спецификой покупки билетов и виз, но клубы начали интересоваться привлечением иностранцев на мероприятия. Это было новое движение, до сих пор незнакомое большинству. Люди как будто вдруг осознали возможность увидеть другую культуру и таланты после долгой концентрации на самих себе в рамках одной страны. 

Свой опыт я начала с питерских «Тоннеля», «Мамы», Red Club, «Порта», а также ближнего зарубежья — Таллинна и Риги. Тогда еще в ходу были разборки в стиле 90-х. В один из первых моих привозов тогда еще начинающего проекта Pendulum и его фронтмена Роба Свайера, в последний момент был отменен рейс Лондон-Таллинн, купленный по настоянию принимающей стороны самим промоутером. Очевидцы скандала, произошедшего на бэкстейдже между мной и двумя эстонскими промоутерами русского происхождения, вспоминают, что всерьез опасались за мое здоровье: те угрожали отвезти меня на какой-то обрыв, если я в ту же ночь не верну деньги за гонорар. В ночь с субботы на воскресенье. Наличными. С тех пор у меня иммунитет на угрозы.

В те годы мало кто понимал структуру ведения так называемого шоу-бизнеса. Многие теряли деньги по незнанию, из-за отсутствия опыта и хоть какой-то стратегии. К проведению танцевального мероприятия не относились как к бизнесу. Кто-то тешил свое самолюбие, кто-то просто веселился. Получение прибыли редко было просчитанной бизнес-моделью. Часто даже при хорошем финансовом итоге мероприятия промоутер все равно терял деньги из-за того, что не умел правильно спланировать бюджет. Понятие о том, как нужно правильно работать в этом бизнесе, у многих формировались не сразу, приходилось набивать много шишек. 

Структура ведения бизнеса только начнет формироваться у всех много лет спустя.

На моем опыте рост привозов и мероприятий начался в 2004-м и медленно, но верно развивался вплоть до 2008-го. Региональные промоутеры увидели в привозах шанс легко и быстро заработать. По всей России от Калининграда до Комсомольска-на-Амуре стало проходить большое количество мероприятий. Вместе с этим приходило понимание того, как следует встречать гостей. Как позже со мной делились артисты, в некоторых городах они жили практически в первобытных условиях, в отелях не было горячей воды, а иногда и туалетной бумаги. 

Сложно было выстроить общение из-за незнания промоутерами английского языка. Некоторые считали, что для встречи в аэропорт будет эффектно пригласить 50 человек ОМОНа, ну а потом на борщ с пирожками к маме. Пейзажи бескрайних одиноких просторов из окон отелей, лихие ночные поездки по российским дорогам... Тем временем, в крупных городах в этот же период начинают проводиться большие мероприятия нового формата. Так в Санкт-Петербурге радио «Рекорд» начинает проводить свой нашумевший драм-н-бейс рейв «Пиратская Станция», собирающий более 20 000 человек, и мероприятие с говорящим за себя названием «Колбасный Цех», собиравшее рекордные 35000 человек.

Российские промоутеры — удивительные личности, которые живут против системы и вопреки благоприятным внешним условиям

Летом 2008-го в России (вслед за всем миром) грянул кризис, но он быстро сменился еще большим разгоном и последовавшим ростом, достигшим своего пика в 2012-м. По всей России стали открываться новые современные площадки. Гремела самарская «Звезда», в Краснодаре открылся слишком прогрессивный для своего региона клуб «Сахар», явно выбивавшийся из привычных стандартов типичного российского клуба. Было время, когда в одни выходные у меня находилось по десять артистов в разных уголках страны. И это при том, что тогда практически не было прямых рейсов между российскими городами. Доходило до абсурда: из Хабаровска во Владивосток артист должен был лететь через Москву!

2012-2014 — время расцвета спонсорских бюджетов. До сих пор многие участники сцены вспоминают эти годы как самые яркие по событиям, и по бюджетам в музыкальной индустрии. Успешные туры Philipp Morris, Winston Freedom, Miller. «Антитабачные и антиалкогольные запреты случилось не одномоментно. Маркетинговые бюджеты поэтапно перешли в область HoReCa, появилось большое количество новых продуктов, которые нуждались в промо, конкуренция компаний за имеющиеся площадки — все это подстегивало компании к увеличению бюджетов». — говорит Влад Гагаринов, бывший бренд-амбассадор компании Miller.

На конец 2012-го пришелся первый приезд в Россию таких звезд мейнстрима, как Скриллекс и Swedish House Mafia. На Кубани появляется новый и успешный фестиваль Kubana. На юге Украины гремит Казантип. Слава электроники тронула даже сердце дочери совладельца «Альфа-Групп» — Михаила Фридмана, которая обратила внимание отца на европейский Tomorrowland. Итогом стал самый масштабный электронный фестиваль в России — Alfa Future People, который громогласно заявил о себе летом 2014.

Промоутер занимается своим любимым делом, а власти получают имиджевое мероприятие и отчисления в бюджет в виде оплаченных налогов

О российском рынке начинают подумывать за рубежом. Американская Ultra, индийский Sunburn и другие фестивали ведут переговоры с местными партнерами. Однако и первые, и вторые решили сосредоточиться на других развивающихся странах, таких как Южная Африка и Бразилия, посчитав приход в Россию экономически нецелесообразным. 

Первые признаки кризиса пришлись на конец 2013-го, когда Путин решил нарушить европейские границы, и на Россию наложили санкции. Обостренная политическая ситуация наложилась на кризис в музыкальной сфере, связанный с запретом на рекламу алкогольной и табачной продукции. Все это отразилось на количестве посетителей и прибыли организаторов. 2013-2014 годы были очень успешными, а в 2015-м наступила стагнация.  

Ирония состоит в том, что психотип промоутера начал меняться только в последние два года, как раз когда сократили бюджеты. Промоутеры, наконец, начали воспринимать проведение мероприятий как бизнес, который может приносить пользу обществу и прибыль организатору. Пришло понимание, что помимо России в мире существуют и другие страны, что у артистов есть выбор и есть приоритеты. И если Россия хочет иметь место в графике туров и играть по правилам, она должна что-то предложить взамен. Увы, поездка в нашу страну многими до сих пор воспринимается с изрядной долей скептицизма и осторожности. 

2016-й начался с довольно депрессивных прогнозов. Как показали прошедшие десять лет, зарабатывать быстро и легко получается очень редко, тем более без подушки безопасности в виде спонсорских денег. Конечно, за эти десять лет в России было проведено много ярких мероприятий, было привезено большое количество знаковых артистов. Но тенденция остается прежней: промоутеры теряют деньги. 

И когда вдруг в начале июля 2016 никого не трогающая Arma17, которая всегда держалась в стороне, получила пощечину от местных властей в виде отмены своего детища Outline, это повергло в шок всю музыкальную сцену. За кулисами и в СМИ все активно обсуждали реальность возникших у организаторов проблем, сокрушались о финансовых потерях, строили гипотезы насчет происков конкурентов. Но почему-то совершенно забыли о 12 000 человек, которые купили билет на фестиваль. О них помнили только власти, которые и закрыли фестиваль из-за нарушения пожарной безопасности. При этом ни власти, ни организаторы оказались абсолютно не готовы к конструктивному диалогу. 

Майкл Джулиан (директор фестивального направления американского конгломерата SFX Entertainment, владельца таких мероприятий как Tomorrowland, Senstion, Mysteryland, Electric Zoo, Awakenings и др.) рассказывал мне, что чтобы иметь «зеленый свет» на мероприятия, нужно постоянно быть в контакте со всеми официальными лицами вплоть до губернатора города.

Когда я недавно летела в самолете финской авиакомпании Finnair, я была приятно удивлена рекламе финской гордости — фестивале Flow на экране монитора. Многие фестивали по всему миру имеют национальный характер и являются достояниями страны. Ведь, это простая арифметика. Промоутер занимается своим любимым делом, а власти получают имиджевое мероприятие и отчисления в бюджет в виде оплаченных налогов. Это взаимовыгодный обмен, в котором обе стороны должны быть одинаково заинтересованы. Но в России на деле выходит наоборот. Так, на вопрос почему, на его взгляд, власти запретили проведение мероприятия Global Gathering в Санкт-Петербурге в 2012 году, генеральный директор Dance Planet Стас Крутицкий ответил: «Я думаю, что городу это просто было не нужно». 

Запрещенный местными властями в 2012 Global Gathering, ушедшая в Ригу Kubana, ликвидированный Казантип, отмененный Outline. Все это — лишь самые известные фестивали, которые по собственной или внешней инициативе были убраны с карты фестивалей России. Как мудро заметил профессор Массачусетского университета Лорен Грэхем в своей лекции об инвестициях в России на форуме в Сколково — «Не бывает молока без коровы». Нельзя вытащить проблему индустрии из общего комплекса экономических и общественных проблем. 

Российские промоутеры — удивительные личности, которые живут против системы и вопреки благоприятным внешним условиям. Быть промоутером — осознанный выбор. Представления о шикарном образе жизни промоутера на самом деле очень часто не совпадают с реальностью. Здесь есть свои взлеты и падения. Блеск и успех мероприятий и огромные потери. Чтобы быть промоутером, нужно обладать особым складом ума. Быть гибким и креативным. Быть игроком по жизни и, самое главное, никогда не сдаваться. 

Экономический, и последовавший за ним эмоциональный кризис стали своего рода разделительной чертой, за которой осталось старое поколение промоутеров. Половина ушла в другие сферы или попросту устала. Другая половина по инерции продолжает делать все то, что делала последние несколько лет, но кризис жанра очевиден. При этом в разных уголках Санкт-Петербурга и Москвы о себе постепенно начинает давать знать новое молодое поколение. Которое еще не осознало тот масштаб давления и те условия, в которых им придется работать. Которое еще полно энергии, идей и энтузиазма. И я уверена, в ближайшие год-два года мы увидим новый виток клубной культурной жизни в России.

{"width":750,"column_width":750,"columns_n":1,"gutter":720,"line":24}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io