Audion. Великий побег

25 августа 10:06

Автор:

Сэм Ричардс

У эмоциональной, задумчивой поп-звезды все в порядке, но временами Мэтью Диру необходимо «выпустить из клетки» свою клубную сторону. В такие моменты возникает Audion.

T

Недавно Мэтью Дир оказался где-то на краю танцпола XOYO со своим старым приятелем Тигой, в это время какой-то диджей разогревал толпу. «Он играл песню с длинным брейкдауном, и ты знаешь, как только бочка вернется, толпа сойдет с ума. Я помню, как сказал Тиге: „Такое не устареет никогда“. Все это было с самого начала становления танцевальной музыки; нарастание, дроп, и потом все заново. Все этого ждут, и до сих пор от этого приходят в экстаз. Это волшебство».

Вот почему Мэтью Дир возвращается к своему задорному техно-проекту Audion, несмотря на расцвет карьеры синти-поп певца. Захватывающий альбом 2012 года «Beams», кажется, был точкой, когда Дир вышел за рамки мира танцевальной музыки, как Caribou или Джеймс Мёрфи, и его кампания закончилась выступлением на разогреве Depeche Mode в Риме на Stadio Olimpico, вмещающем 78 000 человек («Когда мы начали, стадион был заполнен, возможно, только на четверть, но все же... это было безумно, чувак!»). Сейчас ему 37, он отец двух девочек. Можно простить его за то, что оставил в стороне Audion, чтобы сконцентрироваться и стать уважаемым музыкантом, сочиняющим разностороннюю электронику. Но вместо этого он в воскресенье на ветренном побережье в Брайтоне, в своей привычной черной рубашке с пуговицами на воротнике с абстрактным цветным принтом, и готов задать жару всем, кто не лежит носом в песок на пляже.

Задорный энтузиазм Дира по поводу танцевальной музыки, возможно, возник благодаря тому факту, что, будучи американцем, который появился на сцене задолго до бума на EDM, он никогда не мог принять это, как должное. Вырос в Кингсвилле, маленьком городке около побережья Техаса, он даже не знал, что есть такая вещь, как танцевальная музыка. «Я услышал песню Happy Mondays и знал, что мне это нравится, но я не мог классифицировать это, найти этому место». Прозрение пришло позже, когда его семья переехала в Мичиган, уже студентом он оказался на большой вечеринке в Детройте, где хедлайнером был DJ T-1000 из Underground Resistance. «Именно тогда эта гигантская лампа упала мне прямо на голову». После этого он сразу же обзавелся сэмплером и драм-машиной и направил свои музыкальные амбиции на танцполы. Через несколько лет он объединился с амбициозным студентом из Университета Мичигана Сэмом Валенти, который основал лейбл Ghostly International, чтобы познакомить мир с музыкой Дира. 

Релизы под его собственным именем постепенно становились притчей во языцах урбанистического техно-поп изящества, и в 2004 году появился Audion, как вместилище наименее сдержанных танцпольных хитов. Записи выходили в красочных, флуоресцентных обложках и носили глупые, практически оскорбительные названия. 

«„Suckfish“, „Titty Fuck“, „Just Fucking“... —
кивает он смущенно. — Я был молод и внутри у меня было много огня. Немного странный, садистский голос в моей голове приказывал: „Назови трек ‘Titty Fuck’, это будет весело!“
Очевидно, я больше не мыслю в таком ключе...»

Словно чтобы подчеркнуть этот сдвиг в ценностях, один из треков на новом альбоме Audion, «Alpha», называется «Bob The Builder». Эйсидные визги лезут напролом, а абсурдные длинные нарастания в ранних работах Audion, таких как «Kisses» и «Mouth To Mouth», заменены более наполненным, глубоким звучанием, которое возникло благодаря новому сетапу из модульных синтезаторов. Но, к счастью, чуточку безумия никуда не делось — за треком «Suppa» следует «Napkin» — и альбом отходит от техно-клише, на всем протяжении оставаясь теплым и гостеприимным.

Дир восхищается такими продюсерами, как Энди Стотт и Recondite, но признает, что в нем нет чего-то, что помогало бы ему делать суровое, неприступное техно. «Я пытаюсь, но не могу быть таким холодным. У меня все получается, в конце концов, как-то причудливо. Меня больше тянет к странным, резиновым, скачущим лупам; такая дикая фигня, которая падает и возвращается, как противоположность очень жестким, строгим секвенциям. Я хочу, чтобы мое техно поднимало настроение», — говорит он.

В «Alpha» полно интересных ходов, сэмплов и найденных звуков, но лучше не искать слишком много смысла в их происхождении. Первый трек «Dem» отмечен странным вокальным кусочком, который звучит, как будто кто-то пытается сказать «angel»... а может и нет. «Я услышал это, как «anger»! Не думаю, что знаю, какое слово было в оригинале, потому что то, каким образом я работаю - просто режу и режу, и сэмплирую заново. Я даже не хочу знать, не мне говорить вам, что это значит». Весь вокал в «Alpha» искажен и звучит будто из-под воды, потому что используется исключительно в качестве перкуссий. «В техно-альбоме нарратив мне ни к чему», — объясняет он.

Дир опасается слишком сложных материй. Два года назад он пытался повернуть Audion в сторону лайв-истории, отправившись в амбициозный аудиовизуальный тур под названием Subverticul, где он играл внутри светящейся треугольной матрицы, которую создали дизайнеры из команды, стоящей за ISAM Амона Тобина. Однако, в конечном счете он ощущал себя будто запертым в клетке и отыграл всего 10 таких выступлений.  


«Я счастлив, что попытался создать
более крутое шоу, но понял, что мне это не нужно, — говорит он. — Мне нравится выступать с моим маленьким модульным аппаратом.
Это более реально. Все, что тебе нужно, это свет и хорошая саундсистема»

Невозмутимое, решительное отношение Дира выходит на первый план, когда он узнает, что его пригласили играть на одной из наименее известных площадок Брайтона. Shooshh — из разряда мест, где весь бюджет потрачен на безвкусную VIP-арену, в комплекте с официантками в корсетах. Это еще не все, большинство местных техно-знатоков по понятным причинам предпочитают держаться подальше от таких липких мест. Но даже если вокруг случайные посетители и плохо работающая видеостена, Дир атакует своим сетом с той же энергий, как было ночь назад в Fabric, неистово танцует под бит и сияет от гордости, когда видит людей, балдеющих под кислотные волны его нового трека «Traanc».

Он ни капельки не сноб в своем подходе к музыке. «Я встречал людей во время своей резиденции в Нью-Йорке, которые любили ходить на Electric Daisy Carnival и оттуда приходили на мои выступления. Несмотря на весь этот EDM-пузырь, определенно раздувшийся в Америке, я всегда считал, что если 20 процентов из этих людей перейдут на более андеграундную электронную музыку, это хорошо», — говорит он. 

Примет ли он предложение стать резидентом в Вегасе? «Я рассмотрю их предложение. Мне нужно изучить, каковы были их мотивы, и если они и правда думали, что это хорошая идея... Я попытаюсь принять мудрое решение. Ты можешь нырять к большим белым акулам и в клетке и без, но лучше все-таки оставаться в клетке. Только просто потому, что ты можешь сделать что-то, еще не значит, что тебе следует сделать это».

Этим летом Audion можно увидеть и на Ибице. Возможно, он не типичный диджей из супер-клуба, но Дир принимает Белый Остров с охотой и без предубеждений. «Конечно, он уже не такой, каким был в 1987. Но это все еще остров, посвященный танцевальной музыке, пусть и мутировавшей, испоганенной, гиперреальной ее версией. Легко ненавидеть это, но детям весело. Все, что я знаю, когда я еду туда, это то, что меня ждет море веселья, людей цепляет и всем нам хорошо. Есть ли там люди, которые делают на этом херову гору денег? Даа, но чувак, играй по правилам».


<iframe width="100%" height="166" scrolling="no" frameborder="no" src="https://w.soundcloud.com/player/?url=https%3A//api.soundcloud.com/tracks/260549021&amp;color=a87dff&amp;auto_play=false&amp;hide_related=false&amp;show_comments=true&amp;show_user=true&amp;show_reposts=false"></iframe>

Мэтью Дир совсем не такой, каким его можно было бы представить, если увидеть играющим отчужденного и слегка встревоженного фронтмена на одном из концертов его группы. Он достаточно красив, чтобы сойти за голливудского актера, так есть ли в этом элемент игры, когда он выступает лайвом? Он выглядит слегка обиженным. «Это же я, чувак! Я никогда не хотел давать волю эго на сцене. Я знаю, что если бы пытался быть кем-то, кем я не был, я бы упал в собственных глазах. Но позволив себе понять, кем же я хочу быть на сцене... через какое-то время я стал этим человеком». Так есть ли тут какая-то трансформация? Он загадочно улыбается. «Когда ты в темной комнате, и у тебя есть микрофон, адреналин течет рекой и громко играет музыка, тогда... случается всякое».

Что насчет мрачной лирики в «Beams»? «Мне тоскливо, как в могиле, я должен копать каждый день»; «Как ты можешь доверять кому-то такому же подозрительному, как я?» Это совсем не похоже на настоящего Мэтью Дира. «Я думаю, что живу на поверхностном уровне существования, и многие вещи происходят подсознательно, — говорит он. — Музыка становится выходом. Она позволяет сказать вещи, которые ты бы не произнес в обычном разговоре. Но я не всегда знаю, что это значит. В основном, потому что это просто ритм и паттерны слов, и то, как они подходят музыке».


Недавно он приходил в студию к Simian Mobile Disco в Кенте и за четыре дня написал четыре песни, дав волю своему подсознанию, пока Джес и Джеймс настраивали барабаны. Он не уверен, что же эта лирика открывает в нем, но он счастлив предоставить это психиатрам-любителям среди нас. Все, что он может сказать, так это, что новый альбом от Мэтью Дира должен выйти в начале следующего года.

Но от своего плодовитого стороннего проекта Audion он отказываться не собирается, и еще не раз представится шанс, чтобы темная комната, набитая рейверами, тронулась головой. «Я так долго всем этим занимаюсь, это по-прежнему дает мне массу позитива, энергии и улыбок», — говорит он, отправляясь на променад по Брайтону в 2.30 утра, пока проголодавшиеся гуляки защищают свои чипсы от чаек, падающих на них словно бомбы.


«Я люблю смотреть, как люди охреневают»

{"width":750,"column_width":750,"columns_n":1,"gutter":30,"line":24}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}

Oksan

На Mixmag с октября 2015

редактировать профиль
выйти

Oksan

сменить имя:

сменить пароль:

сменить аватар:
выбрать файл
сохранить

Регистрация

или с помощью аккаунта в соцсети

Зарегистрироваться

Нажимая на кнопку Зарегистрироваться, вы подтверждаете свое согласие с условиями предоставления услуг

Вход

или с помощью аккаунта в соцсети

войти

Восстановление пароля

Введите адрес электронной почты, указанный при регистрации и мы вышлем на него новый пароль

отправить
О Mixmag Редакция Контакты Реклама

Mixmag — старейшее в мире издание посвященное диджеям, танцам и клубной культуре. Издается в Великобритании с февраля 1983 года и уже более тридцати лет прочно держит руку на пульсе мирового танцевального движения.

Mixmag интересует все, что так или иначе связано с клубами, электронной музыкой и диджеями. Мы считаем диджейство искусством, танцы — счастьем, электронную музыку — вселенной без края и конца. Нам интересны люди, которые любят танцевать, и которые побуждают к танцам других. Нам нравятся технологии, с помощью которых создаются ритмы, вибрации и настроение. Мы любим говорить о музыке, находить новые имена и выступать путеводителем в вечно меняющимся пространстве клубного движения.

Mixmag в Великобритании выходит с февраля 1983 года.

Mixmag в России выходит с февраля 2016 года.

    

Управляющий проекта: Оксана Кореневская

Главный редактор: Илья Воронин

Выпускающий редактор: Дмитрий Игнатьев

Арт-директор: Григорий Гатенян

Фоторедактор: Андрей Кузнецов-Вольнич

Разработка:  devnow.ru

Дизайн сайта: Григорий Гатенян

Пишите нам:

Общие вопросы: info@mixmag.io

Работа в Mixmag Россия: job@mixmag.io

Служба поддержки пользователей: help@mixmag.io

Звоните нам: 

+7 (495) 972 01 45

По вопросам размещения рекламы и сотрудничества в рамках спецпроектов ждём ваших писем на электронный адрес ad@mixmag.io